Agnigor, 2022

Русские фамилии

Б.О.Унбегаун

Москва "Прогресс" 1989
Перевод с английского
B.O.Unbegaun Russian Surnames.
Oxford University Press. London 1972

Печатный источник:

Унбегаун. Русские фамилии

Общая редакция Б.А.Успенского.
Рецензенты: чл.-корр. АН СССР О.Н.Трубачев, доктор филологических наук А.В.Суперанская, доктор филологических наук В.К.Журавлев.
Перевод с английского Л.В.Куркиной, В.П.Нерознака, Е.Р.Сквайрс.
Редактор Н.Н.Попов.
Редакция литературы по гуманитарным наукам.
© Перевод на русский язык, послесловие и комментарии - издательство "Прогресс", 1989

Содержание

От автора

Введение

Часть первая. Общие вопросы

Глава I. Происхождение и история

1. Личные имена

2. Патронимы

3. Патронимические фамилии

3.1. Патронимические фамилии на -ов/-ев и -ин

3.2. Распространение патронимических фамилий на -ов/-ев

3.3. Патронимические фамилии в форме родительного падежа

4. Непатронимические фамилии

4.1. Фамилии в форме существительных

4.2. Фамилии в форме прилагательных

4.3. Фамилии на -ский/-ско́й, -цкий/-цко́й

5. Метронимические фамилии

6. Фамилии и генеалогия: история и легенда

Глава II. Форма, ударение и склонение

1. Общие замечания

2. Фамилии на -ов/-ев

3. Фамилии на -ин

4. Фамилии в форме прилагательных

4.1. Фамилии на -ский/-ско́й, -цкий/-цко́й

4.2. Фамилии на -ый/-ой и -ий

4.3. Фамилии в застывшей форме родительного падежа

5. Бессуфиксальные фамилии в форме существительных

6. Суффиксальная модель русских фамилий

7. Правописание русских фамилий

8. Фамилии нерусского происхождения

8.1. Адаптированные фамилии

8.2. Неадаптированные фамилии

Часть вторая. Фамилии русского происхождения

Глава III. Фамилии, образованные от крестильных имен (I)

1. Общие замечания

2. Греческое крестильное имя в славянском облачении

3. Фамилии, образованные от полной формы крестильного имени

3.1. Фамилии, образованные от крестильных имен, имеющих только одну форму

3.2. Фамилии на -ов и -ьев

3.3. Фамилии на -ов/-ев и -ин

3.4. Фамилии, образованные от народных форм

3.5. Фамилии, образованные от крестильных имен невизантийского происхождения

Глава IV. Фамилии, образованные от крестильных имен (ΙΙ)

1. Фамилии, образованные от уменьшительной формы крестильного имени

1.1. Общие замечания

1.2. Фамилии, образованные от бессуффиксальных уменьшительных форм

1.3. Фамилии, образованные от суффиксальных уменьшительных форм

1.4. Фамилии, образованные от сомнительных уменьшительных форм

1.5. Фамилии, образованные от разнородных уменьшительных форм

1.6. Полный список фамилий для восьми крестильных имен

2. Фамилии с двойным патронимическим суффиксом

2.1. Фамилии на -инов

2.2. Фамилии на -ычев/-ичев

2.3. Фамилии на -овых/-евых и -иных

3. Метронимические фамилии, образованные от крестильных имен

3.1. Фамилии, образованные от женских имен

3.2. Фамилии, образованные от мужских имен

Глава V. Фамилии, образованные от названий профессий

1. Фамилии на -иков

1.1. Фамилии на -ников

1.2. Фамилии на -щиков

1.3. Фамилии на -чиков

1.4. Фамилии на -овико́в

2. Фамилии на -арев/-аров

2.1. Фамилии на -арев/-ярев

2.2. Фамилии на -аров/-яров

3. Фамилии на -ако́в/-яко́в

4. Фамилии на -ачёв

5. Фамилии на -цо́в/-цев

6. Фамилии с другими конечными элементами

6.1. Фамилии, образованные от названий профессий с редкими суффиксами

6.2. Фамилии, образованные от бессуффиксальных названий профессий

7. Фамилии, образованные от сложных бессуффиксальных названий профессий

8. Непатронимические фамилии

9. Метронимические фамилии

Глава VI. Фамилии, образованные от географических названий

1. Фамилии на -ский/-цкий и -ско́й/-цко́й

2. Фамилии на -анинов/-янинов и -анов/-янов

3. Фамилии на -и́тинов и -ичев

4. Фамилии на -инов

5. Фамилии на -цев

6. Фамилии на -яко́в/-ако́в

7. Фамилии на -ников

8. Фамилии на -ов/-ев с различными суффиксами

9. Фамилии на -ин

10. Фамилии на -их/-ых

11. Метронимические фамилии

Глава VII. Фамилии, образованные от прозвищ (I)

1. Общие замечания

2. Фамилии, образованные от личных прозвищ

2.1. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от существительных

2.2. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от двухосновных имен

2.3. Фамилии, образованные от прилагательных

Глава VIII. Фамилии, образованные от прозвищ (II)

1. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от переносных прозвищ

1.1. Общие замечания

1.2. Фамилии, образованные от слов, обозначающих родственные отношения

1.3. Фамилии, образованные от слов, обозначающих социальное положение человека

1.4. Фамилии, образованные от названий частей тела

1.5. Фамилии, образованные от названий животных

1.6. Фамилии, образованные от ботанических терминов

1.7. Фамилии, образованные от названий продуктов питания и напитков

1.8. Фамилии, образованные от названий тканей, одежды, головных уборов, обуви

1.9. Фамилии, образованные от названий жилых и хозяйственных построек

1.10. Фамилии, образованные от названий орудий труда и предметов домашнего обихода

1.11. Фамилии, производные от названий транспортных средств

1.12. Фамилии, образованные от названий оружия и доспехов

1.13. Фамилии, образованные от названий различных предметов

1.14. Фамилии, образованные от абстрактных существительных

2. Непатронимические фамилии

2.1. Фамилии, оканчивающиеся на согласный

2.2. Фамилии, оканчивающиеся на -а/-я и -о

3. Фамилии, образованные от внутрисемейных имен

3.1. Фамилии, образованные от имен, связанных с обстоятельствами рождения ребенка

3.2. Фамилии, образованные от ласкательных имен

3.3. Фамилии, образованные от охранительных имен

3.4. Фамилии, образованные от древнерусских имен

3.5. Фамилии, образованные от необычных имен

4. Метронимические имена

4.1. Фамилии, образованные от женских имен

4.2. Фамилии, образованные от мужских имен

Глава IX. Искусственные фамилии

1. Фамилии православного духовенства

1.1. Общие замечания

1.2. Фамилии, образованные от названий местности и личных имен

1.3. Фамилии духовных лиц

1.4. Церковнославянские элементы фамилий

1.5. Фамилии, образованные от названий из области природы

1.6. Фамилии, возникшие под влиянием латинского и греческого языков

1.7. Необычные фамилии

2. Фамилии незаконнорожденных детей

3. Псевдонимы

3.1. Псевдонимы, связанные с подлинными фамилиями

3.2. Псевдонимы, не связанные с подлинными фамилиями

3.3. Сочетание фамилии и псевдонима

4. Фамилии литературных героев

4.1. Фамилии литературных героев, основанные на реальных фамилиях

4.2. "Говорящие" фамилии

4.3. Фамилии, указывающие на социальное положение литературного персонажа

4.4. Причудливые фамилии

5. Умышленно измененные фамилии

5.1. Фамилии, измененные в России

5.2. Фамилии, измененные за пределами России

Часть третья. Фамилии нерусского происхождения: славянские фамилии

Глава X. Фамилии украинского происхождения

1. Общие замечания

2. Фамилии, образованные от крестильных имен

2.1. Фамилии с патронимическими суффиксами

2.2. Фамилии с непатронимическими суффиксами

2.3. Полная форма крестильного имени, используемая в качестве фамилии

2.4. Метронимические фамилии

3. Фамилии, образованные от названий профессий

3.1. Бессуффиксальные фамилии

3.2. Суффиксальные фамилии

4. Фамилии, образованные от географических названий

4.1. Названия жителей той или иной местности, использованные в качестве фамилий

4.2. Фамилии в форме прилагательных

5. Фамилии, образованные от прозвищ

5.1. Морфологическая модель

5.2. Семантика

Глава XI. Фамилии белорусского происхождения

1. Общие замечания

2. Фамилии, образованные от крестильных имен

2.1. Фамилии с патронимическими суффиксами

2.2. Фамилии с непатронимическими суффиксами

2.3. Полная форма крестильного имени, используемая в качестве фамилии

2.4. Метронимические фамилии

3. Фамилии, образованные от названий профессий

3.1. Бессуффиксальные фамилии

3.2. Суффиксальные фамилии

4. Фамилии, образованные от географических названий

4.1. Названия жителей тех или иных мест, используемые в качестве фамилий

4.2. Фамилии в форме прилагательных

5. Фамилии, образованные от прозвищ

5.1. Морфологическая модель

5.2. Семантика

6. Литературные псевдонимы

Глава XII. Фамилии, восходящие к другим славянским языкам

1. Фамилии польского происхождения

1.1. Общие замечания

1.2. Типичные суффиксы

1.3. Отличительные признаки польских фамилий

2. Фамилии сербского происхождения

3. Фамилии болгарского происхождения

4. Фамилии чешского происхождения

Часть четвёртая. Фамилии нерусского происхождения: неславянские фамилии

Глава XIII. Фамилии европейского происхождения

1. Общие замечания

2. Фамилии еврейского происхождения

2.1. Общие замечания

2.2. Фамилии, образованные от имен

2.3. Фамилии, образованные от названий профессий

2.4. Фамилии, образованные от географических названий

2.5. Фамилии, образованные от прозвищ

2.6. Фамилии-аббревиатуры

3. Фамилии западноевропейского происхождения

3.1. Общие замечания

3.2. Фамилии немецкого происхождения

3.3. Фамилии англо-шотландского происхождения

3.4. Фамилии французского происхождения

3.5. Фамилии голландского и фламандского происхождения

3.6. Фамилии скандинавского происхождения

3.7. Фамилии итальянского и испанского происхождения

4. Фамилии румынского происхождения

5. Фамилии венгерского происхождения

6. Фамилии греческого происхождения

7. Фамилии балтийского происхождения

7.1. Фамилии литовского происхождения

7.2. Фамилии латышского происхождения

8. Фамилии финского происхождения

8.1. Фамилии собственно финского происхождения

8.2. Фамилии эстонского происхождения

8.3. Фамилии восточно-финского происхождения

Глава XIV. Фамилии неевропейского происхождения

1. Фамилии армянского происхождения

2. Фамилии грузинского происхождения

3. Фамилии тюркского происхождения

4. Фамилии иранского происхождения

4.1. Фамилии таджикского происхождения

4.2. Фамилии осетинского происхождения

5. Фамилии монгольского происхождения

5.1. Фамилии калмыцкого происхождения

5.2. Фамилии бурятского происхождения

5.3. Фамилии собственно монгольского происхождения

Дополнение I. Двойные фамилии

1. Фамилии русского происхождения

2. Фамилии, образованные в польском культурном ареале

Дополнение II. Таблица частотности русских фамилий

Библиография

Приложение.

Б.А.Успенский. Социальная жизнь русских фамилий (вместо послесловия)

А.А.Архипов. Комментарии

Указатель фамилий

Указатель суффиксов и конечных элементов

Текст

 

От автора

В настоящей книге ставится задача исследовать современную систему русских фамилий в морфологическом и семантическом аспектах. Поскольку эта система является итогом длительного развития, необходим анализ исторических данных всякий раз, когда они способствуют лучшему ее пониманию. Настоящая книга, однако, вовсе не претендует на то, чтобы стать историей русских фамилий.

Материал для книги подбирался из разнообразных списков фамилий, таких, как адресные книги, указатели, библиографии. Особенно полезны оказались петербургская адресная книга ["Весь Петербург", 1910г.] (см. с.312), а также удобные указатели к "Летописи журнальных статей". Разумеется, из всех фамилий, зафиксированных в названных источниках, можно было учесть только часть, поэтому перечень фамилий, вошедших в данную книгу, является очень выборочным: были отобраны только те, которые иллюстрируют специфические типы или черты современных русских фамилий; будучи репрезентативными, они не исчерпывают всего многообразия. В книге приведено свыше 10 тысяч фамилий.

Литература о русских фамилиях достаточно обширна, но она не содержит обобщающих работ, подобных тем, что написаны о чешских, польских или украинских фамилиях, не говоря уже о богатой западноевропейской ономастической литературе. Поэтому настоящая книга - это как бы первый опыт со всеми присущими первому опыту изъянами. К ним можно отнести неадекватность в приведении фактов, неравномерность при рассмотрении различных аспектов и, наконец, множество вопросов, оставшихся открытыми. Но начало должно быть положено.

Организация материала внутри книги вызывала определенные трудности. Хочется надеяться, что оглавление поможет читателю уяснить принцип авторского подхода к предмету, но особое внимание следует обратить на Дополнение I, посвященное русским двойным фамилиям (которые противятся всем попыткам втянуть их в структуру работы). В Дополнении II предлагается частотный список, охватывающий сто самых распространенных русских фамилий (взятых из вышеупомянутой петербургской адресной книги).

В первом указателе представлены все приведенные в настоящей книге фамилии; во втором даются окончания русских фамилий по алфавиту.

Библиография в конце книги содержит как относительно недавнюю советскую литературу по этому предмету, так и работы, опубликованные за пределами СССР; последние часто не учитываются в советских библиографиях, превосходных в других отношениях.

В создании настоящей книги сыграли большую роль советы и замечания моих коллег и друзей. Автор особенно благодарен своему оксфордскому коллеге Джону Симмонсу за бескорыстную помощь. Он прочитал всю рукопись, указал на многие непоследовательности и пропуски, внес улучшения в структуру книги и, кроме того, придал силу и точность моему нетвердому английскому языку. Терпеливо занимаясь неблагодарным и требующим много времени делом, любезно помогая мне, он поддерживал нередко угасавший во мне энтузиазм.

Хочу также выразить искреннюю признательность и другим коллегам, чья великодушная помощь помогла избежать ошибок в разделах, где рассматривается ономастика незнакомых мне языков - особенно проф. Моше Альтбауэру, проф. Арашу Борманшинову, покойному проф. Давиду Джапаридзе, докт. Кире Эриксон, докт. Константину Храмову, проф. Валентину Кипарскому, проф. Карлу Менгесу, г-же Хасмик Мамиконян, покойному проф. Григорию Нандришу, проф. Энтони Салису, проф. Георгию Шевелеву и докт. Виктору Ващенко. Моя жена оказала ценную помощь в трудном деле - расстановке ударения в русских фамилиях.

Б.О.Унбегаун
Оксфорд - Нью-Йорк, 1969

Введение

Русские фамилии обычно образуются от личных имен, то есть имен, данных тому или иному лицу, - к ним относятся как крестильные имена (то есть имена, полученные при крещении), так и прозвища, даваемые человеку по его профессии, месту проживания или каким-либо другим признакам. В этом отношении русская традиция не отличается от традиций других европейских народов.

Но между русским и западноевропейскими языками - например, английским, французским или немецким - есть существенная разница в том, каким образом имя становится фамилией. В этих языках любое индивидуальное имя может быть использовано и часто используется как фамилия без какого бы то ни было специального морфологического оформления. Примерами могут служить такие фамилии, как англ. Henry, Cooper, Norbury, Crow, King; франц. Hugo, Meunier, Lafayette, Corneille, Petit, Racine; нем. Ernst, Schröder, Adenauer, Braun, Fuchs, Schiller.

Однако и в западноевропейских языках встречаются фамилии, которые содержат специальный морфологический элемент, отличающий их от других имен. Чаще всего он указывает на отношение сына к отцу - такая фамилия, в сущности, является патронимом.

В германских языках форма родительного падежа на -s часто использовалась как патроним и позднее как фамилия. Примеры: англ. Atkins, Jones, Reynolds, Woods; нем. Albrechts, Eggers, Diederichs; голл. Cooremans, Janssens, Peeters.

Похожий способ, получивший распространение в эпоху Возрождения и особенно популярный у немцев, заключался в использовании формы латинского родительного падежа, например: Arnoldi, Petri, Andreae.

Иногда для образования патронима к личному имени (почти исключительно христианскому) добавляется слово со значением ‘сын’, например, англ. Addison, Parkinson, Robson.

Этот прием особенно характерен для скандинавских фамилий, таких, как шведск. Gunnarsson, Nilsson, Persson; датск. Andersen, Petersen, Rasmussen.

Кельтские патронимы, образованные при помощи Mac или O’ принадлежат к тому же типу: Macdonald, Macintosh, Macmillan; O’Casey, O’Connor, O’Hara.

Специальный тип патронима сформировался в английском путем добавления к имени слова Fitz (=франц. fils). Такие патронимы были характерны для британской аристократии и часто подразумевали внебрачное рождение: Fitzgerald, Fitzhughes, Fitzroy.

В русском языке использование немодифицированного личного имени в качестве фамилии - явление исключительное, особенно в отношении имен существительных (в английском это фамилии типа Jack, Miller). Такие фамилии в большинстве случаев украинского и белорусского происхождения, и великорус воспринимает их как чуждые исконно русскому типу. Фамилии в форме прилагательных (типа англ. White) встречаются у русских чаще, но широкого распространения не получили. Подавляющее большинство русских фамилий имеет патронимический характер, который выражается специальными суффиксами - почти исключительно это суффиксы -ов/-ев и -ин, причем первый используется гораздо чаще, чем второй. Незначительную группу патронимических фамилий составляют имена, образованные от сохранившейся формы родительного падежа прилагательных в единственном (Дурново́) или во множественном (Черны́х, Широ́ких) числе.

Преобладание патронимической модели объединяет русских с другими православными славянами - болгарами, сербами и, в меньшей степени, украинцами и белорусами. Фамилии неправославных славян - поляков, чехов, словаков и словенцев - образуются по другой модели, более близкой западноевропейскому типу.

Патронимический тип русских фамилий настолько распространен, что он обязательно должен занять основную часть любого исследования на эту тему. Следовательно, при рассмотрении в исторической плоскости в первую очередь должны получить освещение два момента: (1) образование патронима и (2) превращение патронимов в наследственную фамилию. Этому посвящена глава I настоящей книги.

Русский язык - это язык с развитой морфологией, ему присуще стремление обозначить каждую семантическую категорию специальным признаком. Патроним всегда характеризуется суффиксом или падежным окончанием, и русские фамилии также обладают отличительными морфологическими признаками в виде суффиксов и падежных окончаний. Более того, поскольку патроним может быть образован от имен существительных, в составе которых имеются самостоятельные суффиксы со значением уменьшительности, принадлежности к профессии, места жительства и т.д., русские фамилии могут быть подразделены на большое число морфологических вариантов, каждый из которых обнаруживает характерную суффиксальную модель, охватывающую два или три конечных слога. Эти морфологические особенности объясняют, какое значение имеют формальные признаки для русских фамилий. Преимущественно в этом отношении они отличаются от английских, французских или немецких фамилий {1}.

Русские фамилии в форме существительных или прилагательных могут склоняться как в единственном, так и во множественном числе, то есть могут изменять свои окончания в соответствии с падежом. Большинство фамилий, таким образом, имеет более дюжины различных форм, и каждая из них обладает полным законным статусом. И в этом отношении русская фамильная форма далеко отстоит от строгой, неизменной и единой фамильной формы в неславянском европейском мире.

Наконец, в русских фамилиях ударение непостоянное (как в английском, но не как во французском), что является еще одним формальным признаком, который нельзя упускать из виду. Две формально одинаковые русские фамилии с разным ударением - это две различные фамилии.

Сложность морфологической структуры русских фамилий делает необходимым посвятить этому специальную главу (II) о форме фамилий - раздел, обычно отсутствующий в описаниях европейских фамилий.

В главах I и II, составляющих первую часть книги, рассматриваются общие вопросы. В главах III-VIII анализируется образование и значение, или, говоря точнее, семантика современных русских фамилий, при этом иногда затрагивается и этимология личных имен, лежащих в основе фамилий. Фамилии классифицируются по четырем традиционным семантическим группам согласно их образованию от (1) крестильных имен (гл.III-IV), (2) названий профессий (гл.V), (3) географических названий (гл.VI) и (4) прозвищ (гл.VII-VIII). Эти главы охватывают фамилии, которые из патронимов и прозвищ постепенно превратились в наследственные.

В IX главе рассматриваются искусственные фамилии. Их "искусственность" проявляется в том смысле, что они возникли как готовые формы, без той предшествующей исторической эволюции, которая характерна для исконных фамилий. Именно по этой причине в них часто обнаруживаются морфологические черты, которые в некоторой степени противоречат правилам русского словообразования. Фонд искусственных фамилий состоит из (1) фамилий русского духовенства, созданных в XVIII-XIXвв., (2) фамилий, данных внебрачным детям, (3) псевдонимов, (4) фамилий, придуманных писателями для своих литературных героев и (5) фамилий, сознательно измененных.

Части первая (гл.I и II) и вторая (гл.III-IX) целиком посвящены собственно русским фамилиям и образуют основную часть настоящей книги.

Русская империя была, а СССР остается многонациональным государством. Большинство наций, проживающих в СССР, имеют собственные национальные фамилии, которые во многих случаях превзяли русские суффиксы, например, -ов/-ев, вписавшись таким образом в общую модель. От исконно русских фамилий они отличаются только этимологией.

Но некоторые фамилии, помимо этимологии, сохранили свою национальную форму, и, строго говоря, не могут быть отнесены к русским фамилиям. Однако они часто принадлежат людям, которые считают себя русскими, и поэтому должны быть рассмотрены в книге о русских фамилиях. В значительной части это фамилии украинского и белорусского происхождения. Морфологически и семантически они близки к чисто русским фамилиям, с которыми их связывает много общих черт. Они легко русифицируются. Такие фамилии рассматриваются в третьей части книги вместе с фамилиями, превзятыми из других славянских языков (гл.X-XII).

Наконец, четвертая часть посвящена русским фамилиям неславянского происхождения, восходящим к европейским (гл.XIII) или неевропейским языкам (гл.XIV). Они рассматриваются кратко, главным образом с точки зрения их русификации.

Если морфологическая структура и семантика русских фамилий исследуются в настоящей книге в достаточно полном объеме, то об их географическом распределении много сказать не удалось. Это обусловлено специфическими чертами развития русского общества, в особенности тем, что становление русских фамилий происходило в период, когда власть московского централизованного государства распространилась на огромную территорию европейской равнины и Сибирь. Быстрый процесс колонизации привел к относительно единообразному распределению как русских диалектов, так и русских фамилий. Поэтому местные традиции на современном этапе ономастических исследований едва ли могут быть выявлены. В этом отношении русская ономастика выразительно отличается от ономастики западноевропейских стран, где прослеживаются устойчивые местные варианты. Но в ряде случаев, когда некоторые типы фамилий могут быть привязаны к определенным ареалам, на такое отношение указывается.

Часть первая. Общие вопросы

Глава I. Происхождение и история

1. Личные имена

В дохристианскую эпоху, то есть почти до конца Xв., в среде восточных славян (предков современных русских, украинцев и белорусов) использовались только личные имена, которые давались детям при рождении. Это были языческие славянские имена, в целом ясные по значению и этимологически очевидные. Как и повсюду в славянском мире, большинство имен представляло собой так называемые двухосновные, или сложные имена, состоящие из двух корней, связанных соединительным гласным. Вторыми элементами этих имен, как правило, были -слав ‘славный’ (Яросла́в ‘сильный и славный’), -мир, от -мѣр ‘большой, славный’ (Остроми́р ‘острый и славный’), или -волод ‘владеющий, богатый’ (Все́волод ‘все и владеющий’).

К славянским именам прибавилось несколько скандинавских имен {2}, привнесенных в период язычества викингами-завоевателями, как, например, Рю́рик (Hrörekr), Оле́г (Helgi ‘святой’), И́горь (Ingvar ‘молодой’), Глеб (Gudleifr, эквивалент нем. Gottlieb), Ро́гволод (Rag(n)valdr).

Единственным языческим именем тюркского происхождения было, вероятно, имя Бори́с, от протоболгарского Богори́с, если это не аббревиатура имени Борислав.

После христианизации Руси в 988г. каждый восточный славянин получал от священника крестильное имя. Крестильные имена соответствовали именам святых и были, следовательно, обычными христианскими именами.

Однако эти имена не славянского, а греческого происхождения. К восточным славянам они пришли из Византии через Болгарию, где христианство было принято еще раньше, в 865г. Македонский диалект болгарского языка, возведенный в IXв. святыми Кириллом и Мефодием в ранг языка церковного ритуала, стал с этого времени языком религии всех православных славян. Этот язык известен как старославянский, а примерно с XIIв. - как церковнославянский. Таким образом, византийские имена, которые могли быть греческого, древнееврейского или латинского происхождения, распространились в церковнославянской форме среди восточных славян {3}. Большинство крестильных имен распространялось также в народной, мирской форме, которая слабо отличалась от официальной церковнославянской. Эта народная форма, обязанная своим возникновением либо а) естественному искажению официальной формы восточными славянами, либо б) прямому заимствованию разговорной болгарской формы (которая сама основывалась на разговорной средневековой греческой форме), избежала вмешательства церкви и ее языкового посредника - церковнославянского языка. Имя, данное при крещении, обозначалось в древнерусском словом и́мя.

Практика давать ребенку в дополнение к официальному крестильному имени еще одно, некрестильное, тем не менее удерживалась вплоть до XVIIв. В древнерусском для обозначения внутрисемейных обиходных прозваний сначала использовалось выражение мирско́е и́мя в противоположность слову имя, обозначавшему подлинное имя, полученное при крещении. Но вскоре термин мирское имя был вытеснен термином про́звище. Другие древнерусские термины, например, прозва́ние или приро́к, употреблялись довольно редко.

В ономастических и исторических работах часто встречается термин некалендарное имя. Он означает имя, которое нельзя найти в церковном календаре, где значились лишь христианские имена, то есть имена святых православной церкви. Естественно, в древнюю эпоху этот термин никогда не использовался русскими. Первым текстом, о котором достоверно известно, что он был написан на Руси, было Евангелие, переписанное в 1056-1057гг. для новгородского посадника, который в приписке был обозначен в крьщении Иосиф, а мирьскы Остромиръ. Если крестильное имя было обязательным, поскольку крестили каждого ребенка, то прозвище не являлось обязательным, и форма его полностью зависела от родителей. И все же большинство детей нарекалось, по-видимому, двумя именами. В тех случаях, когда оба имени соотносились с одним лицом, первым всегда называлось крестильное {4}.

После XVIIв. прозвища в России уже не сохранились. За немногими исключениями исчезли также древние языческие славянские и скандинавские имена. Эти имена могли стать крестильными только в том случае, если принадлежали святым, признанным православной церковью. В XI-XIIвв. к лику святых было причислено несколько князей. Все они были канонизированы под христианскими, то есть греческими именами: Владимир как Василий, Борис как Роман, Глеб как Давид (все трое умерли в 1015г.), Всеволод как Гавриил (умер в 1138г.), Игорь как Георгий (умер в 1147г.). Любопытно, однако, что их христианские имена были забыты, и сейчас они известны как святые только под языческими именами. Произошло это довольно скоро. Уже в середине XIв. св. Владимир/Василий приводится церковью как Владимир. У великого князя смоленского Мстислава Романовича (ум. в 1223г.) было христианское имя Борис.

Позже церковь признала и четыре других славянских имени - Яросла́в, Мстисла́в, Ростисла́в и Святосла́в, хотя эти имена никогда не давались святым даже в качестве второго имени. Впоследствии еще два имени были приняты церковью: одно славянское - Вячесла́в, русский эквивалент имени чешского святого Xв. Вацлава (Václav, Venceslas), и одно скандинавское - Оле́г, хотя никогда не было святого с таким именем. Кроме этих исключений, вся русская официальная роспись имен была церковнославянской, то есть византийско-греческой по происхождению {5}.

В России долгое время имя человеку могла дать только церковь {6}, лишь в 1905г. эта прерогатива церкви была несколько ослаблена. С 1917г. стало возможным называть ребенка любым именем без каких бы то ни было ограничений. Но этот последний период уже не имеет отношения к становлению русских фамилий.

Дохристианские славянские двухосновные имена, фигурировавшие в ранний период русской истории, после принятия христианства стали употребляться параллельно. Этот тип имен за редким исключением имел отношение только к князьям, и поэтому часто назывался княжо́е и́мя. Та же судьба оказалась и у нескольких скандинавских имен. В целом же в XIVв. ни одна из этих категорий не сохранилась.

Уменьшительные формы древнеславянских имен, например, Добры́ня, Добри́ло (от Добросла́в или Доброго́сть), Пути́ло (от Путисла́в), Жидя́та (от Жидисла́в) и т.д., имели, по-видимому, большую популярность и соответственно шире использовались, чем полные имена. Они в значительной мере сохранились, объединившись с одноосновными именами, представленными широким рядом нарицательных существительных и прилагательных, запас которых всегда неисчерпаем. Использование этих вторых имен позволяло выделить индивида в постоянно растущей массе носителей одинаковых крестильных имен из-за ограниченного числа последних.

Вторым именем могло стать прозвище, данное не только родителями, но и соседями или даже индивидом самому себе. Существенное различие между крестильными и всеми другими именами состоит в том, что крестильное имя служило только одной цели - обеспечить человека личным именем. Это имя присваивалось ему священником во время официальной церемонии крещения. Прочие имена давались уже неофициально, без церемоний, либо родителями, либо соседями {7}. Крестильные имена были обязательны и численно ограничены, тогда как остальные имена основывались лишь на традиции и число их практически могло быть безграничным. Среди последних могут быть четко выделены две группы: имена по профессии и по месту жительства. Все прочие имена такого типа определяются в настоящей книге как прозвища, причем в этот термин вкладывается скорее негативный смысл. Конечно, в широком смысле любое некрестильное имя может рассматриваться как прозвище, но в данной книге оно ограничено указанным выше значением.

Итак, согласно древнерусскому традиционному способу именования, почти у каждого русского могло быть два имени - крестильное и/или второе имя, которое могло быть самого разного происхождения, а по форме - существительным или прилагательным.

Однако более специфическая система именования получалась путем добавления имени отца, то есть патронима, к христианскому (крестильному) имени или ко второму имени, либо к тому и другому вместе.

2. Патронимы

Имя отца могло функционировать в качестве патронима (слова о́тчество в русском, как и более раннее, но редкое о́тчина, произведены от слова оте́ц), лишь подвергнувшись морфологическому или грамматическому изменению. Если имя отца было (1) существительным, от него образовывалось специальное суффиксальное производное - (а) прилагательное или (б) существительное. Если же имя отца было (2) прилагательным, то его нужно было поставить в форму родительного падежа {8}.

В случае (1а) образовывалось особое суффиксальное прилагательное - притяжательное.

Обычными суффиксами притяжательных прилагательных были -ов (-ев) и -ин. Употребление любого из них регулировалось чисто морфологически. Суффикс -ов использовался, если имя отца оканчивалось на твердый согласный или : Бра́тов (брат), Петро́в (Пётр), Дани́лов (Дани́ло). Его вариант -ев использовался, если имя оканчивалось на мягкий согласный или : го́стев (от гость), Гринёв (уменьшит. от имени Григо́рий), Го́рев (от Го́ре как прозвища). После имен, оканчивающихся на или -це/о, -ч, или -че, -ш, или -ше, -ж, или -же, -щ, или -ще, теперь следует -ев, если он в безударной позиции, или же -ев (традиционное написание)/-ов (современное написание), если он под ударением. Под ударением конец патронима произносится как -ов независимо от написания -ов или -ев.

Суффикс -ин использовался при образовании патронимов от имен женского или мужского рода с окончанием -а, -я и от имен женского рода, оканчивающихся на мягкий согласный или -ш, -ж: се́стрин (сестра́), Фоми́н (Фома́), мы́шин (мышь). После ц притяжательный суффикс имел форму -ин (традиционное написание) или -ын (современное написание), но во всех случаях произносился как -ын: лиси́цин или лиси́цын (лиси́ца).

Третий притяжательный суффикс - -jї - использовался при образовании патронимов от существительных мужского рода с окончанием на согласный, при этом [ј] исчезал, вызывая в большинстве случаев изменение предшествующего конечного согласного, например: Епи́скопль (от епи́скоп), Яросла́вль (от Яросла́в), Все́волож (от Все́волод), Ива́нь (от Ива́н), Бори́ш (от Бори́с). Этот тип образования встречался редко и рано вышел из употребления.

Словообразовательные типы на -ов/-ев и -ин, напротив, могут рассматриваться как притяжательные прилагательные. Когда последние использовались в качестве патронимов, то за ними обычно, но необязательно, следовало слово сын: Ива́н Петро́в сын или Ива́н Петро́в; Фёдор Ники́тин сын или Фёдор Ники́тин. Обе части такого патронима склонялись.

Если у отца было два имени, то второе также могло быть включено в патроним, уже после слова сын. Допустим, отец назывался Пётр Соро́ка, а его сын Ива́н мог быть описан или как Иван Петров сын, или как Ива́н Петро́в сын Соро́кин. Иногда патроним, образованный от второго имени, использовался в форме родительного падежа (окончание ): Ива́н Петро́в сын Соро́кина. Этого никогда не случалось с первым патронимом, тем, который был образован от крестильного имени. Один из двух патронимов мог быть опущен, тогда вышеуказанный Ива́н назывался Ива́н Петро́в или Ива́н Соро́кин сын. Если у Ивана, о котором идет речь, было второе имя, как например, Третья́к (т.е. ‘третий’), он мог быть представлен своим собственным именем и именем своего отца двенадцатью различными способами:

1. Ива́н Петро́в сын;

2. Ива́н Петро́в сын Соро́кин;

3. Ива́н Петро́в сын Соро́кина;

4. Ива́н Соро́кин сын;

5. Ива́н Третья́к Петро́в сын;

6. Ива́н Третья́к Петро́в сын Соро́кин;

7. Ива́н Третья́к Петро́в сын Соро́кина;

8. Ива́н Третья́к Соро́кин сын;

9. Третья́к Петро́в сын;

10. Третья́к Петро́в сын Соро́кин;

11. Третья́к Петро́в сын Соро́кина;

12. Третья́к Соро́кин сын.

Если имя Третьяк в формах (5)-(8) передвинуть на последнее место, то можно получить четыре новые комбинации. Если опустить слово сын, то может быть образовано шестнадцать новых вариантов.

Патроним можно также образовать от уменьшительной формы крестильного имени. Так, от имени Пётр могли получиться не только Петро́в, но и Петря́ев, Петри́щев, Пе́тин, Петю́нин и т.п.

Если речь шла о двух или нескольких лицах, адъективный патроним употреблялся во множественном числе, а слово сын заменялось словом де́ти: Ива́н да Андре́й Петро́вы де́ти.

Как было отмечено выше, патроним может быть также производным существительным (1б). Для этого к притяжательному прилагательному на -ов/-ев и -ин присоединялся суффикс -ич, например: Ива́н Петро́вич (Ива́н - сын Петра́), Семён Фоми́нич (Семён - сын Фомы́). Этот тип патронимов был распространен в Новгороде и Пскове в период их феодальной независимости (соответственно до 1475г. и 1510г.), особенно (но не исключительно) в верхних слоях общества. Патроним такого типа обычно образовывался от крестильного имени, но встречается ряд примеров, когда в основе его лежало и второе имя: Ива́н Карма́нович (Псков, XIVв.), Я́ков Голу́твинич (Псков, 1312г.), Гошку́й Жиря́тинич (Новгород, после 1359г.).

В Московском государстве XVI и XVIIвв. патронимы на -ович/-евич указывали на принадлежность к высшему классу. Только бояре и окольничие так же, как и некоторые придворные сановники, имели право "писаться с вичем", то есть иметь имена на -вич. Власть осторожно пыталась ограничить эту привилегию, издав в XVIIв. несколько специальных декретов. Уложение 1649г {9}, например, предписывало думным дворянам, то есть членам царской думы, не употреблять суффикс -вич. В конце XVIIв., однако, уже обозначилась тенденция к употреблению патронимов на -ович/-евич в качестве вежливой формы при обращении к людям высокого социального положения.

Если имя имело форму полного прилагательного (причем крестильных имен в такой форме никогда не было), то патронимическую функцию оно выполняло, принимая форму родительного падежа, например: имя отца было Бори́с Смирно́й, его сын Фёдор назывался Фёдор Бори́сов сын Смирно́го или Фёдор Смирно́го, если опускалось крестильное имя отца. В последнем случае слово сын обычно также опускалось. Родительный падеж адъективного патронима оставался неизменным во всей парадигме: род. Фёдора Смирно́го, дат. Фёдору Смирно́го и т.д.

Обозначение того или иного лица патронимом в дополнение к одному или двум личным именам способствовало более точной его идентификации. Еще большая точность достигалась, если патроним образовывался от двух имен - первого, крестильного, и второго, прозвища. Точность могла стать выше, если патроним отца добавлялся к патрониму сына. Тогда имя состояло из трех элементов, которые относились к трем поколениям - сыну, отцу и деду. Эта система стала общепринятой с XIVв. Последний элемент - патроним отца - всегда был в форме родительного падежа и оканчивался на . Таким образом, если имя сына было Ива́н, отца - Пётр и деда - Фома́, полное трехэлементное имя сына выглядело Ива́н Петро́в сын Фомина́. В качестве любого из этих трех элементов могло использоваться и некрестильное имя (прозвище). В этом случае оно чаще всего появлялось в основе третьего элемента, например: Ива́н Петро́в сын Бобро́ва (бобр) или Андре́й Семёнович Горба́того (горба́тый). Иногда добавлялся патроним деда, и имя становилось четырехэлементным: Ива́н Петро́в сын Бобро́ва Жда́нова (ждан ‘жданный’).

Какой бы точной ни была эта система, она страдала очевидными недостатками. Первый из них состоит в том, что не всегда ясно, относился ли третий элемент - если это некрестильное имя - ко второму имени отца или к его патрониму: в имени Ива́н Петро́в сын Бобро́ва - Бобр можно считать как вторым именем отца, так и именем деда, если оно стояло в родительном падеже. Поскольку патроним от крестильного имени в родительном падеже никогда не употреблялся, последний элемент в имени типа Ива́н Петро́в сын Фомина́ мог быть истолкован как относящийся к деду Фоме не только по форме родительного падежа, но и потому, что у русского не могло быть два крестильных имени.

Второй, более серьезный недостаток этого типа имен состоял в необходимости вносить изменения в имя каждого поколения. Так, Ники́та, сын человека по имени Ива́н Петро́в сын Бобро́ва, очевидно, назывался Ники́та Ива́нов сын Петро́ва, а внук Алекса́ндр Ники́тин сын Ива́нова. Это несоответствие было крайне неудобным для общества, где в XVI-XVIIвв. большое значение придавалось генеалогии. Напрашивался естественный выход - сделать один из двух патронимов постоянным наследственным именем, то есть фамилией в полном смысле этого слова. Этот процесс стал осуществляться в XVIв. и поначалу затронул семьи высших социальных слоев.

3. Патронимические фамилии

3.1. Патронимические фамилии на -ов/-ев и -ин

В трехэлементном имени типа Ива́н Петро́в сын Бобро́ва или четырехэлементном типа Ива́н Петро́в сын Бобро́ва Жда́нова третий и четвертый элементы выступали в форме родительного падежа. Пока они оставались в этой форме, их можно было рассматривать как патронимы. Лишь когда родительный падеж был замещен именительным, третий или четвертый элемент мог быть уже признан настоящей фамилией (прозва́ние в древнерусском, фами́лия в современном русском), то есть только когда Ива́н Петро́в сын Бобро́ва стал Ива́н Петро́в сын Бобро́в. С этого момента Бобро́в становится наследственной фамилией. В написании имен русского боярства и дворянства это изменение прослеживается примерно с середины XVIв. Однако и позже форма родительного падежа нередко еще использовалась несколькими поколениями, то есть постоянно меняющемуся патрониму оказывалось предпочтение перед постоянной фамилией. Любопытный пример последнего содержится в родословной боярской семьи, представитель которой в 1613г. стал первым царем из династии Романовых. Известно, что в течение XVIв. члены этой семьи трижды меняли свое имя: Ко́шкин на Заха́рьин, далее на Ю́рьев и, наконец, на Рома́нов.

И хотя эти имена употреблялись в именительном падеже, их скорее следует рассматривать как патронимы, чем настоящие фамилии. Вероятно, это необычное отступление от общей модели считалось особой привилегией высокопоставленного незначительного меньшинства.

Далее с середины XVIв. подавляющее большинство русских фамилий постепенно усвоило застывшие патронимические суффиксы -ов/-ев и -ин. Это преимущественно русский тип фамилий.

Именно патроним отца обычно становился наследственным именем семьи. Если у деда, чье имя легло в основу утвердившейся фамилии, было два имени - одно крестильное, а другое обиходное, то фамилия неизменно образовывалась от второго. Это можно объяснить здоровым стремлением избежать омонимии, которая угрожала бы русским фамилиям, если бы они базировались лишь на ограниченном фонде крестильных имен. Запас же обиходных имен был практически безграничен.

Фамилии не были зафиксированы для всех слоев русского общества того времени. Естественно, что аристократия здесь опережала другие социальные классы. Буржуазия появилась позднее: большинство богатых купцов и торговцев получило официальные фамилии в XVIIв. Остальных сословий этот процесс коснулся только в XVIII и даже XIXвв. У крестьян за немногими исключениями не было наследственных фамилий вплоть до отмены крепостного права в 1861г.

Если личный патроним на -ов/-ев, -ин не признавался представителями высшего общества, то этого никогда не происходило с таким же патронимом отца. Вот почему те, кто имел право на патроним с -вич, не возражали также против получения фамилии на -ов/-ев, -ин. Например, князь Дми́трий Ива́нович Хилко́в мог считать свою фамилию на -ов столь же благородной, как и свой патроним на -ович.

Утверждение патронима деда в качестве фамилии привело к отождествлению формы патронимов и фамилий, исключение составляли немногие люди, имевшие право носить патроним на -вич. Несмотря на очевидное неудобство, это тождество форм сохранялось вплоть до XIXв. По указу Екатерины II только члены первых пяти классов табели о рангах имели право использовать патроним на -вич; в армии это соответствовало званиям от генерал-майора и выше. Классам от шестого до восьмого, соответствующим званиям от полковника до майора в армии, разрешалось использовать только патронимы на -ов и -ин. Классам от девятого до четырнадцатого (в армии от звания капитана и ниже) не разрешались патронимы. Такое классовое понимание патронима ограничивалось, однако, только сферой сановной бюрократии и не соблюдалось в частной жизни. В XIXв. от него отказались и даже в кругах сановников, и окончание патронимов-отчеств -вич распространилось на всех, включая и низшие слои общества.

Распространение некогда аристократических окончаний -ович, -инич в низших социальных слоях иногда сопровождалось сокращением (при небрежном произношении) их формы путем пропуска слогов -ов и -ин, например: Фоми́нич, Луки́нич, Ильи́нич → Фоми́ч, Луки́ч, Ильи́ч. Это изменение закрепилось на письме, и в результате формы на -инич полностью исчезли. Любопытно, что суффикс -ин- удерживался в женских отчествах, как, например, в Фоми́нична, Луки́нична, Ильи́нична. В разговорной речи отчества на -ович/-евич могут терять слог -ов/-ев-, но только в случае, если он безударный; далее -ич после твердого согласного выступает как -ыч, например, Па́влович, Степа́нович, Григо́рьевич, Алексе́евич дают Па́влыч, Степа́ныч, Григо́рьич, Алексе́ич. Этот тип отчеств, особенно отчеств на -ыч, в настоящее время ограничен сферой разговорной речи {10}.

Теперь между фамилией и отчеством нет возможной двусмысленности, за исключением нескольких фамилий на -вич украинского и белорусского происхождения. Но даже в этих случаях различаются по ударению две группы.

3.2. Распространение патронимических фамилий на -ов/-ев

Когда патронимы на -ов/-ев и -ин превратились в постоянные фамилии путем простой замены формы именительного падежа формой родительного, патронимы-прилагательные типа Смирно́го, Горба́того также проявили тенденцию стать постоянными фамилиями. Но в некоторых случаях их форма родительного падежа была заменена соответствующей формой именительного падежа, то есть Смирно́й, Горба́той. О них можно сказать, что они по счастливой фонетической случайности совпали с доминирующим типом фамилий на -ов.

Русское г в окончании род.п. ед.ч. прилагательных произносилось как в в Москве и во всей северной России с XVв. Таким образом, фамилия Смирного не только произносилась, но часто и писалась Смирно́во. Это окончание -ово мало отличалось от окончания род.п. -ова (типа Бобро́ва) патронимов на -ов. Конечное о в окончании родительного падежа прилагательных никогда не было ударным, к XVIв. неударные о и а произносились сходно, по крайней мере, в московском ареале. Таким образом, установилось полное фонетическое тождество между формами родительного падежа двух типов патронимов. Это фонетическое тождество нашло отражение в письменной речи, так что родительный падеж

прилагательного передавался на письме в форме -ова (Смирно́ва) точно так же, как родительный падеж патронима на -ов (Бобро́ва). Даже на севере, где неударные о и а все еще различались, окончания -ово и -ова были достаточно близки, чтобы дать синтетическую форму -ова.

Следующей ступенью было создание псевдоименительной формы Смирно́в, произведенной от формы родительного падежа Смирно́ва по аналогии с родительным падежом Бобро́ва при именительном Бобро́в. Этот шаг был сделан в XVIв., в конце следующего столетия фамилии в форме прилагательных частично совпали с доминирующим типом на -ов, оставив лишь несколько исключений на -ово (см. с.138-139).

Фамилии в форме прилагательных на -ской/-цкой, образованные от географических названий, сохранились намного лучше, но даже внутри этой группы появилось несколько форм на -сков/-цков (см. с.107).

Усвоение фамилий в форме прилагательных привело к значительному увеличению доминирующего типа на -ов. Но его экспансия на этом не остановилась. Позднее он поглотил, правда только частично, некоторые другие типы, а именно:

(I) Разговорные формы патронимов на -ыч/-ич: Авде́ичев, Фомичёв, Кузьмичёв, Мака́рычев, Нау́мычев. Добавление окончания -ев к полной форме патронима на -ович/-евич имеет место в исключительных случаях: Петро́вичев (см. с.88).

(II) Патронимические фамилии на -ин: Буди́нов, Фоми́нов, Пе́тинов, для которых исходной была форма Бу́дин, Фоми́н, Пети́н. Многочисленные русские фамилии обычно существуют с двумя окончаниями -ов и -ин. В таких случаях -ов появилось, видимо, в результате распространения типа на -ов, например, Исто́мин/Исто́мов ← исто́ма, Пичу́гин/Пичу́гов ← пичу́га ‘маленькая птичка’, Раки́тин/Раки́тов ← раки́та, Сиро́тин/Сиро́тов ← сирота́, Соби́нин/Со́бинов ← др.-русск. соби́на ‘собственность, имущество’, Суво́рин/Суво́ров ← суво́ра ‘суровый’.

(III) Некоторые фамилии в форме прилагательных на -ский/-ской, особенно у донских казаков, например, Донско́в, Людско́в, Зе́мсков; однако подавляющее большинство фамилий на -ский/-ской противилось этой тенденции (см. также с.107).

(IV) Значительное число украинских фамилий на -енко, форма которых поддавалась русификации, например, Хоме́нков ← Хома́ (= Фома́), Иване́нков, Ковале́нков, Павле́нков (см. с.206).

(V) Большое число иностранных фамилий, для которых (как и украинских фамилий на -енко) адаптация суффикса -ов/-ев помогла вхождению в исконно русскую модель, например, Ле́рмонтов, Мухитди́нов, Сулака́дзев, Турге́нев.

Во всех упомянутых случаях прибавление -ов/-ев соответствовало морфологическим моделям, поскольку базовые имена всегда оканчивались на согласный или /-е. Однако были случаи, когда вместо ожидаемого суффикса -ин добавлялся -ов/-ев. Эти случаи следующие:

(VI) Восточные имена на или -и давали фамилии типа Бадма́ев, Ходжа́ев, Али́ев, Бояджи́ев, Софи́ев {11}.

(VII) Некоторые искусственные фамилии представителей русского духовенства, образованные от имен на , например, Фиа́лков, Ли́теров, Па́льмов, Ро́зов (см. с.170).

Преобладание суффикса -ов/-ев по сравнению с -ин не должно вызывать удивления. Хотя фамилии на -ов/-ев и -ин были морфологически равноправны, поскольку их образование определялось лишь строгими и определенными правилами словообразования, степень их жизнеспособности была неодинаковой. Притяжательные прилагательные на -ов/-ев становились все менее и менее продуктивными, постепенно они были замещены или другим типом прилагательных, или родительным падежом имени. Таким образом, за очень немногими исключениями суффикс -ов/-ев не имел никакой другой функции, кроме функции образования фамилий. Притяжательные прилагательные на -ин, напротив, все еще существуют для обозначения принадлежности как к родственникам (мамин, сестрин, дядин и т.д.), так и к кому-либо названному уменьшительным именем, производным от крестильного (Ко́лин, Са́шин, Со́нин, Та́нин и т.п.). Следовательно, суффикс -ов/-ев стал более типичным и более специализированным окончанием фамилии, чем суффикс -ин.

Фамилии на -ов/-ев составляют подавляющее большинство в русской ономастике. Девяносто из ста самых распространенных фамилий, зарегистрированных в адресной книге "Весь Петербург" на 1910г., оканчивается на -ов/-ев и только шесть на -ин. Согласно подсчетам, проведенным В.Ващенко на материале 18885 фамилий словаря Мортона Бенсона (в котором каждая фамилия принимается только за одну единицу), фамилии на -ов/-ев и -ин находятся в соотношении 58:29. Статистика, основанная на том же числе фамилий, не учитывающая частотность каждой, вероятно, могла бы дать соотношение где-то между 90:6 и 58:29, и оно, скорее, было бы ближе к первому, чем ко второму.

3.3. Патронимические фамилии в форме родительного падежа

Патронимы в форме родительного падежа прилагательного, как было сказано, совпали с фамилиями на -ов. Но некоторые из них сохранились и могут считаться устаревшими в живом фонде русских фамилий. Их можно разделить на три группы.

(I) Фамилии на -ово́. Это окончание представляет собой фонетическую запись окончания -ого прилагательных мужского рода ед.ч. род.п. Особенность, отличающая это окончание от регулярного окончания родительного падежа, состоит в перемещении ударения на последний слог, как, например, в Дурново́ ← дурно́й. Это старый тип фамилий принадлежал нескольким семьям русского дворянства. Эти фамилии перечисляются и анализируются в главе VII (с.138).

(II) Фамилии на -а́го. Это окончание обычно рассматривается как окончание церковнославянского прилагательного в род.п. ед.ч.: собственно русское окончание передавалось на письме как -о́го, а произносилось как -о́во. Этот тип фамилий, видимо, происходит от прозвищ на -ага, хотя позднее они могли быть отождествлены с церковнославянским род.п. ед.ч. Существует очень немного фамилий этого типа, все они также принадлежат знатным семьям, как, например, Мертва́го ← мёртвый. Эта проблема и фамилии на -а́го рассматриваются в главе VII (с.139).

(III) Другой вполне установившийся тип образуют фамилии, в которых прилагательное зафиксировано в форме род.п. мн.ч. и, следовательно, оканчивается на -ых/-их. Это типично северные фамилии, появляющиеся в текстах с конца XVIв. Им присуще значение ‘из дома, из семьи таких-то’ (ср. французскую фамилию в форме род.п. мн.ч. Desenfants и ее фламандский эквивалент Vanderkinderen). Они большей частью произошли от патронимических фамилий и указывали на отношение или зависимость от них: Вое́йковых, Стро́гановых, Фёдоровых и т.д. Тип фамилий на -ых/-их и теперь необычен, большинство их образовано от прилагательных: Черны́х (чёрный), Широ́ких (широ́кий), Токаре́вских (Токаре́вский, прилагательное, образованное от фамилии То́карев ← то́карь) и т.д. Еще до того, как эти фамилии вышли из употребления в северной России, они были занесены колонистами в Сибирь, и теперь справедливо считаются типично сибирскими. Несмотря на необычность, они отнюдь не редки. Они также рассматриваются в главе VII (с.139-140).

4. Непатронимические фамилии

Возрастающий поток патронимических фамилий не покрывал полностью русскую антропонимию. Сохранились и некоторые другие типы фамилий.

4.1. Фамилии в форме существительных

Фамилии, представляющие собой существительные в чистом виде, без патронимического суффикса, довольно редки, например, Кривогла́з (‘человек с одним глазом’), Ку́кольник (‘мастер по куклам’), Медве́дь, Моро́з. Большинство фамилий этого типа украинского или белорусского происхождения, как, например, Го́голь (‘утка’), Белоко́нь (‘конь белой масти’), Оле́йник (‘торговец растительным маслом’), Молохове́ц (производное от топонима) и т.д. Они рассматриваются в главе X.

4.2. Фамилии в форме прилагательных

Фамилии в форме именительного падежа прилагательного более распространены, но все же достаточно редки. Некоторые из них принадлежат старинным дворянским родам. Вместо развития формы на -ов от патронима в родительном падеже здесь произошло возвращение к форме именительного падежа. Пример такой фамилии - Толсто́й (‘толстый’). Но есть и вариант с этой основой, который следует общей модели - Толсто́в. Несколько фамилий какое-то время колебались между двумя формами, так, например, княжеское имя Долгору́кий зафиксировано и в патронимической форме Долгору́ков.

Однако у множества фамилий в форме именительного падежа прилагательного более позднее и более "низкое" происхождение, например, Бессме́ртный, Чёрный, Косма́тый, Кругово́й, Земляно́й и т.д. Большинство из них украинского происхождения.

4.3. Фамилии на -ский/-ско́й, -цкий/-цко́й

Существовал тип русских фамилий, который не был связан с патронимической системой, но тем не менее служил основой для фамилий. Это фамилии на -ский/-ско́й, -цкий/-цко́й, образованные от географических названий. Их носителями были те представители боярства и дворянства, которые получили имена по названиям своих княжеств, уделов, наследственных владений, поместий. Эти имена могут рассматриваться как предвестники фамилий, они передавались от отца к сыну как символ территориальной власти, точно так же, как соответствующие имена передавались из поколения в поколение в Западной и Центральной Европе.

Когда в середине XVIв. утвердились постоянные русские фамилии, в их состав вошли и такого рода наименования. В этот период не все княжеские имена были топонимическими именами на -ский, многие из них складывались по обычной патронимической модели. Тем не менее из 93 княжеских имен, перечисленных в Тысячной книге (1550г.), 40 оканчивались на -ский. Их основу составляли либо названия княжеств и владений, - как, например, Вя́земский (от Вя́зьма), Моса́льский (от Моса́льск), Трубецко́й (от Трубче́вск), либо названия боярских родовых имений, - такие фамилии, как Ку́рбский, Оболе́нский, Про́зоровский, Волко́нский и др. (об этих фамилиях см. с.105-106). Число княжеских фамилий постоянно уменьшалось, и в XVIII-XIXвв. многие из них исчезли. Однако этот процесс шел довольно медленно, потому что в России, в отличие от других стран, например Великобритании, дворянские титулы наследовались всеми сыновьями и в дальнейшем не связывались с наследственным владением.

Количество некняжеских фамилий, образованных от названий родовых владений, например, Дубе́нский, Неле́динкий, Заболо́цкий, всегда было незначительным и подобно княжеским фамилиям постоянно уменьшается.

Редкость русских фамилий на -ский можно объяснить системой землевладения на Московской Руси. Наследственных владений (вотчин) было мало. Огромные территории занимали так называемые поместья, управлявшиеся помещиками. Поместье давалось царем в награду за службу, военную или гражданскую. После смерти владельца оно отходило в казну и в дальнейшем могло быть передано новому владельцу. Размеры поместья не были твердо установлены, и при переходе к новому владельцу оно могло увеличиваться или уменьшаться в зависимости от разных обстоятельств. Частая смена землевладельцев мешала созданию фамилий, основанных на названии поместья. К середине XVIIв., когда поместья стали наследоваться и были приравнены к вотчине, русский помещик стал дворянином в полном смысле этого слова. Однако к тому времени представители нового дворянства уже обладали постоянными фамилиями, большей частью в обычной патронимической форме. Это также объясняет, почему русские фамилии не содержат формальных указаний на знатность, таких, например, как частица de во французском и von в немецком.

Совсем иная ситуация сложилась в Польше, где издавна дворяне владели имениями, передаваемыми по наследству. Этим объясняется распространенность польских топонимических фамилий на -ski. Престижность таких фамилий привела к частому использованию суффикса -ski буржуазией, в результате чего значительно возросло число фамилий этого типа, которые стали считать преимущественно польскими.

Исконно русские фамилии на -ский позднее слились и практически были поглощены аналогичными польскими, украинскими и белорусскими фамилиями, такими как Борко́вский, Чайко́вский, Ковале́вский, Лози́нский, Томаше́вский. Все эти фамилии имеют ударения на предпоследнем слоге по польскому образцу, и эта особенность обычно, но не всегда, отличает их от исконно русских. (Об этих фамилиях см. в главах X, XI, XII).

Другую группу фамилий на -ский составляют искусственные фамилии русского духовенства типа Цевни́цкий, Преображе́нский, Спера́нский (см. главу IX).

Лишь в исключительно редких случаях фамилии на -ский объединялись с преобладающим типом на -ов путем замены их окончания на -сков (см. с.18, 107).

5. Метронимические фамилии

Все русские фамилии на -ов/-ев в этимологическом смысле являются патронимическими фамилиями, то есть они образуются от имени отца. Это верно и для большинства фамилий на -ин. Однако среди последних есть небольшая группа фамилий, производных от женских имен. Они могут быть определены как метронимические фамилии.

В редких случаях матронимы могли выполнять ту же функцию, что и патронимы, - функцию идентификации личности. Чаще всего они обозначали ребенка, рожденного вне брака, - на то, по-видимому, указывает один из древнейших примеров: Олег Настасьич (1187) был сыном князя Ярослава Галицкого и его возлюбленной Настасьи (= Анастасии). Трехэлементные метронимические имена обнаружены в конце XVв.: Се́нка Гри́дин сын Ната́льин (1495), Григо́рей Ильи́н сын До́мнин (1617). Эти матронимы на -ин позднее превратились в фамилии точно таким же путем, как соответствующие патронимы. Существует по крайней мере одна старая и хорошо известная метронимическая фамилия графа Апраксина произошла от Апра́кса ← Опра́кса ← Евпра́ксия ← греч. Εὐπραξία.

Метронимические фамилии обычно образовывались от женских крестильных имен, как в приведенных выше примерах. Но они могли также происходить от названий профессий, ср. Пря́хин (пря́ха) или от названия местности, ср. Горожа́нкин (горожа́нка). Имеются даже немногочисленные фамилии, образованные от прозвищ типа Ба́бушкин (ба́бушка) или Княжни́н (княжна́). Но следует иметь в виду, что женские прозвища могли также происходить от мужских.

Существует другой тип метронимических фамилий, которые, будучи производными от женских имен, тем не менее связаны с именами мужчин, то есть когда женщина определяется как чья-то жена. От имени мужа - христианского или обиходного (прозвища) - часто образовывалось имя жены с помощью суффикса -иха. Жены мужчин, которых звали Бори́с, Семён (Симон) {12}, Козёл или Чугу́н, были известны как Бори́сиха, Семёниха, Козели́ха и Чугуни́ха. От них образовывались Бори́сихин, Семёнихин, Козели́хин и Чугуни́хин. Такие фамилии можно определить как андрометронимические. Они известны с XVIв., об их относительно позднем происхождении говорит окончание -ихин без ожидаемой палатализации х → ш перед и. Существуют также андрометронимические фамилии на -ишин, но они украинского происхождения, ср. Остапи́шин (от Остапи́ха ← Оста́п ← Евста́фий), Юрчи́шин (от Юрчи́ха ← Юрко́ ← Ю́рий) и т.п.

В исключительных случаях метронимические фамилии могут оканчиваться на -ов/-ев, а именно: (а) когда -ов добавляется к матронимам на -ин: Катери́нинов; это пример общего распространения окончания -ов у фамилий на -ин (см. с.16); (б) когда окончание -ев добавлялось к изолированным "мужским матронимам" на -ич: Татья́ничев.

Метронимические фамилии рассматриваются в конце глав IV, V, VI и VIII.

6. Фамилии и генеалогия: история и легенда

История русских фамилий может быть прослежена только для дворянства, поскольку только об этом классе свидетельствуют документы, созданные до XVIIIв. Специалисты по русской генеалогии проделали значительную работу по собиранию, сопоставлению и анализу имен в древнерусских текстах и установлению фамильных родословных. Следует, конечно, заметить, что они были историками, не филологами. Результаты этих исследований теперь проверены, объединены и описаны в замечательной книге Н.Ф.Иконникова "Русская аристократия" ("La Noblesse de Russie", Paris, 1958-1966).

Работа специалистов по генеалогии облегчается существованием в Русском государстве в XV-XVIIвв. местничества (от слова место) - любопытной системы феодальной иерархии. Этот термин может быть переведен как ‘право старшинства’. Положение, которое занимал московский боярин на службе, зависело не от его способностей, происхождения или богатства, а исключительно от послужного списка его предков и родственников. Этот документ давал им право занимать должность, которая соответствовала положению, занимаемому его предками, братьями, дядьями и т.д. Он имел право, например, отказаться служить под началом представителя другой семьи, двоюродный дядя которого занимал положение на том же уровне, что и его собственный двоюродный дядя. Чтобы пользоваться этим правом, боярину нужно было знать точную генеалогию и послужной список своих предков, по меньшей мере до четвертого или пятого колена. Поэтому генеалогические сведения и послужные списки тщательно сохранялись в каждой семье.

Около 1555г. на основе частных генеалогий была составлена официальная генеалогическая запись русского боярства, известная как "Государев родословец". В оригинале эта книга не сохранилась.

Нетрудно представить себе, сколько злоупотреблений, споров и нелепых распрей порождала система местничества. По этой причине земский собор в 1682г. решил, наконец, упразднить местничество. Родословные предписывалось уничтожить, но по счастливой случайности этого не произошло.

В качестве уступки боярству было разрешено составить собственные генеалогии и представить их в специальное учреждение - разрядный приказ, где после необходимой проверки они официально регистрировались. Генеалогии использовались для уточнения дат и внесения поправок в "Государев родословец". Новое описание было составлено в 1685г., но опубликовано только через столетие Н.И.Новиковым под названием "Бархатная книга" (данным по переплету книги). Дворяне всегда гордились тем, что их генеалогия внесена в "Бархатную книгу", хотя многие известные и знатные семьи, воспротивившиеся царскому указу 1682г., были исключены из нее."Бархатная книга" отражает скорее тогдашние генеалогические пристрастия, чем исторические факты. Так, традиция того времени требовала, чтобы знатная русская семья могла указать родоначальника, который пришел на Русь из чужой страны. Представительная генеалогия должна была начинаться с "выезда", чисто русское происхождение считалось унизительным. В 1624г. в конфликте, возникшем из-за сложностей местничества, князь Борятинский заявил, что семья Наумовых была исконно русской и происходила из Рязани. Наумовы заявили в ответ, что их предок пришел из Германии*. Неудивительно, что в этих обстоятельствах вся русская знать твердо верила в свое иностранное происхождение.

___
* Лихачев Н.П. Государев родословец и Бархатная книга. - В кн: "Известия Русского генеалогического общества", СПб, 1900, вып.1, с.58.

Разумеется, в некоторых случаях такое происхождение может быть легко доказано, особенно для более позднего времени. Так, установлено, что предком М.Ю.Лермонтова был шотландец по имени Learmonth, наемник польской армии, взятый русскими в плен в 1613г., и затем перешедший на службу к русскому царю. Другое шотландское имя Hamilton было переделано в Гаменто́в, а позднее полностью русифицировалось, превратившись в Хомуто́в (хому́т). Чтобы древнее происхождение семьи представлялось более достоверным, личность иностранного предка описывалась весьма расплывчато. Иногда предок придумывался на основе ошибочной, но всегда лестной этимологии, в большинстве случаев с целью избавиться от прозрачной и зачастую непрестижной исконной этимологии. Так, семейная легенда Бестужевых (имя которых в действительности происходит от прозвища в форме прилагательного бессту́жий ‘бесстыжий’), вела их род от английского предка, некоего Габриэля Беста, который, как было сказано, в XVIв. поступил на службу к Великому князю Московскому {13}. Легенда не придает значение компоненту -уж-. Предку семьи Бела́венец - эта фамилия образовалась от типичного топонимического названия без патронимического суффикса - приписывается получение имени в связи с подношением им гирлянды цветов (бе́лый вене́ц) польскому королю в XVIв., и это несмотря на то, что слово венец не русское, а церковнославянское.

Фамилия Козода́влев, образованная путем сложения существительного коза́ и глагольного корня дав- (‘давить’), входит в группу сходных фамилий типа Козоре́зов (рез = ‘резать’), Козолу́пов (луп = ‘очищать от кожуры’), Козодо́ев (дой = ‘доить’). Тем не менее семейная традиция настаивает на происхождении своей фамилии от знатного ливонского предка, которого звали Kos von Dahlen.

Семья Стремоу́ховых (от стрем = ‘колоть’ и ‘ухо’) претендует на происхождение их рода от грека по имени Строматорос, который, как они говорят, пришел служить к Великому князю Московскому в XIVв.

Нары́шкины, принадлежавшие к мелкопоместному дворянству, оставались совершенно, неизвестными до женитьбы царя Алексея Михайловича на Наталье Нарышкиной в 1671г. Для новой царицы нужно было подыскать древнее и, конечно, иностранное происхождение, и род Нарышкиных стал выводить свое имя от германского племени наристов, упомянутого Тацитом ("О происхождении германцев", 42). Специалисты по генеалогии не без основания сочли родиной наристов северо-западную часть Богемии, подыскали город в этом районе, а также столицу империи Эгер (там, где сейчас чешский город Хеб), чей герб приписывался Нарышкиным. Таким образом, русская семья получила и сохранила на гербе изображение величественного орла, прикрытого в нижней части решеткой, символизирующей тот факт, что доходы города Эгер были однажды заложены императором. Правильная этимология фамилии остается неясной: возможно, это просто вариант фамилии Яры́шкин (от яры́жка ‘слуга’), как злорадно предполагали некоторые из врагов Нарышкиных уже в XVIIв.

Любое иностранное имя родоначальника, даже татарское, принималось с одобрением. Семья Ермо́ловых гордилась своим предком по имени Араслан Мурза Ермола, получившим при крещении в 1506г. имя Иван. Никак не объясняется, почему этот благородный татарин имел христианское имя (Ермо́ла, уменьш. от Ермола́й) и почему он не сохранил его при крещении {14}.

Высшая точка генеалогической ксенофилии, возможно, достигнута семьями Ко́жиных, Кульба́киных, Лихачёвых, которые заявляют об общем предке в лице Элмаса, короля Албании, отца наяды - феи Мелузины.

И даже если для фамилии допускается чисто русское происхождение, оно поддерживается иногда неожиданной этимологией. Известная фамилия Тати́щев совершенно очевидно образована от др.-русск. уменьш. тати́ще (от тать ‘вор’; то же самое базовое слово в фамилии князя Татева). Фамильная традиция, однако, предпочитает видеть в этом имени прозвание в форме императива, данное их предку, губернатору, известному энергичным подавлением преступных действий: тать ищи́! ‘ищи вора!’.

Ясно, что семейные традиции, бережно хранимые "Бархатной книгой", должны приниматься во внимание с очень большой осторожностью. Серьезные специалисты по генеалогии это учитывают, но глубокий, чисто филологический анализ фантастических этимологий еще предстоит провести.

Глава II. Форма, ударение и склонение

1. Общие замечания

Как уже было сказано, с морфологической точки зрения русская фамилия является либо существительным, либо прилагательным. И как таковая, она характеризуется суффиксом, ударением и может склоняться. Эти три морфологических аспекта - словообразование, ударение и склонение - будут кратко описаны в настоящей главе.

В русском языке есть две различные родовые формы (и, следовательно, два различных склонения) фамилий - мужские и женские. Отсутствует морфологическое различие в фамилиях замужних и незамужних женщин, существовавшее до недавнего времени в чешском языке и до сих пор существующее в польском и литовском. Во множественном числе есть только одна форма (и одна парадигма), которая может относиться отдельно или к мужчинам, или к женщинам, или к семье в целом, или к обоим супругам.

Фамилии, не соответствующие морфологической или грамматической модели, либо вообще не склоняются (к ним могут относиться как мужские, так и женские, см. с.35), либо частично не склоняются (только женские, см. с.30, 34). Этот тип фамилий следует отнести к исключениям.

Сама по себе форма фамилии обычно указывает на то, относится ли она к мужчине или женщине, поэтому в русском языке обычно не используются при фамилиях эквиваленты английского Mr., Mrs. или Miss, или французского Monsieur, Madame или Mademoiselle.

2. Фамилии на -ов/-ев

Русская фамилия на -ов/-ев по происхождению является кратким прилагательным. От производных существительных, оканчивающихся на твердый согласный или , фамилия образуется с помощью суффикса -ов, а от существительных, которые оканчиваются на мягкий согласный, ј (входящий в состав последующего е и таким образом не выраженный на письме) или , - с помощью его варианта -ев: например, Дроздо́в (дрозд), Ма́слов (ма́сло), Пи́сарев (пи́сарь), Алексе́ев (Алексе́й), По́лев (по́ле). После ц, ч, ш, ж, щ в безударной позиции пишется -ев, а под ударением в традиционном написании - -ёв: Хрущёв (хрущ ‘майский жук’) и в более современном - -ов: Ежов.

В русской фамилии на -ов/-ев, образованной от уже имеющегося существительного или прилагательного, не может быть менее двух слогов в им.п. ед.ч. муж.р., или трех слогов в любом другом падеже. Единственное исключение представляют фамилии, производные от редких односложных существительных с беглым е или о, например: Львов (Лев, род.п. Льва), Лбов (лоб, род.п. лба, др.-русск. ‘череп’). Все другие односложные фамилии на -ов/-ев являются искусственными, ср. Глов, персонаж в пьесе Гоголя "Игроки".

В фамилиях на -ов/-ев ударение фиксированное и при склонении сохраняется на том же слоге, как и в форме им.п. ед.ч. муж.р., никогда не переходя на падежное окончание

Как правило, в фамилии сохраняется ударение на том же слоге, что и в базовом существительном, от которого она образована, например, Па́вел, род.п. Па́вла - Па́влов; Пётр род.п. Петра́ - Петров; тру́тень, род.п. тру́тня - Тру́тнев, креме́нь, род.п. кремня́ - Кремнёв; глаза́тый (‘с большими глазами’) - Глаза́тов. Но нередко встречаются исключения из этого правила. В ряде случаев в базовом имени ударение переместилось уже после того, как была образована фамилия, как, например, в случае Жемчуго́в (др.-русск. жемчу́г, род.п. жемчуга́, соврем. же́мчуг, род.п. же́мчуга). В других случаях архаичное ударение считается диалектным и потому избегается: примером может служить фамилия Со́колов (со́кол, род.п. со́кола), в которой нормативное ударение перемещается, давая в результате - Соколо́в {15}.

Но основная причина перестановки ударения, видимо, была морфологическая. В русском языке развитая система словообразования, включающая в себя систему акцентологически отмеченных суффиксов. Акцентологически сильный тип фамилий может повлиять на фамилию сходной структуры, несмотря на различия в ударении. Например, фамилии на -уно́в (ср. Болтуно́в от болту́н, род.п. болтуна́), все с конечным ударением, оказали воздействие на фамилию Драгуно́в (драгу́н, род.п. драгу́на). Неудивительно, что морфологическое влияние особенно сильно в этимологически темных фамилиях, в которых не просматривается базовое существительное, способное поддержать первоначальное ударение.

И все же в некоторых случаях перестановки ударения объяснить трудно, как, например, в самой распространенной русской фамилии Ива́нов → Ивано́в. В XIXв. эта фамилия употреблялась с ударением Ива́нов, которое не только соответствует ударению крестильного имени Ива́н (род.п. Ива́на), но и входит по основным признакам в акцентологическую модель фамилий на -а́нов (ср. Молча́нов). Тем не менее сейчас эта фамилия обычно используется с ударением на последнем слоге. Характерно, однако, что некоторые ее носители настаивают на форме с ударением Ива́нов, которая, видимо, представляется им более благородной, чем Ивано́в. Художник Александр Иванов, писатель Всеволод Иванов, поэты Вячеслав Иванов и Георгий Иванов - все Ива́новы. В названии пьесы Чехова "Ива́нов" ударение также на втором слоге. Социальный престиж архаичного ударения таков, что некоторые люди и сейчас настаивают, что весьма любопытно, на форме Ива́нов, считая форму Ивано́в простонародной.

Другая тенденция, регулирующая сдвиг ударения, семантическая, или, вернее, психологическая; она отражает стремление уйти от вульгарной или общепринятой этимологии. Это происходит главным образом в двухсложных фамилиях, таких, как Бы́ков (бык, род.п. быка́), Ко́тов (кот, род.п. кота́), Ло́мтев (ломо́ть, род.п. ломтя́), Зёрнов (зерно́), но ср. также Ста́риков (стари́к, род.п. старика́), Жи́вотов (живо́т, род.п. живота́). Чаще всего в таких случаях действует прочно утвердившаяся семейная традиция.

Большей частью русские фамилии на -ов состоят из трех слогов, и для них характерно более регулярное и устойчивое ударение. Преобладает модель с ударением на среднем слоге. Если же ударение падает на начальный или конечный слог, то оно нередко сдвигается, как, например, в случае Озеро́в → О́зеров (о́зеро), Новико́в → Но́виков, возможно под влиянием но́вый (ср. также приведенные выше Старико́в → Ста́риков и Живото́в → Жи́вотов) {16}. В исключительных случаях трехсложные фамилии могут иметь три ударения, например, О́бухов/Обу́хов/Обухо́в (от о́бух, род.п. о́буха и обу́х, род.п. обуха́).

В двусложных фамилиях, производных от прилагательных, действует тенденция к переносу ударения на конечный слог: не только Седо́в (седо́й), но также и Бело́в (бе́лый), Черно́в (чёрный), Красно́в (кра́сный, перв. знач. ‘красивый’), Толсто́в (то́лстый) и т.д. {17}. В фамилии Су́хов (сухо́й) ударение смещается в противоположном направлении. Та же тенденция иногда прослеживается в трехсложных фамилиях, образованных от прилагательных, например, Железно́в (желе́зный). Но в целом такие фамилии сохраняют ударение базовых прилагательных, например, Безу́хов (безу́хий), Горба́тов (горба́тый), Широ́ков (широ́кий).

Парадигма склонения: Гончаро́в (гонча́р)
ед.ч.мн.ч.
падежм.р.ж.р.
Им.Гончаро́вГончаро́ваГончаро́вы
Вин.Гончаро́ваГончаро́ву*Гончаро́вых
Род.Гончаро́ва*Гончаро́вой*Гончаро́вых
Дат.Гончаро́ву*Гончаро́вой*Гончаро́вым
Тв. *Гончаро́вым*Гончаро́вой*Гончаро́выми
Пред.Гончаро́ве*Гончаро́вой*Гончаро́вых

Акцентология фамилий изучена недостаточно, и пока трудно сформулировать точные общие правила, которые не обошлись бы без исключений. В настоящей книге акцентная модель каждой словообразовательной группы будет приведена в соответствующем месте.

Данное склонение имеет гибридную природу: формы, отмеченные звездочкой, склоняются как прилагательные, остальные формы - как существительные.

3. Фамилии на -ин

Русская фамилия на -ин по происхождению представляет собой краткое прилагательное, образованное от существительных мужского и женского рода с окончанием на -а/-я, и от существительных женского рода с окончанием на мягкий согласный, например, Бороди́н (борода́), Ильи́н (Илья́), Ры́син (рысь). После ц следует окончание -ын: Пти́цын (пти́ца).

В фамилиях на -ин не может быть менее двух слогов в им.п. ед.ч. муж.р. или трех слогов во всех других падежах. Здесь отсутствуют даже те редкие исключения, которые можно обнаружить в типе на -ов/-ев. Единственной односложной фамилией на -ин является, кажется, Пнин, искусственно усеченная форма от Репни́н (см. с.182). Склонение ее, по-видимому, такое же, как и существительных мужского рода (т.е. тв.п. Пни́ном), и женская фамилия отличается от мужской только отсутствием склонения (см. с.30) {18}.

Ударение постоянное, если не падает на суффикс -ин в им.п. ед.ч. муж.р. Если же падает, то во всех других формах передвигается окончание, например, Фоми́н (Фома́), род.п. муж.р. Фомина́, им.п. жен.р. Фомина́, мн.ч. Фомины́ и т.д. Как и в типе на -ов/-ев, ударение здесь в целом соответствует ударению базового существительного: Бе́лкин (бе́лка), Борозди́н (борозда́), Коро́вин (коро́ва).

Однако, видимо, и здесь по тем же причинам, что в типе на -ов/-ев, действует тенденция к перемещению ударения на первый слог в двухсложных фамилиях, например, Ко́зин (коза́), О́вцын (овца́), Тра́вин (трава́), Зи́мин и Зими́н (зима́) и т.д.

Парадигма склонения: Пу́шкин (пу́шка)
ед.ч.мн.ч.
падежм.р.ж.р.
Им.Пу́шкинПу́шкинаПу́шкины
Вин.Пу́шкинаПу́шкину*Пу́шкиных
Род.Пу́шкина*Пу́шкиной*Пу́шкиных
Дат.Пу́шкину*Пу́шкиной*Пу́шкиным
Твор.*Пу́шкиным*Пу́шкиной*Пу́шкиными
Пред.Пу́шкине*Пу́шкиной*Пу́шкиных

Как видно, данное склонение идентично склонению типа на -ов/-ев.

4. Фамилии в форме прилагательных

4.1. Фамилии на -ский/-ско́й, -цкий/-цко́й

Фамилии этого типа в сущности представляют собой обычные полные прилагательные. По форме они ничем не отличаются от них, за исключением, разумеется, того, что функционируют как существительные. Будучи образованными в основном от не совсем ясных топонимов, они не используются в качестве обычных прилагательных, что можно считать их характерным признаком. Например, Оболе́нский, Вороты́нский и Трубецко́й ничего не значат, кроме фамилий. К тому же трубецко́й как прилагательное от топонима Трубче́вск была вытеснена современной формой трубче́вский. Лишь тогда, когда фамилия образована от известного и все еще существующего географического названия, она может быть омонимична прилагательному, выполняющему иную функцию. Так, например, фамилия поэта князя Вя́земского совпадает с обычным прилагательным в названии пряника - вя́земский пря́ник.

Суффикс -ский/-цкий безударный, а -ско́й/-цко́й всегда под ударением. Написание -ский/-цкий более новое, в очень редких случаях, даже тогда, когда нет ударения, сохраняется старое написание, например, в фамилии графа - Бо́бринской.

Ударение в фамилиях этого типа постоянное, как во всех полных прилагательных. В исконных древнерусских фамилиях ударение может падать на любой слог, как видно из приведенных выше примеров. В целом сохраняется ударение базового топонима.

Первоначальный состав исконно русских фамилий был значительно расширен и даже раздут за счет относительно позднего включения двух больших фамильных групп - это: (а) фамилии украинского, белорусского и польского происхождения, например, Данише́вский, Яво́рский, Краше́вский, Василе́вский (см. с.216, 238) и (б) искусственные фамилии русского духовенства, например, Десни́цкий, Мино́рский, Покро́вский. Все эти фамилии (за немногими исключениями во второй группе, например, Тро́ицкий) имеют отличительную особенность: ударение на предпоследнем слоге. Из этого следует, что если в фамилии на -ский/-цкий ударение не падает на предпоследний слог, то она должна быть древнерусского происхождения. Ударение на предпоследнем слоге, однако, вовсе не доказывает нерусское происхождение фамилии, так как множество исконно русских тоже обнаруживает такое ударение. К тому же фамилии с ударением на предпоследнем слоге в силу своей частотности могут иногда воздействовать на фамилии другой акцентной модели. Например, известно, что фамилия Достое́вский, белорусская по происхождению, первоначально произносилась с ударением на втором о, как в топониме Досто́ев, от которого она происходит. Аналогичная тенденция действует в произношении Прозоро́вский с ударением на предпоследнем слоге, и только посвященные знают, что правильное ударение Про́зоровский (от топонима Про́зорово).

Парадигмы склонения: Дубро́вский, Трубецко́й
ед.ч.мн.ч.
падежм.р.ж.р.
Им.Дубро́вскийДубро́вскаяДубро́вские
Вин.Дубро́вскогоДубро́вскуюДубро́вских
Род.Дубро́вскогоДубро́вскойДубро́вских
Дат.Дубро́вскомуДубро́вскойДубро́вским
Твор.Дубро́вскимДубро́вскойДубро́вскими
Пред.Дубро́вскомДубро́вскойДубро́вских
Им.Трубецко́йТрубецка́яТрубецки́е
Вин.Трубецко́гоТрубецку́юТрубецки́х
Род.Трубецко́гоТрубецко́йТрубецки́х
Дат.Трубецко́муТрубецко́йТрубецки́м
Твор.Трубецки́мТрубецко́йТрубецки́ми
Пред.Трубецко́мТрубецко́йТрубецки́х
4.2. Фамилии на -ый/-ой и -ий

Фамилии на -ый/-ой и -ий подобно фамилиям предшествующей группы представляют собой обычные полные прилагательные, используемые в качестве существительных. Но семантически они отличаются от фамилий на -ский/-цкий. Большинство из них может также употребляться в качестве обычных прилагательных, и, следовательно, синтаксическую природу их как существительных определяет, по-видимому, единственный признак - быть фамилиями.

Окончание -ый имеет место в безударной позиции после твердого согласного, например, Холо́дный, Волоса́тый; под ударением - окончание -о́й, например, Ярово́й (‘весенний’), Земляно́й. После мягкого согласного следует окончание -ий, всегда безударное, например, Вчерашний, а после х, к, г, ш, ж - -ий (в безударной позиции) и -о́й (под ударением), например, Безу́хий, Вели́кий, но Плохо́й, Благо́й (‘кроткий, тихий’), Большо́й, Чужо́й.

В целом эти фамилии сохраняют ударение исходных прилагательных. Но в нескольких ударение сместилось на последний слог, благодаря чему они стали отличаться от соответствующих прилагательных, как например, Дешево́й (дешёвый), Дико́й (ди́кий), Толсто́й (то́лстый). Не исключено, что в ряде случаев эти фамилии отражают устарелое или диалектное ударение.

Парадигмы склонения: Зелёный, Толсто́й
ед.ч.мн.ч.
падежм.р.ж.р.
Им.ЗелёныйЗелёнаяЗелёные
Вин.ЗелёногоЗелёнуюЗелёных
Род.ЗелёногоЗелёнойЗелёных
Дат.ЗелёномуЗелёнойЗелёным
Твор.ЗелёнымЗелёнойЗелёными
Пред.ЗелёномЗелёнойЗелёных
Им.Толсто́йТолста́яТолсты́е
Вин.Толсто́гоТолсту́юТолсты́х
Род.Толсто́гоТолсто́йТолсты́х
Дат.Толсто́муТолсто́йТолсты́м
Твор.Толсты́мТолсто́йТолсты́ми
ПредТолсто́мТолсто́йТолсты́х
4.3. Фамилии в застывшей форме родительного падежа:

(I) в единственном числе

Имеются две небольшие группы фамилий в форме род.п. ед.ч. прилагательного:

а) Фамилии на -ово́, то есть с окончанием, записанным фонетически, и конечным ударением: тип Дурново́;

б) Фамилии, видимо, с церковнославянским окончанием -а́го и ударением на а: тип Жива́го.

Обе группы называются и рассматриваются на с.138-139.

Морфологически эти фамилии следует рассматривать как существительные, они подобны всем существительным на , которые не принадлежат к общеславянскому фонду или не имеют суффикса, не склоняются.

(II) во множественном числе

Эти фамилии известны как сибирские (см. с.18-19): они оканчиваются на -ых, а после х, г, к, ч, ш, щ, ж - -их.

Ударение такое же, как в исходном прилагательном, например, Беспа́мятных (беспа́мятный), Ильины́х (Ильи́н), Косы́х (косо́й), Коро́тких (коро́ткий), Больши́х (большо́й).

В таких фамилиях (которые мало отличаются от фамилий на -ов/-ев, образованных от прилагательных), если они состоят из двух слогов, прослеживается тенденция к перемещению ударения на конечный слог, например Черны́х (чёрный), Долги́х (до́лгий), Мелки́х (ме́лкий), Пяты́х (пя́тый).

Эти фамилии не склоняются.

5. Бессуфиксальные фамилии в форме существительных

Фамилии, представляющиеся простыми нарицательными существительными и не оформленные специальными суффиксами, которые рассматривались выше, довольно редки. Русский обычно удивляется, когда сталкивается с фамилией такого типа, как Ме́льник, Медве́дь, Жук. Он воспринимает ее скорее как название профессии или как прозвище, но не как фамилию в привычном смысле слова.

В этом отношении русский язык отличается не только от западноевропейских, но даже от большинства других славянских языков, для которых такие фамилии являются или обычными (например в украинском, белорусском, чешском, словацком, двух лужицких языках и словенском), или же отнюдь нередкими (в польском и хорватском). Только в сербском и болгарском разделяется русское неприятие фамилий в форме бессуфиксальных существительных. История этого типа фамилий еще ждет своего написания, но представляется, что большинство из них заимствовано или адаптировано из украинского или белорусского языков. Многие возникли в еврейской среде.

В них сохраняется ударение исходного нарицательного существительного. Если такие фамилии относятся к мужчинам, то в единственном числе они склоняются как обычные существительные, если же - к женщинам, то склоняются только те, которые оканчиваются на или : Ца́пля, род.п. Ца́пли и т.д. Женские фамилии, оканчивающиеся на согласный, не склоняются.

Для множественного числа нет твердого правила. Если фамилия этимологически прозрачна и омонимична обычному нарицательному существительному, то множественное число обычно избегается. Русские так привыкли к суффиксальным фамилиям, что для них фраза Жуки вернулись вне контекста будет скорее означать ‘жуки вернулись’, нежели ‘семья Жук вернулась’. Сходным образом фраза Мы провели день с Медведями будет скорее понята, что мы провели день с медведями, а не с семьей Медведь. В таких случаях, вероятно, должны быть использованы выражения семья Жук, семья Медведь.

Если фамилия непосредственно не ассоциируется с омонимичным нарицательным существительным, то во множественном числе она может склоняться, может и не склоняться. Примером тому, вероятно, может служить фамилия Пи́щик - персонаж из пьесы Чехова "Вишневый сад". Во-первых, его значение (‘писарь, переписчик’) затемнено написанием (Пи́щик вместо Пи́счик); во-вторых, само слово является устаревшим, замененным либо словом писе́ц, либо словом пи́сарь.

Русские бессуффиксальные фамилии с неясной этимологией в отношении склонения ведут себя так же, как иностранные фамилии, оканчивающиеся на согласный.

6. Суффиксальная модель русских фамилий

Суффиксы -ов/-ев (менее часто -ин и -ский) могут совпадать с суффиксами базовых существительных и таким образом создавать характерные для фамилии окончания. Это совпадение может происходить только при условии, что (а) корень или основа базового существительного полностью узнаваемы и (б) суффикс существительного сам по себе достаточно обычный, чтобы быть отграниченным от основы. Например, фамилия Ники́тушкин явно образована от Ники́тушка, уменьшительной формы крестильного имени Ники́та. Суффикс -ушк, соединенный с патронимическим суффиксом -ин, образует сложную концовку -ушкин, которая часто встречается в фамилиях, производных от крестильных имен или прозвищ, как, например:

Коро́вушкин ← коро́вушка ← коро́ва.

Фамилия Кала́шников и особенно фонетически менее точная Кала́чников образована от названия профессии кала́шник/кала́чник ‘булочник’ ← кала́ч (вид круглой булки); последнее слово произведено от ко́ло ‘колесо’. Сложный суффикс -ников типичен для фамилий, производных от названий профессий. В фамилиях, образованных от крестильных имен, например Ива́ников, имя Ива́ник уменьшительное, образованное от Ива́н при помощи суффикса -ик, и сложным суффиксом становится -иков. Но конечное н в Ива́н втягивает рассматриваемую фамилию в широкий ряд фамилий от профессий на -ников, в результате очень часто появляется фамилия с двойным н: Ива́нников. Популярность суффикса -нников, возможно, объясняет написание фамилии Кали́нников с двойным н. Даже базовое крестильное имя иногда пишется с двойным н, хотя его производность от греч. Καλλίνικος никак не оправдывает такого написания.

Но зачастую способ образования не столь очевиден. Так, фамилия Валу́ев едва ли может представлять сложный суффикс -уев. Неспециалист, возможно, проанализирует эту фамилию как состоящую из Валуй + ев, но маловероятно, что он узнает исходное имя со значением ‘пастух’ по причине вариантного написания корня (вал = вместо вол = ‘вол’) и редкости суффикса -уй.

Но в основном русские фамилии состоят из сотен ясных корней и основ и множества известных суффиксов. Эти суффиксы вместе с последующими патронимическими суффиксами -ов/-ев и -ин дают большое число характерных сложных конечных суффиксов, которые обычно имеют место в фамилиях определенных семантических групп и будут рассмотрены вместе с этими группами. Индекс фамильных суффиксов с соответствующими ссылками приложен к этой книге.

7. Правописание русских фамилий

Правописание русских фамилий нуждается в небольшом комментарии. Русское правописание исторически восходит к церковнославянскому, но хорошо соответствует и современному языку. Оно довольно близко к произношению, которое, будучи скорее консервативным, мало изменилось в истории языка. Этим объясняется стабильность и единообразие в написании русских фамилий, - особенность, которую интересно сравнить с неустойчивым правописанием английских и французских фамилий.

Варианты в написании, подобные англ. Thompkins/Thomkins/Tompkins/Tomkins или Johnson/Johnston/Johnstone, ирл. Read/Reade/Reed/Reid или Bryan/Brian/Brien или шотл. MacArthur/McArthur/Macarthur, очень редки в русском языке. В принципе правописание русской фамилии полностью предопределено, особенно если ясны ее элементы - основа и суффиксы. Незначительные расхождения чаще всего касаются правописания безударных о и а. Эти два звука, ясно различаемые под ударением, совпадают в одном звуке в безударной позиции. Традиционное правописание игнорирует этот факт, поэтому о и а пишутся в соответствии с этимологией слова независимо от ударения. Некоторые фамилии, однако, отражают устное смешение двух звуков и представляют букву а там, где следует ожидать о (реже о вместо а), особенно в случаях, когда этимология базового слова не столь очевидна. Примеры:

Балаба́нов, Балоба́нов и Болоба́нов ← тюрк. балаба́н ‘сокол’;

Бараты́нский ← Бораты́нский (написание о имени поэта в настоящее время восстановлено);

Матча́нов ← мотча́ный от др.-русск. глагола мотча́ти ‘медлить, мешкать’;

Панафи́дин, Понафи́дин и Понофи́дин ← панафи́да, народная форма от панихи́да.

Иногда смешение имеет место, несмотря на ясность этимологии, например:

Нагови́цын ← ногови́ца ‘чулок’; Погаре́лов ← погоре́лый ‘жертва огня’;

Саба́шников ← соба́чник; Хромцо́в ← хроме́ц ‘хромой’.

Смешение частично проявляется в начале фамилии, например:

Обоя́нцев и Абая́нцев ← Обоя́нь, местечко в южной России;

Огольцо́в и Агальцо́в ← околе́ц ‘плотва’ и ‘сорванец’;

Овчи́нников и Авчи́нников ← овчи́нник ‘производитель овчины’;

Озёрников и Азёрников ← озёрник ‘озерный житель’.

Смешение а и о нередко наблюдается в фамилиях, производных от крестильных имен, особенно в уменьшительной форме, например:

Оле́нин и Але́нин ← Оле́ня, уменьш. от Алекса́ндр или Алексе́й;

Олфёров и Алфёров ← Алфёр, народная форма имени Елевфе́рий;

Они́чков и Ани́чков ← Они́чко, уменьш. от Анике́й или Аники́та;

Оста́пов и Аста́пов ← Оста́п, народная форма имени Евста́фий.

Иногда даже иноязычные фамилии становятся жертвой такого смешения, как, например, фамилия Аване́сов, которая является русифицированной формой армянской фамилии Ованеся́н, производной от Ованес.

Оставляя в стороне смешение безударных о и а (примеры которого можно найти в настоящей книге), следует отметить и другие, менее частые расхождения.

Традиционно московским считается произношение группы чн как шн, что иногда отражается на письме, как в приведенных выше фамилиях Кала́шников и Саба́шников. Почти любая фамилия на -чников может также оканчиваться на -шников (см. с.94).

Имеет место некоторое упрощение в написании консонантных групп (сочетаний согласных), проявляющееся в произношении, но недопустимое в официальном написании, например

Честно́в и Чесно́в ← че́стный;

По́стников и По́сников ← по́стник ‘тот, кто постится’ (прозвание святого Иоанна);

Со́лнцев и Со́нцев ← со́лнце.

Можно отметить еще некоторые особенности написания:

Щекату́ров ← штукату́р; Щесла́вский ← тщесла́вный;

Махо́ртов и Мухо́ртов ← мухо́ртый ‘гнедой масти (о лошади)’.

Южнорусское диалектное смешение ф, х, и хв иногда находит отражение в фамилиях, как, например:

Панафи́дин ← панихи́да; Форосто́вский ← хво́рост; Фо́стиков ← хво́стик;

Хатья́нов ← Фатья́нов, народная форма имени Фо́тий.

Иногда прослеживается другая диалектная черта - протетическое (т.е. добавленное к началу слова) в-, например:

Винохо́дов ← и́ноходь; Во́льхин ← ольха́; Ву́сиков ← у́сики; Вуша́нов ← уша́н ‘длинноухий’.

Еще одна диалектная особенность - добавление гласного перед консонантной группой, трудной для произношения, например:

Амстисла́вский ← местное название Мстисла́вль; Арти́щев ← рти́ще ‘большой рот’;

Аржа́нов, Аржаны́х ← ржано́й; Оржанико́в ← ржани́к ‘торговец рожью’;

Аржави́тин ← ржеви́тин ‘житель Ржева’.

8. Фамилии нерусского происхождения

Множество русских фамилий образовано от иноязычных имен или слов. Такие фамилии, будучи оформленными соответствующими суффиксами, с формальной точки зрения становятся полностью русифицированными, и было бы некорректно в данной главе отделять их от чисто русских фамилий с такими же формальными характеристиками. Фамилия Акса́ков (произведенная от тюркского имени Aqsaq ‘хромой’), по форме такая же русская, как, скажем, Рыжако́в, которая образована от чисто русского имени Рыжа́к ‘рыжий’. Это касается и тех иностранных фамилий, в которых первоначальные исконные окончания заменены русскими. Так, армянская фамилия Пастакя́н, путем замены -ян на -ов, становится русской по форме: Паста́ков. Такие фамилии следуют русской модели и по склонению.

Однако встречаются нерусские фамилии, которые когда-то были превзяты целиком, с основой и окончанием, и теперь принадлежат русским гражданам. Эти "натурализованные" фамилии могут адаптироваться или не адаптироваться к моделям русских фамилий.

Адаптированными являются все фамилии славянского происхождения, которые еще до адаптации обладали окончаниями, сходными с русскими.

Неадаптированные фамилии могут быть славянскими и неславянскими. Их форма не соответствует доминирующей русской модели.

8.1. Адаптированные фамилии

(I) Фамилии украинского и белорусского происхождения

Передавая на письме иностранные фамилии, русские при переходе от латинского алфавита к кириллице пользуются фонетической транскрипцией. Они не колеблясь переводят Shakespeare в Шекспир и, в свою очередь, не возражают, чтобы их поэт Пушкин транскрибировался как Pushkin, Pouchkine, Puschkin, Poesjkin, Puszkin и т.д. Любопытно, что те же принципы действуют при переходе с украинского или белорусского на русский и наоборот. В каждом из этих трех языков, использующих при письме кириллический алфавит, есть звуки и комбинации звуков, которые отсутствуют в двух других. Есть также несколько букв, которые встречаются только в одном из алфавитов этих языков. Наконец, имеются сходные по написанию буквы, которые в каждом языке произносятся по-разному.

Тем не менее орфографическая близость позволяет довольно легко осуществлять кириллическую транскрипцию фамилии при переводе с одного языка на два других. Но адаптация идет дальше простой транскрипции, допуская модификации одной и той же фамилии, на основе фонологических и морфологических особенностей каждого языка. Этим обусловлен тот странный факт, что фамилия одного и того же писателя пишется кириллицей тремя различными способами в соответствии с языком, на котором публикуется его книга. Так, фамилия, которая по-русски пишется Остро́вский (м.р.), Остро́вская (ж.р.), по-украински выглядит как Остро́вський (м.р.), Остро́вська (ж.р.), а по-белорусски как Астро́ўскі (м.р.), Астро́ўска (ж.р.). Изменения в суффиксах основаны на правильном ощущении того, что -ский/-ская, -ський/-ська и -скі/-ска - происходят из одного и того же славянского прототипа. В белорусском языке принята фонетическая орфография, которая, в отличие от русской, принимает в расчет различие в произношении ударных и безударных гласных. Хотя и русские, и белорусы произносят начальный звук в приведенной выше фамилии как а, русские сохраняют в написании этимологическое о, тогда как белорусы в соответствии с произношением изменяют его в а. После гласной в произносится как [ў] и в украинском, и белорусском, но только последний выражает это орфографически.

Фамилия украинского филолога Білоді́д выступает в русском как Белоде́д, потому что оба і отражают славянский звук ѣ, которому в современном русском соответствует буква е. Если эту фамилию написать по-белорусски, то она предстанет как Беладзе́д, потому что в белорусском неударное о пишется как а и мягкое д как дз.

Имя украинского писателя Глі́бів становится в русском Гле́бов, потому что первое і происходит от ѣ, а второе і от о в закрытом слоге. Равенство укр. -ів и русск. -ов не является двусторонним, и русские фамилии на -ов, украинизируясь, не изменяют свои окончания на -ів, поскольку и в украинском тоже есть фамилии на -ов. Так, украинская форма фамилии Ти́хонів - Ти́хонов (где буква и произносится как ы), а белорусская - Ці́ханаў, поскольку неударное конечное -ов в белорусском становится -аў, а мягкое т изменяется в ц. Эта формальная гибкость восточнославянских фамилий далека от традиционной устойчивости западноевропейских фамилий. Русификация украинских и белорусских фамилий в полном объеме рассматривается в главах X и XI.

(II) Фамилии из других славянских языков

Другие славянские фамилии со сходными окончаниями адаптируются более прямым путем, чем украинские и белорусские.

Болгарские патронимические фамилии на -ов/-ев (которые образуют доминирующую модель) являются точными эквивалентами соответствующих русских фамилий; они перешли в русский без изменений. И теперь необходим этимологический или морфологический анализ, если мы хотим установить болгарское происхождение фамилий типа Димитро́в, Дри́нов, Георги́ев или Иорда́нов. В фамилии Димитро́в на болгарское происхождение указывает суффикс -ов и конечное ударение (в русском будет Дими́триев), тогда как фамилия Георги́ев только ударением отличается от русской Гео́ргиев (относящаяся, как правило, к числу искусственных фамилий, принятых в среде духовенства). Некоторые фамилии типа Ива́нов, Никола́ев, естественно, одинаковы в обоих языках.

Болгарские фамилии на -ски, польские на -ski, -cki и чешские на -ský, -cký легко укладываются в русскую модель на -ский, -цкий. Например, болг. Романски, польск. Lewicki, Twardowski, чешск. Stránský;, Kopecký; в русском соответственно становятся Рома́нский, Леви́цкий, Твардо́вский, Стра́нский, Копе́цкий.

Тот же принцип приложим к польским фамилиям на -owicz/-ewicz и сербохорватским на -овић/-евић. Путем субституции cz и ћ на ч они просто включаются в украинскую и белорусскую модель на -ович/-евич. Польские фамилии Kasprowicz, Paszkiewicz и сербохорватские Милора́довић, Кнеже́вић соответственно становятся Каспро́вич, Пашке́вич, Милора́дович, Кнеже́вич.

Русификация славянских фамилий иная, чем украинских и белорусских, и подробно рассматривается в главе XII.

8.2. Неадаптированные фамилии

Следует немного остановиться на формальных аспектах неадаптированных иностранных фамилий, независимо от их славянского или какого-либо другого происхождения. Они просто передаются кириллицей настолько точно, насколько это возможно, и с формальной точки зрения относятся к бессуффиксальным фамилиям.

Поэтому единственным показателем их русификации может служить способность адаптироваться к русскому склонению. Далеко не все из них склоняются. Функционируя в целом как русские бессуффиксальные фамилии, они, если оканчиваются на согласный, склоняются в единственном числе только в том случае, когда относятся к мужчинам:

укр. Бажа́н, род.п. Бажа́на и т.д.;

нем. Шмидт, род.п. Шми́дта и т.д.;

арм. Микоя́н, род.п. Микоя́на и т.д.;

лит. Гуда́нис, род.п. Гуда́ниса и т.д.

И не склоняются, если относятся к женщинам. Во множественном числе они могут склоняться.

Из фамилий, оканчивающихся на гласный, только украинские и белорусские на -а, -я склоняются независимо от того, падает на окончание ударение или нет:

укр. Шульга́, род.п. Шульги́;

укр. Поле́тика, род.п. Поле́тики;

бел. Адаме́ня, род.п. Адаме́ни;

бел. Бира́ла, род.п. Бира́лы.

Другие фамилии на -а, -я обычно склоняются только в том случае, если окончание безударное:

груз. Чикоба́ва, вин.п. Чикоба́ву;

лит. Ри́мша, вин.п. Ри́мшу.

Но франц. Бенуа́ (Benois) не склоняется.

Фамилии на -о, -е, -и, у, -ы не склоняются. Это относится, например, к украинским фамилиям на -енко таким, как, например, Шевче́нко. Склонение, следовавшее женской модели (вин.п. Шевче́нку, род.п. Шевче́нки и т.д.) и существовавшее в XIXв., в настоящее время не принято.

Склонение этих фамилий в украинском языке как существительных среднего рода на (род.п. Шевче́нка, дат.п. Шевче́нку и т.д.) в русском не адаптировалось.

Примеры других несклоняемых фамилий:

лит. Довге́лло; груз. Абаши́дзе; груз. Татишви́ли;

франц. Кюи́ (= Cui); румынск. Сы́рку; азерб. Араслы́.

Фамилии этого типа не могут считаться русскими, даже несмотря на то, что их носители не говорят ни на каком другом языке, кроме русского.

Часть вторая. Фамилии русского происхождения

Глава III. Фамилии, образованные от крестильных имен (I)

1. Общие замечания

Имена, получаемые детьми вскоре после рождения, делятся на две категории: (1) официальное имя, даваемое священником при крещении, и (2) внутрисемейное имя, даваемое родителями. Оба типа имен употребляются либо (а) в полной, либо (б) в уменьшительной форме, и фамилии могут производиться от любой из них. Фамилий, образованных от крестильных имен, значительно больше, чем фамилий, образованных от внутрисемейных имен.

Внутрисемейные имена, данные родителями, морфологически и семантически сходны с прозвищами, данными соседями, хотя первые могут обнаруживать ряд мелких, характерных черт, свойственных только им. Фамилии, образованные от внутрисемейных имен, рассматриваются отдельно в главе VIII (разд. 3).

2. Греческое крестильное имя в славянском облачении

Рассматривая русское официальное крестильное имя, восходящее к греческому прототипу, следует иметь в виду два соображения: (а) древнерусская форма по существу была древнецерковнославянской формой и (б) эта древнецерковнославянская форма отражала поздневизантийское, а не классическое произношение, на основе которого - обычно через посредство латинского языка {19} - формировались соответствующие имена в западноевропейских языках. Важно отметить, что иногда при переходе от греческого в древнецерковнославянскому, но чаще при переходе от древнецерковнославянского к русскому происходит сдвиг ударения {20}.

Различия между византийским произношением, как оно зафиксировано в славянских формах, и классической нормой состоят в следующем:

η, ει, οι произносились как и:

Γρηγόριος → Григо́рий (ср. Gregory);

Ἠλίας → Илья́ (ср. Elijah);

Εἰρήναρχος → Ирина́рх;

Ποιμήν → Пи́мен;

αι произносилось как е:

Αἰμιλιανός → Емелья́н;

Ἐλισσαῖος → Елисе́й;

Ἐφραΐμ → Ефре́м;

υ после согласных обычно произносилось как и:

Μύρων → Миро́н;

Τύχων → Тихо́н,

но в ряде случаев υ произносится как у, и отсюда двойная форма таких имен, как

Κύριλλος → Кири́л и Кури́л (ср. Cyril);

Κυπριανός → Киприа́н и Куприа́н (ср. Cyprian);

υ после гласного произносилось как в:

Εὐγένιος → Евге́ний (ср. Eugene);

Λαυρέντιος → Лавре́нтий (ср. Lawrence);

Πολύευκτος → Полие́вкт;

β произносилось как в:

Γαβριήλ → Гаврии́л (ср. Gabriel);

Ἰάκοβος → Я́ков (ср. Jacob);

Βασίλειος → Васи́лий (ср. Basil);

Βαβύλας → Вави́ла;

φ и θ оба произносились как ф:

Τρόφιμος → Трофи́м;

Φίλιππος → Фили́пп (ср. Philip);

Θεοφάνης → Феофа́н;

Θωμᾶς → Фома́ (ср. Thomas).

Греческие имена с окончанием -ς и причастным -ων были адаптированы древнецерковнославянской морфологией.

Окончание -ος исчезает после согласного:

Κωνσταντῖνος → Константи́н;

Πέτρος → Петр;

и замещается после гласного, например:

-ιος → -ий:

Ἰγνάτιος → Игна́тий;

Ναζάριος → Наза́рий;

-ειος → -ий:

Βασίλειος → Васи́лий;

-αιος → -е́й:

Ἐλισσαῖος → Елисе́й;

Θαδδαῖος → Фадде́й;

-εος → -е́й:

Δωρόθεος → Дорофе́й

Τιμόθεος → Тимофей;

-αος → -а́й:

Ἑρμόλαος → Ермола́й;

Νικόλαος → Никола́й.

Окончания -ας и -ιας передаются соответственно и -ия:

Λουκᾶς → Лука́;

Σίλας → Си́ла;

Ἀνανίας → Анани́я {21};

Ἰερεμίας → Иереми́я.

В порядке исключения -ας может также исчезать {22}, например, Ἀνδρωνᾶς → Андро́н и Παρμενᾶς → Парме́н, и -ιας может давать -ий, как в случае Γουρίας → Гу́рий. Славянская форма -ай Μάμας образована от формы косвенного падежа: Ма́мант.

Только одно имя на -έας - Ἀνδρέας - адаптировало окончание -ей: Андре́й {23}.

Безударное -ης исчезает после согласного:

Θεοφάνης → Феофа́н;

Πούδης → Пуд;

в Σισώης оно становится : Сисо́й {24}.

Ударное -ῆς становится -ис в Θεοκλῆς → Феокли́с и -ей Μωυσῆς → Моисе́й {25}.

Окончание -ῦς в Σταχῦς становится -ий: Ста́хий.

Причастное окончание -ων обычно дает -онт, что является отражением основы греческого имени в косвенном падеже (род.п. -οντος и т.д.):

Θεράπων → Ферапо́нт;

Νείφων → Ни́фонт {26}.

Греческие имена различного происхождения с иными окончаниями, чем и -ων, не подвергаются морфологической адаптации, как например, Ἀβραάμ → Авраа́м, Δανιήλ → Дании́л, Ἰωακείμ → Иоаки́м, Ἰωάσαφ → Иоаса́ф, Ἰώβ → И́ов, Νικανώρ → Никано́р, Συμεών → Симео́н.

Греческие имена передавались в древнецерковнославянском путем простой транскрипции и никогда не переводились, за исключением всего трех случаев, когда переведенные формы существуют наряду с транскрибированными: Лео́н и Лев, род.п. Льва (греч. Λέων), Феофи́л и Боголю́б (греч. Θεόφιλος), Федо́т и Богда́н (греч. Θεόδοτος). Из трех переведенных имен только первое Лев оказалось более распространенным, чем соответствующая транскрибированная форма. Четвертое переведенное имя встречается крайне редко - Разу́мник (греч. Σωφρόνιος или Ευφροσύνος {27}.

3. Фамилии, образованные от полной формы крестильного имени

Как уже было отмечено, большинство церковнославянских имен, пришедших в русский язык из греческого устным путем, подверглось определенным фонетическим изменениям. В результате крестильные имена выступают в двух несколько различных формах: (а) в исконной церковнославянской (христианской) форме и (б) в модифицированной (а зачастую просто искаженной) светской и народной форме.

В России формирование фамилий было обусловлено социальными обычаями и традициями, совершенно не связанными с церковью. Именно по этой причине в основе русских фамилий в большинстве случаев лежит народная, светская форма крестильного имени. Из параллельно существующих церковнославянских форм относительно немногие давали фамилии, например Фео́доров, Гео́ргиев, Иоа́ннов, Ио́сифов, Иси́доров, Иулиа́нов, Се́ргиев, Симео́нов, Стефа́нов, которые не принадлежат русской традиции. Как правило, они представляют собой искусственные образования (то есть не восходят к исконным патронимам), возникшие в среде русского духовенства (см. глава IX, разд. 1.3 (I)). Другие фамилии этого типа болгарского происхождения, например Георги́ев (отметим нерусское ударение) или Стефа́нов.

Фамилии, рассматриваемые в этом разделе, восходят к их непосредственному источнику - светской форме крестильного имени, которое через позднюю церковнославянскую форму восходит к греческому прототипу.

Фамилии, образованные от полной формы крестильного имени, входят в число наиболее распространенных русских фамилий. Из 100 таких фамилий, зарегистрированных в вышеуказанном справочнике "Весь Петербург" 1910г., 60 образовано от полной формы крестильного имени. Среди первых пятидесяти наиболее часто встречающихся фамилий их 35 (70%), а среди первых двадцати - 15 (75%). Эти 15 фамилий приводятся ниже в порядке убывающей частотности:

Ива́но́в ← Ива́н;

Васи́льев ← Васи́лий;

Петро́в ← Пётр;

Миха́йлов ← Михаи́л;

Фёдоров ← Фёдор;

Я́ковлев ← Я́ков;

Андре́ев ← Андре́й;

Алексе́ев ← Алексе́й;

Алекса́ндров ← Алекса́ндр;

Григо́рьев ← Григо́рий;

Степа́нов ← Степа́н;

Семёнов ← Семён;

Па́влов ← Па́вел;

Никола́ев ← Никола́й;

Дми́триев ← Дми́трий.

Бессуффиксальные русские фамилии довольно редки (см. выше с.29), а в форме крестильных имен они вообще отсутствуют, то есть нет русских эквивалентов для фамилий типа англ. Thomas (Фома́), франц. Antoine (Анто́н, Анто́ний) или нем. Paul (Па́вел). Встречаются примеры явно украинского, белорусского или западноевропейского происхождения (см. с.210, 235).

3.1. Фамилии, образованные от крестильных имен, имеющих только одну форму

Нам представляется, что русские крестильные имена, имеющие только одну форму, - это те, у которых христианская и народная формы одинаковы. Фамилии, восходящие к таким именам, не представляют трудностей в отношении формы или способа образования. Примеры таких фамилий:

Алекса́ндров ← Алекса́ндр ← Ἀλέξανδρος;

Амо́сов ← Амо́с ← Ἀμώς;

Андре́ев ← Андрей ← Ἀνδρέας;

Андро́ников ← Андро́ник ← Ἀνδρόνικος;

Андро́нов ← Андро́н ← Ἀνδρωνᾶς;

Анемподи́стов ← Анемподи́ст ← Ἀνεμπόδιστος;

Ардалио́нов ← Ардалио́н ← Ἀρδαλίων;

Ариста́рхов ← Ариста́рх ← Ἀρίσταρχος;

Варна́вин ← Варна́ва ← Βαρνάβας;

Вике́нтьев ← Вике́нтий ← Βικέντιος;

Ви́кторов ← Ви́ктор ← Βίκτωρ;

Гедео́нов ← Гедео́н ← Γεδεών;

Генна́диев ← Генна́дий ← Γεννάδιος;

Ге́рманов ← Ге́рман ← Γερμανός;

Гермоге́нов ← Гермоге́н ← Ἑρμογένης;

Далма́тов ← Далма́т ← Δάλματος;

Е́вплов ← Евпл ← Εὔπλος;

Епене́тов ← Епене́т ← Ἐπαινετός;

Ера́стов ← Ера́ст ← Ἔραστος;

Зино́вьев ← Зино́вий ← Ζηνόβιος;

Ирине́ев ← Ирине́й ← Εἰρηναῖος;

Капито́нов ← Капито́н ← Καπίτων;

Карио́нов ← Карио́н ← Καρίων;

Ка́рпов ← Ка́рп ← Κάρπος;

Ки́ров ← Ки́р ← Κῦρος;

Ки́риков ← Ки́рик ← Κήρυκος;

Коно́нов ← Коно́н ← Κόνων {28};

Константи́нов ← Константи́н ← Κωνσταντῖνος;

Лавро́в ← Лавр ← Λαῦρος;

Ла́зарев ← Ла́зарь ← Λάζαρος;

Луки́н ← Лука́ ← Λουκᾶς;

Макси́мов ← Макси́м ← Μάξιμος;

Ма́вров ← Мавр ← Μαῦρος;

Ма́рков ← Марк ← Μάρκος;

Мелито́нов ← Мелито́н ← Μελίτων;

Ми́нин ← Ми́на ← Μηνᾶς;

Михе́ев ← Михе́й ← Μιχαῖος;

Моде́стов ← Моде́ст ← Μόδεστος;

Нау́мов ← Нау́м ← Ναούμ;

Ника́ндров ← Ника́ндр ← Νίκανδρος;

Никано́ров ← Никано́р ← Νικάνωρ;

Никоди́мов ← Никоди́м ← Νικόδημος;

Ни́конов ← Ни́кон ← Νίκων;

Павли́нов ← Павли́н ← Παυλῖνος;

Па́влов ← Па́вел ← Παῦλος;

Пафну́тьев ← Пафну́тий ← Παφνούτιος;

Парамо́нов ← Парамо́н ← Παράμονος;

Пи́менов ← Пи́мен ← Ποιμήν;

Питири́мов ← Питири́м ← Πιτεροῦν;

Плаки́дин ← Плаки́да ← Πλακίδας;

Плато́нов ← Плато́н ← Πλάτων;

Про́клов ← Прокл ← Πρόκλος;

Про́хоров ← Про́хор ← Πρόχορος;

Рома́нов ← Рома́н ← Ρωμανός;

Са́вин ← Са́ва ← Σάβας;

Са́винов ← Са́вин ← Σαβῖνος;

Си́лин ← Си́ла ← Σίλας;

Си́монов ← Си́мон ← Σίμων;

Страто́ников ← Страто́ник ← Στρατόνικος;

Страто́нов ← Страто́н ← Στράτων;

Ти́хонов ← Ти́хон ← Τύχων;

Трофи́мов ← Трофи́м ← Τρόφιμος;

Филаре́тов ← Филаре́т ← Φιλάρετος;

Филимо́нов ← Филимо́н ← Φιλήμων;

Фило́нов ← Фило́н ← Φίλων;

Филосо́фов ← Филосо́ф ← Φιλόσοφος;

Фо́кин ← Фо́ка ← Φωκᾶς;

Фоми́н ← Фома́ ← Θωμᾶς;

Фортуна́тов ← Фортуна́т ← Φορτουνᾶτος;

Хрисого́нов ← Хрисого́н ← Χρυσόγονος;

Христофо́ров ← Христофо́р ← Χριστοφόρος.

Две фамилии образованы не от крестильного имени, оканчивающегося на , а от патронимического прилагательного с суффиксом -jї-, который объясняет появление л после в, вследствие чего в них обнаруживается сочетание двух патронимических суффиксов:

И́евлев/И́влев ← И́евль ← И́ов ← Ἰώβ;

Я́ковлев ← Я́ковль ← Я́ков ← Ἰάκοβος.

Причина такого явления, видимо, чисто фонетическая: стремление избежать сочетания -овов.

Фамилия Лу́ппов ← Лупп ← Λοῦππος (от лат. Lupus) иногда может встречаться с неожиданным и крайне редким конечным суффиксом -ол: Лу́ппол. Замена конечного в на л в других случаях не происходит в русском. Но это норма для украинского и обычное явление в белорусском, где конечный согласный произносится как . В данном случае можно, следовательно, предполагать влияние одного из этих языков. Не исключается возможность влияния румынской фамилии Lupul.

3.2. Фамилии на -ов и -ьев

Народная форма крестильного имени по-разному отличается от христианской, церковнославянской формы.

Распространено явление устранения неударного конечного -ий. Это создает дублетные фамилии, образованные от форм с -ий или без -ий. В первом случае гласный рассматривается как подвижный и опускается, в результате фамилия оканчивается на -ьев (фонетически -јев) со смягчением предшествующего согласного. Примеры:

Али́пьев/Али́пов ← Али́пий/Али́п ← Ἀλύπιος;

Амвро́сьев/Амвро́сов ← Амвро́сий/Амвро́с ← Ἀμβρόσιος;

Анаста́сьев/Анаста́сов ← Анаста́сий/Анаста́с ← Ἀναστάσιος;

Анто́ньев/Анто́нов ← Анто́ний/Анто́н ← Ἀντώνιος;

Ану́рьев/Ану́ров ← Ану́рий/Ану́р ← Ἰαννουάριος;

Вла́сьев/Вла́сов ← Вла́сий/Влас ← Βλάσιος;

Дени́сьев/Дени́сов ← Дени́сий/Дени́с ← Διονύσιος;

Евме́ньев/Евме́нов ← Евме́ний/Евме́н ← Εὐμένιος;

Его́рьев/Его́ров ← Его́рий/Его́р ← Γεώργιος;

Епифа́ньев/Епифа́нов ← Епифа́ний/Епифа́н ← Ἐπιφάνιος;

Ефи́мьев/Ефи́мов ← Ефи́мий/Ефи́м ← Εὐθύμιος;

Игна́тьев/Игна́тов ← Игна́тий/Игна́т ← Ἰγνάτιος;

Ипа́тьев/Ипа́тов ← Ипа́тий/Ипа́т ← Ὑπάτιος;

Корни́льев/Корни́лов ← Корни́лий/Корни́л ← Κορνήλιος;

Мака́рьев/Мака́ров ← Мака́рий/Мака́р ← Μακάριος;

Мерку́льев/Мерку́лов ← Мерку́лий/Мерку́л ← Μερκούριος;

Наза́рьев/Наза́ров ← Наза́рий/Наза́р ← Ναζάριος;

Панкра́тьев/Панкра́тов ← Панкра́тий/Панкра́т ← Πανκράτιος;

Парфе́ньев/Парфёнов ← Парфе́ний/Парфён ← Παρθένιος;

Пахо́мьев/Пахо́мов ← Пахо́мий/Пахо́м ← Παχώμιος;

Пига́сьев/Пига́сов ← Пига́сий/Пига́с ← Πηγάσιος;

Пота́пьев/Пота́пов ← Пота́пий/Пота́п ← Ποτάπιος;

Проко́пьев/Проко́пов ← Проко́пий/Проко́п ← Προκόπιος;

Прота́сьев/Прота́сов ← Прота́сий/Прота́с ← Προτάσιος;

Софро́ньев/Софро́нов ← Софро́ний/Софро́н ← Σωφρόνιος;

Тара́сьев/Тара́сов ← Тара́сий/Тара́с ← Ταράσιος;

Трефи́льев/Трефи́лов ← Трефи́лий/Трефи́л ← Τριφύλλιος.

В приведенных выше примерах форма на -ов более обычна, чем форма на -ьев, причем особенно редко встречается форма Анто́ньев.

Однако в ряде фамилий, напротив, форма на -јев является обычной, а форма на -ов скорее исключение:

Арка́дьев/Арка́дов ← Арка́дий/Арка́д ← Ἀρκάδιος;

Арсе́ньев/Арсе́нов ← Арсе́ний/Арсе́н ← Ἀρσένιος;

Арте́мьев/Артёмов ← Арте́мий/Артём ← Ἀρτέμιος {29};

Афана́сьев/Афана́сов ← Афана́сий/Афана́с ← Ἀθανάσιος;

Васи́льев/Васи́лов/Васи́лев ← Васи́лий/Васи́л/Васи́ль ← Βασίλειος;

Вонифа́тьев/Вонифа́тов ← Вонифа́тий/Вонифа́т ← Βονιφάτιος;

Григо́рьев/Григо́ров ← Григо́рий/Григо́р ← Γρηγόριος {30};

Евге́ньев/Евге́нов ← Евге́ний/Евге́н ← Εὐγένιος;

Климе́нтьев/Климе́нтов ← Климе́нтий/Климе́нт ← Κλημέντιος;

Мерьку́рьев/Мерку́ров ← Мерку́рий/Мерку́р ← Μερκούριος.

В фамилии Аве́ркиев/Аве́рков ← Аве́ркий ← Ἀβέρκιος и удерживается после κ, чтобы избежать необычного сочетания κ'j. Фамилия Аве́рков, видимо, образована от уменьшительной формы Аве́рко.

Существование параллельных форм типа Игна́тий/Игна́т временами вызывает противоположную тенденцию, то есть добавление окончания -ий, к именам, которые изначально им не обладали, например:

Архи́пов/Архи́пьев ← Архи́п/Архи́пий ← Ἄρχιππος;

Елиза́ров/Елиза́рьев ← Елиза́р/Елиза́рий ← Ἐλεάξαρος;

Зо́тов/Зо́тьев ← Зот/Зо́тий ← Ζώτος.

Что касается имени святого, то в греческом есть только форма Ζωτικός. Но имеется греческая фамилия Ζώτος, которая предполагает, видимо, христианское имя в такой же сокращенной форме - прототип русского имени Зот.

Кондра́тов/Кондра́тьев ← Кондра́т/Кондра́тий ← Κοδράτος лат. Quadratus;

Митрофа́нов/Митрофа́ньев ← Митрофа́н/Митрофа́ний ← Μητροφάνης;

Панфи́лов/Панфи́льев ← Панфи́л/Панфи́лий ← Παμφίλος;

Пармёнов/Парме́ньев ← Пармён/Парме́ний ← Παρμενᾶς;

Садо́фов/Садо́фьев ← Садо́ф/Садо́фий ← Σαδώθ;

Савёлов/Саве́льев ← Савёл/Саве́лий ← Σαβέλ;

Спиридо́нов/Спиридо́ньев ← Спиридо́н/Спиридо́ний ← Σπυρίδων;

Федо́тов/Федо́тьев ← Федо́т/Федо́тий ← Θεόδοτος;

Фила́тов/Фила́тьев ← Фила́т/Фила́тий ← Θεοφύλακτος;

Фили́п(п)ов/Фили́п(п)ьев ← Фили́п(п)/Фили́п(п)ий ← Φίλιππος;

Флего́нтов/Флего́нтьев ← Флего́нт/Флего́нтий ← Φλέγων.

В целом в фамилиях этого типа форма на -ьев менее употребительна, чем форма на -ов.

Если встречается фамилия, оканчивающаяся как на -ов, так и -ьев, то это обычно служит доказательством ее происхождения от крестильного имени, несмотря на то, что последнее может быть почти неузнаваемо.

Многие имена с безударным окончанием -ий адаптировали ударное окончание -е́й, обычное в таких именах, как Андре́й, Елисе́й, Матве́й, и т.д. Соответствующая фамилия оканчивается на -е́ев, поскольку е не выпадает. Некоторые фамилии могут варьировать два (-ьев/-еев) или даже три (-ьев/-еев/-ов) суффикса:

Фо́тьев/Фоте́ев ← Фо́тий/Фоте́й ← Φώτιος;

Сава́тьев/Савате́ев ← Сава́тий/Савате́й ← Σαββάτιος;

Ага́пьев/Агапе́ев/Ага́пов ← Ага́пий/Агапе́й/Ага́п ← Ἀγάπιος;

Федо́сьев/Федосе́ев/Федо́сов ← Федо́сий/Федосе́й/Федо́с ← Θεοδόσιος.

Но как правило, у имен форма на -ий полностью заменяется формой на -е́й, и соответствующая фамилия тогда предстает только в форме на -е́ев, как например:

Алексе́ев ← Алексе́й ← Але́ксий ← Ἀλέξιος {31};

Анике́ев ← Анике́й ← Ани́кий ← Ἰωαννίκιος;

Горде́ев ← Горде́й ← Го́рдий ← Γόρδιος;

Евстигне́ев ← Евстигне́й ← Евси́гний ← Εὐσίγνιος;

Патрике́ев ← Патрике́й ← Патри́кий ← Πατρίκιος ← лат. Patricius;

Серге́ев ← Серге́й ← Се́ргий ← Σέργιος.

Добавление -ий к именам, которые изначально им не обладали, что привело к появлению дублетов типа Архи́п/Архи́пий, осуществлялось параллельно с добавлением окончания -е́й. Этот процесс был распространен в меньшей степени, однако давал сходные дублеты, например:

Ка́рпов/Карпе́ев ← Карп/Карпе́й ← Κάρπος;

Пу́дов/Пуде́ев ← Пуд/Пуде́й ← Πούδης;

Феду́лов/Федуле́ев ← Феду́л/Федуле́й ← Θεόδουλος;

Зо́тов/Зоте́ев ← Зот/Зоте́й ← Ζώτος.

3.3. Фамилии на -ов/-ев и -ин

В принципе фамилии на -ов/-ев образуются от имен с окончанием на согласный (включая ј), а фамилии на -ин - от имен с окончанием на . Однако формы на -ов/-ев преобладают, и некоторые фамилии, которые должны были оканчиваться на -ин, также выступают с суффиксом -ов/-ев. В большинстве случаев фамилии на -ов/-ев образуются от параллельных и более поздних форм крестильного имени, у которого окончание либо отпало, либо было заменено окончанием -ий/-е́й. Примеры:

Аза́рьин/Аза́рьев/Аза́ров ← Аза́рья/Аза́рий/Аза́р ← Ἀζαρίας;

Аку́лин/Аку́лов/Оку́лов ← Аку́ла ← Ἀκύλας;

Ана́ньин/Ана́ньев ← Ана́нья/Ана́ний ← Ἀνανίας;

Анти́пин/Анти́пов/Анти́пьев ← Анти́па/Анти́п/Анти́пий ← Ἀντίπας;

Аре́фин/Аре́фов/Аре́фьев ← Аре́фа/Аре́ф/Аре́фий ← Ἀρέθα;

Вави́лин/Вави́лов ← Вави́ла/Вави́л ← Βαβύλας; эта фамилия известна также без начального В-: Ави́лин/Ави́лов;

Заха́рьин/Заха́рьев/Заха́ров ← Заха́рья/Заха́рий/Заха́р ← Ζαχάριας;

Ио́нин/Ио́нов ← Ио́на/Ио́н ← Ἰωνᾶς;

Иса́ин/Иса́ев ← Иса́я/Иса́й ← Ἠσαΐας;

Клео́пин/Клео́пов ← Клео́па/Клео́п ← Κλεώπας;

Ю́дин/Ю́дов ← Ю́да/Юд ← Ἰουδᾶς.

Некоторые имена утратили исконное церковнославянское окончание -ия, и в результате образованные от них фамилии не обнаруживают ожидаемого суффикса -ин, например:

Авди́ев/Авде́ев ← Авди́й/Авде́й ← Авди́я ← Ἀβδιᾶς;

Малахе́ев/Малафе́ев/Мала́хов ← Малахе́й/Малафе́й/Мала́х ← Мала́хия ← Μαλαχίας.

Русские крестильные имена на -и́л, -и́ло (-йло) фигурируют также с более поздним конечным элементом -и́ла (-йла). Образованные от них фамилии могут, следовательно, оканчиваться либо на -ов (более традиционная и распространенная форма), либо на -ин, например:

Гаври́лов/Гаври́лин ← Гаври́ло/Гаври́ла ← Γαβριήλ;

Дани́лов/Дани́лин ← Дани́ло/Дани́ла ← Δανιήλ;

Ерми́лов/Ерми́лин ← Ерми́л/Ерми́ла ← Ἔρμνλος;

Кири́л(л)ов/Кири́лин ← Кири́л(л)/Кири́ла ← Κύριλλος;

Миха́йлов/Миха́йлин ← Миха́йло/Миха́йла ← Μιχαήλ.

Следует отметить еще четыре имени, оканчивающиеся на :

Ваку́лов/Ваку́лин ← Ваку́л/Ваку́ла ← Вуко́л ← Βούκολος (см. также с.55);

Маны́лов/Маны́лин ← Маны́ло/Маны́ла ← Μανουήλ;

Самы́лов/Самы́лин ← Самы́ло/Самы́ла ← Σάμουήλ;

Феду́лов/Феду́лин ← Феду́л/Феду́ла ← Θεόδουλος.

Исключительно редки фамилии с регулярным суффиксом -ов/-ев, параллельно которым существует форма на -ин, как например:

Арка́дьев/Арка́дьин ← Арка́дий ← Ἀρκάδιος.

В большинстве подобных случаев параллельная форма на -ин образуется не от полной, а от уменьшительной формы на (см. с.57-59). В некоторых фамилиях суффикс -ов добавлен к уже существующей патронимической фамилии на -ин, как, например, Фо́кинов ← Фо́кин ← Фо́ка ← Φωκᾶς. Эти фамилии рассматриваются в главе IV(II) (с.85-86).

3.4. Фамилии, образованные от народных форм

Народные формы русских крестильных имен обычно обнаруживают фонетические особенности, которые свойственны общему фонетическому развитию русского языка.

Неударное о произносится как (или почти как) а - черта, которая не получает отражения в орфографии. Но ряд фамилий, в дополнение к правильному написанию с о, обнаруживает "фонетическое" написание с а, например:

Они́симов/Ани́симов ← Они́сим/Ани́сим ← Ὀνήσιμος;

Софо́нов/Сафо́нов ← Софо́н/Сафо́н ← Софо́ния ← Σοφονίας;

Софро́нов/Сафро́нов ← Софро́н/Сафро́н ← Софро́ний ← Σωφρόνιος;

Созо́нов/Сазо́нов ← Созо́н/Сазон ← Созо́нт ← Σώζων;

Фоте́ев/Фате́ев, Фатья́нов ← Фоте́й/Фате́й/Фатья́н ← Фо́тий ← Φώτιος.

Ср. также частое изменение је- → о- → а- (см. с.46).

И наоборот, может появиться о вместо ожидаемого а {32}, например:

Голофте́ев ← Голофте́й ← Галахтио́н ← Галактио́н ← Γαλακτίων;

Ма́мантов/Ма́монтов ← Ма́мант/Ма́монт ← Μάμας - позднее написание, обусловленное народной этимологией, от ма́монт;

Пота́пьев/Пота́пов ← Пота́пий/Пота́п ← Пата́пий ← Πατάπιος, возможно, под влиянием приставки по-.

Иногда неударное е выступает как и, а неударное и - как е:

Мартемья́нов ← Мартемья́н ← Мартиниа́н ← Μαρτινιανός;

Фео́нин/Фио́нин ← Фео́на/Фио́на ← Θεωνᾶς.

Ударное е становится ё (то есть о) перед твердым согласным, например Пармён, Пётр, Семён и т.д. Эта особенность не всегда получает отражение в орфографии, но систематически отмечается в настоящей книге.

Двойные гласные стягиваются:

Авра́мов ← Авра́м ← Авраа́м ← Αβραάμ;

Варла́мов ← Варла́м ← Варлаа́м ← Βαρλαάμ;

Гаври́лов ← Гаври́ло ← Гаврии́л ← Γαβριήλ;

Дани́лов ← Дани́ло ← Даниил ← Δανιήλ;

Насо́нов ← Насо́н ← Наассо́н ← Ναασσών.

Согласные смягчаются перед гласными переднего ряда, но это также не получает отражения в русском написании.

Русский язык имеет тенденцию избегать двойных согласных, и некоторые (но не все) крестильные имена следовали ей.

Помимо этих общих тенденций, народные формы русских крестильных имен проявляют разнообразные частные фонетические и морфологические особенности.

(I) Особенности гласных

а) Начальное и- (происходящее от греч. ι или υ) может быть опущено перед а и у:

Аки́нфов/Аки́нфиев ← Аки́нф/Аки́нфий ← Иаки́нф ← Ὑάκινθος;

Ану́рьев/Ану́ров ← Ану́рий/Ану́р ← Иануа́рий ← Ἰανουάριος;

Улья́нов ← Улья́н ← Иулиа́н ← Ἰουλιανός;

Усти́нов ← Усти́н ← Иусти́н ← Ἰουστῖνος

Устья́нов ← Устья́н, синкопированная форма от Иустиниа́н ← Ἰουστινιανός или Усти́н с суффиксом -я́н (см. с.53).

В некоторых случаях и- сохраняется и становится ј-:

Ю́дин ← Ю́да ← Иу́да ← Ἰούδας;

Я́ковлев ← Я́ков ← Иа́ков ← Ἰάκωβος.

О фамилии Я́нов см. ниже, с.46.

б) В именах, начинающихся с з, в начале может быть добавлено и, очевидно, по аналогии со словами, начинающимися приставкой из-:

Зоси́мов/Изоси́мов ← Зоси́м/Изоси́м ← Ζώσιμος;

Зо́тов/Изо́тов ← Зот/Изо́т ← Ζώτος.

в) Начальное је- (орфографически е-), происходящее от греческого ε или αι, может переходить в о- (древнерусская фонетическая особенность). Фонетическая идентичность неударных о и а (см. с.31) может в результате привести к появлению буквы а на месте первоначального о.

Фамилии обычно образуются от обеих форм - официальной с е и народной с о-/а-, например:

Евдоки́мов/Овдоки́мов ← Евдоки́м/Овдоки́м ← Εὐδόκιμος;

Евсе́ев/Овсе́ев/Авсе́ев ← Евсе́й/Овсе́й/Авсе́й ← Евсе́вий ← Εὐσέβιος;

Евста́фьев/Оста́фьев/Аста́фьев/Оста́пов/Аста́пов ← Евста́фий/Оста́фий/Аста́фий/Оста́п/Аста́п ← Εὐστάθιος;

Евстра́тов/Остра́тов ← Евстра́т/Остра́т ← Евстра́тий ← Εὐστράτιος;

Елефе́рьев/Олфе́рьев/Алфёров ← Елефе́рий/Олфе́рий/Алфёр ← Ἐλευθέριος;

Елисе́ев/Оли́сов/Али́сов ← Елисе́й/Оли́с/Али́с ← Ἐλισσαῖος;

Емелья́нов/Омелья́нов ← Емелья́н/Омелья́н ← Αἰμιλιανός;

Епима́хов/Опима́хов ← Епима́х/Опима́х ← Ἐπίμαχος;

Ефре́мов/Афре́мов ← Ефре́м/Афре́м ← Ἐφραΐμ;

Ефроси́нов/Офроси́мов/Афроси́мов ← Ефроси́н/Офроси́м/Афроси́м ← Εὐφρόσυνος.

г) Начальное ие- (которое произошло от греческого ιε) становится је- и таким образом совпадает с је, которое получилось из греч. ε и αι, рассмотренных выше, например:

Ереме́ев/Ерёмин ← Ереме́й/Ерёма ← Иереми́я ← Ἰερεμίας;

Ерофе́ев ← Ерофе́й ← Иерофе́й ← Ἰερόθεος.

д) Начальное ио- обычно избегается, оно превращается либо в је-/ие-, либо в о-:

И́евлев, обычно упрощавшееся в И́влев ← И́ев ← И́ов ← Ἰώβ. Но встречается и фамилия Ио́влев;

О́сипов/Е́сипов ← О́сип (обычная форма)/Е́сип (севернорусская форма) ← Ио́сиф ← Ἰωσήφ.

Об Ио́на см. ниже, с.49.

е) Начальное иоа- упрощается различными способами, выступая как а-, я-, е-, ива-, например:

Аки́мов/Еки́мов/Яки́мов ← Аки́м/Еки́м/Яки́м ← Иоаки́м ← Ἰωακείμ;

Анике́ев ← Анике́й ← Ани́кий ← Иоанни́кий ← Ἰωαννίκιος;

Аса́фов/Аса́фьев ← Аса́ф/Аса́фий ← Иоаса́ф ← Ἰωασάφ;

Ива́но́в/Я́нов ← Ива́н (обычная форма)/Ян (севернорусская форма) ← Иоа́нн ← Ἰωάννης. Ива́н объединяет упрощение начального иоа- и интерполяцию в {33};

Я́дов ← Яд ← Иоа́д ← Ἰωάδ.

ж) Неначальные группы гласных - -ео-, -ио-, -еа-, как правило, редуцируются в -е- (редко в -и- или -), например:

Фёдоров ← Фёдор ← Фео́дор ← Θεόδωρος;

Федо́сьев/Федосе́ев/Федо́сов ← Федо́сий/Федосе́й/Федо́с ← Феодо́сий ← Θεοδόσιος;

Федо́тов/Федо́тьев ← Федо́т/Федо́тий ← Феодо́т ← Θεόδοτος;

Феду́лов ← Феду́л ← Феоду́л ← Θεόδουλος;

Фекли́сов ← Фекли́с ← Феокли́с ← Θεοκλῆς;

Феофа́нов/Фо́фанов ← Феофа́н/Фо́фан ← Θεοφάνης;

Феофи́лов/Фефи́лов ← Феофи́л/Фефи́л ← Θεόφιλος;

Феокти́стов/Фети́сов ← Феокти́ст/Фети́с ← Θεόκτιστος;

Клео́ников/Кле́ников ← Клео́ник/Кле́ник ← Κλεόνικος;

Симео́нов/Семёнов ← Симео́н/Семён ← Συμεών;

Деми́дов ← Деми́д ← Диоми́д ← Διομήδης;

Дени́сьев/Денисов ← Дени́сий/Дени́с ← Диони́сий ← Διονύσιος;

Елеаза́ров/Елиза́ров ← Елеаза́р/Елиза́р ← Ἐλεάζαρος.

з) Группа ий обычно редуцируется в ј перед гласным, смягчение предшествующего согласного отмечается на письме мягким знаком, например:

Ана́ньин ← Ана́нья ← Анани́я ← Ἀνανίας;

Северья́нов ← Северья́н ← Севериа́н ← Σεβεριανός.

Это объясняет появление -ьев в фамилиях, образованных от крестильных имен на -ий: Васи́льев (и не Васи́лиев) ← Васи́лий. Но в некоторых фамилиях церковнославянское и сохраняется, особенно после групп согласных, а также после т и д, например:

Аве́ркиев ← Аве́ркий ← Ἀβέρκιος;

Генна́диев ← Генна́дий ← Γεννάδιος;

Евла́мпиев ← Евла́мпий ← Εὐλάμπιος;

Оли́мпиев/Али́мпиев ← Оли́мпий/Али́мпий ← Ὀλύμπιος;

Фо́тиев ← Фо́тий ← Φώτιος.

и) Гласный и, которому предшествовали а, о, у, в безударном положении обычно становится ј или исчезает:

Изма́йлов ← Изма́йло ← Измаи́л ← Iσμαήλ;

Миха́йлов ← Миха́йло ← Михаи́л ← Μιχαήλ;

Миса́йлов ← Миса́йло ← Мисаи́л ← Μισαήλ;

Ману́йлов ← Ману́йло ← Мануи́л ← Μανουήλ;

Само́йлов ← Само́йло ← Самуи́л ← Σαμουήλ {34}.

Две последние фамилии могут также иметь варианты - Маны́лов, Самы́лов (см. с.44).

Моисе́ев/Мойсе́ев/Мосе́ев ← Моисе́й/Мойсе́й/Мосе́й ← Μωϋσῆς.

к) Гласный и может превращаться в ы:

Давы́дов ← Давы́д ← Δαουΐδ; в этом имени гласный ы зафиксирован уже в древнецерковнославянском;

Марты́нов ← Марты́н ← Марти́н ← Μαρτῖνος;

Сысо́ев ← Сысо́й ← Сисо́й ← Σισώης;

Анцы́феров ← Анцы́фер ← Они́сифор ← Ὀνησιφόρος; здесь ы обусловлен фонетически положением после всегда твердого ц.

л) В позиции после согласного греческий гласный υ (обычно передаваемый как и) может также превращаться в у {35}. Этот переход зафиксирован уже на этапе древнецерковнославянского языка (см. с.38, где приведены некоторые примеры):

Аку́лин/Аку́лов/Оку́лов ← Аку́ла/Аку́л ← Ἀκύλας;

Ипа́тов ← Упа́тов ← Ипа́т/Упа́т ← Ὑπάτιος;

Порфи́рьев/Перху́ров ← Порфи́рий/Перху́р ← Πορφύριος;

Три́фонов/Труфа́нов ← Три́фон/Труфа́н ← Τρύφων;

Фи́рсов/Фу́рсов ← Фи́рс/Фу́рс ← Θύρσος.

Имена, происходящие от греческих имен с начальным Πολύ- обнаруживают двойное преобразование υ в и и у, последнее, возможно, обязано ассоциации с полу- ‘половина’. Примеры:

Полие́вктов/Полуе́ктов/Полуе́хтов ← Полие́вкт/Полуе́кт/Полуе́хт ← Πολύευκτος;

Полика́рпов/Полука́рпов ← Полика́рп/Полука́рп ← Πολύκαρπος;

Полуя́нов ← Полуя́н ← Πολύαινος. Далее фамилия деформировалась в Полива́нов и таким образом стала возводиться к страдательному причастию прошедшего времени от глагола полива́ть.

м) Гласный о может превращаться в у:

Косьми́н/Козьми́н/Кузьми́н ← Косьма́/Козьма́/Кузьма́ ← Κωσμᾶς;

Нико́лин/Нику́лин ← Нико́ла/Нику́ла ← Никола́й ← Νικόλαος.

н) В некоторых именах гласный заднего ряда ассимилировался с предшествующим гласным переднего ряда, и фамилия обычно образовывалась от нового варианта имени:

Нефе́дьев/Нефёдов ← Нефе́дий/Нефёд ← Мефо́дий ← Μεθόδιας;

Не́стеров ← Не́стер ← Не́стор ← Νέστωρ;

Перфи́льев/Перху́ров ← Перфи́лий/Перху́р ← Порфи́рий ← Πορφύριος.

о) Имеет место и обратный процесс - ассимиляция гласного переднего ряда гласным заднего ряда:

Артамо́нов ← Артамо́н ← Артемо́н ← Ἀρτέμων;

Гера́симов/Гара́симов ← Гера́сим/Гара́сим ← Γεράσιμος;

Севастья́нов/Савостья́нов ← Севастья́н/Севостья́н ← Σεβαστιανός.

п) Безударный гласный в середине слова может выпадать, как, например, в уже приведенной фамилии Анцыферов. Другие примеры:

Харла́мов/Харла́мпиев ← Харла́м/Харла́мпий ← Харала́мпий ← Χαραλάμπης;

Дими́триев/Дми́триев ← Дими́трий/Дми́трий ← Δημήτριος;

Доримедо́нтов/Дормидо́нтов ← Доримедо́нт/Дормидо́нт ← Δορυμέδων;

Та́рхов ← Та́рх ← Та́рах ← Τάραχος {36};

Вонифа́тьев/Внифа́тьев ← Вонифа́тий/Внифа́тий ← Βονιφάτιος;

Елефе́рьев/Олфе́рьев ← Елефе́рий/Олфе́рий ← Ἐλευθέριος.

(II) Особенности согласных

а) Звук ф не существовал в общеславянском, и древние славяне, вероятно, испытывали некоторые трудности при передаче его в иностранных именах. В результате ф (восходящий к греческому φ или θ) иногда замещается звуками п, х, или, реже, в, например:

Анфи́мов/Анхи́мов ← Анфи́м/Анхи́м ← Ἄνθιμος;

Аре́фьев/Аре́пьев ← Аре́фий/Аре́пий ← Аре́фа ← Ἀρέθας;

Матве́ев ← Матве́й ← Матфе́й ← Ματθαῖος;

О́сипов/Е́сипов ← О́сип/Е́сип ← Ио́сиф ← Ἰωσήφ;

Оста́пов/Аста́хов ← Оста́п/Аста́х ← Евста́вий ← Εὐστάθιος;

Порфи́рьев/Перху́рьев ← Порфи́рий/Перху́рий ← Πορφύριος;

Софро́нов/Сафро́нов/Сопро́нов/Сапро́нов ← Софро́н/Сафро́н/Сопро́н/Сапро́н ← Софро́ний ← Σωφρόνιος;

Степа́нов ← Степа́н ← Стефа́н ← Στέφανος;

Фа́встов/Ха́устов ← Фавст/Ха́уст ← Фαῦστος;

Фаде́ев/Хаде́ев ← Фаде́й/Хаде́й ← Фадде́й ← Θαδδαῖος.

Чередование х/п/ф может иногда быть результатом замены первоначальных х или п звуком ф, например:

Евтихе́ев/Евтифе́ев ← Евтихе́й/Евтифе́й ← Евти́хий ← Εὐτύχιος;

Голофте́ев ← Голофте́й ← Галахтио́н ← Галактио́н ← Γαλακτίων;

Малахе́ев/Малафе́ев ← Малахе́й/Малафе́й ← Малахи́я ← Μαλαχίας;

Пахо́мов/Пафо́мов ← Пахо́м/Пафо́м ← Пахо́мий ← Παχώμιος;

Проко́пьев/Проко́фьев ← Проко́пий/Проко́фий ← Προκόπιος.

б) Звук в (восходящий к греческому υ) иногда в позиции перед согласным становится твердым л, например:

Алпа́тов ← Алпа́т/Олпа́т ← Евпа́т ← Ипа́т/Ипа́тий ← Ὑπάτιος;

Елфи́мов/Олфи́мов/Алфи́мов ← Елфи́м/Олфи́м/Алфи́м ← Евфи́мий ← Εὐθύμιος;

Олсу́фьев ← Олсу́фий ← Евсе́вий ← Εὐσέβιος;

Олту́хов/Алту́хов ← Олту́х/Алту́х ← Евту́х ← Евти́хий ← Εὐτύχιος.

Чаще этот звук просто опускается, особенно перед ф, например, Ефи́мов (более распространенная фамилия, чем Елфи́мов), Ефроси́нов, Елефе́рьев, но также и в других позициях:

Авксе́нтьев/Аксе́нтьев/Аксёнов ← Авксе́нтий/Аксе́нтий/Аксён ← Αὐξέντιος;

Авсе́ев/Асе́ев ← Авсе́й/Асе́й ← Евсе́й ← Евсе́вий ← Εὐσέβιος;

Полие́вктов/Полуе́ктов ← Полие́вкт/Полуе́кт ← Πολύευκτος.

в) Тот же звук в может чередоваться с б:

Авра́мов/Абрамов ← Авра́м/Абра́м ← Авраа́м ← Ἀβραάμ;

Аваку́мов/Абаку́мов ← Аваку́м/Абаку́м ← Авваку́м ← Ἀββακούμ (лат. Habakkuk);

Овро́си́мов/Обро́симов/Абро́симов ← Овро́сим/Обро́сим/Абро́сим ← Амвро́сий ← Ἀμβρόσιος {37}.

г) Наконец, звук в может быть вставлен с целью избежать сочетания двух гласных:

Ио́нин/Ио́нов/Иво́нин/Иво́нов ← Ио́на/Ио́н/Иво́на/Иво́н ← Ἰωνᾶς;

Лео́нов/Лево́нов ← Лео́н/Лево́н ← Λέων;

Леони́дов/Левани́дов ← Леони́д/Левани́д ← Λεωνίδης;

Лео́нтьев/Лево́нтьев ← Лео́нтий/Лево́нтий ← Λεόντιος;

Родио́нов/Родиво́нов/Радиво́нов ← Родио́н/Родиво́н/Радиво́н ← Ῥοδίων;

Ува́ров ← Ува́р ← Уа́р ← Οὔαρος.

д) Мягкое κ' может превратиться в т' перед ј или и, а т' может стать κ', например:

Ака́тьев/Ака́тов/Ока́тов ← Ака́тий/Ака́т/Ока́т ← Ака́кий ← Ἀκάκιος;

Лукья́нов/Лутья́нов ← Лукья́н/Лутья́н ← Лукиа́н ← Λουκιανός;

Маркиа́нов/Мартья́нов/Маркиа́н/Мартья́н ← Μαρκιανός;

Тито́в/Кито́в ← Тит/Кит ← Τῖτος. Форма Кито́в зафиксирована в конце XVв., и непохоже, чтобы она происходила от кит (заимствованного из греч. κῆτος).

е) Группа кт может превращаться в хт, и х иногда исчезает:

Лактио́нов/Лахтио́нов ← Лактио́н/Лахтио́н ← Галактио́н ← Γαλακτίων; ф в Голофте́ев так же происходит от х, которое присутствует в имени Галахтио́н;

Полуе́ктов/Полуе́хтов ← Полуе́кт/Полуе́хт ← Полие́вкт ← Πολύευκτος;

Феофила́ктов/Фила́хтов/Фила́тов ← Θεοφύλακτος.

ж) Греческий начальный слог κυ- передается в русском либо как ки- (христианская форма), либо как ку- (народная форма) (см. с.38). Иногда греческий слог преобразуется в чу-, и в результате соответствующие фамилии выступают в трех параллельных формах, которые в настоящее время совершенно разошлись. Например:

Кири́ллов/Кури́лов/Чури́лов ← Кири́лл/Кури́л/Чури́л ← Κύριλλος;

Киприа́нов/Купрея́нов/Чупрея́нов ← Куприа́н/Купрея́н/Чупрея́н ← Κυπριανός.

з) Паразитическое н иногда вставляется перед т или д, например:

Адриа́нов/Андриа́нов ← Адриа́н/Андриа́н ← Ἀδριανός здесь вставное н, вероятно, вызвано аналогией с начальным слогом Андр- в именах типа Андре́й и Андро́н;

Кондра́тов/Кондра́тьев ← Кондра́т/Кондра́тий ← Кодра́т ← Κοδράτος;

Фаде́ев/Фанде́ев ← Фаде́й/Фанде́й ← Фадде́й ← Θαδδαῖος.

Менее характерно, когда т вставляется после н, создавая то же самое сочетание нт:

Африка́нов/Африка́нтов ← Африка́н/Африка́нт ← Ἀφρικανός.

Чередование н/нт иногда может возникнуть в результате исчезновения т в группе нт:

Созо́нтов/Созо́нов ← Созо́нт/Созо́н ← Σώζων.

Вставление н и т менее обычно в других фонетических условиях, как например:

Афиноге́нов/Анфиноге́нов ← Афиноге́н/Анфиноге́н ← Ἀθηνογένης;

Евсигне́ев/Евстигне́ев ← Евсигне́й/Евстигне́й ← Евси́гний ← Εὐσίγνιος.

и) Встречаются некоторые случаи диссимиляции согласных:

Веньями́нов/Вельями́нов ← Вениами́н/Вельями́н ← Βενιαμίν, не исключена также тюркская этимология для Вельямин;

Мартемья́нов ← Мартемья́н ← Мартиниа́н ← Μαρτινιανός;

Мерку́рьев/Мерку́ров/Мерку́льев/Мерку́лов ← Мерку́рий/Мерку́р/Мерку́лий/Мерку́л ← Μερκούριος;

Порфи́рьев/Перфи́льев ← Порфи́рий/Перфи́лий ← Πορφύριος.

к) В конечной позиции группы согласных иногда упрощаются, например:

Харла́мпиев/Харла́мов ← Харла́мпий/Харла́м ← Харала́мпий ← Χαραλάμπης;

Оли́мпиев/Али́мпиев/Али́мов ← Оли́мпий/Али́мпий/Али́м ← Ὀλύμπιος; в этих двух именах краткие формы обнаруживают утрату конечного п в группе мп, которая сохраняется в параллельной форме на -ий; Харла́м, возможно, испытало влияние имени Варла́м, а Али́м - имен на -им. Сходно мп редуцируется в м в фамилии Самсо́нов ← Самсо́н ← Сампсо́н ← Σαμψών;

Фи́ликсов/Фи́лисов/Фи́листов ← Фи́ликс/Фи́лис/Фи́лист ← Φῆλιξ.

л) В ряде случаев могут иметь место незначительные замены, изменения и перестановки согласных, например:

Ло́нгинов/Ло́ггинов/Ло́гинов/Ло́нгвинов ← Ло́нгин/Ло́ггин/Ло́гин/Ло́гвин ← Λογγῖνος;

Парфе́ньев/Парфёнов/Панфёров ← Парфе́ний/Парфён/Панфёр ← Παρθένιος;

Спиридо́нов/Свиридо́нов/Свири́дов/Сквири́дов ← Спиридо́н/Свиридо́н/Свири́д/Сквири́д ← Σπυρίδων;

Флоро́в/Фроло́в ← Флор/Фрол ← Φλώρος.

м) Русские формы некоторых имен так далеко отстоят от их церковнославянских оригиналов, что с трудом узнаваемы.

Две русские фамилии образованы от греческого имени Гео́ргий, но ни одна из них не основана на христианской форме Гео́ргий ← Γεώργιος. Первая - Его́ров/Его́рьев - базируется на искаженной форме Его́р/Его́рий, которая происходит от измененной формы Его́ргий, зафиксированной в древнерусском. Вторая - Ю́рьев - восходит к древнерусскому имени Ю́рьи (современное Ю́рий), которое, видимо, отображает вульгарное произношение греческого имени. Сегодня три формы - Гео́ргий, Его́р (устарелое) и Ю́рий следует рассматривать как независимые имена.

Длинные, сложные и менее распространенные имена особенно подвержены существенным изменениям, как например:

Акинди́нов/Акунди́нов/Анкиди́нов/Анкуди́нов/Анкуди́мов ← Акинди́н/Акунди́н/Анкиди́н/Анкуди́н/Анкуди́м ← Ἀκίνδυνος; эти изменения, возможно, обязаны влиянию многочисленных имен, начинающихся на Ан-;

Автоно́мов/Автома́нов/Антома́нов/Авната́мов ← Автоно́м/Автома́н/Антома́н/Авната́м ← Αὐτόνομος (испытавшее влияние суффикса -ман и, вероятно, имени Анто́н);

Варфоломе́ев/Вахраме́ев/Ахраме́ев ← Варфоломе́й/Вахраме́й/Ахраме́й ← Βαρθολομαῖος (см. с.85);

Селива́нов/Селифа́нов/Селифо́нов ← Селива́н/Селифа́н/Селифо́н ← Σιλουανός, т.е. Σιλβανός ← лат. Silvanus;

Сильве́стров/Сильве́рстов/Селиве́рстов ← Сильве́стр/Сильве́рст/Селиве́рст ← Σιλβέστρος ← лат. Silvestrus;

Феокти́стов/Фети́сов ← Феокти́ст/Фети́с ← Θεόκτιστος;

Ферапо́нтов/Ферапо́нтьев/Форопа́нов/Фарафо́нов/Фарафо́нтов/Фарафо́нтьев ← Ферапо́нт/Ферапо́нтий/Форопа́н/Фарафо́н/Фарафо́нт/Фарафо́нтий ← Θεράπων.

Фамилии, образованные от имени Евти́хий (Εὐτύχιος), хорошо иллюстрируют различные изменения, которые могло претерпеть церковнославянское имя на русской почве:

Евти́хиев, Евти́хов, Евтихе́ев, Ефтифе́ев, Евтю́хов, Евстихе́ев, Евстифе́ев, Естифе́ев;

Овту́хов, Авту́хов, Олту́хов, Алту́хов, Алту́фьев, Антифе́ев.

Все эти фамилии образуются от вариантов, основанных на полной, а не на уменьшительной форме христианского имени.

(III) Морфологические особенности

Народная форма может получаться в результате случайного или систематического отпадения начального гласного или слога (или даже двух слогов) в крестильном имени. Фамилии, образованные от усеченных имен, менее распространены по сравнению с теми, что образованы от полных имен, хотя в некоторых случаях именно от усеченных имен возникли такие обычные формы, как Ларио́нов или Си́доров. Примеры:

Агафо́нов/Гапо́нов ← Агафо́н/Гапо́н ← Ἀγάθων;

Ага́пьев/Агапе́ев/Гапе́ев ← Ага́пий/Агапе́й/Гапе́й ← Ἀγάπιος;

Акинди́нов/Акунди́нов/Куди́нов/Куди́мов/Уди́мов ← Акинди́н/Анкуди́н/Куди́н/Куди́м/Уди́м ← Ἀκίνδυνος;

Анто́нов/Тоне́ев/Тане́ев ← Анто́н/Тоне́й/Тане́й ← Ἀντώνιος;

Андро́нов/Дро́нов ← Андро́н/Дрон ← Ἀνδρωνᾶς;

Ариста́рхов/Иста́рхов ← Ариста́рх/Иста́рх ← Ἀρίσταρχος (и, возможно, Та́рхов; но см. с.48);

Афиноге́нов/Финоге́нов ← Афиноге́н/Финаге́н ← Ἀθηνογένης;

Варфоломе́ев/Фоломе́ев ← Варфоломе́й/Фоломе́й ← Βαρθολομαῖος;

Галактио́нов/Лактио́нов ← Галактио́н/Лактио́н ← Γαλακτίων;

Елефе́рьев/Луфе́ров ← Елефе́рий/Луфе́р ← Елевфе́рий ← Ἐλευθέριος;

Епафроди́тов/Пафроди́тов ← Епафроди́т/Пафроди́т ← Ἐπαφρόδιτος;

Ил(л)арио́нов/Ларио́нов ← Ил(л)арио́н/Ларио́н ← Ἰλαρίων;

Ипполи́тов/Поли́тов ← Ипполи́т/Поли́т ← Ἰππόλυτος;

Ирина́рхов/Ина́рхов ← Ирина́рх/Ина́рх ← Εἰρήναρχος;

Кал(л)и́ников/Ли́нников ← Кал(л)и́ник/Ли́н(н)ик ← Καλλίνικος;

Кал(л)истра́тов/Листра́тов ← Кал(л)истра́т/Листра́т ← Καλλίστρατος;

Онисифо́ров/Анцы́феров/Си́форов/Цы́феров ← Они́сифор/Анцы́фер/Си́фор/Цы́фер ← Ὀνησιφόρος;

Пантеле́ймонов/Телимо́нов ← Пантеле́ймон/Телимо́н ← Παντελεήμων;

Феофила́ктов/Фила́хтов/Фила́тов/Фила́тьев ← Феофила́кт/Фила́хт/Фила́т/Фила́тий ← Θεοφύλακτος.

Фамилия Родио́нов происходит от Родио́н ← Ῥωδίων, но она может также восходить к Иродио́н ← Ἠρωδίων.

Относительно фамилий, образованных от усеченных односложных имен, иногда трудно определить, в каких случаях имя возникло в результате аферезиса или апокопы, то есть в результате падения начала или конца слова. Например, можно ли Патр (фамилия Па́тров) рассматривать как первый слог имени Патрике́й или как последний слог имени Сосипа́тр? Другие примеры см. на с.59 {38}.

(IV) Смешение именных форм

Многие любопытные формы сложились в результате смешения сходных, но тем не менее различных имен путем заимствования или подмены слогов или звуков.

а) Заимствование окончаний и суффиксов

Самый обычный способ смешения состоит в заимствовании окончаний других имен.

Окончание -е́й (как в Андре́й, Серге́й, Тимофе́й и т.д.), также как и окончание -ий (см. с.43), использовалось для создания параллельных форм. В других случаях -е́й занимает место первоначального окончания, как например:

Ведене́ев ← Ведене́й ← Ведени́кт ← Венеди́кт ← Βενεδίκτος {39};

Евсе́ев/Овсе́ев/Авсе́ев ← Евсе́й/Овсе́й/Авсе́й ← Евсе́вий ← Εὐσέβιος;

Гарасе́ев ← Гарасе́й ← Гара́сим/Гера́сим ← Γεράσιμος;

Голофте́ев ← Голофте́й ← Галахтио́н ← Галактио́н ← Γαλακτίων;

Корне́ев/Корне́й ← Корни́лий/Корни́л ← Κορνήλιος;

Маре́ев ← Маре́й ← Мари́н ← Μαρῖνος {40};

Пантеле́ев ← Пантеле́й ← Пантелеймо́н ← Παντελεήμων;

Савасте́ев ← Савасте́й ← Савостья́н ← Севастья́н ← Σεβαστιανός;

Финоге́ев ← Финоге́й ← Финоге́н ← Афиноге́н ← Ἀθηνογένης.

Особый случай представляют имена на , окончание которых замещается ударным -а́й, возможно, под влиянием таких имен, как Ермола́й и Никола́й, путем перевода их из редкой и изолированной группы в общераспространенную категорию имен на . Получающиеся в результате имена-дублеты на -а/-а́й дают фамилии-дублеты на -ин/-а́ев, например:

Ми́нин/Мина́ев ← Ми́на/Мина́й ← Μηνᾶς;

Ники́тин/Никита́ев ← Ники́та/Никита́й ← Νικήτας;

Си́лин/Сила́ев ← Си́ла/Сила́й ← Σίλας;

Ю́дин/Юда́ев ← Ю́да/Юда́й ← Ἰούδας.

Наоборот, два имени на -а́й развили параллельные формы на :

Ермола́ев/Ермо́лов/Ермо́лин ← Ермола́й/Ермо́л/Ермо́ла ← Ἐρμόλαος;

Никола́ев/Нико́лин ← Никола́й/Нико́ла ← Νικόλαος.

Окончание -а́й может быть добавлено к именам, оканчивающимся на согласный, например:

Ивано́в/Ивана́ев ← Ива́н/Ивана́й ← Ἰωάννης;

Ни́лов/Нила́ев ← Нил/Нила́й ← Νεῖλος;

Ти́монов/Тимона́ев ← Ти́мон/Тимона́й ← Τίμων;

Тито́в/Кито́в/Тита́ев/Кита́ев ← Тит/Кит/Тита́й/Кита́й ← Τῖτος;

Фи́рсов/Фу́рсов/Фирса́ев/Фурса́ев ← Фирс/Фурс/Фирса́й/Фурса́й ← Θύρσος.

Аналогичным образом суффикс -а́н, представленный в таких именах, как Адриа́н, Ива́н, Степа́н, использовался для образования параллельных имен. Он мог либо присоединяться к полной форме, например:

Де́ев/Дея́нов ← Дей/Дея́н ← Дий ← Δῖος;

Ефи́мов/Ефима́нов ← Ефи́м/Ефима́н ← Евфи́мий ← Εὐθύμιος;

Кли́мов/Клима́нов ← Клим/Клима́н ← Κλήμης;

Лу́п(п)ов/Лупа́нов ← Луп(п)/Лупа́н ← Λοῦππος (это имя может быть также русифицированным румынским именем, см. с.273);

Си́лин/Сила́нов ← Си́ла/Сила́н ← Σίλας;

Тито́в/Кито́в/Тита́нов/Кита́нов ← Тит/Кит/Тита́н/Кита́н ← Τῖτος;

Фи́рсов/Фу́рсов/Фирса́нов/Фурса́нов ← Фирс/Фурс/Фирса́н/Фурса́н ← Θύρσος;

Фо́кин/Фока́нов ← Фо́ка/Фока́н ← Φωκᾶς;

Ю́дин/Юда́нов ← Ю́да/Юда́н ← Ἰούδας;

либо замещать первоначальное окончание, например:

Али́пьев/Алипа́нов ← Али́пий/Алипа́н ← Ἀλύπιος;

Анике́ев/Аника́нов ← Анике́й/Аника́н ← Ани́кий ← Иоанни́кий ← Ἰωαννίκιος;

Дорофе́ев/Дорофа́нов ← Дорофе́й/Дорофа́н ← Δωρόθεος;

Евгра́фов/Евгра́нов ← Евгра́ф/Евгра́н ← Εὔγραφος;

Ни́конов/Ника́нов ← Ни́кон/Ника́н ← Νίκων;

Полика́рпов/Полика́нов ← Полика́рп/Полика́н ← Πολύκαρπος;

Семёнов/Сема́нов ← Семён/Сема́н ← Симео́н ← Συμεών;

Стахе́ев/Стаха́нов ← Стахе́й/Стаха́н ← Ста́хий ← Σταχῦς;

Тара́сов/Тара́нов ← Тара́с/Тара́н ← Тара́сий ← Ταράσιος;

Ти́монов/Тима́нов ← Ти́мон/Тима́н ← Τίμων;

Три́фонов/Труфа́нов/Труха́нов ← Три́фон/Труфа́н/Труха́н ← Τρύφων;

Ти́хонов/Тиха́нов ← Ти́хон/Тиха́н ← Τύχων;

Ю́рьев/Юра́нов ← Ю́рий/Юра́н ← Γεώργιος.

Некоторые имена, оканчивающиеся на -я́н (с полностью произносимым ј, например, Касья́н ← Κασιανός (Касья́нов), Васья́н ← Βασιανός (Васья́нов)) передали свой суффикс другим именам, например:

Аве́ркиев/Аверья́нов ← Аве́ркий/Аверья́н ← Ἀβέρκιος;

Гу́рьев/Гурья́нов ← Гу́рий/Гурья́н ← Γουρίας;

Кири́ллов/Кирья́нов ← Кири́лл/Кирья́н ← Κύριλλος (или возможно ← Кириа́к);

Усти́нов/Устья́нов ← Усти́н/Устья́н ← Ἰουστῖνος (или сокращенная форма имени Иустиниа́н ← Ἰουστινιανός);

Фо́тиев/Фатья́нов/Хатья́нов ← Фо́тий/Фатья́н/Хатья́н ← Φώτιος.

По аналогии с именами, в которых суффикс -ан следовал за , например, Ефима́н, Клима́н, Сема́н, Тима́н, сформировался суффикс -ма́н, который представлен в примерах:

Ильи́н/Ильма́нов ← Илья́/Ильма́н ← Ἠλίας;

Кито́в/Китма́нов ← Кит/Китма́н ← Тит ← Τῖτος;

Три́фонов/Трухма́нов ← Три́фон/Труха́н/Трухма́н ← Τρῦφων;

Васи́льев/Васильма́нов ← Васи́лий/Васильма́н ← Βασίλειος;

Ю́рьев/Юрма́нов ← Ю́рий/Юрма́н ← Γεώργιος.

Полное имя Рома́н, возможно, также сложилось под влиянием данного способа образования.

Формы на -а́н, следующим за с, типа Хриса́н или Фирса́н ← Фирс также объединяют имена Кирса́н, Курса́н, Чурса́н ← Кирилл и фамилии Кирса́нов, Курса́нов и Чурса́нов.

Окончания -е́й, -а́й и суффикс -а́н также использовались для образования уменьшительных имен (см. с.71, 73). Можно ли имя с одним из этих конечных элементов, не обнаруживающее никаких других уменьшительных признаков (смягчения, специальных суффиксов и т.д.), рассматривать как параллельную или уменьшительную форму, зависит от первоначального эмоционального значения этих конечных элементов в древнерусском - от фактора, который едва ли можно установить в настоящее время.

Суффикс -и́м, который появляется в таких именах, как Анфи́м, Ефи́м, Никоди́м, Питири́м, мог использоваться для образования параллельной формы, например:

Амвро́сьев/Амвроси́мов/Аброси́мов/Оброси́мов ← Амвро́сий/Амвро́сим/Абро́сим/Обро́сим ← Ἀμβρόσιος;

Анкуди́нов/Анкуди́мов/Куди́мов/Уди́мов ← Анкуди́н/Анкуди́м/Куди́м/Уди́м ← Акинди́н ← Ἀκίνδυνος;

Аста́фьев/Астафи́мов ← Аста́фий/Астафи́м ← Евста́фий ← Εὐστάθιος;

Ефроси́нов/Офроси́мов/Афроси́мов ← Ефроси́м/Офроси́м/Афроси́м ← Ευφρόσυνος;

Зо́тов/Зоти́мов ← Зот/Зоти́м ← Ζώτος;

Усти́нов/Усти́мов ← Усти́н/Усти́м ← Ἰουστῖνος.

Несколько греческих имен на -έντιος типа Ἰνοκέντιος, Κλημέντιος, Τερέντιος, Βικέντιος имело латинское происхождение. Их славянские эквиваленты оканчивались на -е́нтий, а производные русские фамилии на -е́нтьев: Иноке́нтьев, Климе́нтьев, Тере́нтьев, Вике́нтьев. Число имен на -е́нтий возрастало при вставке паразитического н перед суффиксом -тий или паразитического т в суффикс -ний. Примеры:

Деме́нтьев ← Деме́нтий ← Доме́тий ← Δομέτιος;

Меле́нтьев ← Меле́нтий ← Меле́тий ← Μελέτιος;

Арсе́ньев/Арсе́нтьев ← Арсе́ний/Арсе́нтий ← Ἀρσένιος;

Евме́ньев/Евме́нтьев/Евле́нтьев ← Евме́ний/Евме́нтий/Евле́нтий ← Εὐμένιος;

Парфе́ньев/Парфе́нтьев ← Парфе́ний/Парфе́нтий ← Παρθένιος.

Более того, суффикс -нтий мог замещать иной суффикс или использоваться как расширенный конечный элемент для других имен, и фамилии, образованные от них, также оканчивались на -нтьев, например:

Веде́нтьев ← Веде́нтий ← Ведене́й ← Венеди́кт ← Βενεδίκτος;

Ива́нтьев/Иванте́ев ← Ива́нтий/Иванте́й ← Ива́н ← Ἰωάννης;

Миха́нтьев ← Миха́нтий ← Михаил ← Μιχαήλ;

Сила́нтьев ← Сила́нтий ← Си́ла ← Σίλας.

Другие суффиксы также иногда могли заимствоваться, например:

-и́с из имен типа Бори́с, Дени́с:

Ведени́сов ← Ведени́с ← Ведене́й ← Венеди́кт ← Βενεδίκτος;

Ивани́сов ← Ивани́с ← Ива́н ← Ἰωάννης;

Кири́сов/Кури́сов ← Кири́с/Кури́с ← Кири́л/Кури́л ← Κύριλλος;

-и́л, -и́ло и -а́йло из имен типа Ерми́л, Дани́ло и Миха́йло:

Анфи́лов/Ампи́лов ← Анфи́л/Ампи́л ← Анфи́м ← Ἀνθιμος {41};

Ивани́лов ← Ивани́ло ← Ива́н ← Ἰωάννης;

Мари́лов ← Мари́л ← Мари́н ← Μαρῖνος;

Мина́йлов ← Мина́йло ← Мина́й/Ми́на ← Μηνάς.

б) Другие случаи смешения

Начальный слог Ни- может превращаться в Ми-, возможно, под влиянием имени Михаил {42}, например:

Ники́тин/Мики́тин ← Ники́та/Мики́та ← Νικήτας;

Ники́форов/Мики́форов ← Ники́фор/Мики́фор ← Νικηφόρος;

Никола́ев/Нику́лин/Мику́лин ← Никола́й/Нику́ла/Мику́ла ← Νικόλαος.

Такое же изменение представлено в украинском языке (Мики́та, Ники́фор, Мико́ла), а также в польском (Mikołaj).

Неправильная этимология может привести к замене исконного начального М- на Н-, как, например, в фамилии Нефе́дьев/Нефёдов ← Нефе́дий/Нефёд ← Μεθόδιος. Фамилия, основанная на правильной форме Мефо́дий - Мефо́дьев/Мефо́дов, чрезвычайно редкая и, возможно, новая.

Фамилия Неро́нов (и крестильное имя Неро́н, от которого она образуется) возникла, видимо, сходным путем - как результат модификации имени Миро́н ← Μύρων. Не- вместо ожидаемого Ни-, возможно, обязано влиянию отрицательной частицы не. Имя, зафиксированное еще в XVв., появилось в среде священнослужителей, что указывает на его христианское происхождение. Примечательно, что формы Миро́н и Миро́нов практически никогда не появляются в древнерусских текстах, в которых обычно встречаются имя и патроним Неро́н/Неро́нов. Совпадение с Неро́н, именем римского императора, конечно, чистая случайность. Возможно образование и от фамилии Неуро́нов.

Можно также предположить влияние отрицательной частицы не на фамилии Нефима́нов/Нефимо́нов, которые видимо, происходят от расширенной формы Ефима́н ← Ефи́м и Нефе́ров ← Ефе́р/Ефе́рий ← Αἰθέριος {43}.

Особенно подвержены смешению крестильные имена, образованные от церковнославянских имен с начальным Ев- (← греч. ευ-).

Уже называвшиеся фамилии типа Евстифе́ев, Евстихе́ев, могут быть результатом контаминации Евти́хий (Εὐτύχιος) и Евстигне́й (Εὐσίγνιος).

Имена Евстра́т, Юстра́т ← Евстра́тий ← Εὐστράτιος (фамилии Евстра́тов, Юстра́тов) могли передать свое с имени Евтро́п ← Евтро́пий ← Εὐτρόπιος (фамилия Евтро́пов) и таким образом произвести имя и фамилию Евстро́п, Евстро́пов. В то же время имя Атро́п в результате развития паразитического н может превратиться в Антро́п (фамилия Антропо́в) или даже Андро́п (фамилия Андро́пов) под влиянием имен с начальным Андр-.

В результате упрощения группы согласных встр имя Евстра́т превращается в Елистра́т (фамилия Елистра́тов) под влиянием Елисе́й или Елиза́р и, наконец, появляется в форме Листра́т (фамилия Листра́тов) вследствие утраты начального безударного гласного. Эта последняя форма, однако, могла возникнуть также в результате падения начального слога в имени Калистра́т (Καλλίστρατος). С другой стороны, имя Анистра́т (фамилия Анистра́тов) может быть итогом дальнейшего искажения имени Елистра́т или смешения с именем Анике́й.

Имя Ипа́тий/Ипа́т (Ὑπάτιος) под влиянием имен на Ев- давало гибридные фамилии типа Елпа́тов, Олпа́тов, Алпа́тов в дополнение к регулярным формам Ипа́тьев/Ипа́тов. Последние могли получить начальное Л-: Липа́тьев/Липа́тов {44}.

В имени Венеди́кт (Βενεδίκτος ← лат. Benedictus) были переставлены н и д (Ведени́кт), а -икт заменилось на более распространенные окончания в именах: Ведене́й (как в Евстигне́й, Корне́й), Ведени́с (как в Бори́с, Дени́с), Веде́нтий (как в Авксе́нтий, Тере́нтий). Все эти варианты в результате дали фамилии Венеди́ктов, Ведени́ктов, Ведене́ев, Ведени́сов, Веде́нтьев. Воздействием корня вид- ‘видеть’ объясняются формы Видене́ев, Видине́ев. Уменьшительные имена обычно образуются от формы Ведене́й, которая обрела почти официальный статус.

Многие фамилии явились результатом смешения двух или более имен, например:

Анфила́тов ← Амфила́т: Амфило́хий (Ἀμφιλόχιος; фамилия Амфило́хов/Анфило́фьев) и Фила́т ← Феофила́кт;

Ваку́лов/Ваку́лин ← Ваку́л/Ваку́ла: Вуко́л/Уко́л (Βούκολος; фамилии Вуко́лов/Уко́лов) и Аку́ла/Аку́л (Ἀκύλας);

Демья́нов ← Демья́н: Дамиа́н (Δαμιανός) и Деми́д, Деме́нтий;

Нифа́нтьев/Инфа́нтьев/Лифа́нтьев ← Нифа́нтий/Инфа́нтий/Лифа́нтий: Ни́фонт (Νείφων; фамилия Ни́фонтов) и Вонифа́нтий/Внифа́тий (Βονιφάτιος ← лат. Bonifatius; фамилии Вонифа́тьев, Внифа́тьев);

Пархо́мов ← Пархо́м: Пахо́м и имя с начальным Пар- типа Парамо́н, Парфе́ний, Пармён;

Полфёров ← Полфёр: Алфёр ← Елефе́рий и Полие́вкт или Полика́рп.

3.5. Фамилии, образованные от крестильных имен невизантийского происхождения

Очень мало древнерусских имен невизантийского происхождения было допущено русской церковью в качестве крестильных (см. с.12). Соответственно количество фамилий, восходящих к таким именам, незначительно. Речь идет о следующих:

Бори́сов ← Бори́с, возможно, это имя протоболгарского происхождения (см. с.11);

Гле́бов ← Гле́б скандинавского происхождения (см. с.11);

Влади́миров ← Влади́мир и Володи́меров ← Володи́мер/Володи́мир. Первый вариант с церковнославянским неполногласием более распространен, чем второй с русским полногласием (ср. родственное скандинавское имя Valdemar);

Все́володов ← Все́волод;

Вячесла́вов/Вячесла́влев ← Вячесла́в - русская версия чешского Václav. Фамилии Вячесло́в и Вечесло́в являются, по-видимому, искажением крестильного имени. Также как и имя Вечесло́в - с характерным северным произношением я как е, - зафиксированное в XVIIв.;

Яросла́вов ← Яросла́в.

Фамилии, образованные от неправославных крестильных имен, либо искусственные (см. главу IX, разд.1), либо базируются на внутрисемейных именах (см. главу VIII, разд. 3.4) - украинских или белорусских (см. главы X и XI), либо представляют собой русифицированные иностранные фамилии (см. главы XIII и XIV).

Глава IV. Фамилии, образованные от крестильных имен (II)

1. Фамилии, образованные от уменьшительной формы крестильного имени

1.1. Общие замечания

Люди в Древней Руси могли называться не только полным крестильным именем, но также (и чаще) одной из его производных форм, относящихся к типу имен, которые условно называются уменьшительными. В действительности такие имена были просто обиходными, или внутрисемейными. В этом отношении древнерусская практика не отличалась от практики других европейских стран, например:

англ. Dodge, Hick, Lawrie, Perkin, Tomlin, Willett;

франц. Claudel, Clemenceau, Colin, Jacot, Michelet, Perrin;

нем. Dietze, Fritz, Hans, Heinz, Klaus, Rolf.

Уменьшительная форма русского крестильного имени, как правило, образовывалась от народной формы и очень редко от официальной христианской формы. В русском языке, в отличие от английского, почти никогда не встречаются обиходные имена в усеченной, бессуффиксальной форме. Напротив, русское уменьшительное имя обычно включает в себя суффикс, добавленный к полной или усеченной форме крестильного имени. С христианским именем могло сочетаться около пятидесяти суффиксов. Некоторые из них со временем перестали использоваться в нарицательных существительных, и наличие их в крестильных именах дает полезную информацию об истории русского словообразования.

Это не значит, что любой из этих суффиксов мог быть употреблен в любом имени. Редкие и архаичные имена либо вообще не имели уменьшительных форм, либо имели их очень мало, тогда как от более популярных имен таких форм могло быть образовано до пяти дюжин. Популярность крестильного имени в Древней Руси в известной мере может оцениваться по количеству уменьшительных форм.

Такая продуктивность определяется не только разнообразием уменьшительных суффиксов, но и возможностью последовательного образования уменьшительных форм. Например, для имени Михаи́л возможны следующие уменьшительные формы:

Миха́й, Миха́йлик, Миха́йлушка, Миха́ль, Миха́лец, Миха́ля, Миха́лка, Миха́лко, Миха́нко, Миха́ша, Михне́ц, Михно́, Ми́хря;

Ми́ша, Миша́ня, Миша́тка, Ми́шечка, Мише́нь, Мише́ник, Мише́ня, Ми́шенька, Мише́нко, Ми́шинка, Ми́шка, Мишку́н, Мишу́к, Мишу́ля, Мишу́р, Мишу́ра, Мишу́та, Мишу́тка, Мишу́тушка.

Все эти формы были способны производить фамилии.

Уменьшительная форма, базирующаяся на усеченном имени, образовывалась путем добавления суффикса к одному или (в более длинных именах) к двум слогам полного имени. В подавляющем большинстве случаев базой служил начальный слог. В более длинных именах базой мог стать средний или конечный слог либо оба вместе. В последних случаях уменьшительную форму не всегда легко распознать. От любой уменьшительной формы крестильного имени фамилия образовывалась обычным способом - путем добавления патронимического суффикса. Поскольку эти формы часто оканчиваются на -а, -я, доля фамилий на -ин, образованных от них, выше, чем от полных крестильных форм. Тем не менее общее количество фамилий на -ин, образованных от уменьшительных крестильных имен, видимо, все же меньше, чем фамилий на -ов/-ев.

Общее число фамилий, образованных от уменьшительных форм, несомненно, значительно больше, чем фамилий, производных от полных форм, но распространенность их гораздо меньше. Из ста самых частых фамилий в С.-Петербурге в 1910г. (см. с.312) только одна фамилия образована от уменьшительной формы против семидесяти, производных от полной формы. Это - фамилия Кали́нин, основанная на Кали́на, уменьш. от Кали́ник (греч. Καλλίνικος, полная фамилия Кали́н(н)иков). Но, по всей видимости, эта уменьшительная форма на раннем этапе вытеснила полную и получила статус полного имени.

Мы уже отмечали, что не всегда легко решить, следует ли рассматривать производную форму имени как параллельную или как уменьшительную (см. с.53).

Фамилии, образованные от различных форм крестильных имен - Ива́н, Ю́рий, Васи́лий, Григо́рий, Па́вел, Кири́лл, Алекса́ндр и Варфоломе́й, не часто приводятся как примеры в разд. 1.2, 1.3 и 1.4 настоящей главы, поскольку все они перечислены в разделе 1.6 (см. с.80-85).

1.2. Фамилии, образованные от бессуффиксальных уменьшительных форм

Распространенный способ образования прост и состоит в том, что конечный согласный в первом слоге имени смягчается, полученная уменьшительная форма принимает окончание -я, и от нее образуется фамилия на -ин, например:

Бо́рин ← Бо́ря ← Бори́с; Дро́нин ← Дро́ня ← Андро́н;

Га́рин ← Га́ря ← Гара́сим/Гера́сим; Гу́рин ← Гу́ря ← Гу́рий;

Ко́лин ← Ко́ля ← Никола́й; Ко́стин ← Ко́стя ← Константи́н;

Ку́дин ← Ку́дя ← Анкуди́н/Акинди́н; Ку́зин ← Ку́зя ← Кузьма́;

Купри́н ← Ку́пря ← Купрея́н/Киприа́н;

Ла́врин ← Ла́вря ← Лавр или Лавре́нтий; Ла́хтин ← Ла́хтя ← Галактио́н;

Ми́тин ← Ми́тя ← Дми́трий; Пе́тин ← Пе́тя ← Пётр; Пи́тин ← Пи́тя ← Питири́м;

Ро́дин ← Ро́дя ← Родио́н; Со́зин ← Со́зя ← Созо́нт;

Фе́дин ← Фе́дя ← Фёдор; Фо́нин ← Фо́ня ← Афана́сий;

Воло́дин ← Воло́дя ← Володи́мир; двухсложная основа в этом имени обязана русскому полногласию; такие основы обычно ведут себя как однослоговые.

При образовании уменьшительной формы не смягчаются губные и задненёбные согласные, но это не отражается на форме фамилии, которая неизменно оканчивается на -ин, например:

Дёмин ← Дёма ← Демья́н или Деме́нтий;

Ле́вин ← Лёва ← Лев; Ро́мин ← Ро́ма ← Рома́н;

Сёмин ← Сёма ← Семён; Стёпин ← Стёпа ← Степа́н;

Ти́мин ← Ти́ма ← Тимофе́й;

Про́кин ← Про́ка ← Проко́пий или Прокл;

Серёгин ← Серёга ← Серге́й (со вставным е);

Та́рхин ← Та́рха ← Тарх; Тру́хин ← Тру́ха ← Труха́н ← Три́фон.

В ряде случаев тем же способом образуются фамилии от полных имен, и в результате - некоторые фамилии существуют, как уже было сказано, в двух параллельных формах - на -ов/-ев и на -ин, например:

Ани́кин ← Ани́ка ← Анике́й (ср. Анике́ев);

Несте́рин ← Несте́ря ← Не́стер (ср. Не́стеров);

Павли́нин ← Павли́ня ← Павли́н (ср. Павли́нов);

Сидо́рин ← Сидо́ря ← Си́дор (ср. Си́доров);

Симо́нин ← Симо́ня ← Си́мон (ср. Си́монов);

Фло́рин ← Фло́ря ← Флор (ср. Флоро́в);

Фу́рсин ← Фу́рся ← Фурс (ср. Фу́рсов);

Яко́вин ← Яко́ва ← Я́ков (ср. Яковлев).

Ударение в таких фамилиях падает на предпоследний слог.

От бессуффиксальных уменьшительных форм фамилии на -ов/-ев образуются редко, например:

А́ристов ← А́рист ← Ариста́рх;

Гера́сов/Гера́сев ← Гера́с/Гера́сь ← Гера́сим;

Па́тров ← Патр ← Патрике́й {45};

Пи́тов ← Пит ← Питири́м;

Си́мов ← Сим ← Си́мон;

Стра́тов ← Страт ← Страто́н.

Возможно, однако, что последние четыре фамилии базируются не на первом слоге имени, а на последнем, например: Патр ← Сосипа́тр, Пит ← Агапи́т, Сим ← Офроси́м, Страт ← Евстра́т. В этом случае уменьшительные формы возникли в результате отпадения начальной части имени.

1.3. Фамилии, образованные от суффиксальных уменьшительных форм

Некоторые суффиксы составляют специфическую особенность крестильных имен. Они могут быть (а) простыми или (б) составными. Простых суффиксов, специфических для крестильных имен, немного. Других суффиксов гораздо больше, они встречаются в нарицательных существительных, иногда в различных условиях и с разными значениями. Составные суффиксы обычно возникают в результате соединения последнего согласного базового имени с простым суффиксом. Как правило, сфера их действия ограничивается только крестильными именами.

Третью категорию (в) суффиксов можно усмотреть в некоторых конечных элементах полнооформленных имен; эти элементы могут функционировать как уменьшительные суффиксы.

Уменьшительные суффиксы всех трех типов, будучи добавленными к уменьшительной форме имени, образуют сложные уменьшительные конечные элементы.

Простые суффиксы обычно состоят из согласного, который в большинстве случаев поддерживается гласным. В уменьшительных суффиксах обычно употребляются в порядке убывающей частотности следующие согласные: к, ш, х, н, ј, ц, с, т, г, щ, ч, р, л. Два, реже три уменьшительных суффикса могут объединяться в сложный суффикс. Большинство суффиксов встречается как в фамилиях на -ов/-ев, так и в фамилиях на -ин, но есть и такие, которые в одном типе используются чаще, чем в другом. Ряд суффиксов вообще ограничивается только одним типом фамилий.

Уменьшительный суффикс может быть добавлен к конечному гласному или согласному базового имени. Конечный гласный базового имени может сливаться с согласным суффикса, и тогда образуется расширенный суффикс, который может употребляться самостоятельно.

(I) Уменьшительные формы с суффиксальным -к-

Суффиксальный элемент -к- чаще других встречается в уменьшительных суффиксах крестильных имен (как, впрочем, и нарицательных существительных). Уменьшительное крестильное имя может оканчиваться на -к-, -ко или -ка, и фамилия соответственно оканчивается на -ков или -кин. Последний конечный элемент, кажется, чуть более распространен, чем первый. В принципе один и тот же суффикс -к- появляется как в формах на -ко, так и формах на -ка, которые в результате дают параллельные фамилии на -ков и -кин. Это относительно новый процесс, который связан главным образом с произношением безударного о как а. До XVIIв. конечный элемент -ка использовался только для имен, оканчивающихся на (Фома́/Фо́мка), тогда как -ко употреблялся для имен, оканчивающихся на согласный или . В Московском государстве имена на -ко и -ка обычно фигурировали в юридических документах и имели, вероятно, полуофициальный статус. Примеры параллельных фамилий на -ков и -кин:

Аве́рков/Аве́ркин ← Аве́рко/Аве́рка ← Аве́ркий;

Давы́дков/Давы́дкин ← Давы́дко/Давы́дка ← Давы́д;

Его́рков/Его́ркин ← Его́рко/Его́рка ← Его́р;

Есько́в/Е́ськин ← Е́сько/Е́ська ← Е́сип;

И́нков/И́нкин ← И́нко/И́нка ← Инноке́нтий;

Иса́йков/Иса́йкин ← Иса́йко/Иса́йка ← Иса́я/Иса́й;

Кали́нков/Кали́нкин ← Кали́нко/Кали́нка ← Кали́на/Кали́ник;

Климко́в/Кли́мкин ← Кли́мко/Кли́мка ← Клим;

Левко́в/Лёвкин ← Лёвко/Лёвка ← Лев;

Са́вков/Са́вкин ← Са́вко/Са́вка ← Са́ва;

Титко́в/Ти́ткин ← Ти́тко/Ти́тка ← Тит;

Фролко́в/Фро́лкин ← Фро́лко/Фро́лка ← Фрол.

Другие зафиксированные фамилии оканчивались либо на -ков, либо -кин (но не двояко), впрочем, такой вывод может объясняться и отсутствием достаточных свидетельств. Примеры фамилий на -ков:

Данько́в ← Данько́ ← Дани́ло;

Деме́нков ← Деме́нко ← Деме́нтий;

Зинько́в ← Зинько́ ← Зино́вий;

Меле́нков ← Меле́нко ← Меле́нтий;

Миха́лков ← Миха́лко ← Михаи́л {46};

Пудко́в ← Пудко́ ← Пуд;

Радько́в ← Ратько́в ← Родько́ ← Родио́н

Са́винков ← Са́винко ← Са́вин {47}

Сидо́рков ← Сидо́рко ← Си́дор {48};

Харько́в ← Харько́ ← Харито́н.

Некоторые фамилии на -ков могут быть русифицированными формами украинских фамилий на -ко (см. с.204). Примеры фамилий на -кин:

Аге́йкин ← Аге́йка ← Агге́й;

Ака́ткин ← Ака́тка ← Ака́тий/Ака́кий;

Аки́мкин ← Аки́мка ← Аки́м;

Дро́нкин ← Дро́нка ← Андро́н;

Еро́пкин ← Еро́пка ← Ерофе́й;

Ку́зькин ← Ку́зька ← Кузьма́;

Саво́ськин ← Саво́ська ← Савостья́н;

Ува́ркин ← Ува́рка ← Ува́р;

Фо́мкин ← Фо́мка ← Фома́;

Фо́нкин ← Фо́нка ← Афана́сий.

Трехсложные фамилии как на -ков, так и на -кин в целом сохраняют первоначальное ударение базового имени. Что касается двусложных фамилий, то фамилии на -ков имеют тенденцию к ударению на последнем слоге, а фамилии на -кин - на начальном.

Суффикс -к- мог сливаться с предшествующим гласным, образовывая расширенный суффикс. Фамилии, производные от уменьшительных форм с расширенными суффиксами -а́к/-я́к, оканчиваются на -ако́в/-яко́в (с конечным ударением), например:

Ермако́в ← Ерма́к ← Ермола́й;

Кондрако́в ← Кондра́к ← Кондра́т;

Евдако́в/Авдако́в/Алдако́в ← Евда́к/Авда́к/Алда́к ← Евдоки́м;

Максако́в ← Макса́к ← Макси́м;

Мина́ков ← Мина́к ← Ми́на Петрако́в ← Петра́к ← Пётр;

Симако́в ← Сима́к ← Си́мон;

Корняко́в ← Корня́к ← Корне́й;

Митяко́в ← Митя́к ← Дми́трий;

Петряко́в ← Петря́к ← Пётр.

Суффикс -а́к иногда объединяется с уменьшительной формой на -ша, давая сложный конечный элемент-шако́в:

Гришако́в ← Гриша́к ← Григо́рий;

Иншако́в ← Инша́к ← Иноке́нтий.

-акин/-якин. Фамилии на -а́кин/-я́кин, образующиеся от уменьшительных форм на -а́ка/-я́ка, менее распространены, чем фамилии на -ако́в/-яко́в. Примеры:

Акима́кин ← Акима́ка ← Аки́м;

Фина́кин ← Фина́ка ← Афиноге́н;

Сема́кин ← Сема́ка ← Семён;

Деня́кин ← Деня́ка ← Дени́с;

Кузя́кин ← Кузя́ка ← Кузьма́;

Спиря́кин ← Спиря́ка ← Спиридо́н;

Свиря́кин ← Свиря́ка ← Свири́д ← Спиридо́н;

Федя́кин ← Федя́ка ← Фёдор.

-иков. Фамилии на -иков, образованные от уменьшительных форм на -ик, часто встречаются как в простой, так и расширенной форме, например:

Агни́стиков ← Агни́стик ← Феогно́ст;

Феогно́ст (др.-греч. Θεόγνωστος - "Богу известен" от др.-греч. θεός - "Бог" + др.-греч. γνωστός - "известный, знакомый") - мужское имя греческого происхождения. Латинский аналог: Theognostus.

27 (14) марта, день памяти святого Феогноста, митрополита Киевского, Московского и всея Руси (умер в 1353 году). Блаженный Феогност, грек по происхождению, родился в Константинополе. В 1328 году он был утвержден Митрополитом Киевским и всея Руси. Вскоре он перенес Митрополичью кафедру в Москву - город, который благословил как Первопрестольный град еще святитель Петр, Митрополит всея Руси (см. История русской церкви, Том 3).

Га́вриков ← Га́врик ← Гаври́ло;

Е́всиков ← Е́всик ← Евсе́вий;

Кле́пиков ← Кле́пик ← Клео́па;

Ко́ников ← Ко́ник ← Коно́н;

Ко́стиков ← Ко́стик ← Константи́н;

Пу́диков ← Пу́дик ← Пуд;

Тара́сиков ← Тара́сик ← Тара́с;

Фа́ндиков ← Фа́ндик ← Фанде́й ← Фадде́й;

Фу́ников ← Фу́ник ← Афана́сий;

Если имя оканчивается на , добавление суффикса -ик дает в результате расширенный суффикс -ник, который к тому же нередко выступает в названиях профессий. Последние часто образуются от прилагательных на -нный и, следовательно, представляют конечный элемент -нник. Фамилии, образованные от таких названий профессий, оканчиваются на -нников, как, например, Ико́нников, Овчи́нников (см. с.94). Этот конечный элемент часто заменяется на -ников в фамилиях, образованных от уменьшительных крестильных имен на -ник, так что соответствующие фамилии обычно выступают в двух формах - на -ников и на -нников, например:

Анто́н(н)иков ← Анто́ник ← Анто́н;

Ли́н(н)иков ← Ли́ник ← Кали́ников;

Миро́н(н)иков ← Миро́ник ← Миро́н;

Плато́н(н)иков ← Плато́ник ← Плато́н;

Сафо́н(н)ников ← Сафо́ник ← Софо́н;

Семе́н(н)ников ← Семе́ник ← Семён;

Устин(н)иков ← Усти́ник ← Усти́н.

Расширенный суффикс -ник также служит для образования уменьшительных форм от имен, которые не обнаруживают конечного . Соответствующие фамилии тогда оканчиваются либо на -ников (после согласного), либо на -ников/-нников (после гласного):

Ники́тников ← Ники́тник ← Ники́та;

Але́нников ← Але́ник ← Алекса́ндр;

Гена́динников ← Гена́диник ← Генна́дий;

Свири́нников ← Свири́ник ← Свири́д ← Спиридо́н.

Другая расширенная форма суффикса -ик - -чик, где ч появляется в результате палатализации к перед и, как показывает следующая схема: Степа́н → Степа́нко → Степа́нчик. Фамилии, образованные от этих уменьшительных форм, оканчиваются на -чиков: Степа́нчиков. Другие примеры:

Анапре́йчиков ← Анапре́йчик ← Ону́фрий;

Афо́нчиков ← Афо́нчик ← Афана́сий;

Емелья́нчиков ← Емелья́нчик ← Емелья́н;

Кузе́мчиков ← Кузе́мчик ← Кузьма́;

Сергу́нчиков ← Сергу́нчик (суффикс -чик добавляется к уменьшительной форме на -ун) ← Серге́й;

Фили́пчиков ← Фили́пчик ← Фили́пп;

Ха́рчиков ← Ха́рчик ← Харито́н.

В фамилии Га́вшиков суффикс -ик сочетается с уменьшительной формой Га́вша ← Гаври́ло.

Уменьшительная форма на -чик распространена в украинском и белорусском (см. с.208; 234).

В фамилиях на -и́ков ударение падает на предпоследний слог.

В отличие от многих фамилий на -и́ков (-ни́ков, -чи́ков) параллельные формы на -и́кин, кажется, не встречаются. Если фамилия Дени́кин ← Дени́ка образуется от Дени́с, тогда и входит в состав имени и настоящим суффиксом является . Но данная фамилия могла возникнуть в результате русификации украинской фамилии Дейни́кин. В фамилии Ани́кин ← Ани́ка ← Анике́й -ик- входит в состав имени. В фамилии Семи́кин ← Семи́ка производящее имя может быть либо уменьшительной формой от Семён, либо производным от народной русской формы семо́й ‘седьмой’.

-уко́в/-юко́в. Фамилии на -уко́в/-юко́в, образующиеся от уменьшительных форм на -у́к, редко встречаются без расширенного суффикса:

Митруко́в ← Митру́к ← Дми́трий или Митрофа́н;

Савуко́в ← Саву́к ← Са́ва;

Симуко́в ← Симу́к ← Си́мон.

Более частым является вариант на -юко́в. Примеры:

Авдюко́в ← Авдю́к ← Авде́й;

Артюко́в ← Артю́к ← Арте́мий;

Матюко́в ← Матю́к ← Матве́й;

Родюко́в ← Родю́к ← Родио́н;

Силюко́в ← Силю́к ← Си́ла;

Харюко́в ← Харю́к ← Харито́н.

Суффикс -у́к может объединяться с предшествующим -ш- уменьшительного имени, образуя сложный суффикс -шук, и тогда фамилия оканчивается на -шуко́в:

Левшуко́в ← Левшу́к ← Лев;

Машуко́в ← Машу́к ← любое имя, начинающееся с Ма-;

Мишуко́в ← Мишу́к ← Михаи́л.

Параллельные фамилии на -ин встречаются реже и составляют только один тип на -ю́кин, базирующийся на уменьшительных формах на -ю́ка:

Федю́кин ← Федю́ка ← Фёдор или другие имена, начинающиеся с Фед-;

Николю́кин ← Николю́ка ← Никола́й.

Из других фамилий, включающих в себя суффиксальный -к-, должен быть упомянут только тип на -ы́кин. Он образуется от уменьшительных форм на -ы́ка:

Демы́кин ← Демы́ка ← любое имя, начинающееся с Дем-;

Кононы́кин ← Кононы́ка ← Коно́н;

Левы́кин ← Левы́ка ← Лев;

Сапры́кин ← Сапры́ка ← Софро́н;

Созы́кин ← Созы́ка ← Созо́нт;

Степы́кин ← Степы́ка ← Степа́н.

Суффиксальный -к- может также сочетаться с согласными, чаще всего образуя комбинации -шк- и -нк-.

-шков. Фамилии на -шков образуются от уменьшительных имен на -шко, например:

Ага́шков ← Ага́шко ← Ага́пий;

Атро́шков ← Атро́шко ← Евтро́пий;

Авра́шков ← Авра́шко ← Авра́м;

Га́шков ← Га́шко ← Гаври́ло;

Да́шков ← Да́шко ← Дани́ло;

Оре́шков ← Оре́шко ← Аре́фий;

Оста́шков ← Оста́шко ← Евста́фий;

Пара́шков ← Пара́шко ← Парамо́н;

Рома́шков ← Рома́шко ← Рома́н;

Ста́шков ← Ста́шко ← Стахе́й;

Тере́шков ← Тере́шко ← Тере́нтий;

Улья́шков ← Улья́шко ← Улья́н.

Параллельные фамилии на -шкин, образованные от уменьшительных имен на -шка, более распространены, чем фамилии на -шков:

Алдо́шкин ← Алдо́шка ← Евдоки́м;

Анцы́шкин ← Анцы́шка ← Анцы́фор ← Они́сифор;

Аста́шкин/Оста́шкин ← Оста́шка ← Евста́фий;

Варла́шкин ← Варла́шка ← Варла́м;

Веде́шкин ← Веде́шка ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Гапо́шкин ← Гапо́шка ← Гапо́н ← Агафо́н;

Еро́шкин ← Еро́шка ← Ерофе́й;

Марты́шкин ← Марты́шка ← Марты́н;

Меле́шкин ← Меле́шка ← Меле́(н)тий;

Оре́шкин ← Оре́шка ← Аре́фья;

Проко́шкин ← Проко́шка ← Проко́пий;

Само́шкин ← Само́шка ← Само́йло;

Самы́шкин ← Самы́шка ← Самы́ло;

Три́шкин ← Три́шка ← Три́фон;

Тро́шкин ← Тро́ска ← Трофи́м.

К сочетанию -шк- может быть добавлен гласный.

В фамилиях на -ов такие расширенные суффиксы не совсем обычны, но можно отметить, например:

Петра́шков ← Петра́шко ← Пётр;

Федо́рушков ← Федо́рушко ← Фёдор;

Вахру́шков ← Вахру́шко ← Вахраме́й ← Варфоломе́й;

Артю́шков ← Артю́шко ← Арте́мий;

Коню́шков ← Коню́шко ← Коно́н;

Пантю́шков ← Пантю́шко ← Пантеле́й ← Пантеле́ймон.

Такие расширенные суффиксы гораздо чаще встречаются в фамилиях на -ин, особенно распространены фамилии на -ушкин/-юшкин:

Аки́мушкин ← Аки́мушка ← Аки́м;

Ефре́мушкин ← Ефре́мушка ← Ефре́м;

Ерёмушкин ← Ерёмушка ← Ереме́й;

Ка́рпушкин ← Ка́рпушка ← Карп;

Кондру́шкин ← Кондру́шка ← Кондра́т;

Лёвушкин ← Лёвушка ← Лев;

Ма́ркушкин ← Ма́ркушка ← Марк;

Мишу́тушкин ← Мишу́тушка ← Михаи́л;

Ону́шкин ← Ону́шка ← Они́сим;

Стёпушкин ← Стёпушка ← Степа́н;

Фо́мушкин ← Фо́мушка ← Фома́;

Афо́нюшкин ← Афо́нюшка ← Афана́сий;

Га́нюшкин ← Га́нюшка ← Гаври́ло;

Илю́шкин ← Илю́шка ← Илья́;

Лактю́шкин ← Лактю́шка ← Галактио́н;

Ла́рюшкин ← Ла́рюшка ← Ларио́н;

Матю́шкин ← Матю́шка ← Матве́й;

Оме́люшкин/Аме́люшкин ← Оме́люшка ← Емелья́н;

Я́нюшкин ← Я́нюшка ← Ян.

Несколько реже встречаются фамилии на -шкин с другой предшествующей гласной:

Ведя́шкин ← Ведя́шка ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Мата́шкин ← Мата́шка ← Матве́й;

Семя́шкин ← Семя́шка ← Семён.

В фамилиях на -шков ударение обычно падает на предпоследний слог. Однако имеется тенденция к переносу ударения на последний слог, особенно (но не исключительно) в двухсложных фамилиях, например, Да́шков → Дашко́в; Артю́шков → Артюшко́в. В фамилиях на -шкин ударение обычно приходится на предпоследний слог, если не считать того, что в фамилиях на -ушкин/-юшкин ударение падает на третий от конца слог с тенденцией к сдвигу на предпоследний.

Фамилии с конечными элементами -чков и -чкин в сочетании с различными гласными не так распространены, как фамилии на -шков и -шкин. Согласный ч обычно восходит к палатализованному к.

Фамилии на -ов образованы от уменьшительных имен либо на -чо́к с конечным ударением (-чко́в), либо на -чко с неконечным ударением, например:

Ермачко́в ← Ермачо́к ← Ермола́й;

Исачко́в ← Исачо́к ← Иса́к;

Петрачко́в ← Петрачо́к ← Пётр;

Ани́чков ← Ани́чко ← Анике́й;

Ари́чков ← Ари́чко ← Аре́фья;

Ха́ричков ← Ха́ричко ← Харито́н.

Фамилии на -чкин более распространены, чем фамилии на -чков. Они выступают в трех вариантах - на -ечкин, на -ичкин и на -очкин и происходят соответственно от уменьшительных имен на -ечка, -ичка и -очка. Эти конечные элементы присоединяются к именам, как правило, уже оформленным уменьшительными суффиксами. Ударение обычно падает на третий слог от конца. Примеры:

Алёшечкин ← Алёшечка ← Алексе́й;

Ано́шечкин ← Ано́шечка ← Ону́фрий;

Ми́шечкин ← Ми́шечка ← Михаи́л;

Оре́чкин ← Оре́чка ← Аре́фья;

Серёжечкин ← Серёжечка ← Серге́й;

Тру́шечкин ← Тру́шечка ← Три́фон;

Ани́чкин ← Ани́чка ← Анике́й;

Ку́зичкин ← Ку́зичка ← Кузьма́;

Ла́ричкин ← Ла́ричка ← Ларио́н;

Оме́личкин ← Оме́личка ← Емелья́н;

Ро́дичкин ← Ро́дичка ← Родио́н;

Фо́мичкин ← Фо́мичка ← Фома́;

Аки́мочкин ← Аки́мочка ← Аки́м;

Давы́дочкин ← Давы́дочка ← Давы́д;

Ефи́мочкин ← Ефи́мочка ← Ефи́м;

Кли́мочкин ← Кли́мочка ← Клим;

Мака́рочкин ← Мака́рочка ← Мака́р;

Полика́рпочкин ← Полика́рпочка ← Полика́рп;

Пота́почкин ← Пота́почка ← Пота́п;

Са́вочкин ← Са́вочка ← Са́ва;

Фро́лочкин ← Фро́лочка ← Фрол;

Ю́дочкин ← Ю́дочка ← Ю́да.

Суффикс -к- может присоединяться к имени, которое уже имеет уменьшительный суффикс -н-, образуя таким образом в сочетании с различными гласными уменьшительные имена на -нко/-нок и -нка. Подобно фамилиям на -чков, фамилии на -нков получают конечное ударение, если образуются от имен на -нок, и неконечное ударение, если образуются от имен на -нко. Примеры:

Ле́ньков ← Ле́нько ← Алекса́ндр;

Ли́нков ← Ли́нко ← Кали́ник;

Мана́нков ← Мана́нко ← Ману́йло;

Са́нков ← Са́нко ← Алекса́ндр;

Сергунко́в ← Сергуно́к ← Серге́й.

Фамилии на -енков - это почти всегда не русские фамилии, образованные от уменьшительных имен на -енко, а украинские фамилии на -енко, русифицированные путем добавления конечного . Трудно разграничить эти две категории, но если имя, от которого образована фамилия на -енков, отсутствует в украинском, то фамилия, вероятно, является исконно русской, как, по-видимому, в случае:

Грише́нков ← Грише́нко ← Григо́рий;

Его́рченков ← Его́рченко ← Его́р;

Паше́нков ← Паше́нко ← Па́вел.

Русифицированные украинские фамилии на -енков рассматриваются в главе X, с.207.

Более распространены соответствующие фамилии на -нкин, например:

Авдо́нкин ← Авдо́нка ← Евдоки́м;

Гала́нкин ← Гала́нка ← Галактио́н;

Гера́нькин ← Гера́нька ← Гера́сим;

Дорофа́нкин ← Дорофа́нка ← Дорофе́й;

Оста́нкин ← Оста́нка ← Евста́фий;

Петря́нкин ← Петря́нка ← Пётр;

Куди́нкин ← Куди́нка ← Анкуди́н ← Акинди́н;

Ми́шинкин ← Ми́шинка ← Михаи́л;

Петру́нькин ← Петру́нька ← Пётр;

Федю́нкин ← Федю́нка ← Фёдор.

Сочетания суффиксального -к- с другими согласными (обычно т), используемые в уменьшительных формах, довольно редки и встречаются только в фамилиях на -ин, например:

Миша́ткин ← Миша́тка ← Михаи́л;

Макся́ткин ← Макся́тка ← Макси́м;

Паше́ткин ← Паше́тка ← Па́вел;

Сави́ткин ← Сави́тка ← Са́ва;

Карпу́ткин ← Карпу́тка ← Карп;

Тишу́ткин ← Тишу́тка ← Ти́хон.

В фамилиях на -нкин, -ткин ударение обычно падает на предпоследний слог.

(II) Уменьшительные формы с суффиксальным -ш-

Фамилии на -шев/-шов и -шин, образованные от уменьшительных имен на и -ша, по распространенности идут следом за фамилиями на -ков и -кин. Исторически ш есть результат палатализации х.

Суффикс -ш- присоединяется непосредственно к базовому имени, или он может быть расширен гласным.

В фамилиях на -шев последний слог обычно безударный. Если же на него падает ударение (что бывает редко), то конечный элемент выступает как -шов. Обоим конечным элементам предшествует гласный. В фамилиях на -ашев и -ушев ударение обычно падает на предпоследний слог, а в фамилиях на -ишев, -ошев и -ышев - на третий слог от конца.

Примеры фамилий, образованных от уменьшительных имен с суффиксальным -ш-:

Ада́шев ← Ада́ш ← Ада́м (может быть также тюркского происхождения) {49};

Аки́шев ← Аки́ш ← Аки́м;

Андрия́шев ← Андрия́ш ← А(н)дриа́н;

Апа́шев ← Апа́ш ← Опа́тий/Ипа́тий;

Арда́шев ← Арда́ш ← Ардалио́н;

Велья́шев ← Велья́ш ← Вельями́н ← Веньями́н;

Га́вришев ← Га́вриш ← Гаври́ло;

До́рошев ← До́рош ← Дорофе́й;

Игна́шев ← Игна́т ← Игна́тий;

Лука́шев ← Лука́ш ← Лука́;

Мала́шев ← Мала́ш ← Мала́хия;

Марда́шев ← Марда́ш ← Марда́рий;

Мерку́шев ← Мерку́ш ← Мерку́рий;

Полика́шев ← Полика́ш ← Полика́рп;

Про́кошев ← Про́кош ← Проко́пий;

Тро́шев ← Трош ← Трофи́м;

Асташо́в/Аста́шев ← Аста́ш ← Евста́фий;

Кондрашо́в ← Кондра́ш ← Кондра́т;

Никишо́в ← Ники́ш ← Ники́та;

Ромашо́в ← Рома́ш ← Рома́н.

Фамилии на -шев/-шо́в, образованные от уменьшительных имен с суффиксом -ш-, расширенным различными гласными, не слишком многочисленны, но и нередки, например:

Лака́шев ← Лака́ш ← Галактио́н;

Левашо́в ← Лева́ш ← Лев;

Мокашо́в ← Мока́ш ← Мо́кий;

Петрашо́в ← Петра́ш ← Пётр;

Емя́шев ← Емя́ш ← Емелья́н;

Матя́шев ← Матя́ш ← Матве́й;

Петряшо́в ← Петря́ш ← Пётр;

Федя́шев ← Федя́ш ← Фёдор;

Е́фишев ← Е́фиш ← Ефе́рий;

Анту́шев ← Анту́ш ← Анто́н;

Авду́шев ← Авду́ш ← Авде́й;

Кли́мушев ← Кли́муш ← Клим;

Марку́шев ← Марку́ш ← Марк;

Ма́ртушев ← Ма́ртуш ← Марты́н;

Па́трушев ← Па́труш ← Патри́кий;

Колю́шев ← Колю́ш ← Никола́й;

Мартю́шев ← Мартю́ш ← Марты́н;

А́нтышев ← А́нтыш ← Анто́н;

Е́лтышев ← Е́лтыш ← Евти́хий;

Ка́рпышев ← Ка́рпыш ← Карп;

Ко́нышев ← Ко́ныш ← Коно́н;

Ко́рнышев ← Ко́рныш ← Корне́й ← Корни́лий;

Я́нышев ← Я́ныш ← Ян.

Параллельные фамилии на -шин более распространены, чем фамилии на -шев/-шо́в. Ударение на гласном, предшествующем -шин. Примеры:

Анто́шин ← Анто́ша ← Анто́н;

Арка́шин ← Арка́ша ← Арка́дий;

Авра́шин ← Авра́ша ← Авра́м;

Варла́шин ← Варла́ша ← Варла́м;

Вла́шин ← Вла́ша ← Влас;

Гаве́шин ← Гаве́ша ← Гаври́ло;

Гала́шин ← Гала́ша ← Галактио́н;

Деме́шин ← Деме́ша ← Деме́нтий;

Евдо́шин/Алдо́шин ← Евдо́ша/Алдо́ша ← Евдоки́м;

Его́шин ← Его́ша ← Его́р;

Ели́шин ← Ели́ша ← Елисе́й;

Иво́шин ← Иво́ша ← Иво́н/Иво́на ← Ио́на Карни́шин ← Карни́ша ← Корне́й;

Кли́шин ← Кли́ша ← Клим;

Миро́шин ← Миро́ша ← Миро́н;

Плато́шин ← Плато́ша ← Плато́н;

Полу́шин ← Полу́ша ← Полуе́кт/Полие́вкт;

Три́шин/Тру́шин ← Три́ша/Тру́ша ← Три́фон/Труфа́н;

Фино́шин/Фина́шин ← Фино́ша/Фина́ша ← Афиноге́н;

Фио́шин ← Фио́ша ← Фио́на/Фео́на Я́шин ← Я́ша ← Я́ков.

Фамилии на -шин могут также образовываться от уменьшительных имен, в которых суффикс -ш- добавлялся к согласному основы. Ударение на слоге, предшествующем -шин. Примеры:

Аба́кшин ← Аба́кша ← Абаку́м;

Аве́ршин ← Аве́рша ← Аве́ркий;

Аки́ньшин ← Аки́ньша ← Аки́нф;

Аку́льшин ← Аку́льша ← Аки́ла/Аку́ла;

Га́ршин ← Га́рша ← Гара́сим/Гера́сим;

Го́ршин ← Го́рша ← Горде́й;

Да́ньшин ← Да́ньша ← Дани́ло;

До́кшин ← До́кша ← Евдоки́м;

Его́ршин ← Его́рша ← Его́р;

И́ньшин ← И́ньша ← Инноке́нтий;

Ко́ншин ← Ко́нша ← Коно́н;

Ку́ншин ← Ку́нша ← Аку́ндин/Аки́ндин;

Ла́кшин/Ло́кшин ← Ла́кша/Ло́кша ← Галактио́н;

Лёвшин ← Лёвша ← Лев;

Ме́льшин ← Ме́льша ← Меле́нтий;

Мо́кшин ← Мо́кша ← Мо́кий;

Нау́мшин ← Нау́мша ← Нау́м;

О́льшин ← О́льша ← Оли́с ← Елисе́й;

Пе́ршин ← Пе́рша ← Перфи́лий/Порфи́рий;

Пи́мшин ← Пи́мша ← Пи́мен;

Сидо́ршин ← Сидо́рша ← Си́дор;

Я́ншин ← Я́нша ← Ян.

Параллельные фамилии на -шин с суффиксом -ш-, расширенным различными гласными, тоже лучше представлены, чем соответствующие фамилии на -шев/-шов:

Лака́шин ← Лака́ша ← Галактио́н;

Ника́шин ← Ника́ша ← Никола́й;

Коня́шин ← Коня́ша ← Коно́н;

Миня́шин ← Миня́ша ← Ми́на Федя́шин ← Федя́ша ← Фёдор;

Ине́шин ← Ине́ша ← Инноке́нтий;

Мерке́шин ← Мерке́ша ← Мерку́рий;

Мике́шин ← Мике́ша ← Мики́та/Ники́та;

Иго́шин ← Иго́ша ← Игна́тий;

Лево́шин ← Лево́ша ← Лев;

Мамо́шин ← Мамо́ша ← Ма́мант;

Мато́шин ← Мато́ша ← Матве́й;

Фино́шин ← Фино́ша ← Афиноге́н;

Антру́шин ← Антру́ша ← Евтро́пий;

Лавру́шин ← Лавру́ша ← Лавр или Лавре́нтий;

Марку́шин ← Марку́ша ← Марк;

Панкру́шин ← Панкру́ша ← Панкра́тий;

Раду́шин ← Раду́ша ← Родио́н;

Симу́шин ← Симу́ша ← Симо́н;

Титу́шин ← Титу́ша ← Тит;

Андрю́шин ← Андрю́ша ← Андре́й;

Артю́шин ← Артю́ша ← Арте́мий;

Велю́шин ← Велю́ша ← Вельями́н ← Веньями́н;

Евстю́шин ← Евстю́ша ← Евстигне́й;

Иню́шин ← Иню́ша ← Инноке́нтий;

Костю́шин ← Костю́ша ← Константи́н;

Пеню́шин ← Пеню́ша ← Пентеле́й ← Пантелеймо́н;

Фадю́шин ← Фадю́ша ← Фадде́й;

Хатю́шин ← Хатю́ша ← Хате́й/Фо́тий;

Феды́шин ← Феды́ша ← Фёдор.

Довольно типичные фамилии на -шин образуются необычно от уменьшительных имен на -иша и почти целиком могут быть отнесены к андрометрическим, то есть основанным на имени жены, названной по имени мужа, - согласно следующей схеме: Дани́ло → его жена Данили́ха → ее сын Данили́шин. Фамилии этого типа, как правило, не русские, а украинские (см. с.212). Немногие исконно русские уменьшительные формы этого типа трудно (особенно если речь идет о фамилиях на -енков) отличить от их украинских андрометронимов. Однако из этого типа фамилию Аги́шин ← Аги́ша ← Агге́й можно считать исконно русской.

(III) Уменьшительные формы с суффиксальным -х-

Фамилии на -хов и -хин образуются от уменьшительных имен на и -ха. Суффикс -х- может быть расширен гласным. Фамилии на -хов обычно, а фамилии на -хин всегда, имеют ударение на предпоследнем слоге. Примеры фамилий на -хов:

Ана́хов ← Ана́х ← Ана́ния;

Гала́хов ← Гала́х ← Галактио́н;

Гера́хов ← Гера́х ← Гера́сим;

Еро́хов ← Еро́х ← Ерофе́й;

Евла́хов ← Евла́х ← Евла́мпий;

Мала́хов ← Мала́х ← Мала́хия;

Ве́дехов/Ве́дихов ← Ве́дех ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Ме́лехов/Ме́лихов ← Ме́лех ← Меле́нтий;

Те́рехов/Те́рихов ← Те́рех ← Тере́нтий;

Ману́хов ← Ману́х ← Ману́йло;

О́лухов ← О́лух ← Елевфе́рий.

Фамилии на -хов, в которых суффикс -х- расширен гласным, не распространены, однако есть примеры:

Ве́лехов/Ве́лихов ← Ве́лех/Ве́лих ← Вельями́н ← Веньями́н;

И́нихов ← И́них ← Инноке́нтий;

Кондухо́в ← Конду́х ← Кондра́т;

Артюхо́в ← Артю́х ← Арте́мий или Артамо́н;

Илюхо́в ← Илю́х ← Илья́;

Пентюхо́в ← Пентю́х ← Пентеле́й ← Пантелеймо́н;

Спирюхо́в ← Спирю́х ← Спиридо́н;

Терюхо́в ← Терю́х ← Тере́нтий.

Параллельных фамилий на -хин в количественном отношении больше, чем фамилий на -хов, например:

Антро́хин ← Антро́ха ← Евтро́пий;

Артамо́хин ← Артамо́ха ← Артамо́н;

Веде́хин ← Веде́ха ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Ермо́хин ← Ермо́ха ← Ермола́й;

Ману́хин ← Ману́ха ← Ману́йло;

Парамо́хин ← Парамо́ха ← Парамо́н;

Само́хин ← Само́ха ← Само́йло;

Саму́хин ← Саму́ха ← Саму́йло;

Сафо́хин ← Сафо́ха ← Сафо́ний;

Стёхин ← Стёха ← Степа́н;

Уля́хин ← Уля́ха ← Улья́н;

Фио́хин ← Фио́ха ← Фео́на.

Примеры фамилий на -хин с суффиксом -х-, расширенным гласным:

Трифа́хин ← Трифа́ха ← Три́фон;

Иня́хин ← Иня́ха ← Инноке́нтий;

Коня́хин ← Коня́ха ← Коно́н;

Маня́хин ← Маня́ха ← Ману́йло;

Мато́хин ← Мато́ха ← Матве́й;

Етру́хин ← Етру́ха ← Евтро́пий;

Карпу́хин ← Карпу́ха ← Карп;

Лавру́хин ← Лавру́ха ← Лавр или Лавре́нтий;

Яну́хин ← Яну́ха ← Ян;

Антю́хин ← Антю́ха ← Анто́н или Анти́па;

Деню́хин ← Деню́ха ← Дени́с;

Зеню́хин ← Зеню́ха ← Зено́н;

Зиню́хин ← Зиню́ха ← Зино́вий;

Мелю́хин ← Мелю́ха ← Меле́нтий;

Устю́хин ← Устю́ха ← Усти́н;

Христю́хин ← Христю́ха ← Христофо́р.

Все фамилии на -ихин, образованные от полной формы крестильного имени, например, Марты́нихин, являются андрометронимическими (см. с.91). Большинство этих фамилий образовано от уменьшительных форм и, видимо, также относится к андрометронимическим. Они могут отличаться по ударению от типа на -хин.

(IV) Уменьшительные формы с суффиксальным -н-

Фамилии на -нов/-нев и -нин образуются от уменьшительных имен на -н/-нь, -но, -ень и -ня. Суффиксы -н-/-н'- могут присоединяться к корневой основе на гласный или согласный, суффиксы -но и -ень только к основе на согласный, а суффикс -ня только к основе на гласный.

За немногими исключениями, ударение падает на предпоследний слог не только в фамилиях на -нов/-нев, но и на -нин. Примеры фамилий на -нов с нерасширенным суффиксом:

Арта́нов ← Арта́н ← Артамо́н;

Гала́нов ← Гала́н ← Галактио́н;

Евла́нов ← Евла́н ← Евла́мпий;

Мала́нов ← Мала́н ← Мала́хия;

Оста́нов ← Оста́н ← Оста́п ← Евста́фий;

Евсе́нов ← Евсе́н ← Евсе́вий;

Проко́нов ← Проко́н ← Проко́пий.

Примеры фамилий с конечными элементами -нов и -нев, присоединяемыми к основе на согласный:

Гу́рнов ← Гу́рно ← Гу́рий;

Его́рнов ← Его́рно ← Его́р;

Я́шнов ← Я́шно ← Я́ков;

Не́фнев ← Не́фень ← Нефе́д ← Мефо́дий;

Фа́тнев ← Фа́тень ← Фате́й ← Фо́тий;

Фе́днев ← Фе́день ← Фёдор.

Суффикс -ан можно найти в следующих примерах:

Акса́нов ← Акся́нов ← Акса́н/Акся́н ← А(в)ксе́нтий;

Лахта́нов ← Лахта́н ← Галактио́н;

Серга́нов ← Серга́н ← Серге́й;

Яша́нов ← Яша́н ← Я́ков.

Следует иметь в виду, что -а́н обычно использовался для образования параллельных форм крестильных имен (см. с.52-53). Возможно, что многие из приведенных в этом разделе уменьшительных форм могут рассматриваться по происхождению как параллельные формы.

Комбинированный конечный элемент -ма́н, который также использовался для образования параллельных форм (см. с.53), тоже может встречаться в уменьшительных формах, например:

Елема́нов ← Елема́н ← Елефе́рий;

Гришма́нов ← Гришма́н ← Григо́рий;

Юшма́нов ← Юшма́н ← Ю́рий.

Другие фамилии с расширенными суффиксами:

Деме́нев ← Деме́нь ← Деме́нтий;

Есе́нев ← Есе́нь ← Е́сип;

Лавре́нев ← Лавре́нь ← Лавр или Лавре́нтий;

Мише́нев ← Мише́нь ← Михаи́л;

Феде́нев ← Феде́нь ← Фёдор;

Егуно́в ← Егу́н ← Его́р;

Мишкуно́в ← Мишку́н ← Михаи́л;

Патруно́в ← Патру́н ← Патрике́й;

Сергуно́в ← Сергу́н ← Серге́й;

Федуно́в ← Феду́н ← Фёдор.

У фамилий на -уно́в конечное ударение.

Многочисленные фамилии на -инов образованы путем добавления суффикса -ов к патронимической форме на -ин. Они рассматриваются в данной главе в разд. 2.1.

Добавление суффикса -н- к основе имени, оканчивающейся на , как в случае Михно́ ← Михаи́л (Михно́в), Прохно́ ← Про́хор (Прохно́в) и Махно́, если эта форма образована от Епима́х (Махно́в), давало суффикс -хно, который определяет фамилии на -хнов, например:

Ани́хнов ← Ани́хно ← Анике́й;

Дахно́в ← Дахно́ ← Дани́ло;

Олу́хнов ← Олу́хно ← Елефе́рий;

Яхно́в ← Яхно́ ← Я́ков или Ян.

Многие из этих фамилий можно отнести к русифицированным украинским фамилиям.

Есть также фамилии на -хнев, например:

Ма́хнев, Ми́хнев.

В равной мере распространены параллельные фамилии на -нин:

Авдо́нин/Алдо́нин/Евдо́нин/Елдо́нин ← Авдо́ня/Алдо́ня/Евдо́ня/Елдо́ня ← Евдоки́м;

Гала́нин ← Гала́ня ← Галактио́н;

Га́нин ← Га́ня ← Гаври́ло;

Гера́нин/Гара́нин ← Гера́ня/Гара́ня ← Гера́сим/Гера́сим;

Доро́нин ← Доро́ня ← Дорофе́й;

Еро́нин ← Еро́ня ← Ерофе́й;

Еси́нин ← Еси́ня ← Е́сип;

Поли́нин/Полу́нин ← Поли́ня/Полу́ня ← Полие́вкт/Полуе́кт;

Пота́нин ← Пота́ня ← Пота́пий;

Само́нин/Саму́нин ← Само́ня/Саму́ня ← Само́йло/Саму́йло.

Имеют место и фамилии на -нин, образованные от уменьшительных форм с расширенными суффиксами, например:

Мата́нин ← Мата́ня ← Матве́й;

Миша́нин ← Миша́ня ← Михаи́л;

Парма́нин ← Парма́ня ← Пармён;

Петря́нин ← Петря́ня ← Пётр;

Есе́нин ← Есе́ня ← Е́сип;

Мише́нин ← Мише́ня ← Михаи́л;

Патре́нин ← Патре́ня ← Патрике́й;

Сташи́нин ← Сташи́ня ← Стахе́й;

Иго́нин ← Иго́ня ← Игна́тий;

Луко́нин ← Луко́ня ← Лука́;

Мако́нин ← Мако́ня ← Макси́м;

Мато́нин ← Мато́ня ← Матве́й;

Петру́нин ← Петру́ня ← Пётр;

Пету́нин ← Пету́ня ← Пётр;

Проку́нин ← Проку́ня ← Проко́пий;

Прошу́нин ← Прошу́ня ← Про́хор;

Степу́нин ← Степу́ня ← Степа́н;

Фалу́нин ← Фалу́ня ← Фалале́й;

Андрю́нин ← Андрю́ня ← Андре́й;

Авдю́нин ← Авдю́ня ← Авде́й;

Евсю́нин ← Евсю́ня ← Евсе́вий;

Илю́нин ← Илю́ня ← Илья́;

Костю́нин ← Костю́ня ← Константи́н;

Степы́нин ← Степы́ня ← Степа́н.

Фамилии на -хнин встречаются редко:

Ва́хнин ← Ва́хня ← Васи́лий или любое другое имя, начинающееся с Ва-;

Я́хнин ← Я́хня ← Я́ков или Ян.

(V) Уменьшительные формы с суффиксальным -ј-

Фамилии образуются от уменьшительных форм на -а́й, -я́й, -е́й и, следовательно, оканчиваются на -а́ев, -я́ев, -е́ев. Написание скрывает способ образования, поскольку ј, который произносится, инкорпорирован в букве е суффикса -ев.

Конечные элементы -а́й, -е́й также использовались для образования параллельных форм полных крестильных имен (см. с.52). Как и в случае имен на -а́н, не всегда возможно точно определить, осознавалось ли имя, оканчивающееся на -а́й, -е́й, как уменьшительная форма. Смягчение согласного, предшествующего -а́й (то есть -я́й), служит сильным аргументом в пользу уменьшительного характера имени.

Фамилии на -ин с этим суффиксом отсутствуют.

Примеры фамилий на -а́ев:

Арда́ев ← Арда́й ← Ардалио́н;

Гала́ев ← Гала́й ← Галактио́н;

Дороша́ев ← Дороша́й ← Дорофе́й;

Игна́ев ← Игна́й ← Игна́тий;

Яша́ев ← Яша́й ← Я́ков.

Примеры фамилий на -я́ев:

Артя́ев ← Артя́й ← Арте́мий;

Ведя́ев ← Ведя́й ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Коня́ев ← Коня́й ← Коно́н;

Миня́ев ← Миня́й ← Мина́й/Ми́на Петя́ев ← Петя́й ← Пётр;

Петря́ев ← Петря́й ← Пётр;

Семендя́ев ← Семендя́й ← Семён;

Троня́ев ← Троня́й ← Трофи́м.

Примеры фамилий на -е́ев:

Алфе́ев ← Алфе́й ← Алфёр ← Елефе́рий;

Арде́ев ← Арде́й ← Ардалио́н;

Арсе́ев ← Арсе́й ← Арсе́ний;

Арте́ев ← Арте́й ← Арте́мий или Артамо́н;

Гаре́ев ← Гаре́й ← Гара́сим/Гера́сим;

Евге́ев ← Евге́й ← Евге́ний;

Евсте́ев ← Евсте́й ← Евстигне́й;

Евте́ев ← Евте́й ← Евти́хий;

Канде́ев ← Канде́й ← Кондра́т;

Кандре́ев ← Кандре́й ← Кондра́т;

Панке́ев ← Панке́й ← Панкра́тий;

Тише́ев ← Тише́й ← Ти́хон;

Фале́ев ← Фале́й ← Фалале́й.

(VI) Уменьшительные формы с суффиксальным -ц-

Фамилии образуются от уменьшительных имен на -ец/-е́ц. Эти суффиксы уже не используются для крестильных имен, но еще часто встречаются в нарицательных существительных. Суффиксальное е подвижно и исчезает в фамилиях, которые оканчиваются на -цев/-цо́в. В результате появляются группы согласных, случайное упрощение которых иногда затемняет способ образования фамилии.

Фамилии на -ин с этим суффиксом отсутствуют.

Примеры фамилий на -цев/-цов:

Аксе́нцев, Аксенцо́в ← Аксе́нец ← А(в)ксе́нтий;

Архи́пцев ← Архи́пец ← Архи́п;

Ва́льцев ← Ва́лец ← Валериа́н или Валенти́н;

Ефи́мцев, Ефимцо́в ← Ефи́мец ← Ефи́м;

Ка́рцев ← Ка́рпцев ← Ка́рпец ← Карп;

Кле́пцев ← Кле́пец ← Клео́па;

Ла́рцев ← Ла́рец ← Илларио́н;

Ма́ркцев, Ма́рцев ← Ма́ркец ← Марк;

Наза́рцев ← Наза́рец ← Наза́р;

Сапро́нцев ← Сапро́нец ← Сапро́н ← Софро́н;

Та́финцев ← Та́финец ← Евста́фий;

Урва́нцев ← Урванцо́в/Урма́нцев, Урманцо́в ← Урва́нец/Урма́нец ← Урва́н;

Флоре́нцев ← Флоре́нец ← Флоре́нтий;

Фу́рцев ← Фу́рсцев ← Фу́рсец ← Фурс/Фирс;

Я́рцев ← Я́рец ← Ярофе́й/Ерофе́й;

Фаустцо́в ← Фаусте́ц ← Фа́уст ← Валенцо́в ← Валене́ц ← Валенти́н {50};

Семенцо́в ← Семене́ц ← Семён.

Суффикс -ец появляется также в различных расширенных формах, например:

Мата́нцев ← Мата́нец ← Матве́й;

Аве́ринцев ← Аве́ринец ← Аве́ркий;

Ла́ринцев ← Ла́ринец ← Ларио́н;

Оси́нцев ← Оси́нец ← О́сип;

Федо́ринцев ← Федо́ринец ← Фёдор;

Юди́нцев ← Юди́нец ← Ю́да.

Фамилии на -овцев, например, Деми́довцев, Мала́ховцев, образованы от топонимов и рассматриваются на с.110.

(VII) Уменьшительные формы с суффиксальным -с-

Фамилии, образованные от уменьшительных форм с этим суффиксом (обычно расширенным), оканчиваются на -сов и редко на -син. Ударение в них, как правило, падает на предпоследний слог. Примеры:

Авла́сов ← Авла́с ← Евла́мпий;

Илья́сов ← Илья́с ← Илья́;

Мата́сов ← Мата́с ← Матве́й;

Мина́сов ← Мина́с ← Ми́на Ста́сов ← Стас ← Стахе́й;

Юда́сов ← Юда́с ← Ю́да;

Видя́сов ← Видя́с ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Андро́сов ← Андро́с ← Андро́н;

Ино́сов ← Ино́с ← Инноке́нтий;

Марко́сов ← Марко́с ← Ма́рк;

Андру́сов ← Андру́с ← Андре́й или Андро́н;

Марту́сов ← Марту́с ← Марты́н;

Мату́сов ← Мату́с ← Матве́й;

Панту́сов ← Панту́с ← Пантелеймо́н.

Суффикс -ис, который встречается в полных именах типа Бори́с (Бори́сов), Дени́с (Дени́сов) и который давал параллельные формы (см. с.54), использовался также в качестве уменьшительного суффикса, и как таковой он появляется в некоторых фамилиях на -и́сов:

Фини́сов/Фини́стов ← Афиноге́н;

Хари́сов ← Хари́с ← Хари́сим или Харито́н;

Ири́сов ← Ири́с ← Ирине́й или Ирина́рх; если эта фамилия образована от слова ирис (назв. растения), то ее следует отнести к фамилиям духовенства (см. главу IX, с.175);

Лари́сов ← Лари́с ← Ларио́н;

Мари́сов ← Мари́с ← Марк или Маре́й;

Марки́сов ← Марки́с ← Марк (могло быть также искажением фамилии

Нарки́сов ← Нарки́с ← Νάρκισσος).

Фамилии на -сев, -син встречаются редко:

Саму́сев и Саму́сьев ← Саму́сь ← Саму́йло;

Авра́син ← Авра́ся ← Авра́м;

Юда́син ← Юда́ся ← Ю́да;

Аму́син ← Аму́ся ← Амо́с;

Авду́син ← Авду́ся ← Авде́й.

(VIII) Уменьшительные формы с суффиксальным -т-

Фамилии образуются от уменьшительных форм, оканчивающихся на -я́та, -у́та, -ю́та, и, следовательно, завершаются на -ин:

Ваня́тин ← Ваня́та ← Ива́н;

Матя́тин ← Матя́та ← Матве́й;

Юря́тин ← Юря́та ← Ю́рий;

Мишу́тин ← Мишу́та ← Михаи́л;

Яку́тин ← Яку́та ← Я́ков;

Аксю́тин ← Аксю́та ← А(в)ксе́нтий;

Гаврю́тин ← Гаврю́та ← Гаври́ло;

Герасю́тин ← Герасю́та ← Гера́сим;

Евсю́тин ← Евсю́та ← Евсе́вий;

Иню́тин ← Иню́та ← Инноке́нтий;

Кузю́тин ← Кузю́та ← Кузьма́;

Максю́тин ← Максю́та ← Макси́м;

Семеню́тин ← Семеню́та ← Семён;

Финю́тин ← Финю́та ← Афиноге́н.

Суффиксальный -т-, по-видимому, не появляется в фамилиях на -ов/-ев.

(IX) Уменьшительные формы с суффиксальным -г-

Фамилии с этим суффиксальным элементом восходят к прозвищам (см. с.122), почти все они образованы от уменьшительных форм на -а́га, -я́га, -у́га, -ю́га, -ы́га и, следовательно, оканчиваются на -ин:

Зота́гин ← Зота́га ← Зот;

Нифа́гин ← Нифа́га ← Ни́фонт;

Сима́гин/Симя́гин ← Сима́га/Симя́га ← Си́мон;

Фина́гин/Финя́гин ← Фина́га/Финя́га ← Афиноге́н;

Деня́гин ← Деня́га ← Дени́с;

Коля́гин ← Коля́га ← Никола́й;

Маря́гин ← Маря́га ← Маре́й;

Миня́гин ← Миня́га ← Ми́на;

Мося́гин ← Мося́га ← Мосе́й/Моисе́й;

Сеня́гин ← Сеня́га ← Семён;

Фалу́гин ← Фалу́га ← Фалале́й;

Артю́гин ← Артю́га ← Арте́мий или Артамо́н;

Велю́гин ← Велю́га ← Вельями́н ← Вениами́н;

Евтю́гин ← Евтю́га ← Евти́хий;

Мартю́гин ← Мартю́га ← Марты́н;

Матю́гин ← Матю́га ← Матве́й;

Варлы́гин ← Варлы́га ← Варла́м;

Галы́гин ← Галы́га ← Галактио́н;

Коны́гин ← Коны́га ← Коно́н;

Петы́гин ← Петы́га ← Пётр;

Платы́гин ← Платы́га ← Плато́н;

Роды́гин ← Роды́га ← Родио́н;

Самы́гин ← Самы́га ← Самы́ло;

Сапры́гин ← Сапры́га ← Сапро́н ← Софро́н.

В исключительных случаях суффиксальное -г- появляется в комбинации с другими гласными, которые в то же время являются основообразующими, например:

Еро́гин ← Еро́га ← Ерофе́й;

Роди́гин ← Роди́га ← Родио́н.

Чрезвычайно редки фамилии на -гов, например:

Евстю́гов ← Евстю́г ← Евстигне́й (Если это не модификация фамилии Евстю́гин).

(X) Уменьшительные формы с суффиксальным -щ-

Представлен фактически только один тип фамилий, образованных от этих форм: это тип на -и́щев, производный от имен на -и́ще. В современном русском этот суффикс стал увеличительным (куси́ще ‘большой кусок’), но до XVIIв. он придавал значение уменьшительности. В Древней Руси именам на -и́ще оказывали особое предпочтение монахи. Фамилии на -и́щев встречаются довольно часто, например:

Аги́щев ← Аги́ще ← Агге́й;

Бори́щев ← Бори́ще ← Бори́с;

Веди́щев ← Веди́ще ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Гаври́щев ← Гаври́ще ← Гаври́ло;

Кони́щев/Кани́щев ← Кони́ще/Кани́ще ← Коно́н;

Кузьми́щев ← Кузьми́ще ← Кузьма́;

Лари́щев ← Лари́ще ← Ларио́н;

Лаври́щев ← Лаври́ще ← Лавр;

Леви́щев ← Леви́ще ← Лев;

Маври́щев ← Маври́ще ← Мавр;

Петри́щев ← Петри́ще ← Пётр;

Ради́щев ← Ради́ще ← Родио́н;

Семени́щев/Семи́щев/Сенчи́щев ← Семени́ще/Семи́ще/Семчи́ще ← Семён;

Степани́щев/Степи́щев ← Степани́ще/Степи́ще ← Степа́н;

Ульяни́щев ← Ульяни́ще ← Улья́н;

Федори́щев ← Федори́ще ← Фёдор.

Чрезвычайно редко суффиксальное -щ- сочетается в фамилиях с другими гласными (т.е. не с и):

Еро́щев ← Еро́ще ← Ерофе́й.

Столь же редки и фамилии на -щин:

Кузи́щин ← Кузи́ща ← Кузьма́;

Про́щик ← Про́ща ← любое имя, начинающееся с Про-.

(XI) Уменьшительные формы с суффиксальным -ч-

Фамилии от этих форм оканчиваются на -чев и -чин. Фамилий, в которых суффикс следует за гласным, немного, в большинстве случаев ему предшествует согласный. К последним относятся фамилии на -чин, которые образуются от уменьшительной формы на -ча. Труднее определить форму уменьшительного имени для фамилий на -чев. Поскольку элемент -че не может быть постулирован, можно предположить, что -чев заменило первоначальное -чин, или же -чев представляет синкопированный (с выпавшим гласным) патронимический конечный элемент -(и)чев или -(ы)чев (см. с.86-87), то есть фамилия типа Акимчев может восходить либо к Акимчин, либо к Акимычев. Примеры:

Аки́нчев ← Аки́нф; Афо́нчин ← Афо́нча ← Афана́сий;

И́нчин ← И́нча ← Инноке́нтий;

Ла́рчин ← Ла́рча ← Иларио́н; Лео́нчев ← Лео́н;

Марты́нчев ← Марты́н;

Улья́нчев ← Улья́н; Упа́тчев ← Упа́т ← Ипа́т;

Федо́тчев ← Федо́т; Я́нчев ← Ян.

Редки фамилии на -чев, -чин с предшествующим гласным:

Сергачёв ← Серга́ч ← Серге́й;

Тимачёв ← Тима́ч ← Тимофе́й;

Харлачёв ← Харла́ч ← Харла́мпий;

Юдачёв ← Юда́ч ← Ю́да.

(XII) Уменьшительные формы с суффиксальным -р-

Фамилии от этих форм нечасты, они оканчиваются как на -ров/-рёв/-рев, так и -рин, например:

Мишу́ров ← Мишу́р ← Михаи́л;

Симарёв ← Сима́рь ← Си́мон;

Янчу́рев ← Янчу́рь ← Ян;

Степырёв ← Степы́рь ← Степа́н;

Гаву́рин ← Гаву́ра ← Гаври́ло;

Мичу́рин ← Мичу́ра ← Дми́трий;

Мишу́рин ← Мишу́ра ← Михаи́л;

Степу́рин ← Степу́ра ← Степа́н;

Яшу́рин ← Яшу́ра ← Я́ков;

Пентю́рин ← Пентю́ра ← Пентеле́й ← Пантелеймо́н;

Сентю́рин ← Сентю́ра ← Семён.

(XIII) Уменьшительные формы с суффиксальным -л-

Фамилии от этих форм встречаются редко, они оканчиваются как на -ов/-ев, так и -ин:

Ха́рлов ← Ха́рло ← Харито́н;

Гу́рлев ← Гу́рель ← Гу́рий;

Михе́лев ← Михе́ль ← Михе́й;

Саму́лев ← Саму́ль ← Самуи́л;

Сентю́лев ← Сентю́ль ← Семён;

Степу́лев ← Степу́ль ← Степа́н;

Веденя́лин ← Веденя́ля ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Гане́лин ← Гане́ля ← Гаври́ло;

Мишу́лин ← Мишу́ля ← Михаи́л;

Симу́лин ← Симу́ля ← Си́мон.

(XIV) Уменьшительные формы с другими суффиксальными элементами

Фамилии от этих форм представлены изолированными примерами:

Харла́пин ← Харла́па ← Харла́мпий;

Веденя́пин ← Веденя́па ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Видя́пин ← Видя́па ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Кирю́пин ← Кирю́па ← Кири́лл;

Селя́вин ← Селя́ва ← Селива́н или Селиве́рст;

Сеня́вин ← Сеня́ва ← Семён;

Серге́вин ← Серге́ва ← Серге́й.

1.4. Фамилии, образованные от сомнительных уменьшительных форм

Уменьшительные формы, образованные от первого слога крестильного имени, могут служить основой для многих имен, которые начинаются тем же слогом. Постоянное соответствие между полными и уменьшительными формами имен имело тенденцию утвердиться, но этот процесс не был завершен. Более того, не изучено историческое отношение между конкретным полным именем и уменьшительной формой. При настоящем состоянии наших знаний многие уменьшительные формы остаются сомнительными, поскольку они с равной вероятностью могли образоваться от нескольких крестильных имен. В приводимом ниже списке фамилии, производные от проблематичных уменьшительных форм, сопровождаются крестильными именами, от которых они могли быть образованы. Данный список, естественно, не охватывает всех полных имен или уменьшительных форм:

Аги́шев, Агу́шев ← Ага́пий или Агге́й;

Ано́кин, Ано́шин/Оно́шин, Ана́шкин, Ону́шкин, Ана́хов, Ано́хин/Оно́хин, Ано́шечкин, Ано́сов ← Ана́ния, Анике́й, Онисифо́р, Они́сим или Ону́фрий;

Дёмин, Демко́в, Демако́в, Дёмкин, Демы́кин, Дёмышев, Дёмшин, Дёшин ← Демья́н, Деме́нтий или Деми́д До́рин, До́ркин, До́нов ← Дорофе́й или Дормидо́нт {51};

Еляко́в, Е́лшин, Ело́хов, Ело́хин, Ели́хин, Елу́хин, Ела́хов, Елья́нов, Ельма́нов, Елема́нов, Ельша́нов, Елю́тин, Ельцо́в, Е́лчин, Ела́гин ← Елисе́й, Елиза́р, Елевфе́рий или Елпидифо́р;

Е́пишев, Епи́шин, Епи́хин, Епи́щев ← Епифа́ний или Епима́х;

Е́рин, Ерко́в, Е́ркин, Ера́сов, Е́ршин, Е́рышев, Ерю́шев, Е́рхов, Е́рыхов, Ерю́хин ← Ереме́й, Ерми́л, Ермола́й или Ерофе́й;

Машко́в, Машуко́в, Ма́шнев, Махну́шкин, Махно́в, Ма́хнев, Махо́нин, Махо́тин, Маше́нцев ← Мака́рий, Ману́йло или Матве́й;

Ми́тин, Митко́в, Митько́в, Ми́тькин, Митяко́в, Митюко́в, Митя́шев, Митя́шин, Митю́шин, Митю́шкин, Митю́хин, Митя́нин, Митя́ев, Мита́сов, Миту́сов, Митя́гин, Митю́рев, Ми́триков, Митруко́в, Митро́шкин, Митро́шин, Митро́хин, Митря́ев, Мичу́рин ← Дми́трий или Митрофа́н;

О́льшин, О́лышев, Оля́шев ← Елисе́й, Елефе́рий, Елиза́р или Елпидифо́р;

Па́рин, Па́ринкин, Па́ршин, Па́ршиков, Паршу́ткин, Паршу́тин, Па́рышев, Пару́хин, Пара́ев, Паро́хин ← Парамо́н, Парфе́ний или Пармён;

По́люшкин, По́льшин, По́люхов, Полю́хин, Полю́сов, Полу́нин, Полу́тин ← Полие́вкт, Полика́рп или Ипполи́т;

Про́нов, Про́нин, Проняко́в, Про́нкин, Про́ничкин, Проня́ев, Прончи́щев, Про́щин ← Про́хор, Проко́пий или Прота́сий;

Се́лин, Селько́в, Се́лкин, Се́ликов, Селе́нин, Селюко́в, Се́лехов, Се́лихов, Селю́хин, Селю́нин, Селю́тин, Селю́гин, Сели́щев, Селя́вин ← Селива́н или Селиве́рст или даже Селе́вкий;

Ти́мин, Ти́мкин, Тимако́в, Тима́шев, Тимя́шев, Тиму́шев, Тимо́шков, Тиме́шов, Ти́мшин, Тимо́шин, Тимо́шкин, Тимо́нин, Тимо́хин, Тиму́ев ← Тимофе́й или Ти́мон;

Фе́дин, Федко́в, Федько́в, Фе́дькин, Федяко́в, Федюко́в, Фе́диков, Федя́кин, Федю́кин, Фе́дичкин, Федя́шкин, Федю́шкин, Федю́нкин, Федя́шев, Феды́шин, Федю́шин, Фе́днев, Федуно́в, Феде́нев, Федя́нин, Федю́нин, Феди́нин, Федя́ев, Федюня́ев, Фе́дчин, Феди́щев ← Фёдор, Федо́с, Федо́т или Феду́л;

Фи́лов, Фи́лев, Фи́лин, Филко́в, Филько́в, Филяко́в, Филюко́в, Фильчако́в, Филинко́в, Фи́лькин, Филю́шкин, Филя́шин, Филя́ев, Фильча́гин, Фили́сов, Фила́сов, Фило́хов, Фили́нцев, Фи́льшин, Хилко́в ← Филимо́н, Фили́пп, Фило́н или Феофи́л.

Следует добавить, что по причине взаимозаменяемости начального Ми- и Ни- уменьшительные формы, относимые в настоящей книге к имени Михаи́л, до некоторой степени могут быть использованы также для Никола́й/Мико́ла, Ники́та/Мики́та и Ники́фор/Мики́фор.

О фамилиях, начинающихся с Пан-, см. с.83; о фамилиях, начинающихся с Вах-, см. с.85.

1.5. Фамилии, образованные от разнородных уменьшительных форм

Немного найдется примеров в древнерусском языке, когда слово, этимологически не связанное с крестильным именем, становится уменьшительной формой этого имени. Два таких слова ассоциировались с мужскими именами и, следовательно, давали фамилии.

Одним из таких слов является древнерусское нарицательное существительное гри́дя, гри́дин, гри́день, заимствованное из сканд. gridi ‘товарищ, стража’. В Московской Руси оно было общеупотребительным в качестве уменьшительного имени Григо́рий, отсюда фамилии Гри́дин, Гри́днев, Гри́днин и Гридуно́в. Согласный д не использовался при образовании уменьшительных имен.

Другим таким словом выступает исконно скандинавское личное имя Hakon, которое было перенято в русифицированной форме Яку́н. Его уменьшительная форма так или иначе ассоциировалась с крестильным именем Я́ков и стала источником следующих фамилий:

Яку́нин, Яку́нкин, Якунцо́в, Яку́н(н)иков, Яку́нчиков и, возможно, также Я́кушев, Яку́шин, Яку́шкин, Яку́тин.

1.6. Полный список фамилий для восьми крестильных имен

В предыдущем разделе фамилии, образованные от уменьшительных имен, были классифицированы по форме их уменьшительных суффиксов. Вероятно, небесполезно было бы иметь список фамилий, которые могут быть образованы от всех известных форм индивидуального имени. Это станет иллюстрацией как механизма образования, так и разнообразия его вариантов. Списки, данные ниже для восьми выбранных крестильных имен, довольно полны, но нельзя утверждать, что они исчерпывающие.

(I) Фамилии, образованные от имени Ива́н

Фамилия, образованная от полной формы: Ива́но́в (с любым ударением, см. с.25).

Фамилии, образованные от параллельных форм с заимствованными суффиксами:

Ивана́ев, Иване́ев, Ива́ньев, Ивани́лов, Ивани́сов, Иванте́ев, Ива́нтьев.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) полную форму:

Иванче́нков, Ива́нцев, Ива́нчиков, Иванцо́в, Иванчо́в, Иване́нков, Ива́ничев, Ива́ников, Ивани́щев, Ивани́шев, Иванюко́в, Иванко́в, Иванько́в, Ива́нников, Ива́ншинцев, Ивану́сьев, Иванчи́н, Ивани́хин, Ива́нин, Ивани́шин, Иваню́шин, Иваню́тин, Ива́нкин, Ива́ньшин, Ива́нушкин;

б) слог Ива- с различными суффиксами на -ч-, -х-, -к-, -ш-:

Ивачёв, Ива́хнов, Ива́шенцев, Ива́шев, Ива́шинцов, Ива́шинников, Ивашко́в, Ивашнёв, Ива́шников, Ивашо́в, Ива́хин, Ива́кин, Ива́шечкин, Ива́шин, Ива́шкин, Иваши́шин;

в) слог Ив-. Эти фамилии редки, и их производность от Ива́н не является абсолютно достоверной:

И́вшин, И́вушкин;

г) слог Ван-. Эти фамилии весьма популярны:

Ванчако́в, Ва́нчиков, Ванцо́в, Ване́ев, Ва́ничев, Ва́ничков, Ванюко́в, Ванке́ев, Ванко́в, Ванько́в, Ва́нников, Ва́ньшев, Ва́ничкин, Ва́нин, Ваня́кин, Ваня́ркин, Ваня́шин, Ваня́шкин, Ваня́тин, Ваню́хин, Ваню́шин, Ваню́шкин, Ваню́тин, Ва́нькин, Ванше́нкин, Ва́ньшин.

(II) Фамилии, образованные от имени Ю́рий

Фамилия, образованная от полной формы: Ю́рьев.

Фамилии, образованные от параллельных форм с заимствованными суффиксами:

Юра́нов, Юрма́нов

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) слог Юр-:

Юра́сов, Ю́рцев, Юре́нев, Ю́риков, Ю́ринов, Ю́ривцев, Юря́ев, Ю́рьичев, Юрко́в, Ю́рлов, Ю́ров, Ю́ршев, Ю́рышев, Юре́нин, Ю́рин, Юря́тин, Ю́ркин, Ю́рочкин, Юру́хин, Юры́гин;

б) слог Ю- с добавлением уменьшительного суффикса -х- или -щ-:

Ю́хнев, Юхно́в, Ю́хов, Юшачко́в, Юшко́в, Юшма́нов, Ю́хин, Ю́хнин, Ю́хтин, Юша́нкин, Ю́шин, Ю́шкин.

Возможно, что и фамилии У́рьев, Уря́сов, У́рин образованы от того же имени. Утрата начального ј- перед у - распространенное явление в русском языке.

(III) Фамилии, образованные от имени Васи́лий

Фамилия, образованная от полной формы: Васи́льев.

Фамилии, образованные от параллельных форм:

Васи́лев, Васи́лов, Васильма́нов.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) основу Васил-:

Васильцо́в, Василько́в, Васи́льчиков, Васили́щев;

б) слог Вас- с добавлением различных суффиксов:

Васенцо́в, Васенко́в, Ва́сичев, Васи́щев, Вася́ев, Васю́хичев, Васю́хнов, Васючко́в, Васюко́в, Васю́ничев, Васю́тчев, Васю́тичев, Васко́в, Васько́в, Васнецо́в, Ва́снев, Ва́сьнев, Ва́сечкин, Васе́нин, Ва́син, Вася́гин, Вася́нин, Вася́ткин, Васю́хин, Васю́нин, Васю́нкин, Васю́шкин, Васю́тин, Васю́ткин, Васю́точкин, Ва́скин, Ва́ськин.

Возможно также, что фамилии, начинающиеся с Вах-, принадлежат к этой же группе, но более вероятна их производность от имени Варфоломе́й (см. с.85).

(IV) Фамилии, образованные от имени Григо́рий

Фамилия, образованная от полной формы: Григо́рьев.

Фамилия, образованная от редкой параллельной формы: Григо́ров.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) основу Григор-:

Григо́ркин, Григо́рушкин;

б) слог Грин- с добавлением различных суффиксов:

Гренко́в {52}, Гринёв, Гринко́в, Гри́нников, Грини́хин, Гри́нин, Грини́шин, Гриня́кин;

в) слог Гриш- с добавлением различных суффиксов:

Гриша́ев, Гришако́в, Гриша́нков, Гриша́нов, Гришелёв, Грише́нков, Гри́шинов, Гришко́в, Гришма́нов, Гришуко́в, Гриша́гин, Гриша́кин, Гриша́нин, Гри́шечкин, Гри́шин, Гри́шкин, Гришу́хин, Гришу́нин;

г) слоги Гриц-, Грич-, Грих-:

Грица́ев, Грицко́в, Грицуно́в, Гричу́хин, Гриха́нов.

О фамилиях Гри́днев, Гри́дин, Гри́днин, Гридуно́в см. на с.80.

(V) Фамилии, образованные от имени Па́вел

Фамилия, образованная от полной формы: Па́влов.

Фамилия, образованная от редкой параллельной формы: Паве́льев.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) основу Павл-:

Павле́нков, Павле́нов, Па́вликов, Павли́щев, Павли́шинцев, Павлю́чиков, Павлюко́в, Павлу́хов, Павлу́шков, Па́влычев, Павли́хин, Павлухин, Павлу́шин, Павлу́шкин, Павлы́гин;

б) слог Пав-:

Павшуко́в, Па́вкин, Па́вшин;

в) слог Паш-:

Паша́ев, Паше́нков, Па́шинцев, Па́шинов, Пашке́ев, Пашко́в, Па́шнев, Паша́нин, Паше́ткин, Паши́хин, Па́шин, Паши́нин, Па́шинкин, Па́шкин, Пашу́нин, Пашу́тин.

Слог Паш- используется для образования уменьшительной формы от Па́вел. Но поскольку ш чередуется с н, тот же самый слог может также использоваться для образования уменьшительных форм от крестильных имен Пантелеймо́н и Панкра́тий. Наоборот, слог Пан- мог быть использован для образования уменьшительных форм не только последних двух имен, но и имени Па́вел. Фамилии, образованные от этих уменьшительных имен:

Пана́ев, Панюко́в, Паню́шев, Панке́ев, Панко́в, Панько́в, Панчи́шин, Панчу́рин, Па́ничкин, Па́нин, Паню́гин, Паню́кин, Паню́нин, Паню́шин, Паню́шкин, Паню́тин, Па́нкин, Па́ншин, Па́ньшин.

(VI) Фамилии, образованные от имени Кири́лл

Фамилия, образованная от полной формы: Кири́ллов/Кири́лов.

Фамилии, образованные от параллельных форм, в которых начальный слог мог также выступать как Кур- и Чур-:

Кири́сов, Кирья́нов, Кирса́нов, Кири́лин, Кири́ллин, Кури́лов, Кури́сов, Курья́нов, Курса́нов, Кури́лин, Чури́лов, Чурса́нов, Чури́лин.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) основу Кири́л-, Кури́л-, Чури́л- (после р гласный и может выступать как ы):

Кири́льцев, Кири́лличев, Кири́лочкин, Кури́льцев, Кури́льчиков, Курилёв, Курылёв, Кури́лкин, Куры́лкин, Чури́лкин;

б) слог Кир-:

Кирцо́в, Кире́ев, Ки́ричев, Киричко́в, Киря́ев, Кирю́нчев, Ки́ршов, Ки́рин, Киря́кин, Кирю́хин, Кирю́пин, Кирю́шин, Кирю́шкин, Кирю́тин, Ки́ркин, Кирса́нин, Ки́ршин;

в) слог Кур-:

Кура́сов, Ку́риков, Ку́ринов, Ку́рлов, Ку́рысев, Ку́рышев, Кури́хин, Ку́рин, Куры́шкин, Ку́ршин;

г) слог Чур-:

Чу́риков, Чу́ринов, Чурля́ев, Чу́рин, Чу́ркин, Чу́рлин.

Фамилия Чу́ркин может также происходить от слова чу́рка.

Фамилии категории (б) могут также быть образованы от крестильных имен Ки́рик (полная фамилия Ки́риков) и Кир (полная фамилия Ки́ров), и фамилии категорий (в) и (г) - от Кир. Фамилия Кирья́нов может быть образована от имени Кириа́к (полная фамилия Кирья́ков и Хирья́ков).

(VII) Фамилии, образованные от имени Алекса́ндр

Фамилия, образованная от полной формы: Алекса́ндров.

Фамилия, образованная от параллельной формы: Алекса́нов.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) основу Алекса- и Алекс-:

Алекса́хин, Алекса́нкин, Алекса́шин, Але́ксин, Але́ксов;

б) основу Ален-, которая может также выступать как Олен-:

Але́нчиков/Оле́нчиков, Але́нев/Оле́нев, Але́ничев/Оле́ничев, Але́ников/Оле́ников, Але́нников/Оле́нников, Алёнов/Олёнов, Але́ншев, Але́нтьев, Але́нин/Оле́нин.

Фамилия Але́нин/Оле́нин может также быть образована от народной формы женского имени Еле́на (Алёна). Написание Олен- можно объяснить влиянием слова оле́нь. Фамилия Оле́нников может также происходить от названия профессии оле́нник ‘оленевод’.

в) основу Алеш-/Олеш-:

Але́шинцев, Але́шков, Алёшечкин, Алёшихин, Алёшин/Олёшин, Алёшкин/Олёшкин, Олешу́нин;

г) основы Алех-, Алес-:

Але́хов, Оле́хов, Алёхин, Але́син;

д) слог Ал-/Ол-:

Алю́хин, Алю́шин, Алю́тин, Олю́нин;

е) слоги Лен-, Лел-, Лех-, Лек-, Леш-:

Ленцо́в, Ленко́в, Ле́нников, Ле́нов, Ле́ликов, Леляко́в, Леля́нов, Ле́нин, Ле́нкин, Ле́ншин, Ле́ньшин, Леля́кин, Леля́шин, Лелю́хин, Ле́лькин, Лёхин, Ле́ксин, Лёшин. Фамилия Ле́нин (псевдоним В.И.Ульянова) другого, искусственного происхождения (см. с.186);

ж) слоги Лял-, Ляш-, Ляк-:

Ля́ликов, Ля́шев, Ля́кишев, Ля́лин, Ляля́кин, Ля́лькин, Ляшу́тин, Ля́кин;

з) слоги Сан-, Сах-, Саш-:

Санко́в, Санько́в, Са́нов, Сахно́в, Саше́нков, Сашко́в, Са́ничкин, Са́нин, Саню́тин, Са́нкин, Са́нькин, Сахни́н, Са́шин, Са́шкин.

Все уменьшительные формы имени Алекса́ндр равно приложимы и к имени Алексе́й (полная фамилия Алексе́ев). Тот факт, что в современном русском Са́ша является обычной уменьшительной формой имени Алекса́ндр, тогда как Алёша и Лёня соотносятся с именем Алексе́й, дает основание предполагать наличие этой двойной связи и в древнерусском.

Более новая уменьшительная форма Шу́ра (от Алекса́ша → Са́ша → Сашу́ра → Шу́ра), кажется, не давала фамилий, хотя есть и исключение - фамилия Шу́рин.

(VIII) Фамилии, образованные от имени Варфоломе́й

Фамилия, образованная от полной формы: Варфоломе́ев/Варфоломе́ев/Варфоломе́ев/Ворфаламе́ев.

Фамилии, образованные от параллельных форм:

Вахраме́ев, Бахраме́ев, Ахраме́ев, Ахроме́ев, Ахро́мов.

Вполне возможно, что это имя осмыслялось как производное от глагола охроме́ть ‘стать хромым’, отсюда написание с внутренним о:

Фоломе́ев, Фаламе́ев.

Фамилии, образованные от уменьшительных форм, имели в качестве базы:

а) слог Вахр-/Бахр-:

Ва́хрушев, Вахру́шков, Вахру́шин, Вахру́шкин, Бахру́шин;

б) слог Вах-:

Ва́хлов, Ва́хов, Ва́хнин, Вахо́нин.

Не исключено, хотя и маловероятно, что эти фамилии могли образоваться от других имен, начинающихся на Ва-, типа Васи́лий (см. выше с.81);

в) двуслоговую основу Фолом-/Фолон-:

Фоло́мин, Фоло́мкин, Фоло́нин, Холо́мин, Холо́нин.

Некоторые фамилии с начальным Фол-/Фал- могут быть того же происхождения, например, Фо́льшин, Фалёв, Фалу́нин, Фалу́гин и т.д., но они могли происходить и от имени Фалале́й (фамилия Фалале́ев). Варианты имени Варфоломе́й наглядно показывают, как далеко могут расходиться имена одного и того же происхождения в силу непостоянства в образовании народных и уменьшительных форм.

2. Фамилии с двойным патронимическим суффиксом

Популярность патронимического суффикса -ов/-ев приводила к случаям суффиксальной избыточности, когда он добавлялся к именам, уже обеспеченным одним из двух других патронимических суффиксов - -ин или -ич/-ыч.

2.1. Фамилии на -инов

Патронимы на -ин, к которым добавлялся суффикс -ов, могли происходить от (а) полной или (б) уменьшительной формы крестильного имени. Возможно, что добавление -ов к -ин было обусловлено влиянием существовавшей модели на -инов, представляемой фамилиями на -ов, образованными от непатронимических крестильных имен на -ин, таких, как:

Мари́нов ← Мари́н; Павли́нов ← Павли́н; Сави́нов ← Сави́н.

Кроме того, существует многочисленный класс фамилий на -инов, образованных от названий национальностей на -ин, например, Литви́нов ← Литви́н (см. с.109).

а) Примеры фамилий, образованных от патронимов на -ин, основанных на полной форме крестильного имени:

Фо́кинов ← Фо́ка; Фоми́нов ← Фома́; Ю́динов ← Ю́да; Кузьми́нов ← Кузьма́; Луки́нов ← Лука́.

б) Примеры фамилий, образованных от патронимов на -ин, основанных на уменьшительной форме крестильного имени:

Га́ринов ← Га́ря ← Гара́сим/Гера́сим; Гу́ринов ← Гу́ря ← Гу́рий;

Дёминов ← Дёма ← Демья́н или Деми́д; Е́сипов ← Е́ся ← Е́сип;

Лаври́нов ← Ла́вря ← Лавр или Лавре́нтий; Мала́хинов ← Мала́ха ← Мала́хия;

Митро́шинов ← Митро́ша ← Дми́трий или Митрофа́н;

Па́шинов ← Па́ша ← Па́вел; Пе́тинов ← Пе́тя ← Пётр; Пи́тинов ← Пи́тя ← Питири́м;

Ро́минов ← Ро́ма ← Рома́н; Со́зинов ← Со́зя ← Созо́нт; Тру́хинов ← Тру́ха ← Три́фон;

Феду́тинов ← Феду́тя ← Федо́т; Фи́линов ← Фи́ля ← Филимо́н, Фили́пп, Фило́н или Феофи́л;

Ха́ринов ← Ха́ря ← Харито́н; Ю́ринов ← Ю́ра ← Ю́рий; Я́ншинов ← Я́нша ← Ян.

2.2. Фамилии на -ычев/-ичев

Суффикс -ев может добавляться к разговорной форме патронима на -ыч/-ич (в противоположность нормативной на -ович/-евич). Патроним же может образовываться от (а) полной или (б) уменьшительной формы крестильного имени.

а) Фамилии на -ычев регулярно образуются от полной формы имени:

Артамо́нычев, Гле́бычев, Давы́дычев, Ефи́мычев, Его́рычев, Ка́рпычев, Лавёрычев ← Ла́вер ← Лавр, Мака́рычев, Макси́мычев, Мартя́нычев, Миха́йлычев, Нау́мычев, Пахо́мычев, Па́влычев, Рома́нычев, Семёнычев, Степа́нычев, Фили́ппычев.

Ударение в этих фамилиях неизменно на слоге, предшествующем конечному элементу -ычев.

Происхождение -ыч можно объяснить только синкопой - выпадением слога -ов- в конечном элементе -ович. Сохранить твердый согласный (первоначально стоящий перед -ов) перед -ич можно было лишь путем изменения последнего в -ыч.

б) Фамилии на -ичев более многочисленны, чем фамилии на -ычев. Они образуются от различных категорий патронимов на -ич, из которых наиболее регулярны те, которые образованы от полных крестильных имен на :

Ильичёв ← Илья́;

Иса́ичев ← Иса́я;

Кузьмичёв ← Кузьма́;

Лукичёв ← Лука́;

Ми́ничев ← Ми́на Са́вичев ← Са́ва;

Си́личев ← Си́ла;

Фомичёв ← Фома́;

Ю́дичев ← Ю́да.

К той же группе должны быть добавлены фамилии, образованные от народных форм на -и́ло:

Гаври́личев, Кири́личев, Миха́йличев.

Другие полные или ассимилированные формы крестильных имен, которые дают фамилии на -ичев, - большей частью это формы на -ей и -ий:

Авде́ичев, Маре́ичев, Матве́ичев, Мосе́ичев ← Мосей ← Моисей, Фаде́ичев, Арсе́ничев, Арте́мичев, Гу́ричев, Его́ричев ← (возможно), Его́рий, Ере́мичев, Зино́вичев, Мо́кичев, Мо́сичев ← Мо́сий ← Моисе́й, Саве́личев, Ю́рьичев.

Фамилии на -ичев, образованные от других категорий полных имен, относительно редки:

Ива́ничев, И́вличев ← И́влич ← И́евлич ← И́ов, Лео́ничев, Ма́ркичев, Миро́ничев, Степа́нычев, Улья́ничев.

Больше всего фамилий на -ичев образуется от уменьшительных форм крестильных имен с окончаниями , :

Авдю́ничев ← Авдю́ня ← Авде́й;

А́ничев ← А́ня ← Анике́й;

Афо́ничев ← Афо́ня ← Афана́сий;

Бо́ричев ← Бо́ря ← Бори́с;

Ва́сичев/Васю́хичев ← Ва́ся/Васю́ха ← Васи́лий;

Веде́ничев ← Веде́ня ← Ведене́й ← Венеди́кт;

Воло́дичев ← Воло́дя ← Володи́мир;

Гала́шичев ← Гала́ша ← Галактио́н;

Га́ничев ← Га́ня ← Гаври́ло;

Гера́ничев ← Гера́ня ← Гера́сим;

Дёмичев ← Дёма ← Демья́н, Деме́нтий или Деми́д;

Е́сичев ← Е́ся ← Е́сип;

Зи́ничев ← Зи́ня ← Зино́вий;

Карпу́ничев ← Карпу́ня ← Карп;

Ко́ндричев ← Ко́ндря ← Кондра́т;

Ла́ричев ← Ла́ря ← Ларио́н;

Оле́ничев ← Оле́ня ← Алекса́ндр или Алексе́й;

О́сичев ← О́ся ← О́сип;

Пе́тичев ← Пе́тя ← Пётр;

Петру́ничев ← Петру́ня ← Пётр;

По́личев ← По́ля ← Полие́вкт, Полика́рп или Ипполи́т;

Про́ничев ← Про́ня ← Про́хор, Проко́пий или Прота́сий;

Ро́дичев ← Ро́дя ← Родио́н;

Саво́ничев ← Саво́ня ← Савостья́н;

Се́личев ← Се́ля ← Селива́н или Селиве́рст;

Се́мичев ← Сёма ← Семён;

Серёжичев ← Серёжа ← Серге́й;

Сте́пичев ← Стёпа ← Степа́н;

Фи́личев ← Фи́ля ← Фили́пп, Филимо́н, Фило́н или Феофи́л;

Фи́мичев/Хи́мичев ← Фи́ма/Хи́ма ← Ефи́м.

Хотя патроним на -ыч, видимо, является синкопированной формой (см. с.86), нет фонетических оснований предполагать сходную синкопу в патронимах на -ич (то есть -евич → -ич). Для полных или уменьшительных имен на -а, -я всегда были регулярными патронимы на -ич. Позднее они распространились на другие типы фамилий.

Ударение в фамилиях на -ичев может быть или на конечном слоге, или чаще на третьем слоге от конца.

Только в исключительных случаях от одного и того же имени образуются фамилии не только на -ычев, но и -ичев, как, например, Кали́нычев и Кали́ничев ← Кали́на ← Кали́ник.

Кажется, существует только одна фамилия на -овичев: Петро́вичев. Следует иметь в виду, что Пётр - единственное полнооформленное крестильное имя с конечным ударением (род.п. Петра́ и т.д.). Его патроним, следовательно, имеет ударение на слоге -ов- (Петро́вич). Эта акцентологическая модель, вероятно, препятствовала элизии (падению) рассматриваемого слога.

Было отмечено (см. с.14), что в XVIIв. патронимы, оканчивающиеся на -ович/-евич, были привилегией высших слоев русского общества, и его использование устанавливалось законодательным актом. Если судить по частотности, с которой только что рассмотренные фамилии появляются в настоящее время, то эта политика, кажется, не распространялась на патронимы на -ыч и -ич.

2.3. Фамилии на -овых/-евых и -иных

Фамилии на -овых/-евых и -иных могут рассматриваться как третий тип фамилий с двойным патронимическим суффиксом. Исторически окончание -ых, конечно, является не суффиксом, добавленным к фамилиям на -ов и -ин, а окончанием этих фамилий в форме родительного падежа множественного числа (см. с.19). С нашей точки зрения, однако, эту морфему можно считать еще одним суффиксом.

Фамилии этого типа обычно образуются от полной формы крестильного имени, например:

Фёдоровых, Петро́вых, Васи́льевых, Наза́рьевых, Фомины́х, Ильины́х, Лукины́х, Савины́х.

В фамилиях на -овых ударение никогда не падает на конечный слог, тогда как в фамилиях на -ины́х оно всегда на конечном слоге. И все они не склоняются (см. с.29).

3. Метронимические фамилии, образованные от крестильных имен

3.1. Фамилии, образованные от женских имен

Метронимические фамилии, конечно, гораздо менее распространены, чем патронимические, и в отличие от последних чаще образуются от полной, а не от уменьшительной формы имени.

Русские женские крестильные имена, как и мужские, в основном греческого происхождения, на Руси они утвердились через посредство церковнославянского. Женские крестильные имена подверглись примерно тому же воздействию, что и мужские. Многие из них обладают параллельными народными формами, уменьшительные формы, как правило, следуют словообразовательной модели мужских имен. Поскольку и полные, и уменьшительные формы женских имен оканчиваются на или -я, соответствующие фамилии оканчиваются на -ин.

Ниже следуют примеры метронимических фамилий, образованных как от полных, так и уменьшительных форм крестильных имен греческого происхождения:

Авдо́тьин, Овдо́кин, О́вдин, Ду́нин ← Авдо́тья, Овдо́ка, О́вдя, Ду́ня ← Евдоки́я ← Εὐδοκία;

Ага́шин ← Ага́ша ← Ага́фья ← Ἀγάθη;

Акули́нин ← Акули́на/Акили́на ← Ἀκυλῖνα, лат. Aquilina;

А́ннин, А́нин, А́нушкин, Аню́тин ← А́нна, А́ня, А́нушка, Аню́та ← Ἀννα; фамилия Га́ннушкин такого же происхождения, поскольку основана на уменьшительном имени Га́ннушка ← Га́нна, то есть Ха́нна, украинский вариант имени А́нна;

Варва́рин, Варва́ркин, Варю́шин ← Варва́ра, Варва́рка, Варю́ша ← Βαρβάρα;

Васили́син ← Васили́са ← Βασίλισσα;

Глафи́рин ← Глафи́ра ← Γλαφύρα;

Да́рьин, Дарю́син, Да́шин, Да́шенкин ← Да́рья, Дарю́ся, Да́ша, Да́шенька ← Δαρεία;

До́мнин ← До́мна ← Δόμνα;

Екатери́нин, Катери́нин, Ка́тин, Катю́нин, Катю́шин, Катю́шкин ← Екатери́на, Катери́на, Ка́тя, Катю́ня, Катю́ша, Катю́шка ← Αἰκατερῖνα;

Еле́нин, Еле́нкин ← Еле́на, Еле́нка ← Ἑλένη; фамилия Оле́нин/Але́нин неясна: она может происходить от Олёна, народной формы имени Еле́на, или от Але́ня, уменьшительной формы имени Алекса́ндр или Алексе́й (см. с.83);

Елизаве́тин ← Елизаве́та ← Ἐλισάβετ;

Ири́нин, Ори́нин/Ари́нин, Ори́нкин/Ари́нкин, Ари́шин, Ари́шкин ← Ири́на, Ори́на/Ари́на, Ори́нка/Ари́нка, Ари́ша, Ари́шка ← Εἰρήνη;

Ли́дин ← Ли́да ← Ли́дия ← Λυδία;

Лу́шин ← Лу́ша ← Луке́рья ← Глике́рия ← Γλυκερία;

Ма́врин, Маври́шин ← Ма́вра, Маври́ша ← Μαῦρα;

Макри́дин, Макру́шин ← Макри́да, Макру́ша ← Макри́на ← Μακρίνα;

Мала́ньин, Мала́шин, Мала́шкин ← Мала́нья, Мала́ша, Мала́шка ← Мела́ния ← Μελάνεια;

Мари́нин, Мари́нкин, Мары́нкин, Мари́шин ← Мари́на, Мари́нка, Мары́нка, Мари́ша ← Μαρῖνα;

Ма́рфин, Марфе́нин, Ма́рфенькин, Марфу́нин ← Ма́рфа, Марфе́ня, Ма́рфенька, Марфу́ня ← Μάρθα;

Ма́рьин, Ма́рин, Мари́юшкин, Мари́хин, Маря́хин, Марья́шкин, Ма́рьюшкин, Маря́син, Ма́шин, Ма́шкин, Маши́хин, Ма́шенькин, Машу́ткин, Ма́нин, Мани́хин, Маню́рин ← Ма́рья, Ма́ра, Мари́юшка, Мари́ха, Маря́ха, Марья́шка, Ма́рьюшка, Маря́ся, Ма́ша, Ма́шка, Маши́ха, Ма́шенька, Машу́тка, Ма́ня, Мани́ха, Маню́ра ← Μαρία;

Матрёнин, Матру́нин ← Матрёна, Матру́ня ← Матро́на ← Ματρώνα;

Ната́льин, Ната́шин ← Ната́лья, Ната́ша ← Ναταλία;

Опра́ксин/Апра́ксин ← Опра́кса/Апра́кса ← Евпра́ксия ← Εὐπράξια;

Пала́гин, Пола́гушин, Пала́гушкин, Палагу́тин ← Пала́га, Пала́гуша, Пала́гушка, Палагу́та ← Пелаге́я ← Πελαγία;

Пара́шин ← Пара́ша ← Параске́ва ← Παρασκευή;

Со́фьин ← Со́фья ← Σοφία;

Суса́нин ← Суса́нна ← Σωσάννα;

Татья́нин, Та́нин ← Татья́на, Та́ня ← Τατιανή;

Ули́тин ← Ули́та ← Иули́та ← Ἰουλίττα;

Улья́нин ← Улья́на ← Иулиа́ния ← Ἰουλιανή; фамилия Улья́нкин происходит от Улья́нка, которое может быть уменьшительной формой либо женского имени Улья́на, либо мужского имени Улья́н (см. с.45);

Фёклин ← Фёкла ← Θέκλα;

Фе́нин, Фе́нюшкин ← Фе́ня, Фе́нюшка ← Аграфе́на ← Агриппи́на ← Ἀγριππίνη;

Фро́син ← Фро́ся ← Евфроси́ния ← Εὐφροσύνη;

Хавро́ньин ← Хавро́нья ← Февро́ния ← Φεβρωνία;

Христи́нин, Хри́стин ← Хри́стина, Хри́стя ← Χριστῖνα.

Фамилий, образованных от женских крестильных имен негреческого происхождения, как и от аналогичных мужских имен, немного, например:

Ве́рин, Ве́рочкин ← Ве́ра, Ве́рочка, перевод греч. Πίστις;

Лю́бин, Лю́бкин, Любу́хин, Лю́бочкин, Любу́шин, Лю́бушкин, Любу́тин, Лю́шин ← Лю́ба, Лю́бка, Любу́ха, Лю́бочка, Любу́ша, Лю́бушка, Любу́та, Лю́ша ← Любо́вь, перевод греч. Χάρις {53};

Людми́лин, Лю́шин ← Людми́ла, Лю́ша, чешского происхождения;

Наде́ждин ← Наде́жда, перевод греч. Ἐλπίς; данная фамилия, возможно, искусственного происхождения и могла принадлежать представителю духовенства (см. с.179);

О́льгин, О́лин ← О́льга, О́ля ← сканд. Helga;

Тама́рин ← Тама́ра ← груз. Тамар, древнееврейского происхождения. Фамилия Тама́ркин еврейского происхождения (см. с.259).

В отдельных случаях вместо ожидаемого суффикса -ин может появляться суффикс -ов/-ев, как, например:

Авдо́тьев, ср. приведенное выше Авдо́тьин;

Да́риев, ср. приведенное выше Да́рьин;

Клеопа́тров ← Клеопа́тра;

Макри́нов, ср. приведенное выше Макри́дин;

Маря́сов, Мару́сов, Мару́сев, образованные от уменьшительных форм имени Мари́я;

Суса́нов, ср. приведенное выше Суса́нин;

Тама́ров, ср. приведенное выше Тама́рин;

Ули́тов, ср. приведенное выше Ули́тин.

Фамилия Варва́ров образована от мужского крестильного имени Ва́рвар ← Βάρβαρος, а не от женского Варва́ра.

В фамилии Катери́нинов суффикс -ов присоединяется к матрониму на -ин.

В порядке исключения от женских имен образуются матронимы на -ич; к ним может быть также добавлен суффикс -ев, как в фамилиях:

Акули́ничев, Да́ричев, До́мничев, Мари́ничев, Татья́ничев, Та́ничев, Фе́ничев.

3.2. Фамилии, образованные от мужских имен

Метронимические фамилии могут быть также андрометронимами, то есть образованными от мужского имени, если последнее включает суффикс, указывающий на отношение либо к дочери (женский патроним), либо к жене.

Женский патроним оканчивается либо (а) на -овна/-евна, если соответствующий мужской патроним оканчивается на -ович/-евич (Петро́вич/Петро́вна, Алексе́евич/Алексе́евна), либо (б) на -инична (обычно произносилось -инишна), если мужской патроним оканчивается на -ич (Фоми́ч, др.-русск. также Фоми́нич/Фоми́нична).

Фамилии этого типа редки, например:

Его́ровнин ← Его́ровна ← Его́р;

Елисе́евнин ← Елисе́евна ← Елисе́й;

Си́доровнин ← Си́доровна ← Си́дор;

Ильи́ничнин ← Ильи́нична ← Илья́;

Афо́нюшнин ← Афо́нюшна (т.е. Афо́нична) ← Афо́ня ← Афана́сий.

Более распространенный тип андрометронима основан на женском имени, которое образуется от имени мужа при помощи суффикса -иха.

Более старый тип этих фамилий, в которых х палатализуется в ш перед суффиксом -ин, как в Якими́шин ← Якими́ха ← Яки́м ← Иоаки́м, должен рассматриваться как украинский, он анализируется в главе X, с.212.

Более новый тип, в котором х сохраняется, является исконно русским. Фамилии, образованные от таких имен, оканчиваются на -ихин.

Примеры фамилий, образованных от полной формы имени:

Аки́михин, Алекса́ндрихин, Бори́сихин, Гаври́лихин, Мака́рихин, Марты́нихин, Павли́хин, Плато́нихин, Про́хорихин, Рома́нихин, Семёнихин, Федо́тихин.

Примеры фамилий, образованных от уменьшительной формы имени:

Алёшихин ← Алёша ← Алексей или Алекса́ндр;

Аве́рихин ← Аве́ря ← Аве́ркий;

Гани́хин ← Га́ня ← Гаври́ло;

Грини́хин ← Гри́ня ← Григо́рий;

Кондраши́хин ← Кондра́ш ← Кондра́т;

Лари́хин ← Ла́ря ← Илларио́н;

Паши́хин ← Па́ша ← Па́вел;

Ради́хин ← Ра́дя ← Родио́н;

Семчи́хин ← Семко́ ← Семён;

Сентюри́хин ← Сентю́ря ← Семён.

К тому же типу, кажется, принадлежит фамилия Кононы́хин ← Коно́н.

В именах на -иха сохраняется ударение базового мужского имени, тогда как в фамилиях на -ихин есть тенденция к закреплению ударения на предпоследнем слоге, особенно если этимология не столь очевидна.

Глава V. Фамилии, образованные от названий профессий

Фамилии, образованные от названий профессий, свидетельствуют о разнообразии и глубокой специализации ремесел в старой России. С развитием машинного производства исчезла значительная часть ремесел, для которых был характерен ручной труд, а вместе с ними утратились и соответствия многим названиям, лежащим в основе фамилий. Тем не менее их этимология в большинстве случаев остается ясной, и первоначальное значение легко поддается установлению. Более того, некоторые сохранившиеся кустарные ремесла теперь именуются по-новому; названия же других мало чем отличаются от современного произношения и написания. Поэтому фамилии, образованные от названий профессий, представляют собой ценный источник информации по истории языка и культуры.

Естественно, что фамилии, образованные от названий профессий, появились прежде всего в средних слоях общества - у купцов и ремесленников. Но в редких случаях уже в начале XVIв. фамилии по названию профессии получали и представители дворянства.

Русским названиям профессий обычно свойственны характерные суффиксы, которые делают образованные от них фамилии вполне определенной и легко узнаваемой группой. Почти все фамилии в этом разделе оканчиваются на -ов, а не на -ин, что означает, что исходное для фамилии название профессии почти никогда не оканчивается на . И это неудивительно, поскольку существительные мужского рода на обычно передают экспрессивные значения, которые по своей природе чужды названиям профессий.

Нередко в качестве названий профессий использовались названия продуктов труда: например, сапожник назывался сапо́г или маслобойщик - ма́сло. Такие названия на самом деле являются прозвищами, и образованные от них фамилии будут рассмотрены в главе VIII.

1. Фамилии на -иков

Самым распространенным суффиксом в существительных, обозначающих профессию, был -ик. Названия профессий на -ик в основном образовывались от прилагательных, обладавших обычно своими собственными суффиксами, которые соединялись с суффиксом -ик, давая новый сложный суффикс. Последний, как часто случается в русском словообразовании, больше не осознавался как сложный суффикс и позднее стал добавляться к существительным независимо от существования промежуточного адъективного образования.

1.1. Фамилии на -ников

Патронимические фамилии на -ников образуются от названий профессий на -ник. В этом суффиксе -ик - реальный суффикс, указывающий на профессию, а -н- - суффикс прилагательного. Например, фамилия Ме́дников происходит от названия профессии ме́дник ‘мастер по меди’, которое в свою очередь состоит из основы прилагательного медн- и суффикса -ик. Основа медн- (полная форма прилагательного ме́дный) образована от существительного медь при помощи суффикса -н-.

В подавляющем большинстве случаев фамилии на -ников образованы от прилагательных на -ный с помощью суффикса -ик. Но иногда сложный суффикс -ник добавлялся к основе прилагательного, которая не включала суффикс , как, например, в фамилии Горохо́вников, образованной от существительного горохо́вник ‘тот, кто выращивает горох’, которое в свою очередь произведено от прилагательного горо́ховый. Аналогичным образом Коро́вников происходит от названия профессии коро́вник ‘скупщик крупного рогатого скота’ или ‘пастух’, которое само базируется на прилагательном коро́вий. Хотя далеко не все названия профессий на -ников этимологически так же ясны, как те, что приведены нами выше, их структура тем не менее без труда поддается анализу.

Названия профессий на -ников почти всегда имеют ударение на третьем слоге, то есть слоге, предшествующем конечному элементу -ников. Другое возможное ударение - на последнем или на основообразующем слоге.

Из всех русских адъективных суффиксов -н- - самый распространенный: он присутствует примерно в половине прилагательных. В результате фамилии на -ников составляют большинство русских фамилий, образованных от названий профессий: их более шестисот.

В нижеследующих примерах название профессии на -ник (которое легко выводимо из фамилии, если отбросить суффикс -ов) не приводится, дано только базовое существительное:

Берде́нников, Бе́рдников, Бе́рников ‘мастер, делающий берда’ ← бёрдо, ткацкий термин;

Бро́нников ‘оружейный мастер’ ← броня́;

Воро́тников ‘привратник’ ← воро́та;

Карба́сников ‘строитель карба́са’, тяжелого грузового судна в северной России;

Коже́вников ‘кожевник’ ← ко́жа;

Медве́дников, Медве́жников ‘охотник на медведя’ и также ‘торговец медвежьей шкурой’ ← медве́дь;

Мяснико́в ‘торговец мясом’ ← мя́со;

Молодо́жников ‘пивовар’ ← др.-русск. мо́лод ‘солод’;

Пло́тников ‘плотник’ ← плот в смысле ‘плетень’;

Проску́рников ‘тот, кто выпекает просвиры’ ← просвира́ и диал. проскура́ ← просфора́ ‘хлеб, употребляемый в обряде православного богослужения’;

Реше́тников ‘тот, кто делает решета’ ← решето́;

Соко́льников ‘соколиный охотник’ ← со́кол;

Солодо́вников ‘тот, кто делает солод’ ← со́лод;

Су́мников ‘тот, кто делает сумки’ ← сума́;

Хамо́вников ‘ткач’ (этимология неясна);

Хле́бников ‘пекарь’ ← хлеб;

Хре́нников ‘тот, кто выращивает хрен’ ← хрен;

Целова́льников, должностное лицо в старой России с полицейскими и административными функциями: позднее продавец в кабаке ← целова́ть (крест) как символ принесения присяги;

Щепети́льников ‘коробейник’ ← щепети́льный това́р ‘галантерейный товар’;

Щуле́пников, Шуле́пников ‘тот, кто делает пряники’ ← щуле́п ‘пряник’.

Следует остановиться на некоторых фонетических и орфографических особенностях.

Если основа базового существительного оканчивается на согласные х, г или к/ц, то в прилагательных с суффиксальным -н- они в результате палатализации дают ш, ж и ч; эти палатализованные согласные, следовательно, появляются и в названии профессии, и в производной от него фамилии, например:

Иро́шников ‘тот, кто выделывает и́рху, замшу’;

Со́шников ‘тот, кто делает сохи’ ← соха́;

Бра́жников ‘пивовар’ и также ‘пьяница’ ← бра́га ‘пиво’;

Жемчу́жников ‘ювелирный мастер по жемчугу’← же́мчуг;

Сапо́жников ‘сапожник’ ← сапо́г;

Серёжников ‘мастер по серьгам’ ← серьга́;

Лаже́чников, т.е. Ложе́чников ‘тот, кто делает деревянные ложки’ ← ло́жка.

Начиная примерно с XVв. орфографическое -чн- на Московской Руси произносилось как -шн-, - произношение, которое вернулось к -чн- в XIXв. Принятое в современном русском в качестве "правильного" только написание -чн- было введено в основном в XIXв. и во многие старые фамилии, которые прежде писались с -шн-. В результате большинство фамилий с рассматриваемым сочетанием существует теперь в двух формах - с -чн- и -шн-, последняя считается более старой, более народной и к тому же более распространенной:

Епане́чников/Епане́шников ‘тот, кто шьет плащи’ ← епанча́ ‘вид плаща’;

Кала́чников/Кала́шников ‘пекарь’, первоначально ‘тот, кто печет калачи’ ← кала́ч;

Клю́чников/Клю́шников ‘ключник, эконом’ ← ключ;

Лу́чников/Лу́шников ‘мастер, делающий луки’ ← лук;

Моло́чников/Моло́шников ‘продавец молока’ ← молоко́;

Пря́ничников/Пря́нишников ‘тот, кто делает пряники’ ← пря́ник;

Пу́шечников/Пу́шешников ‘пушечный мастер’ ← пу́шка;

Рукави́чников/Рукави́шников ‘тот, кто делает рукавицы’ ← рукави́ца;

Све́чников/Све́шников ‘тот, кто делает свечи’ ← свеча́;

Таба́чников/Таба́шников ‘тот, кто выращивает табак’ ← таба́к;

Ша́почников/Ша́пошников ‘мастер по шапкам’ ← ша́пка.

Ряд фамилий существует, видимо, только в варианте с -шн-, как например:

Соба́шников/Саба́шников ‘собаковод’ ← соба́ка.

Последняя - одна из фамилий, у которых базовое название профессии утратилось очень рано, также, как, например:

Гудо́шников ‘тот, кто играет на гудке́’ (см. с.159).

Палатализация -ст- → щ имеет место в фамилии Холще́вников и, в упрощенном виде, в Холше́вников ‘тот, кто делает холсты’ ← холст.

Когда названия профессий образуются от прилагательных с -нн-, то в них и соответствующих фамилиях, естественно, сохраняется это двойное -нн-:

Ико́нников ‘иконописец’ ← ико́на;

Крашени́нников ‘кто ткет крашенину (грубое домотканое полотно)’ ← крашени́на;

Кувши́нников ‘гончар, изготовляющий кувшины’ ← кувши́н;

Оловя́нников и Оловя́нишников ‘лудильщик’ ← о́лово;

Са́нников ‘тот, кто делает сани’ ← са́ни;

Щети́нников ‘закупщик щетины’ ← щети́на.

По аналогии некоторые фамилии с одним -н- имели тенденцию удваивать его, и в результате они появляются в двух вариантах:

Крупе́н(н)иков ‘продавец крупы (овсяной)’ ← крупа́;

Ма́слен(н)иков ‘тот, кто сбивает масло’ или ‘торговец сливочным или растительным маслом’ ← ма́сло;

Овся́н(н)иков ‘торговец овсом’ ← овёс;

Сере́брен(н)иков/Серебря́н(н)иков ‘серебряных дел мастер’ ← серебро́.

Иногда -нн- вследствие диссимиляции становится -льн-, и в этом случае фамилия также может выступать в двух формах:

Око́н(н)ичников/Око́н(н)ишников и Око́льничников/Око́льнишников ‘кто делает оконницы, т.е. оконные рамы’ ← око́нница;

Пе́сенников/Пе́сельников ‘певец’ ← пе́сня;

Пусты́нников/Пусты́льников ‘пустынник, отшельник’ ← пусты́ня;

Скры́нников/Скры́льников ‘кто делает сундуки, лари’ ← скры́ня ‘сундук, ларь’;

Толче́нников/Толче́льников ‘кто толчет, дробит’ ← толчёный (причастие).

Подавляющее большинство фамилий на -ников образуется от названий профессий. Однако фамилии этого типа представлены также и в других разделах, поскольку имена на -ник можно найти среди уменьшительных форм крестильных имен (см. с.62), имен, образованных от топонимов (см. с.112), имен, отражающих социальный статус (см. с.147)

1.2. Фамилии на -щиков

Патронимические фамилии на -щиков образуются от названий профессий на -щик. В суффиксе -щик сочетание -šč- (на письме -щ-) появилось в результате палатализации -ск-. Может, следовательно, показаться, что существительные на -щик образованы от прилагательных на -ский, точно так же как существительные на -ник образованы от прилагательных на -ный. Но в действительности лишь отдельные названия профессий образуются от прилагательных на -ский, например:

Зна́менщиков ← знамёнщик ‘знаменосец’ и др.-русск. ‘мастер-рисовальщик’ ← прилаг. зна́менский ← знамя ‘стяг, знамя’ и др.-русск. ‘знак, метка’;

Псало́мщиков ← псало́мщик ‘дьячок, читающий псалмы’ ← прилаг. псало́мский ← псалом;

Ямщико́в ← ямщи́к ‘кучер на ямских лошадях’ ← прилаг. ямско́й ← ям ‘почтовая станция’ (слово татарского происхождения).

В немногих случаях название профессии на -щик может происходить от существительных на -ск- или -ст-, например:

Сы́щиков ← сы́щик ← сыск ‘следствие’;

Поме́щиков ← поме́щик ‘дворянин, владеющий поместьем’ ← поместье ‘земельное владение’.

Но в большинстве случаев сложный суффикс -щик просто добавляется к именной или глагольной основе, минуя промежуточное адъективное образование.

Суффикс -щик более позднего происхождения, чем -ник (-щик ограничен русским языком, тогда как -ник представлен также в других славянских языках), и этим можно объяснить тот факт, что в пропорциональном выражении фамилии на -щиков относятся к фамилиям на -ников приблизительно как семь к восьми. Тем не менее в количественном отношении фамилии на -щиков идут непосредственно после фамилий на -ников. В целом ударение в них падает на третий слог от конца, хотя некоторые имеют ударение и на последнем слоге.

В нижеследующих примерах название профессии на -щик не приводится, ибо оно, как и в фамилиях на -ник, легко выводимо из самой фамилии:

Бараба́нщиков ‘барабанщик’ ← бараба́н

Головщико́в ‘хормейстер в монастыре’ ← голова́

Денщико́в ‘солдат, состоящий при офицере для личных услуг’ ← день

Зе́рщиков ← Зе́рнщиков ‘игрок в кости’ ← др.-русск. зернь ‘кость’

Ка́менщиков ‘мастеровой, специалист по кирпичной, каменной кладке’ ← ка́мень

Конто́рщиков ‘служащий в конторе’ ← конто́ра

Набо́йщиков ‘специалист по набивке тканей’ ← набо́йка ‘ткань с набитым узором’

Откупщико́в ‘владеющий откупом’ ← о́ткуп ‘исключительное право на взыскание с населения государственных налогов, предоставляемое за плату частному лицу’

Пи́льщиков ‘тот, кто пилит’ ← пили́ть

Плави́льщиков ‘специалист по выплавке металла’ ← пла́вить

Ростовщико́в ‘кто дает деньги в долг под проценты’ ← рост ‘процентная прибыль’

Собольщико́в ‘охотник на соболя’ ← со́боль

Струговщико́в и Судовщико́в ‘владелец судна’ или ‘строитель судна’ ← др.-русск. струг и др.-русск. суд (ср.-русск. судно́) ‘судно, лодка’

Сыре́йщиков ‘скупающий по селам сырые кожи’ ← сыро́й

Тередо́рщиков др.-русск. ‘печатник’ ← итал. tiratore.

Новый суффикс -щик довольно часто замещался более старым суффиксом -ник, и в результате многие фамилии существуют теперь в двух формах - на -ников и на -щиков. Примеры:

Бобро́вников/Бобровщико́в ‘кто разводит бобров’ ← бобр;

Гребе́нников/Гребенщико́в ‘кто делает гребни’ ← гре́бень;

Гусе́льников/Гусельщико́в ‘кто делает гусли’ ← гу́сли;

Доме́рников/Доме́рщиков ‘кто делает домры или играет на домре’ ← до́мра;

Копе́йников/Копе́йщиков ‘тот, кто делает копья’ ← копьё;

Корабе́льников/Корабе́льщиков ‘командир корабля’ или ‘матрос’ ← кора́бль;

Краси́льников/Краси́льщиков ‘красильщик’ ← кра́сить;

Лоде́йников/Лоде́йщиков/Ладе́йщиков ‘владелец лодки’ или ‘кто плавает на лодке’ ← др.-русск. лодья́ ‘лодка’;

Порохо́вников/Пороховщико́в ‘кто делает порох’ ← по́рох;

Садо́вников/Садовщико́в ‘садовник’ ← сад;

Сини́льников/Сине́льников/Сини́льщиков/Сине́льщиков ‘красильщик, специалист по окраске в синий цвет’ ← си́ний.

1.3. Фамилии на -чиков

Патронимические фамилии на -чиков образуются от названий профессий на -чик. Звук ч мог возникнуть в результате палатализации к перед суффиксом -ик, как, например, в слове пору́чик (фамилия Пору́чиков) ‘лейтенант’ ← поручи́ть ← рука́. Но в большинстве случаев суффикс -чик должен рассматриваться как независимый сложный суффикс, во многом сходный с суффиксом -щик. Он обычно добавлялся к основам, оканчивающимся на зубные согласные т, д, с, з. Фамилий на -чиков значительно меньше, чем на -щиков. Ударение - на третьем слоге от конца. Примеры:

Вы́тчиков ‘испольщик’, ‘сборщик налогов’ ← выть ‘доля, часть, налог’;

Заво́дчиков ‘владелец завода’ ← заво́д;

Кана́тчиков ‘кто делает канаты’ ← кана́т;

Нево́дчиков ‘кто делает неводы’ ← не́вод;

Переплётчиков ‘кто переплетает книги’ ← переплёт;

Перево́дчиков ‘кто занимается переводом’ ← перево́д;

Са́дчиков ‘тот, кто селил крестьян в XIXв. в России’ ← сади́ть, ‘селить, поселять’;

Счётчиков ‘тот, кто что-либо считает’ ← счёт.

Если суффиксу -чик предшествовали с или з, то сочетание этих звуков с ч произносилось (а иногда и писалось) как щ, так что фамилии, образованные от данных названий профессий, могут появляться либо в форме на -счиков/-зчиков, либо в форме на -щиков:

Изво́зчиков/Изво́щиков и Во́зчиков/Во́щиков ‘тот, кто занимается перевозкой, возчик, перевозчик’ ← извоз, возить;

Перево́зчиков/Перево́щиков ‘тот, кто перевозит’ ← перевози́ть;

Пи́счиков/Пи́щиков ‘писец’ ← писа́ть;

Разно́счиков/Разно́щиков ‘тот, кто разносит’ ← разноси́ть;

Ре́зчиков/Ре́щиков ‘гравер’ ← ре́зать.

1.4. Фамилии на -овико́в

Фамилии на -овико́в (ударение всегда конечное) образуются от названий профессий на -ови́к. Это - редкий тип, образованный от прилагательных на -о́вый/-о́вой. Примеры:

Воловико́в ‘погонщик волов’ ← вол;

Медовико́в ‘торговец медом’ ← мёд.

2. Фамилии на -арев/-аров

Фамилии на -арев/-аров образуются от названий профессий на -ар с мягким или твердым р. Этот суффикс соответствует латинскому суффиксу -arius. Фамилии обоих типов обычно имеют ударение на последнем слоге или на слоге, предшествующем конечному элементу -арев/-аров.

2.1. Фамилии на -арев/-ярев

Фамилии на -арев, образованные от названий профессий на -арь, в этой группе фамилий составляют подавляющее большинство. Примеры:

Бочкарёв ‘бондарь, бочар’ ← бо́чка;

Гвоздарёв ‘гвоздарь, гвоздильщик’ ← гвоздь;

Жи́харёв ‘житель’ ← жить;

Звонарёв ‘звонарь’ ← звони́ть;

Золотарёв ‘золотых дел мастер’ ← зо́лото;

Ключарёв ‘церковный сторож’ ← ключ;

Косарёв ‘косец’ ← коса́;

Костарёв ‘тот, кто играет в кости’ ← ко́сти (мн.ч.);

Кустарёв ‘кустарь, ремесленник’ (возможно германского происхождения);

Лошкарёв ‘тот, кто делает (деревянные) ложки’ ← ло́жка;

Пи́сарев ‘писец, писарь’ ← писа́ть;

Почтарёв ‘почтовый работник’ ← по́чта;

Пушкарёв ‘артиллерист’ ← пу́шка;

Собакарёв ‘собаковод’ ← соба́ка;

Сумарёв ‘нищий’ ← сума́;

Свинарёв ‘свинопас’ ← свинья́;

То́карев ‘токарь’ ← точи́ть;

Шварёв ‘портной’ ← шить.

Крайне редки фамилии на -ярев, например:

Дегтярёв/Дехтярёв ‘тот, кто курит деготь’ ← дёготь.

Многие из полностью ассимилированных русских фамилий на -арев, несомненно, украинского происхождения, поскольку происходят от названий профессий, которые в настоящее время известны почти исключительно на Украине. Они рассматриваются в главе X, с.214.

Модель на -арев пополнилась некоторыми фамилиями, образованными от наименований церковных должностей; эти наименования заимствованы из греческого через посредство церковнославянского, например:

Ке́ларев ← ке́ларь ‘монастырский эконом, инок, ведающий монастырскими поместьями’;

Кти́тарев и Титарев ← кти́тор ‘основатель монастыря’;

Пономарёв ← понома́рь ‘церковный служитель, причетник’.

2.2. Фамилии на -аров/-яров

Фамилии на -аров/-яров образуются от названий профессий на -ар/-яр. Они не так многочисленны, как фамилии из предыдущего раздела. Примеры:

Бочаро́в ‘бондарь, бочар’ ← бо́чка;

Гончаро́в ‘гончар’ ← ср.-русск. гонча́р ← др.-русск. горнча́р ← др.-русск. горн ‘горшок’;

Ковшаро́в ‘кто делает ковши’ ← ковш;

Лошкаро́в ‘кто делает (деревянные) ложки’ ← ло́жка;

Овчаро́в ‘пастух’ ← овца́;

По́варов ‘повар’ ← повари́ть ‘стряпать, варить’.

Фамилия Кочега́ров образована от кочега́р ‘истопник’. Это наименование теперь рассматривается как сложное бессуффиксальное существительное (см. с.102), второй элемент которого связан с корнем гар-/гор- ‘гореть’, чем и объясняется необычное ударение. В действительности, кочега́р, видимо, образовано от слова кочерга́р, которое является производным от кочерга́.

Фамилии на -яров столь же редки, как и фамилии на -ярев, пример:

Столяро́в ‘столяр, плотник’ ← укр. сто́ляр ← польск. stolarz, калька с нем. Tischler.

Здесь, как и среди фамилий на -арев, имеется определенное количество ассимилированных фамилий белорусского происхождения на -аров. Они рассматриваются в главе XI, с.236.

3. Фамилии на -ако́в/-яко́в

Фамилий на -ако́в/-яко́в, образованных от названий профессий на -а́к/-я́к, немного. Им свойственно постоянное конечное ударение. Примеры фамилий на -ако́в:

Бурлако́в ← бурла́к (этимология неясна);

Казако́в ‘казак’ и ‘слуга’ (тюркского происхождения);

Корчмако́в ‘держатель корчмы’ ← корчма́;

Маклако́в, производное от ма́клер ‘посредник в торговле, брокер’; менее вероятна этимология от мокло́к, макло́к ‘бедренная кость’;

Маштако́в, производное от ма́стер;

Рыбако́в ‘рыбак’ ← ры́ба.

Примеры фамилий на -яко́в:

Портняко́в ‘портной’ ← портно́й;

Просвиряко́в и Проскуряко́в ‘тот, кто печет просвиры’ ← просвира́ и диал. проскура́ ← просфора́;

Серебряко́в ‘серебряных дел мастер’ ← серебро́;

Скорняко́в ‘скорняк, меховщик’ ← др.-русск. скора́, ср.-русск. шку́ра;

Смоляко́в ‘кто промышляет смолокурением’ ← смола́;

Шерстняко́в ‘торговец шерстью’ ← шерсть.

4. Фамилии на -ачёв

Фамилии на -ачёв, образованные от названий профессий на -а́ч, немногочисленны. Ударение падает на конечный слог.

Сукачёв ‘кто, крутит, сучит нить’ ← сука́ть, сучи́ть ‘скручивать, сучить нить’;

Сурначёв ‘кто играет на сурне’ ← сурна́ ‘дудка’ (тюркского происхождения);

Ткачёв ‘ткач’ ← ткать, любопытна фамилия с отрицанием - Неткачев ‘не ткач’;

Толмачёв ‘переводчик’ ← толма́ч (тюркского происхождения);

Трепачёв ‘тот, кто бьет, треплет лен’ ← трепа́ть (лен);

Трубачёв ‘трубач’ ← труба́.

5. Фамилии на -цо́в/-цев

Фамилии на -цо́в/-цев образуются от названий профессий на -ец с беглым е, отсутствующим в фамилии. Будучи, как правило, производными от глагольных основ, они обнаруживают либо конечное ударение, либо ударение на предпоследнем слоге. В первом случае они оканчиваются на -цо́в, во втором - на -цев. Примеры фамилий на -цо́в:

Гудцо́в ‘кто играет на гудке’ ← гудо́к (см. с.159);

Кравцо́в ‘портной’ ← крои́ть;

Кузнецо́в ‘кузнец’ ← др.-русск. кузнь ‘кованное изделие’, кова́ть. Как и его английское и немецкое соответствия - Smith и Schmid(t) - это одна из самых популярных русских фамилий, занимающая двадцать третье место в частотном списке. Среди фамилий, образованных от названий профессий, ее опережает только фамилия Попо́в (см. с.101);

Ловцо́в ‘охотник’ ← лови́ть;

Певцо́в ‘певец’ ← петь;

Писцо́в ‘писец’ ← писа́ть;

Резцо́в ‘резчик’ ← ре́зать;

Стрельцо́в ‘стрелец’ ← стреля́ть;

Чернцо́в/Ченцо́в/Чельцо́в ‘монах’ ← чёрный;

Швецо́в/Шевцо́в ‘сапожник’ ← шить.

Немногочисленны фамилии на -цев, например:

Дозо́рцев ‘наблюдающий, надзирающий за чем.-л.’ ← дозо́р ‘патруль’;

Е́мцев др.-русск. ‘владеющий’ ← др.-русск. я́ти, е́млю ‘брать, взять’;

Зе́мцев др.-русск. ‘землевладелец’ ← земля́;

Опто́вцев ‘торгующий оптом’ ← прилаг. опто́вый;

Судо́вцев ‘владелец судна’ ← др.-русск. суд ‘судно, лодка, корабль’.

6. Фамилии с другими конечными элементами

Фамилии, рассматриваемые в этом разделе, происходят от названий профессий либо с редкими суффиксами, либо без суффиксов вообще. В последнем случае базовые названия профессий в основном нерусского происхождения.

6.1. Фамилии, образованные от названий профессий с редкими суффиксами

Фамилии этого типа могут быть проиллюстрированы следующими примерами:

Рата́ев ← рата́й ‘пахарь, земледелец’;

Хода́таев ← хода́тай ‘проситель, заступник, ходатай’Пастухо́в ← пасту́х;

Свинухо́в ← свину́х ‘свинопас’;

Дьячко́в ← дьячо́к;

Рыбачко́в ← рыбачо́к, уменьш. от рыба́к;

Стрелко́в ← стрело́к;

Ковалёв ← кова́ль ‘кузнец’ укр. происхождения;

Швалёв ← др.-русск. шваль ‘портной’ ← шить (ср. Шварёв, с.97);

Торгашо́в ‘торгаш, лавочник’, новое наименование имеет уничижительный характер и поэтому может употребляться как прозвище;

Черепа́нов ← черепа́н ‘гончар’ ← др.-русск. че́реп ‘гончарные изделия’;

Домраче́ев ← домраче́й ‘играющий на домре’ (см. с.96).

Суффикс -чей тюркского происхождения (←-чи/-джи) и обычно встречается в словах, заимствованных из тюркских языков (см. с.293-294).

Этот список может быть дополнен фамилией Портно́в, образованной от субстантивированного прилагательного портно́й. К этой группе относятся и немногие фамилии на -ин:

Возни́цын ← возни́ца ‘кучер, ямщик’;

Горше́нин ← горше́ня ‘гончар’;

Лазу́кин, Лазу́ткин ← лазу́ка, лазу́тка ‘шпион’ (ср.-русск. лазу́тчик) ← ла́зить;

Рыба́кин, Рыба́лкин ← рыба́ка, рыба́лка ‘рыбак’. Последнее, возможно, укр. происхождения;

Суде́йкин ← др.-русск. суде́йка ‘судья’ (ср.-русск. только судья́);

Черепе́нин и, возможно, Черепни́н ← черепе́ня ‘продающий черепеники (вид печеных изделий)’;

Яры́гин, Яры́шкин ← яры́га ‘низший полицейский чин’, уменьш. яры́жка.

6.2. Фамилии, образованные от бессуффиксальных названий профессий

Русское название профессии обычно образуется от именной или глагольной основы и, следовательно, снабжено суффиксом. Бессуффиксальное название профессии, возможно, является старым термином, образованным неясным или забытым способом, как, например, в следующих фамилиях:

Кологри́вов ← др.-русск. кологри́в ‘служитель, ходивший у гривы, при коне, во время царских выездов’: (о)коло и гри́ва;

Ры́ндин ← др.-русск. ры́нда ‘телохранитель, оруженосец’, вероятно, заимствованное слово;

Скоморо́хов ← др.-русск. скоморо́х ‘музыкант, артист’, вероятно, заимствованное слово;

Тиу́нов ← др.-русск. тиу́н ‘слуга, домочадец’ (скандинавского происхождения);

Шишо́в ← др.-русск. шиш ‘мошенник, плут, лентяй’;

Шпынёв ← др.-русск. шпынь ‘насмешник, балагур’.

Др.-русск. гридь, гри́день (фамилия Гри́днев) стало уменьшительной формой крестильного имени Григо́рий (см. с.80).

Другую группу бессуффиксальных названий профессий образуют иноязычные термины. Хотя они и могут включать в себя иноязычный суффикс, но с точки зрения русского языка они являются бессуффиксальными. Эти термины составляют только несколько семантических групп. Одну из них образуют названия, имеющие отношение к представителям церкви. В русском языке эти слова церковнославянского происхождения, но в конечном итоге все они являются заимствованиями из греческого византийской эпохи. Некоторые фамилии, образованные от них, уже приводились выше (см. с.97). Следует напомнить, что русские православные священнослужители вступали в брак и имели детей. Следовательно, от их имен могли развиваться патронимические фамилии. См. следующие примеры:

Попо́в ← поп ‘священник’ - одна из самых распространенных фамилий, занимающая в частотном списке девятое место;

Протопо́пов ← протопо́п ‘старший по чину священник’;

Дья́конов ← дья́кон ‘помощник священника’;

Протодья́конов ← протодья́кон ‘старший дьякон’;

Игу́мнов ← игу́мен ‘настоятель монастыря’;

Мона́хов ← мона́х.

Даже термины, обозначающие лиц, лишенных духовного звания, давали фамилии:

Распо́пов ← распо́п; Раздья́конов ← раздья́кон.

Другую группу в этом разделе составляют фамилии, образованные от воинских званий. Основная часть этих слов иностранного происхождения, главным образом французского, и в русский язык проникла через немецкий и польский. Фамилии от них возникли в основном в XVIIIв.:

Генера́лов ← генера́л; Гренаде́ров ← гренаде́р;

Драгуно́в ← драгу́н; ударение под влиянием многочисленных фамилий на -уно́в, образованных от прозвищ (см. с.127);

Е́герев ← е́герь ‘солдат или иной чин егерского полка’ и также ‘ловчий’ (ср. значение нем. Jäger);

Есау́лов ← есау́л ‘чин в казачьих войсках’ (тюркского происхождения);

Капита́нов ← капита́н; Капра́лов ← капра́л;

Кираси́ров ← кираси́р; Коменда́нтов ← коменда́нт;

Майо́ров ← майо́р; Офице́ров ← офице́р;

Ро́тмистров ← ро́тмистр ‘офицерское звание в кавалерии’ (немецкое слово, заимствованное через польский);

Сержа́нтов ← сержа́нт; Солда́тов ← солда́т; Ула́нов ← ула́н.

Русифицированные термины польского происхождения типа полко́вник → фамилия Полко́вников и пору́чик → фамилия Пору́чиков (см. с.96) представляют собой бессуффиксальные существительные. И, наконец, группа фамилий, образованных от наименований различных должностей и специальностей:

Бурми́стров ← бурми́стр ‘староста из крестьян’ ← польск. burmistrz ‘майор’;

Геоме́тров ← геоме́тр;

Комис(с)а́ров ← комисса́р; Конду́кторов ← конду́ктор;

Лантра́тов ← лантра́т, административное лицо в XVIIIв. ← нем. Landrat;

Ло́цманов ← ло́цман;

Ма́стеров ← ма́стер; Музыка́нтов ← музыка́нт;

Прокура́тов ← прокура́т ‘прокуратор’ (польского происхождения);

Секретарёв ← секрета́рь; Сена́торов ← сена́тор;

Студе́нтов ← студе́нт; Суфлёров ← суфлёр ← франц. souffleur;

Фабрика́нтов ← фабрика́нт;

Цехми́стров ← цехми́стр ‘управляющий’ ← польск. cechmistrz;

Штукату́ров, Щекату́ров ← штукату́р ← итал. stuccatore.

7. Фамилии, образованные от сложных бессуффиксальных названий профессий

Сложные бессуффиксальные названия профессий состоят из двух корневых элементов, причем в качестве второго выступает основа глагольного происхождения, по отношению к которой первый элемент именного происхождения является определяющим. Для фамилий, образованных от таких названий, характерно ударение на предпоследнем слоге. В приведенном ниже списке фамилий алфавитный порядок соблюден относительно второго корневого элемента. В тех случаях, когда название профессии легко выводимо из фамилии, оно не дается:

Шерстоби́тов и Шерстобо́ев ‘валяльщик, сукновальщик’ ← шерсть + бить;

Маслобо́ев ‘кто сбивает масло’ ← ма́сло + бить;

Конова́лов ‘ветеринар’ ← конь + валя́ть;

Постова́лов/Пустова́лов ← Полстова́лов ‘валяльщик’ ← полсть ‘войлок’ + валя́ть;

Сукнова́лов ‘сукновальщик’ ← сукно́ + валя́ть;

Шапова́лов ‘кто делает войлочные шапки’ ← ша́пка + валя́ть;

Кашева́ров ← ка́ша + вари́ть;

Пивова́ров ← пи́во + вари́ть;

Солева́ров/Солова́ров ← соль + вари́ть;

Муково́зов ← мука́ + вози́ть;

Водово́зов ← вода́ + вози́ть;

Живодёров ‘живодер’ и также ‘жестокий человек’ ← живо́й + дра́ть;

Быкадо́ров ‘мясник’ ← бык + драть - фамилия, встречающаяся в среде донских казаков;

Виноку́ров ← вино́, в др.-русск. также во́дка + кури́ть;

Дудола́дов ‘кто делает дудки’ ← дуда́ + ла́дить;

Водола́зов ← вода́ + ла́зить;

Козолу́пов ← коза́ + лупи́ть ‘сдирать шкуру’;

Свинолу́пов ← свинья́ + лупи́ть;

Рудомётов ‘кто пускает кровь’ ← др.-русск. руда́ ‘кровь’ + мета́ть;

Лошкомо́ев ← лошкомо́й ‘судомойка’ ← ложка + мыть;

Водоно́сов ← вода́ + носи́ть;

Суслопа́ров ‘пивовар’ ← су́сло + па́рить;

Свинопа́сов ← свинья́ + пасти́;

Судопла́тов ‘жестянщик, лудильщик’ ← др.-русск. суд ‘сосуд’ + плата́ть ‘латать’;

Мукосе́ев ← мукосе́й ‘помощник пекаря’ ← мука́ + се́ять;

Волнотёпов ‘сукновальщик’ ← во́лна́ ‘шерсть’ + др.-русск. тепти́ (эквивалент фамилии Шерстоби́тов, см. выше);

Морехо́дов ← мо́ре + ходи́ть;

Скорохо́дов ← ско́рый + ходи́ть;

Звездочётов ← др.-русск. звездочёт ‘астролог’ ← звезда́ + чет- ‘читать’.

Этим же способом часто образуются прозвища, особенно если в результате сочетания двух элементов получается название нелепого или смешного занятия (см. с.136-137).

Еще одна фамилия может быть добавлена к списку, хотя в ней роль первого корневого элемента играет префикс:

Пра́солов ← др.-русск. пра́сол ‘солевар’, ср.-русск. ‘скупщик скота’ ← пра- ‘через’ + соли́ть. В этой фамилии ударение отличается от акцентной модели группы.

Фамилии на -ин в этой группе встречаются крайне редко, как и вообще в "профессиональных" фамилиях. Тем не менее можно выделить одну из них:

Кожемя́кин ← кожемя́ка ‘кожевенный мастер’ ← ко́жа + мять.

В некоторых случаях к сложному названию профессии добавляется суффикс:

Воскобо́йников ‘кто делает свечи’ ← воск + бить;

Медова́ров и Медова́рцев ‘медовар’ ← мёд + вари́ть;

Перочи́нцев ‘кто делает перья’ ← перо́ + чини́ть;

Рыболо́влев ← рыболо́в + суффикс -jї ← ры́ба + лови́ть

8. Непатронимические фамилии

Непатронимические субстантивные фамилии редки в русском языке, и при анализе всегда нужно учитывать возможность их украинского или белорусского происхождения. Несколько примеров:

Бу́тчик - возможно, ‘землекоп’ ← бути́ть ‘заваливать, заполнять камнями’;

Клю́чник ‘управляющий хозяйством, эконом’;

Ку́кольник ‘кто делает плащи’ ← др.-русск. ку́коль ‘плащ, верхняя одежда’ (ср. лат. cucullus) или ‘кто делает куклы’ ← ку́кла;

Лу́чник ‘мастер, изготовляющий луки’ ← лук.

9. Метронимические фамилии

Фамилии, образованные от названий женских профессий, немногочисленны и обычно соотносятся с профессиями, в которых женщины особенно искусны. Само название профессии не приводится, поскольку оно легко может быть реконструировано путем замены суффикса -ин/-ын на окончание или, если фамилия на -нин, . Примеры:

Дои́льницын, Подо́йницын ‘доярка’ ← дои́ть;

Корми́лицын ← корми́ть;

Попряду́хин, Пря́хин ← прясть;

Поварни́н, Поварни́цын, Повару́хин ‘повариха’;

Просви́рницын, Проску́рнин ‘кто печет просвиры’ (см. с.93, 98);

Солжени́цын - согласно Трубачеву О.Н. эта фамилия может происходить от соложени́ца ‘кто делает солод’ (со́лод). Такое образование фонетически возможно, однако существительное соложени́ца не зафиксировано;

Торго́вкин ← торго́вка;

Шве́йкин ‘швея’ ← шить.

С женщиной может соотноситься не только название ее собственной профессии, но и название профессии ее мужа плюс соответствующий суффикс, т.е. андрометроним. В таких случаях фамилия отражает скорее ее социальный статус, чем отношение к профессии, например:

Попадьи́н, Попаде́йкин ← попадья́ ‘жена попа’;

Солда́ткин ← солда́тка ‘жена солдата’.

Если в андрометронимах (так же, как и в крестильных именах, см. с.91) употребляется суффикс -иха, то образованные от них фамилии оканчиваются на -ихин, например:

Дьячи́хин ← дьячи́ха ‘жена дьячка’;

Конова́лихин ← конова́лиха ‘жена конова́ла’;

Косари́хин ← косари́ха ‘жена косаря́’;

Ковали́хин ← ковали́ха ‘жена коваля́, т.е. кузнеца́’.

Глава VI. Фамилии, образованные от географических названий

Фамилии, образованные от географических названий, не так многочисленны по сравнению с фамилиями трех других основных групп (см. главы III-V).

Выступая в непатронимической форме, то есть в форме прилагательного, они образуются непосредственно от топонимов.

Патронимические формы этих фамилий образуются от имен, данных тем или иным лицам в связи с местом их рождения, постоянным местожительством или народностью. В исключительных случаях, обычно по аналогии, патронимическая форма может образовываться непосредственно от географического названия.

Русские фамилии, восходящие к географическим названиям, принадлежат к одной из групп наиболее древних фамилий; некоторые из них прослеживаются вплоть до XIVв. Доля дворянских и знатных русских фамилий в этой группе гораздо больше, чем в любой другой.

1. Фамилии на -ский/-цкий и -ско́й/-цко́й

Различие между двумя формами этих фамилий определяется только различием в ударении: если окончание неударное, используется суффикс -ский/-цкий, если же ударное, то -ско́й/-цко́й.

Все исконно русские фамилии этого типа обязаны своим происхождением географическому названию. Их не следует смешивать со сходными фамилиями украинского (см. с.216), белорусского (см. с.238), польского (см. с.245), еврейского (см. с.263) происхождения или с искусственными фамилиями, принадлежащими представителям духовенства (см. с.170). Как уже отмечалось выше, исконно русские фамилии на -ский принадлежат в основном знати и дворянству, образуют древнейший слой русских фамилий. В других социальных классах фамилии на -ский чрезвычайно редки.

К этому типу принадлежит и несколько княжеских фамилий, которые, как правило, происходят от названия княжества или главного родового города, а иногда и от названия того или иного региона, озера или реки. Ниже приводятся княжеские фамилии, встречающиеся до сих пор:

Баря́тинский, т.е. Боря́тинский ← Боря́тин;

Белосе́льский-Белозе́рский ← Бе́лое Село́ и Белоо́зеро. Второе имя было добавлено к первому только в конце XVIIIв., дабы спасти его от исчезновения;

Ва́дбольский ← родовое имение Ва́дбольское;

Волко́нский ← река Волко́нь;

Вя́земский ← Вя́зьма;

Еле́цкий ← Еле́ц;

Маса́льский ← Маса́льск, первоначально Моса́льск;

Меще́рский ← Мещера́, первоначально название тюркизированного финского племени и края, заселенного этим племенем;

Оболе́нский ← Оболе́нск;

Одо́евский ← Одо́ев;

Росто́вский ← Росто́в, теперь только в составе двойных фамилий: Лоба́нов-Росто́вский, Каса́ткин-Росто́вский;

Трубецко́й ← Трубче́вск, более старая форма Трубче́ск, род.п. Трубе́цка;

Ухто́мский ← река У́хтома;

Шаховско́й: вероятно, искаженная форма более старого Шехо́нский ← река Шехо́на.

Можно назвать и некоторые хорошо известные фамилии вымерших княжеских родов:

Вороты́нский ← Вороты́нск;

Гли́нский ← Глинск;

Ку́рбский ← деревня Ку́рба на реке Ку́рбица;

Мезе́цкий ← Мещо́вск, более старая форма Мезче́ск, род.п. Мезе́цка;

Пожа́рский ← деревня Пожа́рка;

Про́зоровский ← Про́зорово;

Хова́нский ← река Хова́нь;

Шу́йский ← Шу́я.

В XVIв. было более пятидесяти княжеских фамилий на -ский.

Среди русского дворянства в XVI и XVIIв. были весьма распространены некняжеские фамилии на -ский. Но с тех пор их число постоянно уменьшалось. Обычно они образуются от названий наследственных владений, как, например:

Бо́ровский ← Бо́ровск;

Вердере́вский ← Верхдере́вский;

Во́лоцкий ← Во́лок;

Все́воложский ← Все́воложское ← Все́волож, притяжательное прилагательное от имени Все́волод;

Городе́цкий ← Городе́ц;

Ду́бенский ← Ду́бня;

Дубро́вский ← Дубро́ва;

Ерго́льский ← река Ерга́;

Иле́мницкий ← Иле́мна Ка́менский ← Ка́менское;

Любе́цкий ← Лю́беч;

Мже́льский ← Мжельск;

Неле́динский ← река;

Неле́динка;

Рже́вский ← Рже́ва, ныне Ржев;

Ру́зский ← Ру́за;

Ря́жский ← Ряжск;

Ти́хвинский ← Ти́хвин;

Тухаче́вский ← Тухачёво;

Шенку́рский ← Шенку́рск;

Ши́ловский ← Ши́лово.

Распространенный тип фамилий образуется при помощи префикса за-, указывающего на местоположение имения; например:

Заболо́цкий ‘за болотом’;

Заборо́вский ‘за Бо́ровском’;

Загря́жский ‘за грязью’;

Занепро́вский/Заднепро́вский ‘за рекой Днепр’;

Заозе́рский ‘за озером’;

Запо́льский ‘за полем’;

Заре́цкий ‘за рекой’;

Засто́лбский ‘за столбом’;

Зачесло́мский ‘за рекой Чеслома́’.

Не все фамилии на -ский обязательно старые. Этот тип охватывает также и более поздние образования, как правило, производные от названий городов, например:

Варша́вский/Арша́вский ← Варша́ва (с утратой начального В);

Екатериносла́вский ← Екатериносла́в;

Ке́ренский ← Ке́ренск;

Китайгоро́дский ← Кита́й го́род, часть Москвы;

Костромско́й ← Кострома́;

Моско́вский ← Москва́;

Можа́йский ← Можа́йск;

Новгоро́дский ← Но́вгород;

Петербу́ргский ← Петербу́рг;

Пи́терский ← Пи́тер, народное название Петербурга;

Ре́вельский ← Ре́вель, совр. Таллин.

Позднее, в XVIII и XIXвв. русские фамилии на -ский растворились в фамилиях на -ский украинского, белорусского и польского происхождения. Всем им неизменно свойственно ударение на предпоследнем слоге, характерное для польского языка. Следовательно, если в русской фамилии на -ский ударение падает на любой другой слог, кроме предпоследнего, то это четко указывает на ее исконно русское происхождение. Надо отметить, что большинство вышеприведенных фамилий имеет именно такое ударение. Однако наличие ударения на предпоследнем слоге еще не означает, что перед нами фамилия украинского, белорусского или польского происхождения, поскольку такое же ударение характерно и для многих исконно русских фамилий на -ский.

Фамилии в форме прилагательных имеют тенденцию включиться в основную модель русских фамилий путем адаптации суффикса -ов/-ев. Фамилии на -ский/-цкий обычно не разделяют этого развития, за исключением фамилий донских казаков, среди которых распространены формы на -ско́в/-цко́в, образованные от топонимов на -ская/-цкая (прилагательных, относящихся к слову стани́ца), например:

Мано́цков ← Мано́цкая; Мигу́линсков ← Мигули́нская;

Остро́всков ← Остро́вская; Цымля́нсков ← Цымля́нская.

2. Фамилии на -анинов/-янинов и -анов/-янов

Фамилии на -анинов/-янинов обычно образуются от наименований на -анин/-янин, обозначающих жителей какого-либо города, реже от этнических названий такого же типа. Вообще данный тип наименований является архаичным; фамилии, образованные от них, обычно возникали в среде дворянства. Если суффиксу -анинов предшествовало два слога, то ударение падало на , а если один слог, то обычно на и.

Исторически ј в суффиксе -јанин, палатализуя предшествующий согласный, поглощается им. Поскольку после ч и ж (типичные продукты палатализации) на письме может быть только а, а не я, различие между суффиксами -анинов и -янинов чисто орфографическое.

В следующих примерах промежуточное звено - наименование на -анин/-янин - легко выводимо и потому опускается:

Борчани́нов ← Бо́рское; Брянчани́нов ← Брянск;

Вологжа́нинов ← Во́логда;

Волчани́нов - это, вероятно, синкопированная форма следующей фамилии:

Волоча́нинов ← др.-русск. Во́лок Ла́мский, совр. Волокола́мск; возможно также Вы́шний Волочёк;

Городча́нинов ← Городе́ц;

Ельчани́нов ← Еле́ц;

Зубчани́нов ← Зубцо́в;

Козляни́нов ← Козе́льск;

Кромчани́нов/Крамчани́нов ← Кро́мы;

Лучани́нов ← Вели́кие Лу́ки;

Полчани́нов ← По́лоцк;

Смоляни́нов ← Смоле́нск;

Трубчани́нов ← Трубче́вск;

Устюжа́нинов ← Устю́г.

В некоторых случаях фамилии могут образовываться от архаичных и литературных этнических названий на -анин/-янин:

Гречани́нов ← др.-русск. греча́нин ‘грек’ (ср.-русск. грек);

Персиа́нинов/Персия́нинов ← др.-русск. персиа́нин ‘перс’ (ср.-русск. перс);

Славяни́нов ← славяни́н;

Турчани́нов ← др.-русск. турча́нин ‘турок’ (ср.-русск. ту́рок).

Фамилия Рахма́нинов, будучи образованной от др. русск. рахма́нин ‘индус’ ← брахман (проникшее в древнерусский через Византию), возможно, принадлежит такому же типу. Это слово нередко встречается в произведениях древнерусской литературы, например, в "Александрии". Однако там др.-русск. прилагательное рахма́нный выступает в значении ‘покорный, ленивый, веселый; живой’ и, возможно, оно совсем другого происхождения. Имя Рахма́н также встречается в древнерусском. Независимо от происхождения рахма́нин употреблялось скорее в качестве прозвища, чем в качестве этнического названия.

Многие фамилии этого типа появляются с суффиксом -енинов вместо -янинов. Это, вероятно, отражает севернорусское диалектное изменение а→е после палатализованных согласных. Примеры:

Волоче́нинов при Волоча́нинов (см. с.107);

Волоше́нинов при Волоша́нинов ← волоша́нин ‘валах’;

Лебеже́нинов ← Лебедя́нь;

Меже́нинов ← Мезе́нь;

Моложе́нинов ← река Моло́га;

Свияже́нинов ← река Свия́га;

Хопре́нинов ← река Хопёр;

Шуе́нинов ← Шу́я.

Некоторые фамилии этого типа оканчиваются не на -анинов/-янинов, а на -анов/-янов. Они, видимо, образованы от форм не единственного, а множественного числа рассматриваемых названий, в которых отсутствует суффикс -ин-. Если, например, фамилия Славяни́нов образуется от славяни́н (ед.ч.), то фамилия Славя́нов должна быть образована от славя́не (мн.ч.), например:

Зыря́нов ← зыря́не, угро-финское племя (ед.ч. зыря́нин), совр. ко́ми;

Малоросия́нов ← малороссия́не, литературное и искусственное название для украинцев (ед.ч., малороссия́нин);

Персиа́нов ← персиа́не ‘персы’, литературный термин (ед.ч. персия́нин, см. выше);

Устюжа́нов ← устюжа́не ‘жители Устюга’ (ед.ч. устюжа́нин).

Следует отметить фамилию Тверя́нов от нигде не засвидетельствованной формы тверя́не ‘жители Твери’.

3. Фамилии на -и́тинов и -ичев

Фамилии на -и́тинов образованы от древнерусских названий жителей городов: с суффиксами -итин (ед.ч.), и -ичи (мн.ч.), например, москви́тин, мн. москвичи́ ← Москва́. Позднее форма единственного числа на -и́тин была замещена новой формой на -ич (москви́ч), образованной от формы множественного числа. Фамилии на -и́тинов возникли давно и принадлежат почти исключительно дворянству. Они характеризуются постоянным ударением на третьем слоге от конца. Примеры:

Белеви́тинов и искаженное Белеви́тнев ← Белёв;

Болхови́тинов ← Бо́лхов;

Веневи́тинов ← Венёв;

Верхови́тинов ← Верхо́вье;

Вереи́тинов ← Верея́;

Вязьми́тинов ← Вя́зьма;

Козли́тинов ← Козе́льск;

Коломни́тинов ← Коло́мна Костроми́тинов ← Кострома́;

Масали́тинов ← Маса́льск;

Москви́тинов ← Москва́;

Можеви́тинов ← Можаи́тинов ← Можа́йск. Фамилия выступает также в форме Мозжеви́тинов с написанием, обусловленным влиянием таких слов, как мозжеве́льник ‘можжевельник’, мозжечо́к и т.д.;

Острови́тинов ← О́стров;

Перми́тинов ← Пермь;

Твери́тинов ← Тверь;

Цареви́тинов, Цереви́тинов, Церови́тинов ← др.-русск. Ца́рев Санчу́рский.

Фамилии, образованные от более поздней производной формы множественного числа на -ич (которая в конечном итоге заменила старую форму на -и́тин), относительно редки. Примеры:

Вере́ичев ← вере́ич ‘житель Вереи’;

Москвичёв ← москви́ч.

Названия на -и́тин заменялись не только формами на -ич. Возможно, были другие замены, среди которых чисто литературная и недолго жившая форма на -итя́нин (сочетание суффиксов -и́тин и -я́нин) объясняет такие фамилии, как

Москвитя́нинов ← Москва́;

Тверитя́нинов ← Тверь.

Нарицательное существительное островитя́нин ‘житель острова’, вероятно, обусловило фамилию Острови́тинов, которая также выступает в форме Островитя́нов.

4. Фамилии на -инов

Фамилии на -инов образуются от этнических названий с суффиксом единственного числа -ин. Эти старые фамилии обычно принадлежат дворянству. Ударение падает либо на предпоследний слог, либо на третий слог от конца.

Буха́ринов ← др.-русск. буха́рин (ср.-русск. буха́рец) ‘житель Бухары’ ;

Воло́шинов ← др.-русск. воло́шин ‘валах’ ;

Грузи́нов ← грузи́н ;

Евре́инов ← др.-русск. евре́ин ‘еврей’ ;

Жидови́нов ← др.-русск. жидови́н ‘еврей’ ;

Коза́ринов/Каза́ринов ← др.-русск. коза́рин ‘хазар’ ;

Литви́нов ← литви́н ;

Меще́ринов ← меще́рин, тюркизированное угро-финское племя Мещера́ ;

Мордви́нов и Полумордви́нов ← мордви́н ;

Немчи́нов ← др.-русск. немчи́н ‘немец’ ;

Руси́нов ← др.-русск. руси́н ‘русский’ ;

Серби́нов ← др.-русск. серби́н ‘серб’ ;

Тата́ринов ← тата́рин ;

Фря́зинов ← др.-русск. фря́зин ‘западноевропеец’ - название, происходящее через византийское посредство от названия франков ;

Череми́синов ← др.-русск. череми́син (ср.-русск. череми́с).

Названия национальностей на -ин, естественно, необязательно указывают на действительное происхождение их носителей. Часто они являются просто прозвищами или внутрисемейными именами. Точно также не все англичане по имени French и французы по имени Langlois имеют французских или английских предков. Примечательно, что название коза́рин было создано народным воображением в период Московской Руси, когда все воспоминания о хазарах Xв. давно исчезли.

5. Фамилии на -цев

Фамилии на -цев образуются от названий на -ец, обозначающих жителей городов, как, например, Каза́нцев ← каза́нец ‘житель Казани’. В суффиксе -ец выступает беглое е, "выпадающее" при образовании фамилии. Ударение обычно падает на предпоследний слог. Возникшие сравнительно поздно, фамилии этого типа стали самыми многочисленными среди русских топонимических фамилий.

Фамилии на -цев иногда, не очень часто, принадлежат старым дворянским семьям. Фамилии на -цев образуются также от географических или этнических названий, как и фамилии на -ский, -(ј)анинов, -и́тинов и -инов. В этих случаях они более позднего происхождения и отличаются принадлежностью к более низким социальным слоям, например:

Белозе́рцев/Белозе́рский ← Белоо́зеро;

Вя́земцев/Вя́земский/Вязьми́тинов ← Вя́зьма;

Оболе́нцев/Оболе́нский ← Оболе́нск;

Росто́вцев/Росто́вский ← Росто́в;

Руза́нцев/Ру́зский ← Ру́за;

Бря́нцев/Брянчани́нов ← Брянск;

Венёвцев/Веневи́тинов ← Венёв;

Смоле́нцев/Смоляни́нов ← Смоленск;

Мордо́вцев/Мордви́нцев/Мордви́нов ← мордва́;

Не́мцев/Немчи́нов ← не́мцы;

Лито́вцев/Литви́нов ← литва́, т.е. литовцы.

Другие примеры:

Азо́вцев ← Азо́в;

Астраха́нцев ← А́страхань;

Влади́мирцев ← Влади́мир;

Воро́нежцев ← Воро́неж;

Дуди́нцев ← Дуди́нка;

Ела́томцев ← Ела́тьма;

Ка́домцев ← Ка́дом;

Лебеди́нцев ← Лебеди́н;

Ли́венцев ← Ли́вны;

Меды́нцев ← Меды́нь;

Мезе́нцев/Мезенцо́в ← Мезе́нь;

Му́ромцев ← Му́ром;

Новгоро́дцев ← Но́вгород;

Новоси́льцев ← Новоси́ль;

Ряза́нцев ← Ряза́нь;

Сама́рцев ← Сама́ра;

Симби́рцев ← Симби́рск;

Су́здальцев ← Су́здаль;

Тамбо́вцев ← Тамбо́в;

Уфи́мцев ← Уфа́;

Усо́льцев ← Усо́лье;

Черды́нцев ← Черды́нь;

Черни́говцев ← Черни́гов;

Яросла́вцев ← Яросла́вль.

Фамилии на -овцев восходят к крестильным именам не прямо, а через топонимы на -ов, или -ово, образованные от них, например:

Деми́довцев, Ипа́товцев, Ка́рповцев, Мала́ховцев, Па́вловцев, Фёдоровцев.

Фамилии на -цев могут, но не так часто, происходить от оформленных суффиксом -ец названий жителей различных стран и регионов:

А́глинцев ← а́глинец, народная или устаревшая форма совр. литер. англича́нин;

Америка́нцев ← америка́нец;

Башки́рцев ← башки́рец, обычная форма башки́р;

Грузи́нцев ← грузи́нец, обычная форма грузи́н;

Донцо́в ← доне́ц, житель района реки Дон;

Жидо́вцев ← жидо́вец, обычная форма жид;

Зыря́нцев ← зыря́нец, обычная форма зыря́нин;

По́ловцев ← по́ловец;

Сиби́рцев ← сиби́рец ‘житель Сибири’;

Тата́ринцев ← тата́ринец, обычная форма тата́рин;

Укра́инцев ← укра́инец.

Как видно, суффиксы -ец или -овец иногда просто добавлялись к более обычной форме базового названия.

Наконец, фамилии на -цев могут образовываться от всех видов названий на -ец с топографическим значением. Такие наименования близки к прозвищам, например:

Вы́ходцев ← вы́ходец ‘эмигрант’;

Горожа́нцев ← горожа́нец обычно горожа́нин;

Зао́стровцев ← зао́стровец ‘тот, кто из-за острова’;

Инозе́мцев ← инозе́мец;

Иностра́нцев ← иностра́нец;

Низо́вцев ← низо́вец, житель низовья реки;

Новосе́льцев ← новосе́лец;

Помо́рцев ← помо́рец, житель помо́рья;

Приведе́нцев и Привезе́нцев ← приве́денец и привезе́нец ‘крестьянин, переведенный или перевезенный на новое поселение’;

Сведе́нцев ← сведе́нец ‘крестьянин, переведенный со своего старого поселения’.

Названия жителей, оформленные суффиксом -ец, редко используются в качестве фамилии без патронимического суффикса. Большинство таких фамилий украинского происхождения, но есть и некоторые русские примеры:

Бела́венец, Молохове́ц, Морохове́ц, Ча́говец.

6. Фамилии на -яко́в/-ако́в

Немногие фамилии с суффиксом -яко́в/-ако́в образуются от этнических названий, а также от названий жителей какого-либо региона или города на -я́к/-а́к. Они составляют относительно поздний и народный тип фамилий даже по сравнению с фамилиями на -ец. Некоторые из них обладают параллельными формами на -ин или -ец, например:

Литвяко́в/Лито́вцев/Литви́нов ‘литовец’;

Мещеряко́в/Меще́ринов (см. выше с.109);

Сибиряко́в/Сиби́рцев ‘сибиряк’;

Симбиряко́в/Симби́рцев ‘житель Симбирска (ныне Ульяновска)’.

Примеры фамилий от названий на -я́к/-а́к:

Вотяко́в ← вотя́к, название угро-финского племени;

Киржако́в ← киржа́к, житель Киржача;

Пермяко́в ← пермя́к, угро-финское племя Пермь; не следует смешивать с др.-русск. перми́тин ‘житель Перми’;

Поляко́в ← поля́к;

Прус(с)ако́в ← пруса́к

Русако́в ← руса́к ‘русский’; более старой была форма руси́н → Руси́нов. Слово руса́к может также быть образовано от прилаг. ру́сый ‘светлого цвета (о волосах)’ и относиться к человеку или к зайцу;

Туляко́в ← туля́к ‘житель Тулы’;

Южако́в ← южа́к ‘река Юг’.

7. Фамилии на -ников

Фамилии на -ников в подавляющем большинстве случаев образуются от названий профессий на -ник (см. с.92). Но имеется также небольшое число фамилий, образованных от оформленных суффиксом -ник названий различных мест и угодий. Названия жителей городов присоединяют этот суффикс в исключительных случаях, как, например:

Калу́жников ← калу́жник ‘житель Калуги’;

Твере́тников от нигде не засвидетельствованного твере́тник ‘житель Твери’. Видимо, суффикс -ник был присоединен здесь к названию твери́тин (см. с.109);

Устю́жников ← устю́жник ‘житель Устюга’. Нормативная форма - устюжа́нин (см. с.107).

Фамилии на -ников чаще образуются от названий на -ник, характеризующих людей по признакам окружающей их обстановки, как, например:

Боло́тников ← боло́то;

Заболо́тников ← за боло́том (ср. Заболо́цкий, с.106);

Науго́льников ← на углу́;

Озёрников/Азёрников ← о́зеро;

Подты́нников ← под ты́ном.

Однако самыми распространенными в данном типе фамилий на -ников являются те, что образованы от собирательных существительных на -ник, мотивированных названиями деревьев. Совершенно неясно, относится ли базовое слово березник в фамилии типа Березников только к березовой роще или также к человеку, живущему в роще или рядом. Примеры:

Боя́рышников ← боя́рышник;

Вя́зников ← вяз;

Ду́бников ← дуб;

Е́льников ← ель;

Кле́нников ← клён; может также происходить от крестильного имени Кле́ник (см. с.46);

Куста́рников ← куста́рник;

Оле́шников/Але́шников и Ольхо́вников ← ольха́;

Оре́шников ← оре́шник;

Оси́нников ← оси́на Подряби́нников ← под + ряби́на;

Раки́тников ← раки́та.

8. Фамилии на -ов/-ев с различными суффиксами

Этот раздел включает фамилии, образованные от этнических или географических названий с необычными суффиксами или вовсе без суффиксов. Следовало бы напомнить, что суффиксы, редкие в этнических или географических названиях, могут быть обычными в других производных. Примеры:

Камчада́лов ← камчада́л ‘житель Камчатки’;

Латышёв ← латы́ш. Происхождение неясно, поскольку др.-русск. латы́ш может также обозначать вооруженного воина (от ла́ты) {54};

Лопарёв ← лопа́рь ‘саам, лопарь’;

Москалёв ← моска́ль, польско-украинское слово для обозначения москвича;

Чухно́в ← чухно́, народное образование от чуди́н, ед.ч. чудь, название угро-финского племени.

Нередко встречаются фамилии, образованные от бессуффиксальных этнических названий:

Башки́ров ← башки́р;

Ве́нгров, Венге́ров ← венгр;

Во́лохов ← во́лох ‘валах’; более поздняя форма, чем воло́шин (см. с.109) и волоша́нин (см. с.108);

Гре́ков ← грек (ср. Гречани́нов, с.109, и Гречи́щев, об этом суффиксе см. с.77, 130);

Калмыко́в ← калмы́к;

Мишарёв ← миша́рь, название татарского племени (такого же, как Мещера);

Ту́рков ← ту́рок (ср. Турчани́нов, с.108);

Францу́зов ← францу́з;

Цыга́нов ← цыга́н;

Череми́сов ← череми́с, более поздняя форма от череми́син (см. с.109);

Черка́сов ← др.-русск. черка́с ‘украинский казак’, от названия города;

Черка́ссы;

Черке́сов ← черке́с, название кавказского народа;

Черке́зов - русифицированная грузинская фамилия (см. с.291);

Че́хов ← чех;

Чече́нов ← чече́н, название кавказского народа;

Чувашёв ← чува́ш;

Шве́дов ← швед.

Имеется также множество фамилий, появившихся довольно поздно и образованных непосредственно от топонима или же необычным путем, от суффиксальных названий жителей определенных мест, например:

Каргопо́лов ← Ка́ргополь;

Колмого́ров/Холмого́ров ← др.-русск. Колмого́р, финского происхождения, ср.-русск. Холмого́ры - по народной этимологии: холм + го́ры;

Курмоя́ров ← Курмоя́рская;

Пи́теров ← Пи́тер, народное название Петербурга;

Пошехо́нов ← Пошехо́нье;

Ряза́нов ← Ряза́нь;

Ро́славлев ← Ро́славль;

Староду́бов ← Староду́б. Старинная княжеская фамилия Староду́бский теперь исчезла;

Торжко́в ← Торжо́к;

Чиги́ринов ← Чиги́рин.

Встречаются отдельные случаи, когда географическое название на -ов употребляется как фамилия без изменения. Примеры:

Сара́тов, Се́рпухов.

Здесь, как и в других разделах, среди фамилий на -ов/-ев немного таких, которые просто указывают на топографическое местонахождение или характер поселения, как, например:

Занадво́ров, вероятно, от за-над-двор ‘позади двора’;

Межупо́лев ← ме́жу + по́ле;

Надбро́дов ← над- + брод;

Новожи́лов ‘новый житель’;

Старожи́лов ‘старый житель’.

9. Фамилии на -ин

Названия жителей городов, а также этнические названия являются суффиксальными образованиями мужского рода, имеющими чисто информативный, неэкспрессивный характер. Они не оканчиваются на и вследствие этого не дают фамилий на -ин. Могут встречаться экспрессивные образования на , но они чрезвычайно редки, как, например:

Чухни́н ← чухна́ вместо более обычного чухно́ (см. с.113), пренебрежительное название финнов вообще;

Ту́ркин ← ту́рка ‘турок’, народная форма нейтрального ту́рок (см. с.113).

Фамилии на -ин, восходящие к географическим названиям, однако, существуют, но они образованы не от существительных на , как естественно было бы ожидать, исходя из общей суффиксальной модели русских фамилий, а являются фамилиями по аналогии. Фамилии, рассмотренные в предшествующих разделах, нередко образованы от названий жителей городов или от этнических названий на -анин/-янин, -итин и -ин. Эти суффиксы очень сходны с суффиксами -ин в фамилиях, и неудивительно, что некоторые названия на -ин, мотивированные топонимами, стали употребляться как настоящие фамилии. (В конце концов, русские в древности меньше знали о правилах словообразования, чем мы сегодня.) Это такие фамилии, как:

Важе́нин ‘живущий на реке Ва́га’;

Кривича́нин - вероятно, житель с. Кривичи́ в районе Молодечно или места с таким же названием;

Устюжа́нин ‘житель Устю́га’.

Видимо, такие фамилии, как Оста́нин (от Оста́ня, уменьш. от Оста́п/Евста́фий) или Есе́нин (от Есе́ня, уменьш. от Е́сип), не были адаптированы как вполне сложившиеся.

Сходным образом многие названия на -итин не давали регулярных фамилий на -и́тинов (см. с.108), а сами употреблялись в качестве фамилий, например:

Белеви́тин ← Белёв

Костроми́тин ← Кострома́

Лали́тин/Лале́тин ← Лальск

Москви́тин ← Москва́

Твери́тин/Твере́тин ← Тверь

Часови́тин ← Чусови́тин ‘живущий на реке Чусовая’.

Этнические названия на -ин могли быть также использованы как фамилии, ср., например, фамилии, приведенные на с.109:

Буха́рин, Воло́шин, Каре́лин ← Каре́ла ‘карел’, Каза́рин, Литви́н, Меще́рин, Мордо́вин, Немчи́н, Руси́н, Череми́син, Чуди́н.

Ряд фамилий на -ин прямо восходят к названиям рек на , первоначально они использовались как четкий географический ориентир, когда речь шла о людях, живущих на реках или пришедших с реки. И это естественно, поскольку в старой России реки были очень важными и часто единственными путями сообщения. Примеры:

Во́лгин, Катаго́щин, Моло́гин и Замоло́гин (за-), Печо́рин, Пине́гин, Свия́гин, Сухо́нин (ср. с.127).

Наконец, фамилии на -ин могут быть также образованы непосредственно от названий городов женского рода на или мягкий согласный, так же как аналогичные фамилии на -ов были образованы от названий городов мужского рода с окончанием на согласный (с.113). Примеры:

Балахни́н, Калу́гин, Каши́рин, Коло́мнин, Ряза́нин ← Ряза́нь, Тару́син, Тору́тин ← Тару́тино.

Первоначальное название реки или города может быть получено путем замены -ин на в конце каждой фамилии.

Имена многих известных русских городов происходят от названий рек, на которых они стоят, и часто они омонимичны этим названиям. Что касается фамилий, образованных от них, то нет полной ясности относительно их первоначального источника. Для старых фамилий более вероятно предполагать образование от речных названий, чем от названий городов. Это такие фамилии, как:

Варзу́гин, Ветлу́гин, Во́логдин, Мезе́нин и Меже́нин, Москви́н и Моско́вин, Сама́рин, Костроми́н.

О метронимических фамилиях на -ин см. ниже, в разд. 11 наст. главы.

10. Фамилии на -их/-ых

Несклоняемые фамилии на -их/-ых представляют собой застывшую форму прилагательного родительного падежа множественного числа (см. с.19). Среди фамилий, восходящих к географическим названиям, они не очень многочисленны.

Только те из них, которые образованы от прилагательных на -ский, связаны с географическими именами собственными, например:

Волховски́х ← Во́лхов;

Донски́х ← Дон;

Земски́х ← Зе́мский;

Русски́х ← ру́сский;

Терски́х ← те́рский, прилагательное, образованное от реки Те́рек на Северном Кавказе, являющееся составной частью названия Те́рские Казаки́.

Фамилии, образованные от прилагательных на -ый, обычно связаны с ограниченным топографическим местонахождением:

Беломе́стных ← Бе́лое ме́сто;

Бере́жных ← бе́рег и Набере́жных ← на берегу́;

Волостны́х ← во́лость;

Го́рных ← гора́;

За́городных ← за́ городом;

Надъя́рных ← над я́ром ‘над крутым берегом’;

Науго́льных ← на углу́;

Подле́сных ← под ле́сом.

11. Метронимические фамилии

Метронимические фамилии этого типа редки, они образуются от названий жительниц той или иной местности на -ка и отличаются постоянным ударением на предпоследнем слоге. Примеры:

Горожа́нкин, Лито́вкин, Мордо́вкин и Мордви́нкин, Моско́вкин ‘москвичка’, Новгоро́дкин, Тата́ркин, Тверя́нкин.

Глава VII. Фамилии, образованные от прозвищ (I)

1. Общие замечания

В четырех предыдущих главах мы обсудили три основные группы наименований, от которых образуются фамилии, - это крестильные имена, названия профессий и географические названия. Эти группы наименований обладают двумя общими чертами:

а) каждая из них покрывает определенное семантическое поле, и, несмотря на их вариативность, было бы неправильно думать, что каждая из этих трех групп включает ограниченное число исходных (базовых) имен;

б) в принципе, за некоторыми исключениями, исходные имена были относительно ясными и не ставили перед нами серьезных этимологических проблем.

Фамилии, образованные от прозвищ, представляют иную картину. Прежде всего понятию прозвища не хватает ясности, столь характерной для каждой из трех указанных групп. В начале данной книги прозвище определяется скорее в терминах отрицания, то есть как некрестильное имя, которое не является ни названием профессии, ни географическим названием (см. с.13). По сравнению с крестильными именами, названиями профессий и географическими названиями (а) число прозвищ было практически неограниченным, так как в дополнение к прозвищам в узком смысле слова, то есть суффиксальным наименованиям, образованным для этой цели, практически любое существительное или прилагательное могло быть использовано в качестве прозвища, и это лишает прозвища семантической общности, характерной для названий профессий и географических объектов; (б) прозвища - это, как правило, экспрессивные образования, выбор которых обусловливался как их звучанием, так и их значением, и, следовательно, они не всегда отличаются семантической четкостью; из этого вытекает, что доля прозвищ с неопределенными или совершенно необъяснимыми этимологиями поразительно высока.

Классификация фамилий в четырех предыдущих главах могла основываться на четко выраженных морфологических принципах, так как названия профессий и географические названия отличаются семантической однородностью, а крестильные имена лишены какой-либо семантической ценности, понятной для русских. С этой точки зрения прозвища делятся на две основные группы.

В одну группу входят названия, употреблявшиеся с целью охарактеризовать мужчину или женщину - их поведение, моральные, интеллектуальные или физические свойства. Например, такие нарицательные существительные, как болту́н или спеси́вец, могли фигурировать как прозвища, а со временем от них произошли фамилии Болтуно́в или Спеси́вцев. Процесс их перехода в прозвища был очень схож с процессом, при котором названия профессий или жителей определенной местности, как, например, пче́льник и звя́гинец ‘житель или владелец Звягино’, сначала становились прозвищами, а позднее превращались в фамилии Пче́льников и Звя́гинцев/Звеги́нцев. Прозвища, которые использовались для характеристики людей, естественно, развили собственную суффиксальную модель, тесно связанную с выразительностью. Фамилии, производные от такого рода "личных" прозвищ, могут быть определены как "личные", и описать их можно в тех же самых морфологических терминах, которые использовались для описания фамилий в главах III-VI.

Однако прозвища использовались и совсем другим образом, а именно путем простого приложения ("переноса") по аналогии названия животного, растения, предмета и т.д. к какому-либо лицу. Нарицательные существительные кольцо́ и пу́шка первоначально не предназначались для обозначения лиц. Однако они по неизвестным для нас причинам оказались употребительными по отношению к лицам и, став прозвищами, дали начало фамилиям Кольцо́в и Пу́шкин. Оба существительных являются суффиксальными образованиями на -цо́ и -ка. Но эти суффиксы характеризуют исключительно только эти два слова и никак не определяют использование их в качестве прозвищ. Многие прозвища этого типа бессуффиксальны как, например, ёрш (фамилия Ершо́в). Это означает, что в фамилиях, образованных от прозвищ, возникших в результате переноса, суффиксальная модель не имеет никакого значения. Такие фамилии должны изучаться только в семантическом плане - методом, сходным с тем, который используется при изучении подобных фамилий в западноевропейских языках.

Деление прозвищ на две категории - "личные" и "переносные" - естественным образом предопределяет членение на две главы раздела, посвященного фамилиям, образованным от прозвищ.

Между личными и переносными прозвищами нет четко очерченной границы, особенно когда мы сталкиваемся с бессуффиксальными существительными или прилагательными, которые характеризуют внешность, поведение или склад ума. Но поскольку такие прозвища семантически очень близки к личным суффиксальным прозвищам, фамилии, производные от них, рассматриваются в данной главе. Фамилии, образованные от всех других прозвищ, обозначавшие первоначально людей, животных, предметы или абстрактные понятия, обсуждаются в следующей главе.

В части, посвященной "переносным" прозвищам, имеется раздел, в котором рассматриваются фамилии, производные от того, что мы в настоящей книге называем "внутрисемейными именами", - это неофициальные имена, которые родители дают детям при рождении, тогда как прозвища дают соседи и приятели. Такое различие не всегда легко установить (см. с.165).

Семантический ряд древнерусских прозвищ фактически неограничен, а воображение их создателей неисчерпаемо. Иногда прозвища были настолько сложными и длинными - подчас состояли даже из двух слов, - что от них нельзя было образовать патроним, и, следовательно, они не могли образовывать фамилии. Так, например, в XVв. ярославского князя называли Свистуно́м Неблагослове́нным. Ниже приводятся некоторые древнерусские прозвища XV-XVIIвв.:

Борода́тый Дура́к;

Волкохи́щеной Соба́ка ‘Собака, похищенная волком’;

Дро́зжая Ба́бка, возможно, ‘дрожащая бабка’;

Дурна́я Овца́;

Кот Мышело́в;

Лубяна́я Са́бля;

Мясна́я Голова́;

Пе́сья Ста́рость;

Слепы́е Зу́бы;

Сухо́е Голени́ще;

Сухи́е Калиты́;

Ти́хое Ле́то;

То́лстые Па́льцы.

Необходимо также отметить некоторые прозвища с глаголами в повелительном наклонении. Они, как правило, пишутся в одно слово:

Пролейбра́га, Прожгибо́к, Трясиоло́ма, но: Умо́йся Гря́зью.

Но все же обычно от древнерусских прозвищ, простых или составных, личных или переносных, можно было образовать патронимы на -ов или -ин, которые позже становились фамилиями.

2. Фамилии, образованные от личных прозвищ

По своей природе прозвища принадлежат к разговорному словарю и разделяют морфологическую структуру всех его разделов. Однако в прозвищах используются несколько специфических суффиксов, которые в литературном языке встречаются крайне редко. Такое морфологическое отклонение объясняется тем фактом, что суффиксы прозвищ принадлежат к экспрессивно-эмоциональному морфологическому слою, который весьма бедно представлен в крайне рациональном литературном русском языке церковнославянского происхождения. Но для русских диалектов он обычен. Многие экспрессивные образования полностью исчезли из русского языка - литературного и диалектного - и то, что они сохранились в фамилиях, представляет большую ценность. Многие остались непонятными, и в этой категории русских фамилий количество этимологически неясных фамилий особенно велико.

Экспрессивные суффиксы появляются чаще, но не исключительно, в прозвищах, образованных от глагольных основ, особенно в тех, которые характеризуют поведение человека.

Помимо специфических суффиксов, прозвища могут обладать и другими своеобразными морфологическими особенностями, например, они отличаются определенными типами образования сложных слов.

Фамилии, образованные от морфологически маркированных прозвищ, имеют характерные конечные элементы, по которым их легко определить. Поскольку экспрессивные производные мужского рода часто оканчиваются на , доля фамилий на -ин в этой группе относительно высока.

Экспрессивные суффиксы легко взаимозаменяются, и иногда можно насчитать с полдюжины фамилий, производных от одного и того же корня с разными прозвищными суффиксами. Различия могут касаться не значения, а степени экспрессивности. Например, от корня жиг- образуются следующие фамилии:

Жигачёв, Жигалёв, Жига́йлов, Жига́лов, Жига́нов, Жигарёв, Жигуно́в (смысл исходного прозвища: ‘тот, кто жжет’).

Другие случаи не столь ясны. Так, по-видимому, все нижеследующие фамилии образованы от одного корня с добавлением разных прозвищных суффиксов:

Каля́бин, Каля́гин, Каля́кин, Каля́мин, Каля́вин, Каля́зин.

Возможно, однако, что здесь перед нами не что иное, как фонетическое совпадение:

фамилия, Каля́бин, может быть образована от, коля́ба ‘клоун’;

Каля́гин - или от, Коля́га, уменьш. от, Никола́й, или от, каля́га, что в диалектах может означать или ‘калека’, или ‘вид брюквы’;

Каля́кин - возможно, от, каля́ка ‘болтун’;

происхождение фамилии, Каля́мин, неизвестно;

Каля́вин - возможно, от, каля́ва, что, вероятно, является вариантом, каля́га ‘брюква’;

и наконец, Каля́зин, может быть просто названием города, используемым в качестве фамилии.

Итак, базовые имена в фамилиях второй группы, которые кажутся взаимосвязанными, могут на самом деле относиться к таким несопоставимым категориям, как крестильные имена, географические названия, личные прозвища, переносные прозвища, а также включать в себя то, что в настоящее время представляется непонятными образованиями.

Современное зачаточное состояние исследований русского диалектного словаря и особенно его словообразовательного аспекта, а также почти полное отсутствие работ по исторической ономастике означает, что большое число фамилий, производных от личных прозвищ, остается этимологически неопределенным или вообще необъяснимым. В данной главе такие фамилии, как правило, не рассматриваются, но не должно создаваться впечатления, что этимология всех русских фамилий столь же ясна, как тех, что рассмотрены ниже.

2.1. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от существительных

Прозвищные суффиксы имеют много общего с суффиксами крестильных имен, ибо и те и другие используются для придания эффекта выразительности. Однако частота их использования разная. Такие суффиксальные элементы, как, например, -ж- и -л-, которые редки в уменьшительных формах крестильных имен, в прозвищах выступают как самые распространенные.

Как и при разборе фамилий, образованных от уменьшительных форм крестильных имен, прозвищные суффиксы даются в порядке убывающей частотности их употребления.

(I) Существительные с суффиксальным -к-

Суффикс -к- преимущественно уменьшительный, и поэтому особенно часто встречается в нарицательных существительных. Как экспрессивный суффикс он широко используется в прозвищах. Фамилии на -ков образуются от прозвищ на или -ко, а фамилии на -кин - от прозвищ на -ка. В чистом, нерасширенном виде суффикс не очень типичен, так как во многих случаях прозвища на -к, -ка и часто даже на -ко являются не личными, а переносными. Например фамилия Головко́в происходит от формы Головко́, являющейся личным прозвищем, ибо такого имени нарицательного не существует. Фамилия Голо́вкин, наоборот, происходит от существительного голо́вка, уменьш. от голова́, просто используемого как переносное прозвище.

Среди фамилий с нерасширенным суффиксом -к- наименее спорными являются фамилии, образованные от прозвищ на -ко и -ка, образованных от основ прилагательных и глаголов.

В следующих примерах прозвища на -ко и -ка опущены, так как их форма легко поддается восстановлению*:

Немко́в ‘немой’, Плешко́в ‘плешивый’, Плюско́в ‘сплюснутый’, Рыжко́в, Сушко́в, Тучко́в ‘жирный’, Тямко́в ‘сообразительный’, Чирко́в ‘кто чирикает’, Соло́вкин ‘желтовато-серый’, Су́шкин, Тарато́ркин, Тю́нькин ‘остолоп’, Хоро́шкин, Ца́рапкин.

___
* Здесь и далее в тех случаях, когда значение прозвища ясно из самой фамилии, его объяснение не дается. - Прим. перев.

Многие прозвища остаются необъяснимыми. Некоторые, возможно, просто звукоподражательные, особенно со звуками ч, ц, ш, ж, например:

Цуцко́в, Чуйко́в и Чу́чкин, Шушко́в, Тю́тькин, Ты́ткин, Чи́чкин.

Суффиксальный -к- может выступать как второй элемент в сложном суффиксе, например:

Горбунко́в ← Горбуно́к, уменьш. от горбу́н;

Лоба́шков ← Лоба́шко ← лоба́ш ← лоб.

Типичными являются фамилии, оканчивающиеся на -енков. Многие из них - это русифицированные украинские фамилии на -енко (см. с.207). Однако в отдельных случаях такие фамилии могли быть образованы непосредственно от русских уменьшительных форм на -енок с подвижным о. К ним, возможно, относятся следующие фамилии:

Дробле́нков, Маленко́в, Пугаче́нков.

Но все же касательно их остаются некоторые сомнения.

Фамилии, производные от прозвищ со сложными суффиксами, - самые многочисленные в группе на -ин:

Голо́вушкин, Головя́шкин ← голова́; Жури́шкин ← жури́ть; Побе́душкин ← побе́да; Ря́бушкин, Рябы́шкин; Слепу́шкин; Толку́шкин.

Суффикс -к- в чистом виде или в соединении с другим согласным для личных прозвищ менее типичен, чем те суффиксы, в которых -к- предшествует гласный, например, -а́к/-я́к, -ик, -у́к/-ю́к, -а́ка/-я́ка, -ы́ка. Этими суффиксами оформлены многие типичные фамилии.

а) Фамилии на -ов

Фамилии на -яко́в/-ако́в образованы от прозвищ на -я́к/-а́к. Этот суффикс, использующийся также в предметных существительных, особенно часто встречается в личных прозвищах, характеризующих физические особенности, внешность, моральные или умственные достоинства человека. Обычно такие прозвища происходят от прилагательных; фамилии на -а́к могут также образовываться от существительных. Ударение падает на последний слог как в прозвищах (-я́к/-а́к), так и в фамилиях (-яко́в/-ако́в). Ниже приводятся примеры фамилий на -яко́в (прозвище опускается, т.к. его легко получить, отбросив суффикс -ов):

Бедняко́в, Жиряко́в, Густяко́в, Миляко́в, Остряко́в, Резвяко́в, Рыхляко́в, Серяко́в, Сидяко́в ‘сидящий’, Сивяко́в ‘седой’, Смеляко́в, Смышляко́в, Шелудяко́в, Тендряко́в ‘робкий’, Тепляко́в, Толстяко́в, Хохряко́в ‘тщедушный’, Худяко́в, Черняко́в, Чистяко́в.

Фамилии на -ако́в менее типичны. Некоторые из них в действительности являются фамилиями на -яко́в, но пишутся с -ако́в по чисто орфографическим причинам:

Головако́в ‘большеголовый’, Зубако́в ‘большезубый’, Колзако́в ‘скользкий’, Кощако́в ‘костлявый’, Махрако́в ‘оборванец’, Плешако́в, Плошако́в ‘плохой’, Рудако́в и Рыжако́в, Стебако́в ‘стегающий’, Тощако́в, Трусако́в, Ушако́в ‘лопоухий’, Ходако́в, Чернако́в, Чудако́в, Шумако́в, Щербако́в ‘рябой’.

Фамилии на -ико́в образованы от существительных, оканчивающихся на суффикс -ик; это существительные самых различных категорий - уменьшительные слова, названия профессий, предметов, особенно инструментов. Следовательно, не так легко проследить происхождение фамилий на -иков, особенно если исходное слово не зафиксировано в словаре, что случается довольно часто. Как в прозвищах на -и́к, так и в фамилиях на -ико́в ударение падает на последний слог, но чаще на слог, предшествующий конечному элементу -иков:

Бе́ликов, Во́стриков, Го́ликов, Кра́сиков, Кру́гликов, Ля́диков ‘лентяй’, Но́виков, По́лзиков, Ры́жиков, Се́риков, Ско́риков, Ста́риков, То́лстиков, Ту́пиков, Це́ликов, Цу́риков ‘прицеливающийся’.

Суффикс -ик может быть расширен в суффикс -чик, которому обычно предшествует другой суффикс, так что фамилия приобретает сложный суффикс:

Беля́нчиков, Жи́вчиков, Горбу́нчиков, Краса́вчиков, Кудря́вчиков.

Ударение падает на слог, предшествующий суффиксу -чиков.

Среди других фамилий на -ков встречаются фамилии на -уков и -ыков, которые либо неясного происхождения, либо происходят не от прозвищ. Но есть ряд фамилий на -юков, которые относятся к данному разделу. Ударение в них падает на последний слог:

Малюко́в, Милюко́в, Потюко́в, Резюко́в, Твердюко́в, Шерстюко́в.

б) Фамилии на -ин

Фамилии на -а́кин/-я́кин происходят от прозвищ на -а́ка/-я́ка, большей частью образованных от глагольных основ и характеризующих поведение человека. Ударение падает на предпоследний слог:

Бала́кин ‘болтун’, Жева́кин, Зева́кин, Руба́кин, Цапа́кин ‘тот, кто хватает’, Цепа́кин ‘тот, кто надоедает’, Воя́кин, Коря́кин/Каря́кин ‘кривляка’, Ревя́кин ‘плакса’, Сидя́кин ‘тот, кто сидит’, Черня́кин.

Фамилии от -ы́кин происходят от прозвищ на -ы́ка:

Балы́кин ‘шутник’, Бавы́кин ‘медлительный’, Базы́кин ‘болтун’, Громы́кин ‘шумный’, Дуды́кин ‘ворчун’, Кувы́кин ‘бедняга’, Талды́кин, Тувы́кин ‘плакса’.

Фамилия Зворы́кин, возможно, происходит от взвары́ка ‘горячий’ (‘вспыльчивый’). Фамилия Взвары́кин зарегистрирована в 1513г.*

___
* Акты феодального землевладения и хозяйства, т.II. Москва, 1956, с.58.

(II) Существительные с суффиксальным -г-

Суффиксальный -г- часто встречается в фамилиях на ин, которые оканчиваются на -а́гин/-я́гин, -ы́гин, реже на -у́гин/-ю́гин и -и́гин, а происходят соответственно от прозвищ на -а́га/-я́га, -ы́га, -у́га/-ю́га и -и́га. Ударение неизменно падает на гласный перед г. Происхождение этого суффикса, который встречается только в восточнославянских языках и исключительно экспрессивен, не совсем ясно. Некоторые фамилии, а следовательно, и прозвища имеют параллельные формы с суффиксом -к-.

Фамилии на -а́гин происходят от прозвищ, образованных главным образом от глагольных основ и характеризующих поведение человека, например:

Будара́гин ‘тот, кто будоражит’;

Вереща́гин ‘тот, кто верещит,громко кричит’;

Жела́гин ‘тот, кто желает’;

Крича́гин;

Меньша́гин ‘младший сын’;

Мура́гин ‘задира’;

Сипа́гин ‘осипший’;

Шара́гин ‘кривляка’;

Шата́гин ‘гуляка’;

Шиша́гин ‘лентяй’.

Фамилии на -я́гин более типичны. Они образуются от основ прилагательных и глаголов, например:

Бедня́гин, Деля́гин, Деря́гин, Живя́гин, Звя́гин, Куня́гин ‘сонливый’, Летя́гин, Ловя́гин ‘ловец’, Маля́гин, Перетя́гин, Ревя́гин, Сидя́гин, Сипя́гин, Скря́гин, Смирня́гин, Сутя́гин, Умня́гин, Черня́гин, Шевля́гин ‘медлительный’, также Портня́гин и искаженное Понтря́гин.

Столь же типичны и фамилии на -ы́гин. Они образованы от основ прилагательных и глаголов, например:

Булы́гин ‘неуклюжий’;

Бусы́гин ‘хвастун’;

Дуры́гин;

Зворы́гин ‘вспыльчивый’ (см. также Зворы́кин, с.122);

Колоты́гин;

Короты́гин/Караты́гин ‘короткий’;

Косы́гин ‘косоглазый’;

Малы́гин ‘маленький’;

Перелы́гин и Залы́гин ‘лгун’;

Полторы́гин;

Толпы́гин ‘тот, кто толпится’;

Топты́гин ‘тяжелоступ’;

Торопы́гин;

Хухры́гин ‘щеголь’;

Цапы́гин ‘тот, кто хватает’;

Чапы́гин ‘тот, кто хватает’ или ‘кто качается’;

Чекры́гин ‘тот, кто режет на мелкие куски’;

Шуры́гин ‘обманщик’;

Яры́гин др.-русск. ‘холоп’.

Менее типичны фамилии с другими гласными перед г. Многие из них происходят от переносных прозвищ, этимология которых неясна:

Пищу́гин, Хапу́гин, Кореню́гин ← ко́рень, Тяни́гин, Торчи́гин, Черни́гин, Чеши́гин ‘шершавый’, Чичи́гин ‘упрямец’.

Соответствующие фамилии на -ов редки, и происхождение их зачастую неясно:

Подчища́гов, Смельчу́гов.

(III) Существительные с суффиксальным -л-

Суффиксальный -л- чаще встречается в фамилиях на -ов. Они оканчиваются на -а́лов, -и́лов, -е́лов и происходят от прозвищ на -а́л/-а́ло, -и́л/-и́ло, -е́л/-е́ло. Эти образования основываются на глагольных формах прошедшего времени на -л-. Следовательно, они происходят от глагольных основ и наименее спорны в семантическом плане. Ударение падает на гласный перед .

Фамилии на -а́лов. Примеры:

Бахва́лов, Брызга́лов, Достова́лов, Ерыка́лов ‘картавый’, Загиба́лов, Запива́лов, Кача́лов, Копа́лов, Купа́лов, Маза́лов, Плева́лов, Побега́лов, Пошиба́лов, Рыга́лов, Рыка́лов ‘ревун’, Сига́лов ‘прыгун’, Смека́лов, Стрека́лов ‘прыгун’, Хаба́лов ‘наглец’, Чепа́лов ‘тот, кто прикасается’, Чеса́лов, Чита́лов, Шата́лов, Шиба́лов ‘тот, кто бьет’, Щелка́лов, Щипа́лов.

Фамилии на -и́лов. Примеры:

Броди́лов, Бруси́лов ‘тот, кто говорит вздор’, Вороши́лов ‘тот, кто ворошит сено’, Глади́лов, Греми́лов, Коси́лов ‘косарь’, Колоти́лов, Луди́лов, Лупи́лов, Пали́лов, Похвати́лов ‘ловец’, Шати́лов ‘непоседа’, Шипи́лов ‘тот, кто шипит’, Шуми́лов ‘шумный’, Сади́лов, Тащи́лов, Тужи́лов, Фамилии, на -е́лов, менее типичны: , Горе́лов и Погоре́лов, Нее́лов, Некипе́лов, Поспе́лов, Терпе́лов.

Характерна и группа фамилий на -а́йлов. Они происходят от прозвищ на -а́йло, объединяющих суффикс и повелительную форму на -а́й. Они представляют собой нечто среднее между фамилиями, рассмотренными в этом разделе, и фамилиями, рассматриваемыми в следующем разделе (IV). Ударение падает на гласный а. Прозвища этого типа нередки в украинском, и некоторые фамилии, рассматриваемые здесь, могут быть украинского происхождения. Украинское окончание -а́йло может быть результатом влияния литовских имен на -aila, осуществлявшегося, возможно, через белорусский язык:

Жма́йлов ‘тот, кто сжимает’, Загоня́йлов, Замота́йлов, Здыма́йлов ‘тот, кто поднимает’, Меня́йлов, Недрига́йлов, Побега́йлов, Сига́йлов.

Суффикс -л- может добавляться к глагольной основе на согласный. Фамилии, производные от этих прозвищ, не всегда этимологически однозначны. Некоторые из них образованы от названий орудий труда (см. с.156):

Гры́злов, Лы́злов ‘долговязый’, Неро́слов, Ро́слов, Ру́хлов ‘оживленный’, Скры́плов ‘тот, кто скрипит’.

Фамилии на -лин образованы от прозвищ на -ла. Они обычно аналогичны фамилиям на -лов и нередко образованы от тех же основ, но менее типичны по сравнению с фамилиями на -лов; происхождение многих из них неясно, например:

Кача́лин, Отвеча́лин, Попуха́лин ‘тот, кто толкает’, Рожа́лин ‘принимающий роды’, Трепа́лин ‘тот, кто треплет лен’, Чека́лин ‘тот, кто ждет’, Точи́лин, Верзи́лин, Глади́лин, Грусти́лин, Попи́лин, Слащи́лин, Сучи́лин ‘прядильщик’, Труби́лин, Шуми́лин.

Фамилии на -улин могут быть образованы от основ глаголов или прилагательных, но в отличие от фамилий, рассмотренных до сих пор, они не связаны с глагольными формами:

Баку́лин ‘болтун’, Бороду́лин/Бараду́лин, Грызу́лин, Ковыру́лин, Хиту́лин ‘тот, кто хватает’, Хорошу́лин, Пищу́лин, Сану́лин ‘кто толкает сам себя’, Шепту́лин, Шипу́лин, Вертю́лин, Ухмы́лин.

(IV) Существительные с суффиксальным -ј-

Фамилии с этим элементом ограничены только типом на -ов и оканчиваются на -а́ев/-я́ев, -е́ев и -у́ев/-ю́ев. Они образованы от прозвищ на -а́й/-я́й, -е́й и -у́й/-ю́й, которые, похоже, первоначально были глаголами в повелительном наклонении. Позднее эти окончания распространились и на неглагольные основы, включая крестильные имена (см. с.73). Орфографически после гласных -ј- инкорпорирован в букве е, поэтому рассматриваемые суффиксы фактически произносятся как -а́йев/-я́йев, -е́йев, -у́йев/-ю́йев. Ударение падает на предпоследний слог.

Фамилии на -а́ев, в основном, сохраняют связь с глаголом, например:

Балака́ев и Балала́ев ‘болтун’,

Бусла́ев ‘кутила’,

Вереса́ев ‘курильщик’,

Воропа́ев, Вырыпа́ев ‘разбойник’,

Забега́ев, Загреба́ев, Замота́ев, Заруба́ев,

Ката́ев, Колупа́ев, Лома́ев, Мара́ев, Маха́ев,

Немеша́ев, Нехлеба́ев,

Пина́ев, Пожида́ев, Покуса́ев, Полежа́ев, Пыла́ев,

Разува́ев, Разыгра́ев, Светла́ев, Свороча́ев,

Тура́ев ‘тот, кто заботится’, Урыва́ев,

Цвета́ев ‘тот, кто процветает’; есть также фамилия с отрицанием: Нецвета́ев; эти фамилии могут быть также отнесены к фамилиям духовенства;

Чапа́ев ‘тот, кто хватает’ или ‘кто качается’, Чиха́ев, Чура́ев ‘тот, кто избегает’,

Шага́ев, Шиба́ев ‘тот, кто бьет ногой’.

Фамилии на -я́ев менее типичны и не так четко связаны с повелительным наклонением:

Беля́ев, Вихля́ев, Горя́ев, Гуля́ев, Разгуля́ев и Загуля́ев, Завертя́ев,

Коптя́ев, Ледя́ев ‘ледяной’, Недыхля́ев ‘бездыханный’,

Пепеля́ев и Попеля́ев ‘тот, то сжигает дотла’, Растеря́ев и Теря́ев,

Смотря́ев, Суганя́ев ‘тот, кто гонит, преследует’,

Цепля́ев, Черня́ев, Ширя́ев ‘широкоплечий’.

Фамилии на -е́ев еще меньше связаны с глагольной основой, и происхождение многих из них неясно:

Глазе́ев, Заболе́ев, Загре́ев, Зате́ев, Негре́ев, Одоле́ев, Плеще́ев, Поспе́ев, Пыхте́ев,

Рыле́ев ‘рыло, харя’, Свербе́ев, Тихе́ев.

Фамилии на -у́ев, первоначально образованные от повелительных форм на -у́й глаголов на -оват/-еват, сохранили четкую связь с глаголами. Это означает, что суффикс -у́й не распространился на другие основы:

Балу́ев или Забалу́ев, Бушу́ев, Завору́ев, Непомилу́ев, Помазу́ев,

Расторгу́ев, Рату́ев ‘тот, кто сражается’.

Фамилии на -ю́ев нетипичны, но надо отметить:

Клю́ев, Неплю́ев.

(V) Существительные с суффиксальным -н-

Фамилии с суффиксальным -н- относятся как к типу на -ов, так и к типу на -ин.

Фамилии на -ов с суффиксальным -н- составляют три большие группы - это фамилии, оканчивающиеся на -анов, -унов и -енев/-нев, образованные соответственно от прозвищ на -а́н, -у́н и -е́н. Другие варианты менее типичны.

Фамилии на -анов происходят от прозвищ на -а́н, образованных от основ существительных, прилагательных и (реже) глаголов. Обычно эти прозвища характеризуют физические особенности человека. Происхождение многих из них неясно.

Ряд фамилий на -анов, образованных от страдательных причастий прошедшего времени на -аный, не включены в данный раздел. Ударение обычно падает на слог -а́н, но может также падать на суффикс -ов или на слог основы:

Брюха́нов, Воропа́нов,

Гола́нов/Гала́нов ‘голый’; возможно также происхождение от Гала́н, уменьш.,

Галактио́н, Голова́нов, Губа́нов, Долга́нов, Лоба́нов, Молча́нов,

Плеха́нов и Плеша́нов ‘плешивый’, Резва́нов,

Стро́ганов и Стро́гонов ‘строгий’, непривычное ударение предполагает происхождение от причастной формы глагола строга́ть,

Суха́нов, Уса́нов, Уха́нов и Уша́нов, Хохла́нов и Чуба́нов.

Среди фамилий на -анов, видимо, должны существовать две группы фамилий со сложными конечными формантами: на -ма́нов и, не так многочисленные, на -са́нов. Этимология большинства из них неясна, но многие фамилии должны быть иностранного, в частности, восточного происхождения. Следует отметить, что суффиксы -ма́нов и -са́нов также встречаются в фамилиях, производных от крестильных имен (см. с.53).

Фамилии на -уно́в происходят от прозвищ на -у́н, образованных от глаголов, существительных и прилагательных. Ударение падает на последний слог:

Бегуно́в, Брызгуно́в, Глазуно́в, Годуно́в, Горбуно́в,

Мельгуно́в и Мигуно́в ‘кто мигает’, Пекуно́в, Прыгуно́в, Резуно́в,

Свистуно́в, Секуно́в, Толкуно́в, Тягуно́в, Хвастуно́в, Хрипуно́в,

Черкуно́в, Щелкуно́в, Щипуно́в.

Фамилии на -нев происходят от прозвищ на -ень с подвижным е, которое исчезает в фамилиях. Они образованы от основ глаголов и прилагательных. Ударение падает на основу:

Ба́ловнев, Воро́тнев ‘тот, кто вращает’,

Голо́внев, Ле́жнев ‘лентяй’, Ма́льнев ‘маленький’, Ро́внев,

Сги́бнев, Си́днев, Сли́знев ‘скользкий’,

Спе́шнев, Сре́днев, Стре́шнев ← Стре́чнев ‘встречный’,

Те́лепнев ‘болван’, Хо́днев, Че́рнев, Я́рнев ‘яростный’.

Фамилии с неподвижным е редки, и происхождение их чаще всего неясно, ср., однако:

Ти́хменев ‘тихий’, То́лстенев.

Фамилии на -ин не образуют четких групп, и происхождение многих из них неясно. Можно упомянуть некоторые:

Буре́нин ‘бурый’, Кругле́нин, Лупи́нин, Теребе́нин, Череме́нин ‘красноволосый’,

Благи́нин ‘мягкий’, Опочи́нин, Страши́нин, Тиши́нин,

Балабо́нин, Губо́нин, Лихо́нин, Нетро́нин, Середо́нин, Сухо́нин,

Баку́нин ‘болтун’, Лазу́нин, Бобы́нин ‘самодовольный’, Гузы́нин ‘толстозадый’.

(VI) Существительные с суффиксальным -ш-

Фамилии с суффиксальным -ш- оканчиваются как на -ов, так и на -ин. В первом типе всегда пишется суффикс -шев, если он не под ударением; даже тогда, когда он под ударением, написание обычно не меняется, то есть фактически пишется -шёв. Иногда под ударением может писаться -шов, но такое написание не совсем типично.

Среди фамилий на -шев выделяется самая многочисленная группа на -ышев с ударением в большинстве случаев на основе. Исходные прозвище обычно образуются от основ имен прилагательных. Происхождение некоторых из них неясно. Примеры:

Гла́дышев, Голышёв, Дро́бышев ‘маленький’, Жёлтышев,

Ка́тышев ‘катышек’, Кре́ктышев ‘тот, кто ворчит’, Ма́лышев,

Немо́лодышев, Нете́рпышев, Огоре́лышев,

Пя́дышев ‘тот, кто ростом в пядь’, Ру́пышев,

Се́дышев, Се́рышев, Спо́рышев, Твёрдышев, Чернышёв,

Я́дрышев ‘крепкий, ядреный’.

Фамилии на -ашев/-яшев менее распространены. Иногда они параллельны фамилиям на -ышев. Ударение обычно падает на последний слог:

Бурнашёв ‘задира’, Долгашо́в, Дробашёв,

Карташо́в ‘картавый’, Лобашо́в, Мордашо́в,

Твердашо́в, Кругляшо́в, Кудряшо́в, Ледяшо́в.

В типе на -ин наибольший интерес представляют фамилии на -ишин. Обычно это украинские фамилии, производные от андрометронимов на -иха (см. с.212). Однако существует ряд древнерусских личных мужских прозвищ на -и́ша, образованные от них фамилии на -и́шин зарегистрированы в конце XVв. Это фамилии древнего мелкопоместного дворянства. Примеры:

Завали́шин ← завали́ть;

Озноби́шин ← озно́б;

Повали́шин ← повали́ть;

Раздели́шин ← раздели́ть;

Раздери́шин ← разодра́ть;

Разъяри́шин ← разъяри́ть;

Ступи́шин ← ступи́ть.

В типе на -ин есть и другие фамилии с суффиксальным -ш-:

Балабо́шин, Барабо́шин ‘болван’, Худо́шин ‘плохой’, Балагу́шин,

Голоу́шин ← Голову́шин, Горбу́шин, Дику́шин, Малу́шин,

Раду́шин, Рогу́шин, Хвасту́шин, Хлопу́шин.

(VII) Существительные с суффиксальными -х-

Фамилии с суффиксальным -х- чаще оканчиваются на -ин, чем на -ов. Ударение на предпоследнем слоге. В этой группе чаще встречаются фамилии на -и́хин. Здесь, как и для фамилий на -и́шин, трудно определить, является ли исходное имя на -и́ха личным прозвищем или андрометронимом. Несколько имен на -иха зарегистрированы в текстах XIIв. как мужские имена и, следовательно, соответствующие фамилии на -ихин относятся к данному разделу, как, например, Озноби́хин ← озно́б.

Некоторые фамилии на -и́хин соответствуют старым фамилиям на -и́шин и также должны рассматриваться как производные от мужских имен, например:

Завали́хин ← завали́ть;

Навали́хин ← навали́ть;

Развали́хин ← развали́ть.

Кажется, и следующие фамилии принадлежат к тому же типу, так как довольно трудно представить мужское имя, от которого может быть образован андрометроним на -иха:

Бодри́хин, Завари́хин, Закали́хин, Чеши́хин,

Обойди́хин, Оголи́хин, Осоли́хин, Пали́хин, Перекуси́хин, Положи́хин,

Удави́хин, Умри́хин, Щекоти́хин, Щекочи́хин.

Здесь следовало бы выразиться точнее: если только имя на -и́ха не зафиксировано в старых текстах как мужское. Исторические сведения, однако, ограничены лишь именами нетитулованного мелкопоместного дворянства. Видимо, андрометроним на -и́ха у русского мелкопоместного дворянства принят не был, из него можно сделать вывод, что древние имена мелкопоместного дворянства на -и́хин не андрометронимического происхождения.

Вопрос о происхождении других фамилий на -хин не всегда ясен. Вот несколько бесспорных примеров:

Жда́хин, Залива́хин, Запива́хин,

Нетуна́хин ‘тот, кто говорит чепуху’, Подлива́хин,

Чебора́хин/Чебура́хин ‘тот, кто шумно бросает’,

Говору́хин, Красну́хин, Красу́хин, Побриту́хин, Рябу́хин,

Слепу́хин, Смазну́хин ‘тот, кто мажет’,

Солоу́хин ← Солову́хин ‘серо-коричневый’,

Черну́хин, Милю́хин, Рыжо́хин, Сиво́хин.

Фамилии на -ов редки, и этимология многих из них неясна.

(VIII) Существительные с суффиксальным -ч-

Есть только один характерный тип фамилий с этим элементом, а именно, фамилии на -ачёв, производные от прозвищ на -ач. Эти прозвища образованы от основ существительных, прилагательных и глаголов, и происхождение большинства из них не вызывает сомнения, что свидетельствует о том, что суффикс -ач не может быть очень старым. И в прозвищах, и в фамилиях ударение падает на последний слог.

Фамилии на -ачёв довольно типичны. Например:

Глазачёв, Головачёв, Горбачёв, Деньгачёв, Клокачёв, Космачёв,

Лихачёв, Лобачёв, Мохначёв, Мордачёв, Пугачёв, Пыхачёв, Рогачёв, Рыкачёв,

Седачёв, Секачёв, Сипачёв ‘сиплый’, Сивачёв, Стрекачёв, Строгачёв, Сухачёв, Сукачёв,

Толкачёв, Усачёв, Чихачёв, Щелкачёв, Щербачёв, Щипачёв.

(IX) Существительные с суффиксальным -ц-

Фамилии типа на -ов с суффиксальным -ц- оканчиваются на -цев (если ударение падает на основу) и на -цо́в (если ударение на последнем слоге) и происходят от имен на -ец, обычно с беглым . Суффикс -ец распространен в именах, производных от топонимов (см. с.110), и именах, производных от названий профессий (см. с.99); он также используется как уменьшительный суффикс в крестильных именах (см. с.74). В меньшей степени он встречается в личных прозвищах - обычно в тех, что образованы от прилагательных. Примеры:

Добрецо́в, Кривцо́в, Кудря́вцев, Любо́вцев, Люба́вцев, Ма́льцев, Румя́нцев, Рябцо́в,

Слепцо́в, Соло́вцев, Суро́вцев, Хвальцо́в, Хромцо́в/Храмцо́в, Шесла́вцев (← Тщесла́вцев).

Фамилии типа на -ин с суффиксальным -ц- немногочисленны, они оканчиваются на -ицын или -цын, например:

Скрипи́цын, Тупи́цын, Бро́вцын, Непе́йцын.

(X) Существительные с суффиксальным -щ-

Фамилии с суффиксальным -щ- оканчиваются на -и́щев и происходят от древних уменьшительных форм на -и́ще, которые теперь приобрели значение увеличительности. Однако функция этого суффикса состоит не столько в создании уменьшительных или увеличительных форм, сколько в обеспечении экспрессивных образований. Хотя этот раздел посвящен суффиксальной модели прозвищ, было бы целесообразным перечислить все фамилии на -и́щев, независимо от того, происходят ли они от личных или переносных прозвищ.

Суффикс -и́ще также типичен и для крестильных имен (с.77):

Бати́щев, Беси́щев, Бобри́щев, Брати́щев, Вари́щев (возможно Вори́щев),

Греши́щев, Гузни́щев, Дяди́щев, Люби́щев, Мертви́щев, Мяси́щев,

Озноби́щев, Оспи́щев, Пси́щев, Рти́щев и Арти́щев, Стони́щев,

Таи́щев, Тати́щев, Уси́щев, Цели́щев, Чели́щев.

(XI) Существительные с другими суффиксальными элементами

Элементы, перечисленные ниже, менее типичны, чем те, что рассматривались в предыдущих разделах. Некоторые из них могут встречаться довольно часто, но происхождение таких фамилий обычно неясно, как, например, фамилий с суффиксальными -р-, -т- или -в-:

Наименее спорны следующие примеры:

а) суффиксальный -р-:

Головарёв, Гу́барев, Зу́барев, Лихарёв, Лизарёв, Лобарёв, Огарёв, Но́сырев, Цапу́рин, Чешу́рин, Глазырин;

б) суффиксальный -т-:

Могу́тов/Магу́тов, Реу́тов (←Реву́тов), Чахо́тин, Сухо́тин, Плау́тин (←Плаву́тин), Малю́тин, Черня́тин;

в) суффиксальный -в-:

Бела́вин, Золота́вин, Зуба́вин, Карта́вин, Люба́вин, Плута́вин, Сека́вин, Стрека́вин, Хороша́вин, Чека́вин, Черна́вин, Шела́вин.

(XII) Бессуффиксальные существительные

Бессуффиксальные личные прозвища гораздо менее типичны и распространены, чем суффиксальные. Однако от них образовалось несколько фамилий, например:

Бу́нин ‘надменный’, Ду́ров, Ко́лчин ‘хромой’, Ко́посов ‘нытик’,

Распу́тин, Слащёв, Тру́сов, Ты́ртов ‘болтун’, Фе́ртов, Фра́нтов,

Ханжи́н, Хва́тов/Фа́тов, Хлы́нов ‘мошенник’, Ща́пов, Щёголев.

2.2. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от двухосновных имен

Прозвища часто базируются на сложных словах, как существительных, так и прилагательных. Фамилии, производные от них, могут быть разделены на ряд групп в соответствии с природой составляющих ее основ-компонентов. Первый компонент определяет второй, на который обычно падает ударение. В двухосновных фамилиях ударение никогда не падает на последний слог.

(I) Прилагательное плюс существительное

Самый распространенный тип двухосновной фамилии - это фамилия, которая образована от прозвища, состоящего из словосочетания, в котором существительному предшествует определяющее его прилагательное, например, Во́страя Са́бля. Однако для русской морфологической традиции нетипично образование фамилии от словосочетания в том виде, в каком оно представлено, как это практикуется в менее морфологизированных языках, например, английском (Highfield), французском (Beauchamp) и немецком (Schönfeld). В русском языке такого типа прозвище для того, чтобы стать фамилией, должно морфологически слиться в одно слово и обрести патронимический суффикс, например, Востроса́блин. Часто, прежде чем стать фамилией, прозвище проходило стадию сложного прилагательного, например, Кривы́е Но́ги → Кривоно́гий → Кривоно́гов. Не всегда легко установить, имела ли место эта промежуточная стадия. Однако достоверно и то, что двухосновные фамилии на -ин ее не знали, так как они не могут быть образованы от имен прилагательных.

В русском языке сложные прилагательные типа кривоно́гий получили широкое распространение, особенно в таком сочетании, где вторая основа означает часть тела. Более причудливых форм сложных прилагательных не было, хотя от них всегда могло быть образовано сложное существительное. Например, фамилия Твердохле́бов происходит от выражения твёрдый хлеб, но прозвище в виде сложного существительного Твердохле́б ни прямо, ни косвенно не может быть установлено из-за отсутствия исторических свидетельств.

Фамилии на -ин происходят именно от тех сочетаний, от которых сложное прилагательное не могло быть образовано из-за их довольно случайного характера или часто потому, что их второй элемент - уменьшительный, например:

Белоборо́дкин ← Бе́лая Боро́дка (ср. Белоборо́дов ← белоборо́дый);

Синегу́бкин ← Си́ние Гу́бки;

Сухору́чкин ← Су́хая Ру́чка, что обычно означает, что человек без одной руки (ср. Сухору́ков ← сухору́кий).

Другие фамилии на -ин, производные от неуменьшительных имен существительных:

Белоша́пкин, Кривоша́пкин ← Бе́лая, Крива́я Ша́пка;

Черномо́рдин ← Чёрная Мо́рда;

Сыроква́шнин ← Сыра́я Квашня́.

В одном случае суффикс -ин употреблен в двухосновной фамилии, где второй компонент - неуменьшительное название части тела:

Кривоше́ин, Толстоше́ин ← Крива́я, То́лстая Ше́я.

Возможно, это вызвано трудностью образования прилагательного от ше́я. Однако существуют также такие фамилии, как Кривоше́ев, Красноше́ев.

Фамилии на -ов, производные от существительных на женского рода, сформировались через промежуточную стадию прилагательного, как это было показано на примере с фамилией Кривоногов. Можно привести несколько примеров неординарных прозвищ, в которых едва ли можно усмотреть прилагательное, например:

Белослю́дов ← Бе́лая Слюда́;

Гнилоры́бов ← Гнила́я Ры́ба;

Голополо́сов ← Го́лая Полоса́;

Голосте́нов ← Го́лая Стена́;

Красноже́нов ← Кра́сная Жена́;

Слепаку́ров ← Слепа́я Ку́ра;

Черноко́зов ← Чёрная Коза́.

Исходные прозвища могли представлять собой словосочетания, состоящие из двух слов, как в вышеприведенном примере, или же, как в некоторых фамилиях, сложные существительные, такие как Белослю́д. Фамилии Белослю́д и Красноже́н действительно существуют. Этот тип нередко встречается в украинском, а некоторые русские фамилии могут быть украинского происхождения.

Такая же проблема возникает в отношении фамилий на -ов, производных от существительных мужского рода, оканчивающихся на согласный, для которых едва ли можно допустить наличие промежуточной стадии прилагательного, как например:

Вострокну́тов ← Во́стрый Кну́т;

Вострокопы́тов ← Во́строе Копы́то;

Гниломёдов ← Гнило́й Мёд;

Жидкобли́нов ← Жи́дкий Блин;

Красноу́мов ← Кра́сный Ум;

Кривополе́нов ← Криво́е Поле́но;

Мокротова́ров ← Мо́крый Това́р;

Пустодо́мов ← Пусто́й Дом;

Туголу́ков ← Туго́й Лук;

Твердомёдов ← Твёрдый Мёд;

Черножу́ков ← Чёрный Жук.

Двухосновные фамилии, прошедшие стадию сложных прилагательных, гораздо более многочисленны. Все они, конечно, оканчиваются на -ов, и почти всегда включают в себя название части тела в качестве второй основы. Ниже даются прилагательные и существительные, которые встречаются в составе таких фамилий чаще других:

Первый элемент

бе́лый, го́лый, до́лгий, косо́й, криво́й, о́стрый, си́ний, сухо́й, то́лстый, чёрный.

Второй элемент

бок, глаз, о́ко, брю́хо, губа́, гуз, зуб, лоб, нога́, нос, пята́, рот, рука́, у́хо, усы́.

Примеры:

Белору́ков, Белобо́ков, Белоу́сов, Гололо́бов, Долгоно́сов, Долгопя́тов, Долгору́ков, Кособо́ков, Кособрю́хов, Косоро́тов, Кривогла́зов, Кривоно́сов, Криворо́тов, Кривозу́бов, Острогла́зов, Остропя́тов/Востропя́тов, Остроу́хов, Синегла́зов, Синео́ков, Синезу́бов, Сухору́ков, Толстогу́зов, Толстоно́гов, Толстно́сов, Толстопя́тов, Толстоу́сов, Черногла́зов, Черногу́бов, Чернозу́бов, Черноо́ков, Чернопя́тов, Черноу́сов.

Другими менее распространенными фамилиями, образованными от двухосновных прозвищ, включающих название части тела, являются:

Белоте́лов, Вислобо́ков, Долгоро́жев, Дурноро́жев,

Корконо́сов ← др.-русск., корконо́сый, Корчебо́ков, Косола́пов, Косопле́чев,

Красногла́зов, Красноу́хов, Краснощёков, Кривола́пов, Кривопа́лов, Кривощёков,

Лихоно́сов, Малоно́сов, Мерзлоу́хов, Мокроу́сов, Редозу́бов,

Серогу́зов, Сиволо́бов, Синепу́пов, Свиногу́зов, Свиноло́бов, Сыропя́тов,

Теплоу́хов, Тонконо́гов, Тонкошку́ров, Тучноло́бов, Тупоры́лов, Худоно́гов.

Подобные фамилии могут быть образованы даже от названий частей тела животного или деталей одежды, например:

Долгопо́лов ← До́лгая Пола́;

Лихоше́рстов ← Лиха́я Шерсть.

Некоторые фамилии типа "прилагательное + существительное" происходят от названий различных пород голубей. Эти фамилии рассматриваются в главе VIII, разд. 1.5 (I), с.149. Не исключено, что некоторые фамилии, рассмотренные в данном разделе, более подходят к разделу "голубиных" фамилий (см. ниже).

(II) Числительное плюс существительное

Фамилии, производные от прозвищ, составленных из числительных и существительных, гораздо менее многочисленны, чем фамилии, рассмотренные в предыдущем разделе. Числительное обычно стоит в родительном падеже, но в некоторых сочетаниях имеется тот же соединительный гласный о. Значение прозвища не всегда полностью ясно. Примеры:

Однора́лов, Однору́ков, Однове́тков, Двукра́ев, Двуни́ткин,

Трехле́тов, Триго́рлов, Триго́ров, Шестипа́лов/Шестопа́лов,

Семибра́тов, Семико́зов, Семиле́тов, Семио́трочев, Семиха́тов,

Семича́стный/Семича́стнов, Сороколе́тов, Сорокоу́мов, Столе́тов, Стоу́мов.

К этой же группе следует отнести фамилии с первым элементом полу-, род.п. от пол ‘половина’. Фамилия Полумордвинов уже упоминалась (см. с.109). Другие примеры:

Полубоя́ринов, Полутата́ринов, Полу́торнов ← прилаг., полу́торный ← полтора́.

Фамилия Полтора́цкий - возникла в среде украинского духовенства.

Фамилия Полупу́днев, по-видимому, происходит от Полупу́день, суффиксального прозвища маленького или худого человека, означающего ‘весом в полпуда’.

(III) Существительное или наречие плюс существительное или прилагательное

Фамилии этого типа встречаются довольно часто. В фамилиях типа "существительное + существительное" сочетание двух существительных иногда может показаться нескладным. Наличие второго элемента, обозначающего часть тела, позволяет предположить промежуточную стадию сложного прилагательного:

Водохле́бов, Дубоно́сов, Костоу́сов, Лапоно́гов, Смолоно́гов, Шилоно́сов.

Тип "существительное + прилагательное" еще менее типичен, чем предыдущий. К этому типу принадлежит широко известная фамилия Водопья́нов. Это русский семантический эквивалент ироническим именам, дававшимся пьяницам в других языках, например, англ. Drinkwater, франц. Boileau, итал. Bevilacqua, серб. Попивода и т.д.

Тип "наречие + прилагательное" также встречается довольно редко. Наречие ведь само образовано от прилагательного. Распространена фамилия со значением ‘новокрещеный’, дававшаяся тем, кто принял православную веру, особенно бывшим нехристианам - мусульманам и язычникам. Фамилия существует в нескольких формах, например:

Новокрещёнов, Новокщёнов, Новокшёнов.

Первая форма литературная и состоит из страдательного причастия прошедшего времени, крещён от крести́ть. Причастие кщён во второй форме происходит от разговорной формы ксти́ть, которая в дальнейшем могла упроститься до кшён, как в третьей фамилии. Базовые прозвища новокрещён, новокщён и новокшён принадлежат к исключениям, поскольку в их составе присутствует краткая, а не полная форма причастия.

Другие примеры:

Дурнопья́нов, Скоробога́тов, Старобога́тов.

(IV) Глагол плюс существительное

Этот тип развился от прозвищ, включающих в себя глагол в повелительном наклонении, тип которых можно проиллюстрировать английской фамилией Шекспир (Shakespeare букв.: ‘трясти копьем’). Прозвища этого типа сохранились в качестве фамилий в украинском (см. с.223), но в русском они нейтрализовались путем добавления патронимического суффикса -ов. Эта нейтрализация вызвала замену обычным соединительным гласным о окончаний глаголов повелительного наклонения -и, -ай, -ей. Только несколько фамилий сохранили первоначальное , например:

Гониме́дов ← гони мёд (глагол гнать обычно означает ‘перегонять’, и употребление его в значении ‘варить’ необычно, поэтому, возможно, мы здесь сталкиваемся с фамилией духовного лица, происходящей от неправильно написанного имени мифологического героя - Ганимед);

Подымино́гин ← подыми́ нога́, фамилия, употреблявшаяся в XVIIв. с окончанием на -ин, необычным для этого типа фамилий;

Терпиго́рев ← терпи́ го́ре.

Однако обычно в фамилиях этого типа использовался соединительный гласный о, характерный для неглагольных образований, который, как любое безударное о, может выступать как а. Примеры:

Ботоно́гов;

Вертопра́хов (неясно, почему в таком экспрессивном имени второй компонент появляется в церковнославянской форме; совсем иначе выглядит украинский эквивалент фамилии: Верти́порох);

Дербано́сов;

Корноу́хов/Карнау́хов;

Лизогу́бов;

Пахору́ков;

Скалозу́б/Скалозу́бов;

Топоно́гов; Щелконо́гов,

(V) Существительное плюс глагол

Этот тип часто встречается среди фамилий, образованных от названий профессий, которые не всегда легко отличить от фамилий, производных от прозвищ. Если, однако, комбинация "существительное + глагол" обозначает действие, которое никак не связано с профессией, то тогда можно допустить, что перед нами прозвище.

Прозвищами этого типа могли быть, например, многочисленные сложные слова, первым элементом которых было слово коза:

Козобро́дов, Козода́ев, Козода́влев (см. с.23), Козолу́пов, Козоре́зов.

Фамилия Козодо́ев может означать ‘тот, кто доит козу’, но может также и происходить от названия птицы козодо́й. Три фамилии, означающие убой коз, вряд ли можно считать образованными от названия профессии, так как в России едва ли когда-нибудь ели козье мясо. Неясно, почему тогда элемент коза столь часто встречается в русских фамилиях*.

___
* Возможно, это связано с широким распространением в русских сказках козы, как одного из главных действующих лиц. - Прим. перев.

В других фамилиях этого типа за названием животного следует слог гон от глагола гоня́ть:

Векшего́нов (← ве́кша ‘белка’); Волкого́нов; Котого́нов/Катого́нов.

Фамилия Волкопя́лов неясна, если только ее значение базового имени не рассматривать как ‘торговец волчьими шкурами’.

Другие фамилии этого типа:

Водоре́зов Грехово́дов ‘грешник’, букв. ‘тот, кто ведет к греху’, ср.-русск. грехово́дник;

Грибое́дов ‘тот, кто ест грибы’;

Гробожи́лов ‘живущий в гробу’;

Костогло́дов; Костогло́тов;

Ломоно́сов ‘ломающий нос’; существует, однако, и растение ломоно́с;

Михола́пов - возможно Мухола́пов ‘ловящий мух’;

Моржее́дов; Мясое́дов; Сенотру́сов;

Хлебосо́лов ‘солящий хлеб’ (теперь ‘гостеприимный человек’);

Чудоде́ев ‘делающий чудеса’.

Многие из приведенных выше фамилий явно иронические по смыслу. Фамилии на -ин редки, например:

Водола́гин ← водола́га, которое, возможно, из-за ложной депалатализации восходит к водола́з, букв. ‘тот, кто лазает в воду’;

Горемы́кин ← горемы́ка ← горе + мы́кать.

(VI) Наречие плюс глагол

Этот тип фамилий очень схож с типом, обсуждаемым в предыдущем разделе. Первый компонент - наречие, происшедшее от прилагательного.

Существует несколько двухосновных фамилий, вероятно, иронических, где первым компонентом выступает основа сухо-:

Сухова́ров, Сухове́сов, Сухода́ев, Суходо́ев, Сухопа́ров, Сухоплю́ев, Сухоро́сов.

Довольно многочисленны и двухосновные фамилии с компонентом скоро-:

Скороду́мов, Скоропи́сов, Скороспе́хов, Скороспе́лов, Скорохо́дов, Скорохва́тов.

Другие примеры:

Верхогля́дов, Дармола́тов, Долгоду́мов, Долгожи́лов, Голома́зов, Голохва́стов, Густоме́сов,

Живогло́тов, Косогля́дов, Красноба́ев, Краснопе́ев, Кривовя́зов,

Мягкосту́пов, Сыромо́лотов, Темноме́ров, Тихоба́ев, Художи́лов, Чистозво́нов.

Существует характерная группа сложных фамилий, которые могут быть включены в этот раздел, хотя их первый компонент состоит из отрицательной частицы не и предлога до. Элемент недо- подчеркивает, что действие, выраженное вторым глагольным компонентом, не завершено. Эти фамилии обычно оканчиваются на -ов, но некоторые из них оканчиваются на -ин.

Примеры фамилий на -ов:

Недобо́ев, Недода́ев, Недого́нов, Недокуча́ев, Недоре́зов, Недоруба́ев, Недоспа́сов, Недохле́бов, Недосе́ев.

Фамилии на -ин:

Недожо́гин, Недопе́кин, Недосе́йкин, Недосе́кин, Недоши́вин.

2.3. Фамилии, образованные от прилагательных

Фамилии, производные от имен прилагательных, могут иметь различные формы. Они встречаются в первоначальной форме именительного падежа единственного числа на -ый, -ий, -о́й или в форме застывшего родительного падежа в единственном числе на -ово́, -а́го и во множественном числе - на -ых, -их.

Могут они встречаться и с патронимическими суффиксами -ов, -ев. Фамилий на -ин, образованных от прилагательных, не существует.

(I) Фамилии в форме именительного падежа

Самые простые по форме фамилии, образованные от прилагательных, - это фамилии в именительном падеже. В принципе, любое прилагательное может быть использовано в качестве фамилии. Фактически большинство русских прилагательных, ставших наследственными фамилиями, приняли патронимический суффикс -ов/-ев, тогда как в украинской ономастике, более архаичной, чем русская, фамилии большей частью сохранили первоначальную форму именительного падежа прилагательного. Многие из этих украинских фамилий перешли в русскую номенклатуру в русифицированной форме и уже не отличаются от исконно русских фамилий. Вероятно, можно утверждать что большинство русских фамилий, выступающих в форме именительного падежа прилагательного, украинского или белорусского происхождения. Приведенный список включает фамилии, которые по различным фонетическим, морфологическим или семантическим признакам скорее всего русского происхождения. Однако некоторые сомнения остаются.

Прилагательные на -ый:

Ба́нный ← ба́ня, Беспрозва́нный, Возлю́бленный,

Косма́тый, Краси́вый, Кудря́вый и Кудрева́тый,

Моги́льный, Моло́шный, Неизве́стный, Суро́вый, Шёлковый.

Прилагательные на -ий:

Безыме́нский, Коню́ший др.-русск. субстантивированное прилагательное,

Коро́ткий, Непо́мнящий.

Прилагательные на -о́й, вероятнее всего, русского происхождения, ибо такого окончания в украинских прилагательных нет. Но даже в этой группе нельзя установить адаптацию, скажем, украинского Земляни́й в русское Земляно́й. В древнерусском все прилагательные оканчивались на -ой или -ей. В современном русском окончание -о́й сохранилось только под ударением, тогда как в неударной позиции оно было заменено церковнославянским окончанием -ый. Окончание -ей, не будучи ударным, исчезло в современном русском языке, и его заменило церковнославянское окончание -ий. Можно допустить, что в некоторых древних фамилиях окончание -ой сохранилось даже в безударной позиции и позднее стало ударным, чтобы соответствовать современной русской модели прилагательных. Ударение на последнем слоге позволяет отличить фамилию в форме прилагательного от прилагательного как такового. Примеры:

Бережно́й: прилаг. бе́режный;

Борово́й: прилаг. боро́вый;

Вязово́й: прилаг. вя́зовый;

Дешево́й: прилаг. дешёвый;

Дико́й: прилаг. ди́кий;

Дубово́й: прилаг. дубо́вый;

Грушево́й: прилаг. гру́шевый;

Медово́й: прилаг. медо́вый;

Рудо́й: прилаг. ру́дый;

Толсто́й: прилаг. то́лстый.

Примеры без передвижки ударения:

Благо́й ст.-русск. ‘кроткий’, др.-русск. также ‘своенравный’,

Валово́й, Глазово́й, Дорого́й, Лесово́й, Морско́й, Плохо́й, Полево́й, Ярово́й.

(II) Фамилии в форме родительного падежа

а) В единственном числе

В русском сохранилось два типа фамилий в застывшей форме родительного падежа единственного числа: фамилии на -ово́ и фамилии на -а́го (см. с.17, 18).

Фамилии на -ово́ очень немногочисленны. Ниже приводится почти полный список:

Благово́ ← благо́й; Хитрово́ ← хи́трый; Дурново́ ← дурно́й; Недоброво́ ← недо́брый; Плохово́ ← плохо́й.

Нужно добавить три двойные фамилии:

Долгово́-Сабу́ров ← до́лгий + Сабу́р (см. с.293);

Петро́во-Солово́во, первая часть - это измененный патроним в род.п.: Петро́ва ← Пётр; вторая часть происходит от прилаг. соло́вый ‘светло-коричневый’. Необычное ударение во второй части фамилии возникло, вероятно, под влиянием первой части;

Сухово́-Кобы́лин ← сухо́й + кобы́ла.

Все носители этих имен принадлежали к русской аристократии, а члены семьи Хитрово́ с XVIIв. занимали видное положение, начиная с боярина Богдана Матвеевича Хитрово́.

Исключительное и социально престижное окончание -ово́, по-видимому, оказало некоторое влияние на фонетически близкие окончания других фамилий. Мы уже приводили пример Петрово́-Соловово́.

Другим примером может служить фамилия Дуброво́, если ее первоначальная форма не была Дубро́ва, что весьма правдоподобно.

С фамилиями на -а́го дело обстоит сложнее. Их обычно рассматривают как церковнославянскую форму родительного падежа единственного числа с ударением, сдвинутым на окончание, что, за одним исключением, не свойственно исконно русским прилагательным, от которых образованы фамилии на -а́го. Большинство таких фамилий принадлежало дворянским семьям:

Бела́го ← бе́лый; Бура́го ← бу́рый;

Весела́го ← весёлый; Жива́го ← живо́й; Мертва́го ← мёртвый;

Парена́го ← па́реный; Рыжа́го ← ры́жий; Смура́го ← сму́рый.

Эти фамилии с ударным а и произносимым г представляют собой уникальный случай морфологического внедрения церковнославянского элемента в русское именотворчество, что вызывает к ним недоверие. Тем не менее, возможно, что фамилии на -а́го связаны каким-то образом с большой группой прозвищ на -а́га, от которых обычно образовывались фамилии на -а́гин типа Крича́гин (см. с.123). Фамилии на -а́го могли быть просто прозвищами на -а́га, в которых конечный поменялся на - явление нередкое в фамилиях, оканчивающихся на (см. с.162). Замена на могла быть попыткой ограничить фамилию, происходящую от довольно вульгарных прозвищ на -ага, и возвысить ее до исключительного статуса застывшей формы родительного падежа, к тому же церковнославянского. Такие фамилии, как Бела́го, Рыжа́го и Смура́го, которые нельзя отнести к древним и благородным по происхождению, похоже, подтверждают эту гипотезу. Единственная трудность состоит в том, что прозвища на -а́га, по-видимому, включают в себя производные скорее от глаголов, чем от прилагательных. Однако, прозвища на -я́га, несомненно, включают в себя производные от прилагательных, и нет четкой границы между этими двумя группами.

Каким бы ни было общее объяснение фамилий на -а́го, все же существует несколько фамилий, в которых, без сомнения, окончание -а́га поменялось на -а́го (см. с.162)

б) Во множественном числе

Фамилии в застывшей форме родительного падежа множественного числа оканчиваются на -ых/-их (см. с.19). В двусложных фамилиях ударение обычно падает на окончание, в фамилиях с тремя и более слогами ударение такое же, как и в исходном прилагательном.

Фамилии этого типа нередки, ведь практически от любого прилагательного можно образовать фамилию на -ых/-их. Приведем несколько примеров:

Двусложные фамилии на -ых:

Белы́х, Бледны́х, Буры́х, Быстры́х, Вялы́х, Кислы́х, Косы́х, Красны́х, Лесны́х,

Пьяны́х, Пяты́х, Родны́х, Седы́х, Сизы́х, Тельны́х, Толсты́х, Хромы́х,

Чалы́х ‘светло-коричневый’, Чермны́х ‘красноволосый’, Ярны́х.

Двусложные фамилии на -их:

Больши́х, Бывши́х, Всяки́х, Глухи́х,

Мжачи́х ‘сонный’ первонач. прич. от мжить ‘дремать’,

Жидки́х, Тяжки́х, Тонки́х, Сухи́х.

Многосложные фамилии на -ых:

Аржаны́х (← Ржаны́х) ‘рожь’,

Бе́режных, Голубы́х, Деревя́нных, Девя́тых, Желва́тых, Золоты́х,

Карта́вых, Коври́жных, Неизве́стных, Непоча́тых, Отра́дных,

Па́мятных, Полевы́х, Пова́ренных, Ревни́вых, Серди́тых, Сукова́тых, Уса́тых, Черемны́х.

Довольно широко распространены прилагательные с приставкой без-/бес-:

Безде́нежных, Безызве́стных, Беспя́тых, Бесча́стных,

Бесче́ревных ‘без чрева, обуви или кожи’.

Многосложные фамилии на -их:

Безру́ких, Коро́тких, Перехо́жих, Подья́чих, Прие́зжих, Ребя́чьих, Сухору́ких, Ходя́чих.

(III) Фамилии на -ов/-ев

Фамилии на -ов/-ев - это самый распространенный тип русских фамилий, образованных от прилагательных. Их происхождение уже обсуждалось (см. с.17). Подавляющее большинство составляют фамилии на -ов, крайне редки фамилии на -ев, а фамилии на -ин вообще отсутствуют. Исходной формой, как правило, служит прилагательное, но есть также фамилии, производные от причастий и отглагольных прилагательных. Исходное прилагательное может быть суффиксальным и бессуффиксальным. Суффикс может быть ограничен одним или двумя согласными, либо состоять из гласного в сочетании с одним или двумя согласными. Бывают также сложные суффиксы, состоящие из двух слогов. Комбинация суффиксов прилагательного с -ов дает характерную модель фамильных конечных элементов, которая, однако, не так богата, как модель фамилий, образованных от существительных.

Ударение обычно то же, что и в исходном прилагательном. Однако есть сильная тенденция к сдвигу ударения на последний слог, особенно в двусложных фамилиях.

а) Фамилии, образованные от прилагательных

Бессуффиксальные прилагательные редки в русском языке, так же как и фамилии, производные от них, например:

Бело́в, Востро́в, Густо́в, Кри́вов, Ря́бов, Рыжо́в,

Седо́в, Серо́в, Сму́ров, Сыро́в, Хмы́ров, Черно́в, Чисто́в, Щедро́в, Я́ров.

Характерную группу образуют фамилии, производные от прилагательных, обозначающих масть лошадей, большинство из них турецкого происхождения:

Була́нов, Гнедо́в, Кау́ров, Мухо́ртов, Савра́сов, Ча́лов.

Фамилии на -ев редки:

Дю́жев, Ра́жев ‘сильный’ (теперь только диалектное), То́щев.

Суффиксальные прилагательные с суффиксом -н- составляют примерно половину всех русских прилагательных. Соответственно, многочисленны и производные от них фамилии, например:

Ба́лмошнов ‘странный’, Ба́ннов, Бесе́днов, Бубенно́в, Грязно́в, Железно́в, Задо́рнов, Земно́в,

Кварта́льнов ← кварта́льный (‘полицейский’, субстантивированное прилаг.),

Красно́в ← кра́сный (др.-русск. ‘красивый’), Мишу́рнов, Могу́тнов, Отставно́в, Печа́льнов, Печа́тнов, Стально́в, Степно́в, Те́льнов, Умно́в, Цветно́в, Честно́в/Чесно́в, Чуде́снов, Шально́в.

Суффиксу -н- может предшествовать гласная -а/-я, тогда соответствующие фамилии будут оканчиваться на -а́нов/-я́нов, например:

Водя́нов, Воща́нов, Земля́нов, Овся́нов, Пья́нов, Чва́нов.

Существует небольшая группа фамилий на -шнев, производных от прилагательных на -шний, например:

Дома́шнев, Ле́тошнев, Пота́мошнев ← по + та́мошний ‘на другой стороне’.

Прилагательные на -кий образуют фамилии на -ков, например:

Ба́сков ‘изящный’ (диалектное), Гладко́в,

Жидко́в/Житко́в (написание с т, вероятно, вызвано желанием избежать возможности понять эту фамилию как производное от жидо́к ‘маленький еврей’),

Кротко́в, Мягко́в, Сладко́в, Тонко́в.

К списку необходимо добавить несколько фамилий на -о́ков, производных от прилагательных на -о́кий:

Высо́ков, Глубо́ков, Широ́ков.

Фамилии на -сков, производные от относительных прилагательных на -ский/-ско́й, принадлежат к группе фамилий, образованных от топонимов (см. с.107).

Прилагательные с суффиксальным -т- образуют самые типичные фамилии. Суффиксальному -т- всегда предшествуют гласные а или и, иногда между гласным и -т- может быть вставлен с. Кроме того, суффиксам -а́т- и -и́т- может предшествовать суффикс -ов-. Прилагательные, соответственно, могут оканчиваться на -а́тый, -ова́тый, -и́тый, -ови́тый, -а́стый, -и́стый, а соответствующие фамилии - на -а́тов, -ова́тов, -и́тов, -ови́тов, -а́стов, -и́стов. Ударение постоянно падает на предпоследний слог.

Фамилии на -а́тов связаны с частями тела, например:

Башка́тов, Брюха́тов, Волоса́тов, Глаза́тов, Горба́тов, Косма́тов, Курча́тов,

Лохма́тов/Лахма́тов, Скура́тов/Шкура́тов, Уша́тов, Хохла́тов, Щека́тов, Щерба́тов.

Фамилии на -ова́тов менее типичны, а некоторые из них неясны. Часто они относятся к болезням:

Веснова́тов, Вискова́тов, Водова́тов, Килова́тов,

Мухова́тов, указывает на некоторую связь с мухами; прозвище, возможно, означает ‘бездельник’,

Сколова́тов, возможно, Скулова́тов, Цингова́тов.

Фамилии на -и́тов и -ови́тов довольно редки. Примеры:

Домови́тов, Имени́тов,

Щеглови́тов ← шаглови́тый ← ша́гла, щегла́ ‘скула’.

Фамилии на -а́стов, -и́стов происходят от прилагательных на -а́стый, -и́стый, указывающих на избыток определенного качества.

Фамилии на -а́стов, как и на -а́тов, обычно связаны с названиями частей тела:

Бруда́стов ‘с бакенбардами’, Голова́стов, Губа́стов,

Жича́стов, возможно, ‘страдающий от ячменя’, Лоба́стов.

Фамилии на -и́стов более многочисленные, и некоторые из них остаются неясными:

Баси́стов, Волни́стов, возможно, ‘кудрявый’ ← во́лна ‘шерсть’,

Груди́стов, Дети́стов,

Ечеи́стов ‘с пористой кожей’ или ‘с оспинами’ ← яче́истый ← ячея́,

Икряни́стов, возможно, ‘с сильными икрами (ног)’,

Искряни́стов, возможно, ‘запятнанный’ ← и́скра в смысле ‘цветное пятно’,

Корени́стов, Харчи́стов, Чуи́стов.

Прилагательные с суффиксальным -в- оканчиваются на -а́вый, -и́вый, -о́вый, и соответствующие фамилии на -а́вов, -и́вов, -о́вов. Они менее распространены, чем фамилии с суффиксальным -т-. Ударение падает на предпоследний слог:

Бедо́вов, Краси́вов, Курча́вов, Краси́вов, Рети́вов, Шерша́вов.

Прилагательные с суффиксом -л- образуют фамилии на -лов:

Ду́тлов, Кругло́в, Светло́в, Суту́лов, Тепло́в, Тяжёлов.

Некоторые прилагательные на -л- являются древними действительными причастиями прошедшего времени:

Же́глов, Ро́слов, Сме́лов.

Фамилии, образованные от прилагательных или древних причастий на -л-, не следует путать с фамилиями на -алов, -ялов, -елов, -илов (рассмотренных в данной главе в разд. 2.1 (III)). Последние образованы не от прилагательных или причастий, а от отглагольных существительных.

б) Фамилии, образованные от причастий и отглагольных прилагательных

В русском языке причастия как грамматическая категория - церковнославянского происхождения. Все исконно русские причастия стали прилагательными. Как результат этого развития их типичные окончания могут быть присоединены к основам прилагательных любого происхождения. Такие образования названы здесь отглагольными прилагательными. В действительности, русские фамилии произошли не от церковнославянских причастий, а от ставших прилагательными древнерусских причастий и от отглагольных прилагательных.

Действительное причастие настоящего времени оканчивалось на -учий, -ачий, поэтому фамилии, производные от них, оканчиваются на -учев, -ачев, -ячев. Ударение обычно падает на предпоследний слог, но есть тенденция к передвижке его на последний:

Лету́чев, Могу́чев, Паду́чев, Текучёв, Гремя́чев, Горя́чев.

Маловероятно, что в русском языке существовали страдательные причастия настоящего времени. Однако, похоже, что их суффикс -имый был весьма распространен, что проявляется в многочисленных фамилиях на -имов с ударением на предпоследнем слоге. Лишь немногие фамилии происходят от настоящих причастий, например:

Нещади́мов; Победи́мов;

Роди́мов/Ради́мов ‘рожденный’; вторая форма, возможно, также происходит от Ради́м ← Радими́р (см. с.166).

Другие фамилии на -имов, хотя и связаны с глаголами, не могут считаться причастиями

Побежи́мов ← побежа́ть; Труси́мов ← тру́сить; Шали́мов ← шали́ть.

И, наконец, существуют фамилии на -имов, которые явно происходят от прилагательных, оканчивающихся на -им, а те, возможно, произошли от причастий, например:

Чужи́мов ← чужо́й; Угри́мов ← угрю́мый.

Конечные элементы страдательных причастий прошедшего времени - -еный, -аный или -тый, а фамилии, производные от них, оканчиваются соответственно на -енов/-анов или -тов. Первый тип более распространен, чем два других; ударение обычно, но не всегда, падает на предпоследний слог:

Калёнов, Клеймёнов, Палёнов, Пове́реннов, Почте́ннов,

Разорёнов/Раззорёнов, Сечёнов, Солёнов, Студёнов, Толчёнов, Чинёнов.

Фамилии на -анов менее распространены:

Залива́нов, Ма́занов.

Страдательные причастия с суффиксом -т- гораздо менее распространены, чем с суффиксом -н-; соответственно, фамилии на -тов редки:

Ви́тов, Ко́лотов, По́ротов, Ши́тов.

в) Фамилии, образованные от отрицательных прилагательных

В русском языке существует два типа отрицательных прилагательных: с приставкой не- и с приставкой без/бес-. Приставка не- употребляется для выражения чистого отрицания, а прилагательные с приставкой не- обычно противопоставляются такому же прилагательному без не-. Фамилии, образованные от прилагательных с не-, следовательно, обычно ассоциируются с фамилиями, образованными от таких же прилагательных без не-, например:

Хоро́шев (хоро́ший) и Нехоро́шев (нехоро́ший).

Другие примеры:

Неби́тов, Небога́тов, Небучёнов ← необучёный, Недёшев,

Незна́мов, Незна́нов, Незнако́мов,

Неми́лов, Непоро́жнев, Непро́чнов, Непья́нов, Несме́лов.

Приставка без-/бес- выражает потерю (лишение) чего-либо, и прилагательные с этой приставкой обычно происходят от существительных в родительном падеже с предлогом без, например, безно́сый ← без но́са. Без приставки без- такие прилагательные обычно не существуют, а если существуют, то имеют другое значение. Множество прилагательных с приставкой без-/бес- бессуффиксальны и означают потерю какой-либо части тела, например:

Безборо́дов, Безру́ков, Безу́хов,

Безу́глов ‘без дома’ (то есть ‘без угла’),

Беззу́бов, Беспа́лов, Беспе́рстов, Беспя́тов.

Прилагательные с суффиксом -н-, как правило, имеют более абстрактное значение:

Безро́днов, Безла́днов, Бессме́ртнов, Бесстра́шнов, Бесхле́бнов, Бесча́стнов.

Глава VIII. Фамилии, образованные от прозвищ (II)

1. Фамилии на -ов/-ев и -ин, образованные от переносных прозвищ

1.1. Общие замечания

Переносные прозвища существуют во всех языках и везде одинаковы по типу. Фамилии, производные от них, составляют наименее самобытную часть русской ономастики. Если эти фамилии и несут какие-либо национальные черты, то они в целом заключены не в семантике, а в распределении степени частотности и продуктивности различных групп.

Переносные прозвища могут иметь собственные суффиксы, обычно уменьшительные, но эти суффиксы характеризуют только нарицательное существительное, а не его употребление в качестве прозвища, и, следовательно, они не связаны с морфологической моделью прозвища, как такового. По этой причине в данной главе рассматривается только значение переносных прозвищ, и фамилии классифицируются по семантическим, а не по морфологическим признакам.

В личных прозвищах лексическое значение основы определяло выбор, и обычно нетрудно догадаться, почему данному лицу было присвоено именно это прозвище. Когда же мы сталкиваемся с переносными прозвищами, то такое возможно лишь в некоторых случаях. Например, прозвище Медве́дь (фамилия Медве́дев) использовалось, вероятно, для обозначения неуклюжего, грузного человека. По-видимому, большинство переносных прозвищ возникло стихийно под влиянием каких-то случайных ассоциаций, которые нельзя реконструировать. И навсегда останется неясным, почему, например, человека назвали Ло́жка (фамилия Ло́жкин) или Сургу́ч (фамилия Сургучёв).

Среди фамилий, образованных от переносных прозвищ, можно выделить две группы, относящиеся к названиям людей, это: (а) фамилии, производные от слов, обозначающих родственные отношения, и (б) фамилии, производные от слов, обозначающих социальное положение человека. Все остальные фамилии происходят от названий животных, растений, предметов и т.д.

1.2. Фамилии, образованные от слов, обозначающих родственные отношения

Разветвленная номенклатура русских терминов родства довольно широко представлена в фамилиях, например:

Бастрюко́в, Мастрюко́в ‘внебрачный ребенок’; Ба́тюшков, Ба́тюшкин;

Брата́нов, Бра́тчиков, Брати́шкин, Брату́хин и, возможно также Бра́йцев ← Бра́тцев;

Вдовцо́в, Вдо́вичев; Вну́ков;

Де́дов, Де́дков, Де́диков, Де́душев, Де́душкин, Де́духов; Де́тков, Де́тнев, Де́тушев;

Зя́тев; Насле́дников;

Па́сынков; Племя́нников ‘племянник’, др.-русск. также ‘родной и близкий’; Подки́дышев;

Сироти́нин, Сиро́ткин; Стро́ев ← др.-русск. строй ‘дядя’.

1.3. Фамилии, образованные от слов, обозначающих социальное положение человека

Эти фамилии немногочисленны, но охватывают широкую область. Они очень схожи с фамилиями, образованными от названий профессий, и зачастую только значение не позволяет нам рассматривать исходное слово как название профессии, всеми признаками которого оно обладает. Было бы смешно, например, считать всех носителей фамилии Кня́зев потомками княжеского рода.

Другие примеры:

Боя́ринов, Боя́ров, а также Полубоя́ринов; Бунто́вников;

Гра́фчиков; Дворяни́нов, Дворя́нов;

Жильцо́в ← жиле́ц - должность при дворе в старой России; Злы́днев;

Королёв; Крамо́льников; Крестья́нинов, Крестья́нов;

Мещани́нов ← заимствование из польск. mieszczanin ‘городской житель’ ← miasto ‘город’;

Молока́нов ‘член евангелической секты’;

Пано́в ‘господин’ ← из польск. pan; При́нцев; Раско́льников ‘старовер’;

Селяни́нов, Селени́нов; Ста́ростин;

Холо́пов; Царёв, Царько́в; Шишо́в ← шиш др.-русск. знач. ‘жулик’.

1.4. Фамилии, образованные от названий частей тела

Прозвища, связанные с отдельными частями человеческого тела, были, по-видимому, довольно популярны, и на их основе оформилось множество фамилий:

Бороди́н, Вихро́в, Гла́зов, Голови́н, Голо́вкин, Го́рлов, Гу́бов, Живото́в,

Жи́лин, Зу́бов, Зубко́в, Кадыко́в, Ки́шки́н,

Лоды́гин, Ло́ктев, Лы́ткин ‘икра (ноги)’, Но́гин, Па́льцев, Па́льчиков, Печёнкин, Персто́в,

Ребро́в, Ре́бриков, Ро́жин, Ру́кин, Ру́чкин, Те́лов, Те́лешев,

Утро́бин, У́хов, Хохло́в, Челю́сткин/Челю́скин, Че́репов, Ше́ин, Щёкин, Язы́ко́в.

В качестве прозвищ, легших в основу фамилий, могли выступать и названия частей тела животных, например:

Жа́бров, Клешнёв, Ко́гтев, Ко́хтев, Копы́тов, Копы́тин, Крыло́в,

Ла́пин, Ла́пкин, Мо́рдин, Мо́солов,

Па́юсов, Па́исов ‘оболочка, содержащая икру’, Перо́в,

Ры́лов, Сычу́гов, Ту́шин, Хвосто́в, Хво́стиков, Фо́стиков, Хо́лкин, Хрящёв, Хря́щиков.

1.5. Фамилии, образованные от названий животных

Названия животных являются одним из главных источников прозвищ, и фамилии, образованные от них, в русском столь же многочисленны, как и в других языках мира.

а) Названия птиц

В России птицы всегда пользовались большой любовью, и множество фамилий произошло от их названий. В первой сотне самых употребительных русских фамилий они занимают девять позиций (в скобках указан порядковый номер в частотном списке):

Соколо́в (7), Ле́бедев (13), Соловьёв (25), Орло́в (27), Гу́сев (52), Соро́кин (55), Воробьёв (63), Го́лубев (84), Воро́нин (97).

Другие примеры:

Бакла́нов; Балаба́нов ‘вид сокола’, теперь также ‘болтун’; Бека́сов; Бе́ркутов;

Ве́тютнев, Вя́хирев, Ви́хирев ← ве́тютень, вя́хирь, вихру́н ‘лесной голубь’; Во́ронов, Воронко́в, Воронцо́в;

Гага́рин; Га́лкин; Глухарёв; Грачёв; Гусако́в; Деркачёв; Дроздо́в; Дя́тлов;

Жа́воронков; Журавлёв, Жу́ркин; Заго́скин, Зозу́лин ‘кукушка’; Зу́ев, Зуйко́в ‘зуек’; Зя́бликов;

И́волгин; Индюко́в, Инде́йкин, Индю́шкин;

Канюко́в ← каню́к ‘полевой коршун’; Карги́н ← карга́ ‘ворона’; Каса́ткин; Клёстов;

Клу́шин ← клу́ша ‘наседка’; Козодо́ев; Коростелёв, Коростылёв; Ко́ршунов; Ко́четов,

Ко́гутов; Кре́кшин, Кря́квин ‘дикая утка’; Куку́шкин; Кулико́в;

Ку́рицын, Ку́рочкин; Ку́ров ← кур ‘петух’; Куро́птев, Куропа́ткин;

Ла́сточкин; Лунёв; Перепёлкин; Петухо́в; Пичу́гин, Пичу́гов; Попуга́ев; Пти́цын, Пти́чкин, Пта́шкин;

Ре́мезов, Ре́мизов; Ря́бчиков;

Са́рычев ← са́рыч ‘вид коршуна’ (тюркского происхождения); Се́лезнев;

Сини́цын, Сини́чкин; Скворцо́в; Снегирёв, Снигирёв; Со́йкин; Стре́петов; Стрижёв; Сычёв;

Тете́рин, Тетёркин; Удо́дов; У́тин, У́ткин, У́точкин;

Фи́линов; возможно также производное от Фи́лин, патронимическое от Фи́ля, уменьшительное от любого крестильного имени, начинающегося с Фил- (см. с.86);

Цыплако́в, Цыпляко́в, Цыплёнков;

Ча́йкин; Ча́плин; Ца́плин происходит от северной диалектной формы того же слова;

Чечёткин; Чи́бисов; Чивилёв ← чивиль ‘воробей’; Чижо́в, Чи́жиков;

Чирко́в, Чи́ркин; Чоглоко́в, Чеглоко́в, Чегло́в;

Щегла́ко́в; Щегло́в, Щу́ров, Щурко́в, Щу́ркин ← щур ‘стриж’; Я́стребов, Ястребцо́в.

Характерную группу образуют фамилии, производные от названий различных пород голубей, - группа, выделенная и описанная В.Кипарским. В течение веков голубеводство было очень распространено в России, и неудивительно, что от названий пород голубей произошли прозвища. Фамилии, образованные от этих прозвищ, не отражают внешность или характер человека; предполагается, что они присваивались владельцам голубей той или иной породы. В большинстве случаев в этих фамилиях есть ссылка на цвет и происходят они от прилагательных, где первым компонентом может быть слово бе́лый:

Белобо́ков, Белокопы́тов, Белокры́лов, Белоно́гов, Белопу́хов.

слово чёрный:

Черноголо́вкин, Черноу́дов, Чернохво́стов, Чернощёков.

слово кра́сный:

Краснобры́жев, Красногла́зов, Краснозо́бов, Красноло́бов, Краснопёров, Красноу́хов, Красношта́нов.

слово се́рый:

Серогу́зов, Серошта́нов, Сиволо́бов.

Другие примеры:

Синебрю́хов, Синело́бов, Голопёров, Серпокры́лов, Ту́рманов ← ту́рман ‘голубь-вертун’, Желтоно́жкин, Желтоу́хов.

б) Названия млекопитающих

Фамилии, производные от названий млекопитающих, довольно типичны, но не столь многочисленны, как фамилии, восходящие к названиям птиц. В частотном списке первых ста русских фамилий они занимают шесть позиций, а именно:

Во́лков (22) ← волк, как и всюду, это имя, вероятно, внутрисемейное, оно давалось детям в силу суеверных традиций., Козло́в (36), За́йцев (45), Бара́нов (70), Со́болев (72), Бы́ков (82).

Другие примеры:

Барсуко́в (тюркского происхождения);

Бе́лкин, Бирюко́в ‘волк’, Бобро́в, Буга́ев ‘бык’ (тюркского происхождения),

Ве́кшин ‘белка’, Ве́прев, Ве́приков, Вы́дрин, Выжлецо́в ‘охотн. собака’,

Горноста́ев, Ежо́в, Жеребцо́в, Жеребя́тьев, Зве́рев, Инохо́дцев, Винохо́дов,

Каба́но́в, Кно́розов ‘кабан’, Кну́ров ‘боров’, Ко́белев, Кобы́лин, Ко́зин, Ко́нев, Коро́вин,

Ко́рсаков ‘степная лисица’, Ко́шкин, Кошлако́в ‘морская выдра’,

Ко́тов, Кро́ликов, Кро́тов, Кры́син, Кры́сов, Куни́цын,

Лиси́цын, Лоншако́в, Лонщако́в, Ломшако́в ‘годовалый жеребенок’, Ло́сев, Лошако́в ‘жеребенок’,

Медве́дев, Мы́шев, Мы́шкин, Мы́шков, О́вцын, Ове́чкин, По́розов ‘бык’, ‘кабан’,

Ры́син, Ры́сев, Соба́кин, Су́кин, Сурко́в, Су́сликов, Сви́ньин, Сви́нкин,

Телёнков, Тели́чкин, Телу́шкин, Тюле́нев, Ту́ров, Тушка́нов,

Хомяко́в, Хорько́в, Хряко́в, Фряко́в, Щеня́тин.

Названия животных, неизвестных в России, не употреблялись в качестве прозвищ. Следовательно, такие фамилии как Кито́в, Львов и Марты́шкин не могли произойти от кит (заимствовано из греческого), лев и марты́шка, а произошли от крестильных имен Кит (искаж. Тит), Лев и Марты́шка, уменьш. от Марты́н. Фамилии, производные от названий экзотических животных, - это, как правило, искусственные фамилии, принадлежащие представителям духовенства (см. с.175).

в) Названия рыб

Фамилии, производные от названий рыб, менее многочисленны и менее типичны, чем фамилии первых двух групп. Ни одной из них нет в первой сотне самых употребительных русских фамилий. Наиболее распространенная - Ершо́в - занимает 101-е место. Примеры:

Белу́гин, Ва́ндышев ‘вид корюшки’, Гольцо́в, Огольцо́в, Густе́рин ← густера ‘морская плотва’,

Ельцо́в ‘рыба семейства карповых’, Же́рехов, Карасёв, Лещёв, Линёв, Нава́гин, Нали́мов,

О́кунев, Осетро́в, Пискарёв, Плоти́цын, Плати́цын, Ры́бин, Ры́бкин, Ры́бушкин,

Саза́нов, Севрю́гин, Се́льдин, Селёдкин, Селёдков, Си́гов,

Снетко́в ← снето́к ‘корюшка’, Со́мов, Судако́в, Сущёв ‘сушеная корюшка’,

Трески́н, Тунцо́в, Тю́лькин, Угрёв, Укле́йкин,

Чебако́в ‘рыба семейства карповых’, Чехо́нин ‘чехоня - Pelecus cultratus’, Чиро́в ‘вид лосося’,

Щу́кин, Я́зев, Я́зиков.

Распространенная фамилия Ка́рпов может происходить как от крестильного имени Карп, так и от названия рыбы карп. Относительно высокая частотность этой фамилии (73-е место в частотном списке) позволяет предположить, что она происходит скорее от крестильного имени.

г) Названия насекомых

Фамилии, производные от названий насекомых, не многочисленны, но встречаются чаще, чем фамилии от названий рыб. Насекомые всегда были в поле зрения человека, а разнообразие форм и поведения насекомых обусловили выбор некоторых их названий в качестве прозвищ. Две фамилии от названий насекомых входят в первую сотню употребительных русских фамилий:

Жу́ков (61), Комаро́в (80).

Другие примеры:

Бло́хи́н, Во́шкин, Кло́пов, Кузне́чиков, Мотылёв, Мо́шкин, Му́хин,

Муравьёв, Муравлёв, Мурашо́в, Мурашко́в, Мура́шкин,

Пауко́в, Па́утов ← па́ут, диал. ‘овод’, Пче́лин, Пчёлкин,

Саранчи́н, Саранчёв, Сверчко́в, Слепнёв, Тарака́нов, Тру́тнев, Хрущёв, Ше́ршнев, Шмелёв.

д) Названия других представителей животного мира

Фамилии, производные от других зоологических терминов, немногочисленны.

Фамилии от названий рептилий:

Зме́ев, Зми́ев;

По́лозов ‘большая неядовитая змея’, некоторые фамилии могли произойти от омонима по́лоз (деталь саней);

Черепа́хин, Черепа́хов, Черепа́шков Я́щерицын.

Фамилии, производные от названий морских животных:

Гу́бкин, Ра́ков, У́стрицын.

К этому списку может быть добавлена и фамилия Червяко́в.

1.6. Фамилии, образованные от ботанических терминов

Данный раздел включает в себя фамилии, образованные от названий деревьев, трав, цветов, овощей, фруктов, ягод и т.д. В качестве прозвищ ботанические термины менее употребительны, чем зоологические, и, соответственно, фамилии от них менее многочисленны. Ни одной из них нет в первой сотне частотного списка русских фамилий. Причины возникновения этих прозвищ не всегда ясны.

а) Названия деревьев

Фамилии, производные от названий деревьев, образуют характерную группу в данном разделе:

Бере́зин, Берёзов, Бе́рестов, Бере́стин, Ве́рбин, Верболо́зов, Вя́зов, Ду́бов,

И́вин, Клёнов, Круши́нин, Ли́пин, Ли́пкин, О́льхин, Во́льхин, Раки́тин, Сосни́н,

То́полев, Черёмухин, Черёмушкин.

В некоторых случаях фамилия могла быть образована как от крестильного имени, так и от названия дерева, например:

Ёлкин ← ёлка или от Ёлка, уменьш. от любого крестильного имени на Ел-, как Елевфе́рий, Елисе́й, Елиза́р и т.д.;

Кали́нин ← Кали́на, от обиходной формы имени Кали́ник, или кали́на (дерево) (см. с.58).

Однако, вероятнее всего, фамилии Ёлкин и Кали́нин произошли от крестильных имен. Обратное можно предполагать в следующем случае:

Оси́нин ← оси́на и уж затем, от Оси́ня, уменьш. от О́сип.

Фамилия Ряби́нин ← ряби́на, слово, которое означает дерево или оспину на лице. Последний вариант более вероятен в отношении фамилии Ряби́нкин, поскольку она образована от уменьшительной формы.

Фамилии, производные от названий экзотических деревьев, относятся к искусственным фамилиям русского духовенства.

б) Названия других растений и культур

Возможно, это самая многочисленная группа фамилий, производных от ботанических терминов. Популярность растений объясняется тем, что они составляют основу питания, широко используются в медицине и промышленности. Примеры:

Бадья́нов ‘анис’, Ве́ресов, Дя́гилев ‘дягиль (angelica)’, Калга́нов/Колга́нов, Камышёв,

Катра́нов ‘морская капуста’, Конопли́н, Коноплёв, Крапи́вин, Кро́нов ‘вид льна’,

Лопухо́в/Лопухи́н, Лю́тиков, Мо́хов, Осо́кин, Полы́нов, Пшени́цын,

Тра́вин, Хмелёв, Хвощёв, Шалфе́ев, Ячменёв.

Фамилия Рого́зин/Раго́зин может происходить как от ро́гоз, рогоза́ др.-русск. ‘тростник; камыш’, так и от рагоза́ ‘грубиян’.

Фамилия Ситников/Синников происходит от ситник, которое означает как ‘тростник’, так и ‘тот, кто делает сита’; последние значения более вероятны при объяснении этих фамилий.

Примеры фамилий, производных от названий овощей:

Бобо́в, Борщо́в, Горо́хов, Капу́стин, Лу́ков, Морко́вин, Морко́вкин, Ре́дькин, Ре́пин, Хре́нов, Цыбу́лькин, Чесноко́в, Чесночко́в.

в) Названия фруктов и других плодов.

Примеры фамилий, образованных от названий фруктов:

Арбу́зов, Ви́шнев;

Ды́нин, Ды́нкин ← ды́ня, др.-русск. ду́ня; кроме того Ду́ня - уменьш. форма женского крестильного имени Евдоки́я/Авдо́тья, так что фамилия Ду́нин этимологически неоднозначна; то же самое можно сказать и о фамилии Гру́шин ← гру́ша и Гру́ша - уменьш. от Агриппи́на/Аграфе́на;

Жо́лудев, Изю́мов, Огурцо́в;

Оре́хов ← оре́х; ряд фамилий, возможно, происходит от Оре́х - народной формы крестильного имени Аре́фа/Аре́фий;

Сли́вин, Стручко́в, Ты́квин, Чере́шнев, Я́блоков, Я́блочков, Я́блочкин.

Примеры фамилий, производных от названий ягод:

Брусни́кин, Брусни́цын, Брусни́чкин, Ворони́цын, ‘брусника’,

Земляни́кин, Земляни́цын, Ежеви́кин, Клю́квин, Мали́нин,

Можжу́хин ‘можжевеловая шишка, похожая на ягоду’, Моро́шкин, Черни́кин, Я́годин, Я́годкин.

В этот раздел нужно добавить несколько фамилий, образованных от названий грибов:

Гри́бов Груздёв Подоси́новиков.

г) Прочие ботанические названия

Ряд фамилий связан с самыми различными аспектами ботанической терминологии. Одни восходят к названиям лесов и рощ:

Дубро́вин, Ро́щин, Сизёмов ← сюзём ‘дремучий лес’.

Другие, более распространенные, связаны с названиями разных частей деревьев и растений или продуктов:

Ве́ткин, Зёрнов, Ко́лосов, Ко́рнев, Ли́сто́в, Лу́бов, Лы́ков, Соло́мин,

Хворости́нин, Хво́ростов, Цвылёв, Цвилёв ‘семя хмеля’, Ши́шкин.

1.7. Фамилии, образованные от названий продуктов питания и напитков

В прошлом питание занимало гораздо больше места в жизни русских, чем сейчас, и поэтому оно явилось источником для многочисленных фамилий.

Древнерусская пища состояла главным образом из продуктов зерновых с добавлениями небольшого количества овощей. Фамилии, производные от названий овощей, уже обсуждались в предыдущем разделе, а в данном разделе рассматриваются в основном фамилии, образованные от названий различных продуктов злаковых культур.

Хлеб был главным продуктом питания, и существуют несколько фамилий, производных от названий различных хлебобулочных изделий:

Бу́лкин, Калачёв, Карава́ев/Корова́ев, Коври́гин, Са́йкин, Челпа́нов.

Фамилии Чечу́лин и Ло́мтев происходят от названий ломтя или ломтика хлеба.

Другие фамилии, производные от названий хлебных продуктов:

Бара́нков, Бу́бликов, Просви́рин, Проску́рин.

Довольно многочисленны фамилии, образованные от названий различных пирогов и блинов:

Блино́в, Кнышо́в, Лепёхин, Лепёшкин, Ола́дьин, Ала́дьин,

Плю́шкин, Поскрёбышев, Пресну́хин, Соковни́н, Со́чнев, Шаньги́н.

К ним примыкают следующие фамилии:

Галу́шкин, Лапши́н, Пирого́в, Пирожко́в, Те́стов, Опа́рин.

Большой популярностью пользовались в России различные виды каш, от названий которых произошли следующие фамилии:

Ка́шин, Киселёв, Кула́гин, Кулешёв, Пше́нников, Салама́тин/Солома́тин, Солоду́хин, Солома́хин, Толокно́в, Тю́рин.

Фамилии, производные от названий продуктов животноводства, немногочисленны:

Ветчи́нин, Ветчи́нкин, Колба́син, Колба́сьев, Мя́син, Окороко́в, По́лтев ‘туша’, Са́лов, Солони́нин, Шква́ркин.

К этому разделу можно отнести и некоторые другие фамилии:

Де́жнёв ← деже́нь ‘кислое молоко с толокном’, Дро́жжин, Ма́слов, Репни́н ‘брюквенная каша’, Со́лодов, Сы́вороткин, Тузлуко́в, Тузулуко́в, Творого́в, У́ксусов, Яи́чков.

От названий некоторых побочных продуктов пищевой промышленности, используемых как фураж, произошли следующие фамилии:

Барди́н ‘отходы винокурения’, Жмыхо́в, Маку́хин, Мяки́нин.

Следующие фамилии произошли от названий напитков:

Бра́гин, Во́дкин, Ква́сов, Мёдов, Нали́вкин, Пи́вов, Су́слов, Сы́тин.

1.8. Фамилии, образованные от названий тканей, одежды, головных уборов, обуви

Названия тканей имеют часто иностранное происхождение:

Атла́сов, Ба́рхатов, Камки́н ‘шелковая ткань’, Коленко́ров, Миткалёв, Полотно́в, Поя́рков ← поярок ‘шерсть ягнят’, Лу́ндышев ← др.-русск., лу́ндыш ‘сукно’ от названия города London, Сукно́в, Суко́нкин, Тря́пкин, Холсто́в.

Фамилии от названий одежды восходят к древнерусским, в основном, восточным, и новым, в основном западноевропейским, терминам:

Балахо́нов, Га́лстухов, Камзо́лов, Кало́шин, Коло́шин, Кафта́нов, Перча́ткин, Пла́тов, Руба́шкин, Рукави́цын, Сарафа́нов, Сюртуко́в, Те́рликов ← др.-русск. те́рлик ‘длинное пальто’, Тулу́пов, Шу́бин.

Фамилий, производных от названий обуви, кажется, больше:

Бахи́лов, Бахи́лин ‘вид сапог’, Башмако́в, Ва́ленков, Голени́щев, Каблуко́в, Ка́верзнев ← ка́верзни ‘летняя обувь’, Ла́птев, Ногови́цын, Ону́чин, Ану́чин, По́ршнев ‘башмак’, Сапого́в, Сапожко́в, Ту́фелькин, Холя́вин/Халя́вин ‘голенище’, Чёботов, Чулко́в, Ю́ксов.

Некоторые фамилии происходят от названий головных уборов:

Колпако́в, Ко́зырев, Козырько́в, Ку́колев ‘капюшон’, Чепцо́в, Че́пчиков, Ша́пкин, Ша́почкин, Шля́пкин.

1.9. Фамилии, образованные от названий жилых и хозяйственных построек

Значительное число фамилий происходит от терминов, связанных с жилищем, строительством зданий, хозяйственными постройками. Здесь приводится только их ограниченный список.

Некоторые фамилии, образованные от названий различных частей дома, а также некоторых сельскохозяйственных построек, - многие из этих терминов тюркского происхождения, например:

Пе́чкин, Пу́нин ‘амбар’, Сара́ев, Чердако́в, Чула́нов, Щеко́лдин.

Ряд фамилий происходит от названий сырьевых материалов или полуфабрикатов, используемых в строительстве и сельском хозяйстве:

И́рхин ‘замша’, Кирпичёв, Ко́жин, Моча́лов, Моча́лин, Овчи́нин, Овчи́нкин, Па́клин, Песко́в, Смо́лин, Смо́лкин, У́глев, Чугуно́в, Ще́бнев, Щёлоков, Що́локов, Щети́нин.

Фамилии, производные от названий деревянных полуфабрикатов, обнаруживают типично русское происхождение:

Берно́в ← берно́ ← бервьно́ ‘бревно’, Бру́сов, Катко́в, Комя́гин ‘долбленая лодка, кадка’,

Пересле́гин ‘перекладина’, Плетнёв, Поле́нов, Пруцко́в ← пруте́ц ‘брус’, Столбо́в, Столбцо́в,

Тычи́нин, Тычи́нкин ‘кол, столб’, Хлу́дов ‘жердь’, Чурба́нов, Чу́ркин, Шесто́в, Ще́пин, Ще́пкин, Ще́пьев.

Ряд фамилий происходит от терминов, связанных с сельским хозяйством, пчеловодством, рыболовством и т.д.:

Барте́нев ← бо́ртень ‘улей’, Коромы́слов, Ле́мешев, Саба́нин ‘двухколесный плуг’ (тюрк. происхождения), Сачко́в, Сева́лкин ‘корзина для сеяния’, Со́хин, Ша́хов ‘кол для сушки сети’, У́льев, Чу́челов.

1.10. Фамилии, образованные от названий орудий труда и предметов домашнего обихода

Эти фамилии составляют весьма представительный раздел русской ономастики.

Почти любое орудие или предмет обихода может использоваться как прозвище, и, следовательно, от него можно образовать фамилию. Ниже дается подборка таких фамилий.

Примеры фамилий, производных от названий орудий труда:

Багро́в, Веретено́в, Копро́в ← копёр, Лопа́тин, Лопа́тышкин, Мо́лотов, Молотко́в, Мотови́лов, О́бухов, Секи́рин, Ско́белев ← ско́бель, Сверло́в, Топоро́в, Топорко́в, Топо́риков, Це́пов, Че́пов, Ши́лов.

Более чем где-либо изменился домашний уклад в России. Фамилии, производные от названий предметов домашнего обихода, сохранили таким образом в своих основах много терминов, которые или совсем исчезли, или сохранились только в диалектах. Это можно проследить на примере фамилий, образованных от названий сумок, кошельков и т.п., многие основы теперь уже непонятны:

Кали́тин, Кошелёв, Кошелько́в, Мошни́н, Су́мин, Табо́лин, Табо́лкин, То́рбин, Че́мезов, Че́месов, Шелгуно́в.

Другую характерную группу составляют фамилии, производные от названий корзин:

Корзи́нкин/Карзи́нкин, Кузовко́в, Луко́шков, Луко́шкин, Пе́хтерев, Пе́стерев.

Ряд фамилий произошел от названий горшков, кружек, чашек и т.п.:

Горшко́в, Жба́нов, Жбанко́в, Ковшо́в, Корча́гин, Кри́нкин/Кры́нкин, Кувши́нов, Кукши́нов, Ле́йкин, Махо́ткин, Су́дов, Суле́йкин, Ча́ркин, Ча́шин, Ча́шкин.

Следующие фамилии происходят от названий кухонной утвари:

Ви́лкин, Ви́лков, Кочерги́н, Ло́жкин, Песто́в, Рожно́в, Ска́лкин, Ско́вородов, Сту́пин, Тага́нов, Тага́нцев ‘таган, подставка’, Терпуго́в ‘рашпиль’, Тя́пкин ‘нож (мясника)’, Ухва́тов, Черепо́в, Черенко́в ‘рукоятка’.

Фамилии, образованные от названий различных предметов:

Бадьи́н, Бо́чкин, Ве́ников, Верёвкин, Вери́гин, Гвоздёв, Колоколо́в, Колоко́льцев, Кольцо́в, Крю́ков, Лю́лькин, Лыча́гин ‘веревка’, Наба́тов, Обручёв, Печа́ткин, Рого́жин, Скоби́н, Сундуко́в, Суту́гин ‘проволока’, Све́чи́н, Тру́тов, Фонарёв, Чемода́нов, Чубуко́в, Ша́ров, Ша́риков, Шпилёв, Шпилько́в, Шуру́пов.

1.11. Фамилии, производные от названий транспортных средств

В этот раздел включены фамилии, образованные от названий перевозочных средств, предметов упряжи и сбруи, а также от названий лодок, кораблей и их оснастки.

Примеры фамилий, производных от названий перевозочных средств и их частей:

Киби́ткин, Повозко́в, Рыдва́нов ← др.-русск. рыдван ‘просторная повозка’, Сала́зкин;

Са́нин, Са́нкин - эти две фамилии, возможно, происходят также от Са́ня, Са́нька, - уменьш. от Алекса́ндр;, Теле́гин, Теле́жкин, Колёсов, Огло́блин;

По́лозов ← полоз (у саней); возможно, также происходит от назв. змеи (см. с.151);

Спи́цын, Сты́ров ‘кормило, руль’, Чеки́н ← чека́ (колеса), Шкво́рнев, Шво́рнев ‘шкворень’.

Фамилии, производные от названий частей сбруи и упряжи:

Ду́гин, По́водов, Ремнёв, Седло́в, Тебенько́в ← тебенёк ‘лопасть седла’, Узде́чкин;

Хомуто́в ← хому́т, в одном случае эта фамилия, возможно, происходит от шотландского имени Гамильтон (Hamilton) (см. с.270);

Чепрако́в, Чупрако́в ‘чепрак’, Шлеи́н.

Поскольку в России в качестве средства передвижения использовались также лыжи, следует упомянуть фамилии Лы́жин и На́ртов.

Фамилии, производные от названий лодок, кораблей и предметов их оснастки, не очень многочисленны:

Весло́в, Кораблёв, Ло́дкин, Па́русов, Уструго́в, Фрега́тов, Челноко́в, Я́корев.

1.12. Фамилии, образованные от названий оружия и доспехов

Древнерусская номенклатура оружия и доспехов была богата специфическими терминами, и это разнообразие достаточно хорошо отражают фамилии. Многие виды старого оружия сейчас вышли из употребления, поэтому значение многих фамилий, производных от их названий, можно установить только путем исторического и этимологического исследования. Многие из терминов, лежащих в основе фамилий, иностранного, часто восточного, происхождения:

Алеба́рдин, Бердышёв ‘боевой топор’, Була́вин, Винто́вкин, Дуби́нин, Клевцо́в ← клеве́ц ‘боевой топор’, Клинко́в, Колча́нов, Кольчу́гин, Ко́пьев, Куяко́в ← куя́к, вид оружия, Лу́ков ← лук - у этого слова два значения: ‘оружие’ и ‘овощ’, Мушке́тов, Па́лицын, Па́нцырев;

Пу́лькин ‘пуля’; современная форма, пуля заменила уменьш. форму пу́лька только в XVIIIв.;

Пу́шкин, Са́блин, Самопа́лов, Самостре́лов, Стре́лин, Стре́лов, Тесако́в, Тети́вкин, Ту́лов ‘колчан’, Чека́нов ‘боевой топор’, Шело́мов, Шестопёров ‘вид булавы’, Шишако́в ‘шлем’, Шпа́гин, Щито́в;

Юшма́нов ‘кольчуга’; возможно, фамилия происходит также от Юшма́н - уменьш. формы от Ю́рий.

1.13. Фамилии, образованные от названий различных предметов

Приводится только ограниченная классифицированная подборка этих фамилий.

Фамилии, образованные от названий музыкальных инструментов:

Бараба́нов, Бу́бнов; Гудко́в ← гудо́к, древнерусская трехструнная скрипка, исчезнувшая в XIXв.;

Ду́дин, Ду́дкин, Дуды́шкин; Ко́бзев, Ко́бозев, Ко́бызев, Ко́бзиков ← ко́бза, ко́буз, вид круглой восьмиструнной гитары (тюркского происхождения); Пику́лин ‘свистулька’, Пища́лкин, Скри́пкин/Скры́пкин, Скрипи́цын/Скрыпи́цын, Тру́бин, Тулумба́сов ‘турецкий барабан’.

Фамилии, производные от названий монет:

Алты́нов ← др.-русск. алты́н = 3 коп.;

Гро́шев ← др.-русск. грош = 2 коп.;

Де́ньгин ← деньга́, др.-русск. денежная единица, позднее = полкопейки;

Копе́йкин, Полти́нин, Полу́шкин, Рублёв, Черво́нцев.

Ряд фамилий произошел от терминов, обозначающих различные игры. От названия популярной игры ба́бки, возможно, происходит фамилия Ба́бкин, но в большинстве случаев эта фамилия, вероятно, происходит от ба́бка ‘бабушка’. От другого слова, обозначающего эту же игру, - шляк, произошла фамилия Шля́ков.

Фамилия Городко́в, возможно, происходит от названия другой национальной игры - городки́.

Фамилия Ша́шкин, возможно, восходит к игре ша́шки, а фамилия Ша́хматов, наоборот, кажется, происходит не от названия игры, а от турецкого имени (см. с.293).

Следующие фамилии отражают терминологию древнерусских карточных игр:

Бардады́мов ‘трефовый король’ (белорусск. бардады́н ← ст.-польск. barnadyn);

Кра́лин ‘дама’; Тузо́в ‘туз’; Хла́пов ‘валет’.

Возможно, что фамилия Королёв (см. с.147) происходит также от карточного "короля".

Необходимо упомянуть и некоторые другие фамилии, производные от названий различных предметов и веществ:

Золо́тов, Ку́клин, Серебро́в, Хрусталёв, Шевяко́в ‘сухой навоз’, Юли́н ‘юла’,

Я́рмонкин ← разг. я́рмонка вместо литер. я́рмарка ← нем. Jahrmarkt, Яхонтов др.-русск. ‘рубин’.

1.14. Фамилии, образованные от абстрактных существительных

Абстрактные существительные могут использоваться для описания характера или поведения людей, от них произошел ряд фамилий, например:

Го́лосов, Задо́ров, Зы́ков ‘крик’, Исле́ньев/Исле́нтьев ← истле́нье, Ле́стев, Про́сьбин, Ры́ков, Стра́хов, Сту́ков, Судьби́н, Судьби́нин, То́ропов, Тру́дов, У́мов, Халту́рин, Хо́лодов, Шо́лохов ‘шелест’, Шо́рохов.

Ряд фамилий образован от существительных, описывающих явления природы:

Гро́мов, Зо́рин, Моро́зов, Нена́стьев, Пого́дин,

По́рохов - др.-русск ‘пыль’, ст.-русск.‘порох’, Поро́шин, Потёмкин, Ра́дугин, Со́лнцев, Сту́жин,

Суморо́ков/Сумаро́ков ← су́морок, русск. экв. ц.-слав. сумрак, Ту́чин,

Чиче́рин, Чи́черов ‘холодный ветер с дождем и снегом’; фамилия советского дипломата, по семейному преданию восходит к итал. фамилии Ciceri.

Третья группа абстрактных существительных, лежащих в основе фамилий - название болезней:

Почечу́ев ‘геморрой’, Свищёв, Ша́тов ‘головокружение’Уга́ров, Чи́рьев, Чуми́н, Я́звин.

Фамилии образованные также от названий различных мер;

Арши́нов, Вершко́в ← вершо́к, Ко́рхов (= два вершка́), Ло́ктев ← ло́коть.

2. Непатронимические фамилии

Подавляющее большинство фамилий, производных от прозвищ - личных или переносных, имеют патронимические суффиксы -ов или -ин. Встречаются также и непатронимические фамилии большей частью украинского или белорусского происхождения, которые рассматриваются в главах X и XI. Не всегда возможно с достоверностью установить различие между ними и несколькими исконно русскими непатронимическими фамилиями.

По причинам исторического и морфологического порядка удобнее рассматривать отдельно фамилии, оканчивающиеся на согласный, и фамилии, оканчивающиеся на /.

В данном разделе не проводится различие между личными и переносными прозвищами.

2.1. Фамилии, оканчивающиеся на согласный

Единственный вопрос, возникающий при рассмотрении этих фамилий, - это вопрос о том, что некоторые из них могут быть украинского или белорусского происхождения. Например:

Бурья́н, Ве́тер, Жук, Зубо́к, Козёл, Криве́ц, Лось, Медве́дь, Моро́з, По́рох - др.-русск. ‘пыль’, ст.-русск. ‘порох’, Росля́к, Рубе́ц, Ско́рик, Страшу́н, Хроме́ц, Худя́к, Чека́н, Черну́х, Черны́ш, Ше́лест.

Характерной чертой украинской ономастики являются сложные существительные, используемые в качестве фамилий. Тем не менее существует несколько фамилий, которые по морфологическим или лексическим признакам могут считаться русскими, например:

Белокры́с, Белослю́д, Делограмма́тик (любопытная комбинация слова де́ло и грамма́тика), Долгопло́ск, Красноже́н, Кривогла́з, Крутоголо́в, Крутоно́г, Суходре́в, Чистопья́н.

2.2. Фамилии, оканчивающиеся на -а/-я и -о

Существует несколько фамилий на -а/-я, не трудных для анализа, например:

Вре́мя, Жа́ба, Ква́ша, Коло́да, Пту́ха ‘птица’, Рагоза́ ‘ссора’, Ро́вда ‘подземная вода’, Соро́ка, Суббо́та.

В русском языке существительные, оканчивающиеся на , среднего рода, и от них редко образуются прозвища. От существительных, ставших прозвищами, обычно образовывались патронимические фамилии на -ов/-ев, как Ма́слов ← ма́сло. В русском не получила развития широко распространенная в украинском модель фамилий на -ко (см. с.219).

Представляется, однако, что в прозвищах, ставших фамилиями, конечный зачастую заменялся конечным . Вероятно, это делалось с целью отмежевать фамилию от прозвища, затемнив его явную, часто вульгарную этимологию и придав ей, фамилии, таким образом более высокий статус. В результате фамилия Лопа́та иногда выступает в форме Лопа́то и даже в форме с двумя тт - Лопа́тто, которая отдаляет ее от прототипа - нарицательного существительного - и одновременно придает ей почти итальянское звучание.

Распространенность многочисленных украинских фамилий на -ко способствовала замене -ка на -ко. Примеры:

Вереща́ка/Вереща́ко, Па́далка/Па́далко, Рыба́лка/Рыба́лко, Сиро́тко.

Замена на также встречается в фамилиях с другими суффиксами, например:

Приле́по, Сиво́хо, Сыри́цо, Тупи́цо, Тычи́на/Тычи́но;

Шелю́тто - этимология неясна, если только это не шалю́та (шалун) или сокращение от еврейского имени Шали́т; в любом случае, двойное тт такого же фантастического происхождения, как в Лопа́тто.

Такая же замена нередка в фамилиях на -га. Как уже указывалось, фамилии в форме прилагательных на -а́го (см. с.139) происходят, по крайней мере частично, от прозвищ на -а́га. Любопытный пример - фамилия хорошо известного историка литературы Шамбина́го явно не русского происхождения. Согласно семейному преданию, родоначальник линии был кавказский дворянин по имени Шамби́н-ага́; впоследствии это восточное имя развивалось по модели фамилий на -а́го. Однако к таким семейным преданиям нужно подходить с осторожностью.

Русские крестильные имена, превращаясь в фамилии, оформлялись патронимическими суффиксами -ов или -ин. Однако некоторые крестильные имена избегали патронимического суффикса, меняя окончание -а́га на -а́го:

Ела́го ← Ела́га, уменьш. от крестильного имени, начинающегося с Ел- (см. с.79); фамилия Ела́гин довольно типичная;

Сема́го ← Сема́га, уменьш. от Семён;

Сима́го ← Сима́га, уменьш. от Си́мон; существует фамилия Сима́гин.

К списку нужно добавить фамилию Пова́го, хотя похоже, что она происходит от укр. формы пова́га, русифицированной как пова́га ‘уважение’.

Происхождение фамилии Форма́го остается неясным.

Все эти примеры показывают, что окончание -а́го имело особенно высокий статус.

Примеры других фамилий с явной заменой -га на -го:

Дубя́га/Дубя́го;

Живя́го ← живя́га;

Коври́го ← коври́га;

Коля́го/Коля́га ← уменьш. от Никола́й;

Сморы́го ← сморы́га, которое, возможно, восходит к смуры́га ‘тьма’ или к глаг. смори́ть ‘устать’ или смара́ть ‘пачкать’;

Толпы́го ← толпы́га;

Черни́го, Черня́го.

Фамилия Маймы́го, неясного происхождения, но, похоже, относится к той же модели.

3. Фамилии, образованные от внутрисемейных имен

Внутрисемейное имя ребенок получал только от родителей, и это единственный признак, по которому внутрисемейные имена отличаются от прозвищ, которые обычно присваивались соседями. Конечно, не у всех детей было внутрисемейное имя в дополнение к официальному крестильному, но если ребенок получал такое имя, то, как правило, оно употреблялось чаще крестильного.

Семантически и морфологически внутрисемейные имена принадлежат к той же категории, что и прозвища: у них те же самые суффиксы, а иногда даже и те же корни, поэтому не всегда возможно четко разграничить эти две группы.

Существуют, однако, определенные типы имен, которые с большей вероятностью можно отнести к внутрисемейным, а не к прозвищам. В данном разделе рассматриваются фамилии, производные от таких имен.

3.1. Фамилии, образованные от имен, связанных с обстоятельствами рождения ребенка

Такие фамилии составляют самую многочисленную группу.

Детей, вероятно, нумеровали по порядку рождения согласно латинской традиции (Primus, Secundus, Tertius и т.д.) или, скажем, китайской. Аналогичны и древнерусские числительные-прилагательные Пе́рвой, Друго́й/Второ́й, Тре́тий и т.д., иногда до Деся́той. Эти формы, часто имеющие суффиксы (уменьшительные или какие-либо другие), превращались в существительные, и в большинстве случаев именно от них образовывались фамилии. Примеры:

Перво́в, Пе́рвенцев, Перву́нин, Перву́хин, Перву́шин;

Вто́ров, Втору́шин; и Дру́гов, Друга́нов, Друга́нин; последняя, однако, могла также произойти от слова друг;

Третьяко́в, Третьячко́в, Третю́хин, Трети́лов, Трёшников, Тре́тников; фамилия поэта - Тредиако́вский (т.е. Третьяко́вский) духовного происхождения;

Четвёртов, Четвертако́в, Четвёркин, Четверу́хин, Четверико́в, Четы́ркин;

Пя́тов, Пятако́в, Пятачко́в, Пяту́нин, Пя́тышев; фамилия Пятако́в, возможно, также происходит от пята́к ‘5 копеек’;

Шесто́в, Шестако́в, Шестуно́в, Шесту́хин, Шестерико́в, Ше́стеров; возможно, что первая фамилия происходит от слова шест;

Семо́в, Семя́хин, Се́миков: все эти фамилии не ясны; они могут происходить не только от семо́й ‘седьмой’, но и от уменьш. форм имени Семён;

Осьмо́в, Осьмако́в, Осму́хин, Осми́нин, Осми́нкин, Осмёркин ← др.-русск. о́сьмь ‘восемь’;

Девя́тов/Девья́тов, Девя́ткин, Девя́тков, Девя́тнин;

Деся́тов, Деся́ткин.

Казалось бы, частотность этих имен, равно как и фамилий, образованных от них, логически должна быть обратно пропорциональна их числовому значению. Как ни странно, это не так. На основании материала, собранного Н.М.Тупиковым, устанавливается следующая частотность числовых фамилий (в порядке убывания): III, I; затем V, VI, II, IV; затем IX, VII; и наконец X, VIII. В связи с этим фактом встает вопрос, не развились ли позднее числовые имена в независимые именования безотносительно к очередности рождения. Если так, то ситуация оказывается сходной с ситуацией в Древнем Риме, где Quintus, Sextus, Decimus были родовыми римскими именами, в то время как другие были связаны с названием местности, а Quartus и Nonus, кажется, никогда не встречались.

Было бы заманчиво интерпретировать фамилии, производные от названий дней недели, соотнося их с днем рождения ребенка. Но они скорее всего являются искусственными фамилиями, возникшими в духовной среде (см. с.173).

Старшего сына могли назвать Большо́й, Больша́к (фамилии Большо́в, Большако́в), младшего - Меньшо́й, Ме́ньшик (фамилии Меньшо́в, Ме́ньшиков, Ме́ньщиков). Прозвища Большо́й и Меньшо́й часто употреблялись для того, чтобы отличить братьев, носящих одно и то же крестильное имя.

Единственного ребенка могли называть Одине́ц ← оди́н (фамилия Одинцо́в), в этом случае имя давалось не при рождении. С другой стороны, слово одине́ц также могло означать ‘дикий кабан’ (ср. франц. sanglier ← лат. singularis), и тогда это имя должно относиться к категории имен, образованных от названий животных, рассматриваться как чистое прозвище или как магическое имя.

Другие фамилии, возможно, того же класса:

Бажа́нов, Баже́нов, Бажу́тин ‘желаемый ребенок’;

Богда́нов ‘ребенок, данный богом’. Эту фамилию давали также незаконнорожденным детям и подкидышам. Следует отметить, что имя Богда́н могло использоваться как русский эквивалент имени Theodote (см. с.39);

Вешняко́в, Вишняко́в ‘ребенок родившийся весной’; вешня́к имеет также и другие значения, связанные с весной; вероятна и связь с вишня́к ‘вишневый сад’;

Жда́нов ‘ожидаемый ребенок’; фамилия Беклеми́шев происходит от тюркского варианта того же имени;

Ненаро́ков ‘несвоевременный ребенок’;

Нежда́нов и Неча́ев ‘нежданный ребенок’;

Но́вико́в - возможно, ‘вновь прибывший’;

По́зднов, Поздне́ев/Позне́ев, Поздняко́в/Позняко́в, По́зднышев ‘поздний ребенок’.

3.2. Фамилии, образованные от ласкательных имен

Родители, естественно, пытались выразить любовь и заботу о новорожденном ребенке, употребляя разные ласкательные имена. Некоторые имена отражали предчувствия или желания родителей относительно поведения ребенка в будущем. Следующие фамилии возможно происходят от таких имен:

Дома́хин, Дома́шнев; Дружи́нин; Клю́жев ‘спокойный’; Люби́мов; Миля́гин, Миляко́в, Милюко́в;

Незло́бин; Нетужи́лов, Нетужи́лин; Неуси́хин ← неуси́ха, неусци́ха ‘тот, кто не мочится в постель’;

Нешу́мов; Отва́гин; Поте́хин, Поте́шин; Смирно́в; Улы́бин; Уте́хин.

Часто ребенка просто называли Ма́лой, и многочисленность фамилий, образованных от производных этого прилагательного, похоже, указывает на то, что эти производные использовались скорее в качестве внутрисемейных ласкательных имен, чем прозвищ. Приведенный здесь список фамилий, образованных от ласкательного имени Ма́лой и его производных, может представлять интерес:

Ма́лов, Ма́льцев/Мальцо́в, Мале́ев, Мале́ин, Мале́инов, Мале́нин, Маленко́в,

Ма́ликов, Ма́лин, Маля́гин, Маля́вин, Маля́вкин, Малю́гин, Малю́кин, Малюко́в,

Ма́люсов, Малю́тин, Малю́ткин, Малько́в, Малы́хин, Малы́гин, Малы́кин, Ма́лышев, Малы́шкин.

3.3. Фамилии, образованные от охранительных имен

Не все внутрисемейные имена указывают на приятные или желаемые качества ребенка. Похоже, что в России, как и везде, существовал суеверный обычай присваивать детям так называемые "охранительные" имена. Кроме термина "охранительное", по отношению к такому имени может также использоваться термин "апотропеическое" (от греч. ἀποτρόπαιος - ‘отводящий, отвращающий зло’). Для того чтобы не искушать судьбу и отвести зло, детям давали имена со значением прямо противоположным тому, что ожидали или желали родители для детей. Например, надеясь иметь красивого мальчика, родители могли называть его Некра́с (фамилия Некра́сов).

От подобных имен могли произойти следующие фамилии:

Бесча́стный Бессо́нов; Булга́ков, Булга́нин ‘беспокойный’ (др.-русск.; тюрк. происхождения);

Грязно́в; Доку́кин, Доку́чаев; Забо́тин; Замя́тин, Замя́тин; Зло́бин; Исто́мин, Исто́шин;

Кручи́нин; Пла́ксин; Побу́дин; Проку́дин; Суети́н; Томи́лов, Томи́лин.

Охранительные имена, естественно, несут в себе отрицание, и, соответственно, доля "отрицательных" фамилий, производных от них, довольно велика. Фамилия Некра́сов уже приводилась, а вот другие примеры:

Неве́жин; Неклю́дов (обычно видоизмененная Нехлю́дов); Нелю́бов; Неми́ров; Нена́шев; Несмея́нов; Неуда́чин, Невда́чин; Неу́ймин; Неумо́ин, Неумыва́кин; Неупоко́ев, Неупоко́ин; Неусы́пин.

Текст XVIв. дает ясные свидетельства существования таких "охранительных" имен*. В нем мы находим двух братьев по фамилии Беречинский, которых называли соответственно Несгово́р (фамилия Несгово́ров), и Неустро́й (фамилия Неустро́ев). Двух братьев Юрьевых звали Неуго́д и Безго́д, - и то и другое имя означает ‘нежелаемый’ {55}.

___
* "Тысячная книга 1550г.". М.-Л., 1950, с.155.

Несомненно существует гораздо больше фамилий, производных от внутрисемейных имен этого типа, но практически невозможно отличить их от фамилий, производных от прозвищ. Например, имя Дурак (фамилия Дураков) вероятно давалась соседом лицу, которое полностью заслужило такую характеристику, или родителями как внутрисемейное имя в надежде, что их ребенок станет особенно умным. Ряд фамилий, которые рассматриваются в этой книге как производные от прозвищ, могли в равной степени происходить и от внутрисемейных имен. Это особенно касается нейтральных имен (то есть имен, которые нельзя отнести ни к ласкательным, ни к охранительным и которые не дают бесспорных доказательств своего происхождения).

3.4. Фамилии, образованные от древнерусских имен

Старославянские двухосновные имена типа Яросла́в перестали существовать как "княжие" имена уже в XIVв. (см. с.12). Однако немногие из них (которые никогда не использовались как "княжие" имена), видимо, могли фигурировать как внутрисемейные, особенно в усеченной форме со специальными суффиксами или без них. От некоторых таких имен произошли фамилии, например:

Буди́лов, Буди́щев ← Буди́ло, Буди́ще ← Будими́р;

Вади́мов ← Вади́м ← Вадими́р; имя Вади́м используется до сих пор;

Гостеми́лов ← Гостеми́л - редкий случай полного имени Добры́нин, Добры́шин ← Добры́ня, Добры́ша ← Добросла́в или Доброми́р; имя Добры́ня зафиксировано в XIв. как имя дяди Св. Владимира;

Пути́лов, Пути́лин ← Пути́ло ← Путисла́в;

Путя́тин ← Путя́та ← Путисла́в; старая княжеская фамилия;

Ради́лов, Ради́мов, Ради́щев ← Ради́ло, Ради́м, Ради́ще ← Радими́р; Ради́ще - вероятнее всего, уменьш. форма от крестильного имени Родио́н;

Стани́щев ← Стани́ще ← Станисла́в или Станими́р;

Тихоми́ров ← Тихоми́р - распространенная фамилия; сочетание значений ‘тихий’ и ‘мир’ должно быть особенно привлекало родителей; имя это, однако, почти полностью отсутствует в старых текстах, и весьма вероятно его позднее, церковное происхождение.

3.5. Фамилии, образованные от необычных имен

Родительское воображение могло выходить далеко за пределы привычного круга ласкательных и охранительных имен. Действительно, некоторые имена слишком экстравагантны, чтобы быть просто прозвищем. Более того, они часто появляются парами или группами, связанными семантически или фонетически, демонстрируя надуманные и не всегда вразумительные родительские намерения.

Так, например, в XVIв. некий Ива́н Шуст (что означало, вероятно, ‘изящный’, фамилия Шу́стов) имел двух сыновей, которых звали Ива́н Шаст (значение неясно) и Маха́йло Шест (‘шест’, фамилия Шесто́в)*, и это можно интерпретировать только лишь как намеренную фонетическую фантазию со стороны отца.

___
* "Юбилейный сборник имп. Санкт-Петербургского археологического института, 1613-1913". С.-Петербург, 1913, с.53.

В том же веке подобный случай имел место с Иваном Коновни́цыным, который дал своим двум сыновьям рифмованные имена: Алекса́ндр Слеза́ и Васи́лий Греза́ (‘греза, мечта’)*.

___
* "Юбилейный сборник имп. Санкт-Петербургского археологического института, 1613-1913". С.-Петербург, 1913, с.23.

Еще пример: двух братьев Се́мичевых звали, соответственно, Неда́ш (‘ты не дашь’) Алексе́ев и Нехо́ш (‘ты не хочешь’) Алексе́ев*.

___
* "Новгородские писцовые книги", VI, с.872, 873, 879, 880, и т.д..

Некий Ива́н Трава́ (фамилия Тра́вин), живший в конце XVв., имел внука, которого звали Ива́н Осо́ка (фамилия Осо́кин); у последнего было четверо сыновей: Григо́рей Пыре́й, Ива́н Ота́ва (‘второй укос травы’), Васи́лий Вя́зель (‘вика, горошек’) и Семён Дятели́на (‘клевер’)*. Двоих сыновей Ива́на Ота́вы звали Трава́ и Щавель**. В этом случае мы встречаемся с любопытной "ботанической" традицией, которая прослеживается сквозь четыре поколения.

___
* Лихачев Н.П. Редкие дворянские прозвища. - "Известия русского генеалогического общества", I, 1900, с.158.
** "Тысячная книга 1550г.", с.193.

Другая семья развивала традицию именований по названиям рыб, если судить по именам трех братьев: Андре́й Сом, Ива́нов Линёв, О́кунь Линёв Суда́к Линёв*.

___
* Новгородские писцовые книги", I, с.540, 543-545 и т.д.; II, с.25, 26, 30 и т.д.; V, с.8, 10, 11 и т.д.

У предка царской династии Романовых Андре́я Кобы́лы было пять сыновей, старшего звали Семён Жеребе́ц, а второго (менее правдоподобно) Фёдор Ко́шка.

В XVIв. старшего сына некоего Григо́рия Ку́рицы (фамилия Ку́рицын) Ко́корева звали Алекса́ндр Цыпля́ (фамилия Цыпля́тев)*.

___
* "Юбилейный сборник имп. Санкт-Петербургского археологического института, с.24.

Трех сыновей Ива́на Музо́рга Рома́новича Монастырёва (тоже в XVIв.) звали Дми́трий Башма́к (фамилия Башмако́в), Ю́рий Чуло́к (фамилия Чулко́в) и Григо́рий Сапо́г (фамилия Сапого́в)*.

___
* Ikonnikov N.F. La Noblesse de Russie, см. Мусоргский.

Ясно, что иногда родители находили удовольствие, давая своим детям экзотические имена. Это очевидно на примере трех братьев Кошкиных (XVIв.), которых звали Басурман, Арман и Аргун*.

___
* "Тысячная книга 1550г.", с.189.

Другой пример: двух братьев Молча́новых Ро́дичевых в том же веке звали Армени́н и Мордви́н*. Этот случай доказывает, что этнические имена необязательно связывались с этническим происхождением.

___
* "Новгородские писцовые книги", VI, с.226, 227-229 и т.д.

Имена, взятые из литературы и фольклора, составляют особый класс внутрисемейных необычных имен. Хороший пример - два брата Елиза́ровы - Вальтаза́р и Аврасла́н*. Первое имя происходит от имени правителя Вавилона - Бальтазара, известного московитам по литературным источникам, восходящим к "Книге Даниила". Второе имя больше известно как Ерусла́н (фамилия Ерусла́нов, Арасла́нов) ← тюрк. Арслан ‘лев’, герой народного предания, впервые упомянутый в двух эпизодах поэмы Фирдоуси "Шахнаме".

___
* "Тысячная книга 1550г.", с.228.

Другие примеры этого типа: Бова́ (фамилия Бови́н), заимствовано из средневекового рыцарского романа Буово д’Антоны (Buovo d’Antona) Додо́н (фамилия Додо́нов, Дадо́нов) происходит из народной сказки, имя позднее было использовано А.С.Пушкиным в "Сказке о Золотом петушке" Китовра́с - например, в имени Китовра́с Ива́нов сын Кузьми́нского [17] (фамилия Китовра́сов, Котовра́сов) - восходит к апокрифической книге Соломона и является славянизированной формой греч. Κένταυρος ‘кентавр’

___
* "Тысячная книга 1550г.", с.156.

Имена двух легендарных райских птиц в русском фольклоре Си́рин (← греч. Σειρήν -‘сирена’) и Гамаю́н (← перс. Humāyūn - высокий титул, обозначающий ‘птица рая’) использовались как внутрисемейные имена, от которых произошли фамилии Си́ринов и Гамаю́нов.

4. Метронимические имена

Фамилии, производные от метронимических имен, делятся на фамилии, образованные от женских имен, и фамилии, образованные от мужских имен.

4.1. Фамилии, образованные от женских имен

Фамилии этого типа немногочисленны. Более того, не все из них метронимического происхождения, ибо могут быть образованы от женских прозвищ, данных мужчинам. Например, в XVIв. жил некий Попадья́ Андре́ев сын Волы́нский*. В этом случае фамилия, производная от его имени - Попадьи́н - несмотря на форму, не метронимическая, хотя при других обстоятельствах она была бы метронимической.

___
* "Тысячная книга 1550г.", с.179.

Примеры фамилий, производных от личных прозвищ:

Голу́бушкин ← эквив. ж.р. от голу́бчик;

Де́вин, Де́вкин, Де́вочкин, Де́вушкин;

Милёнушкин;

Ста́рицын, Стару́хин.

Примеры фамилий, производных от выражений, означающих внутрисемейные отношения:

Ба́бин, Ба́бкин, Бабу́хин, Ба́бушкин; фам. Ба́бкин может также соотноситься с названием игры (см. с.159);

Вдо́вин;

Ма́мин, Ма́мкин, Ма́мушкин, Ма́тчин, Ма́тушкин;

Ма́чехин, Ма́чихин, Ма́чехнин;

Па́дчерицын/Па́черицын.

Примеры фамилий, производных от слов, обозначающих социальное положение:

Гражда́нкин, Дворя́нкин, Каза́чкин, Княжни́н, Селя́нкин, Суда́ркин, Суда́рушкин.

4.2. Фамилии, образованные от мужских имен

Рассматриваемые фамилии оканчиваются на -и́хин и восходят к андрометронимам на -и́ха. Как уже указывалось (см. с.129), сталкиваясь с прозвищами на -и́ха, трудно отличить андрометронимические прозвища от мужских. Однако, по-видимому, если форма на -и́ха, несомненно, происходит от переносного прозвища, то имя будет андрометронимического происхождения.

Соответственно, если форма на -иха представляет собой личное прозвище, где можно выделить корень, но нельзя выделить существительное, к которому можно было бы добавить суффикс -и́ха, то тогда, вероятно, фамилия происходит от мужского прозвища. В данной работе фамилии на -и́хин классифицировались на основании именно этой гипотезы (обладающей высокой степенью вероятности, но не достигающей абсолютной достоверности). Исходя из нее, следующие фамилии можно рассматривать как производные от андрометронимов.

Борони́хин, Ворони́хин, Ворончи́хин, Гуси́хин, Дергачи́хин, Ерши́хин, Зелени́хин,

Козели́хин, Куличи́хин, Новичи́хин, Пирожи́хин,

Соколи́хин, Сосни́хин, Столби́хин, Труби́хин, Чугуни́хин.

Ряд фамилий на -и́хин, однако, возможно происходит от женских прозвищ на -и́ха, например,

Лиси́хин, Щеголи́хин, Труси́хин.

Глава IX. Искусственные фамилии

Все русские фамилии, которые мы рассматривали до сих пор, сформировались в результате естественного исторического процесса, в котором личные имена индивидуумов постепенно трансформировались в наследственные фамилии.

Существуют, однако, русские фамилии, которые сложились вне этого процесса. Они возникли особым путем, как бы из ничего, и поэтому могут быть определены как "искусственные фамилии".

Такие фамилии можно подразделить на несколько групп. В наиболее многочисленную и интересную группу входят фамилии, принятые в среде русского православного духовенства. К другой группе относятся фамилии, дававшиеся незаконнорожденным детям. Еще две группы составляют фамилии, придуманные писателями, - это или их псевдонимы, или фамилии литературных героев. Сознательное изменение собственной фамилии также может привести к образованию искусственной фамилии, и такие образования составляют последнюю выделенную нами группу.

Могут, конечно, встречаться и особые случаи создания фамилий. Например, царскому кучеру Андрея́ну в 1725г. было пожаловано дворянство, и в этой связи ему была присвоена фамилия Во́жжинский (от во́жжи).

1. Фамилии православного духовенства

1.1. Общие замечания

Православное духовенство было, кажется, единственной социальной группой в России, систематически вводившей в употребление искусственные фамилии. Эта практика началась в самом конце XVIIв. и продолжалась свыше двух веков. Искусственные фамилии иногда давались вместо уже имеющихся или присваивались в духовных училищах ученикам, ранее не имевшим фамилий. В таком положении были в XVIII-XIXвв. дети, происходившие из семей, социальное положение которых не давало право на наследственную фамилию. Поскольку православные священники могли вступать в брак, то их искусственные фамилии наследовались детьми и таким образом получали дальнейшее распространение.

Поначалу искусственные фамилии служили просто для фиксации личности безымянных детей, но в дальнейшем создание таких фамилий стало повсеместной практикой. Они могли меняться запросто по одному только решению руководства духовного училища, семинарии или высшей духовной академии. Фамилии, как правило, давались в качестве награды или наказания. Так, в Тамбовской семинарии фамилия ученика Ла́ндышева была изменена на Крапи́вин, так как он плохо отвечал в классе. Произвольное присваивание фамилий часто вызывало неудобства, Например, каждый член одной семьи мог получить свою фамилию. Случалось, что у шести родных братьев фамилии были разные, а именно: Петропа́вловский, Преображе́нский, Смирно́в, Милови́дов, Скороду́мов и Седуно́в.

С морфологической точки зрения для искусственных фамилий духовенства характерен высокий процент образований на -ский/-цкий. Это объясняется влиянием украинского языка, которое было очень велико в русской церкви еще со времени воссоединения Восточной Украины с Россией в 1654г. Следует отметить, однако, что создание искусственных фамилий было характерно лишь для исконно русского, то есть великорусского, духовенства; украинские и белорусские священники, как правило, сохраняли собственные наследственные фамилии. В фамилиях духовенства на -ский/-цкий ударение падает на предпоследний слог, как в польском языке. Другая, менее яркая морфологическая черта - наличие фамилий на -ов, образованных от существительных на , в этих случаях подлинная патронимическая фамилия принимала суффикс -ин, например:

Бро́нзов ← бро́нза; Награ́дов ← награ́да; Па́льмов ← па́льма; Ро́зов ← ро́за; Та́йнов ← та́йна.

Такое нарушение правил образования фамилий обусловлено широким распространением суффикса -ов, о котором говорилось в главе II.

Изобретательность людей, дававших фамилии, была практически неистощимой, и поэтому фамилии русского духовенства не только чрезвычайно разнообразны, но и живописны.

1.2. Фамилии, образованные от названий местности и личных имен

При поступлении в духовное училище, особенно в начальное, детям часто давали фамилии по той местности, откуда они были родом, то есть по названию города, деревни, целого региона или даже реки. Такие фамилии весьма типичны и менее интересны по сравнению с другими, возникшими в среде русского духовенства. Почти все они оканчиваются на -ский, и в них легко можно опознать подлинные названия местности - великорусские, украинские и даже еврейские. Примеры:

Бели́нский ← деревня Белы́нь, в которой был священником дед русского литературного критика XIXв.;

Великосе́льский ← деревня Вели́кое Село́;

Высокоостро́вский ← деревня Высо́кий О́стров;

Илова́йский ← деревня Илова́я;

Краснопо́льский ← деревня Кра́сное По́ле;

Лама́нский ← река Лама́нь;

Новгоро́дский ← город Но́вгород;

То́лгский ← То́лга, местность, где был расположен знаменитый монастырь;

Шаве́льский ← город Ша́вли.

Ряд фамилий на -овский, возможно, произошел от традиционных фамилий на -ов. Вероятно, имелись различные причины для присвоения таких фамилий: например, церковный сторож или ризничий, посылая сына в духовное училище, мог его зарегистрировать как Михайло́вского, в знак уважения к местному помещику по фамилии Миха́йлов; или плату за обучение одаренного мальчика мог внести Шереме́тьев, и ученика соответственно называли Шереме́тьевским. Приведем еще несколько фамилий этого типа:

Александро́вский, Викторо́вский, Говоро́вский, Ники́форовский, Соколо́вский, Черныше́вский.

Точная атрибуция здесь невозможна, поскольку такие фамилии, как Александро́вский, могли быть также образованы от названия деревни Алекса́ндрово, либо давались в честь св. Александра, как непосредственно, так и, чаще, через название церкви, посвященной этому святому. Однако во всех этих случаях велика вероятность того, что мы имеем дело с фамилией духовного лица.

Некоторые стипендии в духовных училищах предоставлялись при условии, что стипендиат должен был сменить собственную фамилию на фамилию благодетеля или добавить ее к своей. Этим объясняется, например, наличие многочисленных двойных фамилий, в которых вторым элементом является Плато́нов; он происходит от имени митрополита Московского Платона Лёвшина, который в 1789г. учредил пять стипендий в Московской духовной Академии. Примеры:

Гиля́ров-Плато́нов ← лат. hilaris ‘радостный’;

Го́рский-Плато́нов ← гора́;

Ивани́цкий-Плато́нов;

Кудря́вцев-Плато́нов ← кудря́вец;

Побе́динский-Плато́нов ← побе́да.

1.3. Фамилии духовных лиц

Следует полагать, что искусственные фамилии, дававшиеся будущим священникам, прежде всего должны как-то соотноситься с религией и церковью, и, действительно, такой тип фамилий представлен достаточно широко.

(I) Фамилии, образованные от имен святых

Это, в первую очередь фамилии, образованные от крестильных мужских и женских имен святых, обычно через названия церквей, посвященных им. Как правило, они оканчиваются на -ский и их искусственное происхождение не вызывает сомнений в фамилиях, производных от женских имен, например:

А́нненский, А́ннинский, Варва́ринский, Екатери́нинский;

или от мужских имен, представленных в основе фамилии в форме официального церковнославянского, а не общеупотребительного русского языка, например:

Гео́ргиевский, Косми́нский, Савви́нский, Сергие́вский.

Фамилии, базирующиеся на обычной форме крестильного имени, могут происходить от а) имени святого, б) от церкви, названной в честь его, в) от названия места на -ов/-ово, или г) от фамилии на -ов/-ин, как уже указывалось. Примеры таких фамилий:

Андрее́вский, Дмитрие́вский, Зоси́мовский, Ильи́нский, Константи́новский, Лавро́вский, Никола́евский, Петро́вский, Флоро́вский.

Об искусственном происхождении фамилий на -ов можно с уверенностью говорить только в том случае, если они происходят от церковнославянской официальной формы крестильного имени:

Гео́ргиев (обычн. Ю́рьев или Его́ров);

Евфи́мов (обычн. Ефи́мов);

Илларио́нов (обычн. Ларио́нов);

Иоа́ннов (обычн. Ива́нов);

Мефо́диев (обычн. Нефёдов);

Меле́тиев (обычн. Меле́нтьев).

Наиболее своеобразными являются фамилии, сочетающие в себе два крестильных имени. Они связаны или со святыми, чьи праздники отмечаются в один и тот же день, или с церквями, названными в их честь:

Борисогле́бский (Бори́с и Глеб);

Космодамья́нский (Косма́ и Дамья́н);

Петропа́вловский (Пётр и Па́вел).

Не вызывает сомнений искусственное и церковное происхождение фамилий, образованных от эпитетов, данных определенным святым. Такие фамилии обычно оканчиваются на -ский, например:

Ареопаги́тский (Диони́сий Ареопаги́т);

Богосло́вский (Григо́рий Богосло́в);

Дамаски́нский (Иоа́нн Дамаски́н);

Златоу́стовский (Иоа́нн Златоу́ст);

Иерапо́льский (Аве́ркий Иерапо́льский);

Ката́нский (Лев Ката́нский);

Кори́нфский (мученики Кори́нфа);

Магдали́нский (Мари́я Магдали́на);

Медиола́нский (Амвро́сий Медиола́нский);

Неаполита́нский, Неаполита́нов (Януа́рий Неаполита́нский);

Обно́рский (Па́вел Обно́рский);

Пари́йский (Васи́лий Пари́йский);

Перси́дский (Симео́н Перси́дский);

Первозва́нский (Андре́й Первозва́нный);

Предте́ченский (Иоа́нн Предте́ча);

Ра́донежский (Се́ргий Ра́донежский);

Фессалони́цкий (Григо́рий Фессалони́цкий).

Некоторые фамилии этой категории оканчиваются на -ов:

Победоно́сцев (Гео́ргий Победоно́сец);

Савваи́тов, Савваи́тский (Стефа́н и Иоа́нн Савваи́ты);

Стратила́тов (Фео́дор Стратила́т);

Студи́тов, Студи́тский (Фео́дор Студи́т).

Из этого же источника происходит ряд самых неожиданных фамилий, например, Питовра́нов в честь пророка Ильи, которого, как гласит предание, кормили вороны (пита́ли вра́ны).

(II) Фамилии, образованные от названий церковных праздников

В эту группу входит ряд весьма типичных фамилий на -ский, производных от названий больших христианских праздников, например:

Благове́щенский ← Благове́щение;

Богоявле́нский ← Богоявле́ние;

Введе́нский ← Введе́ние;

Воздви́женский ← Воздви́женье св. Креста́;

Вознесе́нский ← Вознесе́ние;

Воскресе́нский ← Воскресе́ние;

Всесвя́тский ← Всех святы́х;

Зна́менский ← Зна́мение;

Покро́вский ← Покро́в;

Преображе́нский ← Преображе́ние;

Рожде́ственский, Роже́ственский ← Рождество́;

Соше́ственский ← Соше́ствие св. Ду́ха;

Сре́тенский ← Сре́тение;

Тро́ицкий ← Тро́ица;

Успе́нский ← Успе́ние.

(III) Фамилии, основанные на библейских и христианских традициях

Библейские и христианские традиции широко представлены в русской номенклатуре.

От названий из Ветхого Завета произошли следующие фамилии:

Авессало́мов (Авессалом);

Иерихо́нов (Иерихон);

Изра́илев (Израиль);

Лива́нов (Ливан);

Маккаве́йский (Маккавеи);

Мельхиседе́ков (Мельхизедек);

Немвро́дов (Нимрод);

Сау́льский (царь Саул);

Сина́йский (гора Синай);

Содо́мов (Содом);

Фарао́нов (фараон);

Фаре́сов (Фарес).

От названий из Нового Завета произошли фамилии:

Вифлее́мский (Вифлеем);

Гефсима́нский (Гефсимания);

Голго́фский (Голгофа);

Елео́нский (гора Елеон);

Емма́уский (Еммаус);

Иорда́нский (Иордан);

Назаре́тский (Назарет);

Самаря́нов (самаритянин);

Фаво́рский (гора Фавор или лат. favor).

Христианская традиция дала начало таким фамилиям, как:

А́нгелов; Арха́нгельский;

Богоро́дицкий ← Богоро́дица = греч. θεοτοκός;

Правосла́влев ← Правосла́вие;

Пусты́нский ← пу́стынь;

Ра́йский ← рай;

Серафи́мов ← серафи́м;

Спа́сский ← Спас.

Многие фамилии связаны с терминами церковных реалий, например:

Иконоста́сов ← иконоста́с;

Испола́тов, Испола́товский ← испола́ть = греч. εἰς πολλὰ ἔτη - ‘многая лета’ {56};

Кондако́в ← греч. κοντάκιον, церковный гимн;

Кресто́в, Крести́нский, Кресто́вский ← крест;

Мета́ниев ← от греч. μετάνοια ‘коленопреклонение’;

Минеев ← мине́я = греч. мн.ч. μηναῖα;

Обра́зский ← о́браз;

Трио́дин ← трио́дь = греч. τριώδιον;

Хра́мов ← храм.

Фамилии, производные от названий дней недели, похоже, также относятся к церковной традиции:

Вто́рников ← вто́рник;

Четверго́в ← четве́рг;

Пя́тницкий ← пя́тница {57};

Суббо́тин, Субо́тин ← суббо́та.

1.4. Церковнославянские элементы фамилий

Церковнославянский - это язык русской православной церкви, и не удивительно, что он должен был оставить след в фамилиях духовенства, даже если слова, от которых происходят эти фамилии, не связаны непосредственно с церковной терминологией. Как правило, при образовании исконно русских, не искусственных, фамилий церковнославянские элементы не используются.

В большинстве случаев именно церковнославянская, нерусская форма выдает происхождение многих фамилий, чья этимология необязательно указывает на связь с церковью. Тем не менее слова, от которых они происходят, часто принадлежат к церковному контексту. Примеры:

А́гнцов ← а́гнец;

Вертогра́дов, Вертогра́дский ← вертогра́д ‘сад’;

Десни́цкий, Десни́цын ← десни́ца;

Глаго́лев, Глаго́левский ← глаго́л;

Зерца́лов ← зерца́ло;

Златовра́тский ← златы́е врата́;

Изве́ков ← из ве́ка, выражение, встречающееся в церковных службах;

Колесни́цын ← колесни́ца;

Новоча́дов ← но́вое ча́до.

Однако гораздо более распространены церковнославянские двухосновные фамилии, явно созданные с целью выделить поведение и моральные качества их носителей. Ряд таких фамилий начинается с Благо- и Добро-, например:

Благови́дов ← вид;

Благонра́вов ← нрав;

Благорассу́дов ← рассуди́ть;

Благоскло́нов ← благоскло́нный;

Доброво́льский ← во́ля;

Добролю́бов ← люби́ть;

Добромы́слов ← мы́слить.

Другие фамилии этого типа:

Громогла́сов;

Златоу́мов;

Любому́дров ← любому́дрие, калька от филосо́фия;

Миролю́бов;

Остроу́мов;

Песнопе́вцев ‘церковный певчий’; возможна связь и с ветхозаветным царем Давидом, [который в церковной традиции именовался песнопевцем];

Простосе́рдов, Славолю́бов;

Смиренному́дренский;

Тихоми́ров ← ти́хий мир, может быть также внутрисемейным именем (см. с.166);

Тихонра́вов.

И в некоторых недвухосновных фамилиях заметно, хотя и не так сильно, церковнославянское происхождение, например:

Вели́ков ← вели́кий;

Глубоко́вский ← глубо́кий;

Лазу́рский ← лазу́рь;

Обновле́нский ← обновле́ние;

Поцелу́евский ← поцелу́й;

Чи́ннов ← чи́нный.

Такие фамилии не могут восходить к каким-либо прозвищам, что доказывает их искусственное происхождение.

1.5. Фамилии, образованные от названий из области природы

В этом разделе рассматриваются искусственные фамилии, придуманные на основе терминов из трех сфер природы, а также названий некоторых небесных и климатических явлений.

(I) Фамилии, образованные от названий растений

Самые типичные искусственные фамилии образованы от названий растений и, в частности, от названий цветов. Последние едва ли когда-нибудь использовались как прозвища, поэтому они не встречаются в основах традиционных русских фамилий. Фамилии духовенства очень часто происходят от названий садовых и экзотических цветов обычно иностранного происхождения. Примеры:

Гиаци́нтов ← гиаци́нт;

Ла́ндышев ← ла́ндыш;

Левко́ев ← левко́й;

Лиле́ев, Лиле́ин ← лиле́я;

Нарци́ссов ← нарци́сс, едва ли можно предполагать происхождение от мифологического Нарцисса;

Ро́зов, Ро́занов ← ро́за, ро́зан;

Туберо́зов ← туберо́за;

Фиа́лков, Фиалко́вский ← фиа́лка;

Цветко́в, Цветко́вский ← цвето́к.

Сюда можно добавить несколько фамилий, которые происходят от названий экзотических и редких для России видов растений:

Абрико́сов ← абрико́с;

Анча́ров ← анча́р ‘древо яда’, описанное в стихотворении Пушкина Виногра́дов, Виногра́дский ← виногра́д;

Ке́дров ← кедр; ср. ливанский кедр;

Кипари́сов ← кипари́с;

Миндалёв ← минда́ль;

Ми́ртов ← мирт;

Па́льмов ← па́льма;

Помера́нцев ← помера́нец;

Шафрано́вский ← шафра́н.

(II) Фамилии, образованные от названий животных

Фамилии этого типа на -ский можно уверенно определить как фамилии духовенства, например:

Голуби́нский ← го́лубь;

Кена́рский ← ке́нар;

Лебеди́нский ← ле́бедь;

Орло́вский ← орёл;

Па́вский ← па́ва.

В фамилиях на -ов/-ин гораздо труднее отделить искусственную форму от традиционной, потому что названия птиц широко использовались в качестве прозвищ. Частотность, с которой такие фамилии, как Го́лубев, Ле́бедев, Орло́в, Соловьёв, встречаются среди представителей русского духовенства, слишком высока, чтобы сомневаться в искусственном происхождении большинства их. Нужно иметь в виду, что голубь - христианский символ святого духа, а орел - Иоанна Богослова.

Сравнительно немного фамилий служителей церкви образовано от названий млекопитающих. Об их искусственном происхождении свидетельствует прежде всего выбор экзотических названий представителей животного мира. Например:

Ба́рсов ← барс;

Пантеро́вский ← панте́ра.

Возможно, также фамилия Зве́рев ← зверь

Определенное число фамилий Львов восходит, вероятно, к слову лев (символ св. Марка Евангелиста). Большинство же, однако, происходит от крестильного имени Лев.

(III) Фамилии, образованные от названий минералов

От них происходит небольшое число фамилий; главным образом, это названия драгоценных камней:

Амети́стов ← амети́ст;

Бриллиа́нтов ← бриллиа́нт;

Кора́ллов ← кора́лл;

Кристале́вский ← криста́лл;

Маргари́тов ← Маргари́т, ц.-слав., т.е. греч., эквивалент русского термина же́мчуг;

Смара́гдов ← смара́гд - ц.-слав. слово; русск. изумруд.

Но фамилия Алма́зов, вероятно, происходит от редкого древнерусского прозвища Алма́з.

(IV) Фамилии, образованные от названий природных явлений

Такие фамилии довольно обычны. Большей частью они базируются на церковнославянских названиях, которые по своей сути не могут быть использованы в качестве прозвищ. Названия четырех сторон света на компасе представлены в фамилиях:

Се́веров, Ю́гов, Восто́ков, За́падов, есть также фамилии Северовосто́ков, Зака́тов.

Среди других фамилий следует упомянуть:

Ветри́нский; Горизо́нтов, Небоскло́нов; Зарни́цкий; Зефи́ров; Исто́чников;

Ключе́вский, Крини́цкий (от существительных, означающих ‘источник’, ‘водоем’);

Ме́сяцев; Со́лнцев; Эфи́ров.

1.6. Фамилии, возникшие под влиянием латинского и греческого языков

(I) Фамилии латинского происхождения

Влияние украинского языка на русскую церковь, обусловившее распространение фамилий на -ский/-цкий, способствовало также внедрению ярко выраженной латинской традиции, возникшей в результате тесных контактов с сильно латинизированной польской культурой XVI-XVIIвв. Такая традиция, естественно, отсутствовала в Московской Руси, и поэтому все русские фамилии латинского происхождения объясняются украинским влиянием. Они оказались удивительно популярными среди представителей православной церкви, отстаивающей византийские традиции. Латинские фамилии могут оканчиваться на -ский, на -ов и реже, на -ин. Некоторые из них первоначально, возможно, соотносились с физическими особенностями их носителей. Например:

Альбов, Альбо́вский, Альби́цкий ← albus ‘белый’;

Грандиле́вский ← grandilis ‘рослый, важный’;

Майо́рский, Майо́ров ← major ‘больший’; некоторые фамилии могли быть образованы от воинского звания майо́р;

Мино́рский ← minor ‘меньший’;

Парви́цкий ← parvus ‘маленький’;

Пингви́цкий ← pinguis ‘толстый’;

Пу́льхеров, Пульхриту́динов, Пульхриту́дов ← pulcher ‘красивый’, pulchritudo ‘красота’;

Робу́стов ← robustus ‘крепкий’;

Тони́тров ← tonitrum ‘гром’; фамилия, очевидно, была дана мальчику с громким голосом;

Формо́зов ← formosus ‘красивый’.

Однако чаще для фамилии выбирались латинские слова, характеризующие нрав или поведение (обычно в оптимистическом плане) их носителей. Этим объясняется существование значительного числа лестных или, по крайней мере, неоскорбительных фамилий. Например:

Велосипе́дов: эта фамилия зарегистрирована слишком давно, чтобы происходить от велосипе́д; она происходит от словосочетания veloces pedes ‘быстрые ноги’;

Вереку́ндов ← verecundus ‘скромный’;

Генеро́зов ← generosus ‘великодушный’;

Гиляро́вский, Гиля́ров ← hilaris ‘веселый’;

Глорио́зов ← gloriosus ‘прославленный’;

Грациа́нов, Грациа́нский ← gratia ‘любезный’;

Иллю́стров ← illustris ‘выдающийся’;

Канди́дов ← candidus ‘белый, чистый’;

Кано́рский ← canorus ‘мелодичный’;

Капаци́нский ← capax ‘способный’;

Квиети́нский ← quietus ‘тихий’;

Конко́рдин ← concordia ‘гармония’;

Лябори́нский ← labor ‘труд’;

Мелиора́нский ← melior ‘лучший’;

Моде́стов ← modestus ‘скромный’; некоторые фамилии могут происходить от редкого крестильного имени Моде́ст;

Моригеро́вский ← morigerus ‘послушный’;

Обтемпера́нский ← obtemperans ‘послушный’;

Паре́нсов ← parens ‘послушный’;

Префера́нсов ← praeferens ‘предпочтительный’;

Про́мптов ← promptus ‘быстрый, скорый’;

Рапи́дов ← rapidus ‘быстрый’;

Си́нцеров ← sincerus ‘искренний’;

Соллерти́нский ← sollers ‘искусный’;

Спера́нский, Спера́нсов ← sperans ‘надеющийся’;

Супера́нский ← superans ‘отличный’;

Транквилита́тин ← tranquillitas ‘спокойствие’;

Фиде́лин ← fidelis ‘преданный’;

Фруе́нтов ← fruens ‘наслаждающийся’;

Целебро́вский ← celeber ‘известный’.

Нам остается только гадать, почему присваивались такие фамилии. Хотя один случай раскрывает причину. В 1838г. в московскую Духовную Академию был принят студент по фамилии Пьянко́в (от слова пья́ный): она была изменена на Собрие́вский (от лат. sobrius ‘трезвый’).

Неизбежно попадались и несчастные, которых "клеймили" на всю жизнь:

Бальбуци́новский ← balbutio ‘заикаться’;

Деплора́нский ← deplorans ‘безнадежный’;

Иллю́виев ← illuvies ‘грязный’;

Инце́ртов ← incertus ‘ненадежный’.

Существовали, конечно, и относительно нейтральные фамилии, например:

Адвока́тов ← advocatus ‘званый’;

Карми́нов ← carmen ‘песня’;

Не́втеров ← neuter ‘ни тот и ни другой’;

Ревока́тов ← revocatus ‘отозванный’;

Сепара́тов ← separatus ‘отдельный’;

Туто́рский ← tutor ‘стражник’.

Некоторые искусственные фамилии существуют в двух параллельных формах - одна русская или церковнославянская, а другая латинская, например:

Благово́лин, Доброхо́тов — Беневоле́нский;

Добропи́сцев — Бенескри́птов;

Зако́нов — Юсти́цкий;

Звезди́нский — Стелле́цкий;

Красно́вский — Руберо́вский;

Ле́стев — Бланди́цкий;

Приме́ров — Экземпля́рский;

Ра́йский — Паради́зов;

Рассу́дов, Ра́зумов, У́мов — Ме́нтов;

Садо́вский — Го́ртов ← hortus ‘сад’;

Се́льский — Агриколя́нский, Русти́цкий;

Серебря́нский — Аргенто́вский;

Слави́нский — Лявда́нский ← laudans ‘восхваляющий’;

Смирни́цкий, Смире́нский — Гумилёв, Гумиле́вский ← humilis ‘смирный’;

Со́лнцев — Соля́рский;

Ста́рцев — Сени́лин, Сенекту́тин;

Тро́ицкий — Тринита́тин;

Усе́рдов — Дилиге́нский;

Цветко́в — Флори́нский, Флори́дов;

Чистосе́рдов — Пурико́рдов.

Нередко традиционно русская основа фамилии просто переводилась на латынь:

А́истов — Цикони́цкий;

Бобро́в — Касто́рский;

Городе́цкий — Урба́нов;

Гу́сев — А́нсеров;

Жа́воронков — Аля́вдин ← alauda ‘жаворонок’;

Орло́в — А́квилев;

Песко́в — Аре́нов, Аре́нский;

Светло́в — Люце́рнов ← lucerna ‘свет’;

Сто́рожев ‘сторож’, Ключарёв ‘ключник’ — Кусто́диев;

Я́стребов — Акципе́тров.

(II) Фамилии греческого происхождения

Эти фамилии в России не поддерживались украинской традицией, поэтому их значительно меньше по сравнению с фамилиями латинского происхождения. Однако и в фамилиях греческого происхождения выявляются те же морфологические и семантические черты, и, соответственно, они также оканчиваются на -ский/-цкий или на -ов/-ев. Обычно они так же описывают внешность, поведение или характер человека, например:

Амо́рский ← ἄμορος ‘несчастливый’, если только эта фамилия не происходит от имени римского бога;

Амур (см. с.180);

Арети́нский ← ἀρετή ‘добродетель’;

А́ристов, Аристо́вский ← ἄριστος ‘лучший’, фам. А́ристов может также происходить от А́рист ← Ариста́рх;

Велти́стов ← βέλτιστος ‘лучший’;

Полигно́тов ← πολύγνωτος ‘хорошо известный’;

Про́тов ← πρῶτος ‘первый’;

Софо́теров ← σοφώτερος ‘мудрец’;

Тана́евский ← ταναός ‘длинный’;

Тахи́стов ← τάχιστος ‘быстрый’;

Трихи́нский ← τρίχινος ‘волосатый’;

Филомати́тский ← φιλομαθής ‘любитель учиться’.

Ряд русских и церковнославянских фамилий были просто переведены на греческий:

Виногра́дов — Ампело́гов ← ἄμπελος ‘вино’ {58};

Воробьёв — Струти́нский ← στρουθίον ‘воробей’;

Воро́нин — Коро́нин, Каро́нин ← κορώνη ‘ворона’;

Донско́й — Танаи́сов ← Ταναΐς греч. назв.р. Дон;

Зве́рев — Фи́ров ← θήρα ‘зверь’;

Кресто́вский — Ставро́вский ← σταυρός ‘крест’;

Мерца́льский — Мармари́ссов ← μαρμαρύσσω ‘блестеть’;

Пе́рвенцев — Протоге́нов ← πρωτογενής ‘первородный’;

Первозва́нский — Протокли́тов ← πρωτόκλητος ‘впервые названный’, эпитет св. Андрея-апостола;

Петухо́в — Але́кторов ← ἀλέκτωρ ‘петух’;

Пло́тников — Текто́нов ← τέκτων ‘плотник’;

Соловьёв — Аедони́цкий ← ἀηδών ‘соловей’;

Хле́бников — Артоболе́вский ← ἀρτοπώλης ‘пекарь’;

Хо́лмский — Лофи́цкий ← λόφος ‘холм’.

Ряд фамилий, переведенных и на греческий и на латинский, существует в трех формах:

Ба́рсов — Пантеро́вский — Пардали́цкий ← πάρδαλις ‘пантера, леопард’;

Бедно́в — Па́вперов — Пени́нский ← πενία ‘бедность’;

Вели́ков — Магни́цкий — Мега́лов ← μέγας ‘большой’;

За́йцев — Лепо́рский — Лаго́вский ← λαγῶς ‘заяц’;

Наде́ждин — Спера́нский — Елпи́дин, Елпи́динский ← ἐλπίς ‘надежда’;

Попо́в — Сацердо́тов — Пресви́теров ← πρεσβύτερος ‘старший в церкви’;

Свобо́дин — Ли́беров — Елевте́рский ← ἐλεύθερος ‘свободный’.

(III) Фамилии, связанные с классической традицией

Кроме фамилий латинского и греческого происхождения, о которых было сказано выше, существуют также фамилии, не несущие в себе личных характеристик. В их основе лежат античные реалии, в основном греческие, в том числе и некоторые греческие географические названия, например:

Афи́нов (Афины), Галикарна́сский (Галикарнас), Гелико́нский (Геликон), Гиперборе́йский (Гиперборей), Каста́льский (Касталия), Лакедемо́нский (Лакедемония), Македо́нский (Македония), Спарта́нский (Спарта), Троя́нский (Троя),Э́ллинский (Эллада).

Естественно, что в фамилиях духовенства представлены имена античных философов и поэтов, как, например:

Анаксаго́ров (Анаксагор), Аристо́телев (Аристотель), Вирги́лиев (Виргилий), Геракли́тов (Гераклит), Гоме́ров, Оми́ров (Гомер), Демокри́тов (Демокрит), Диоге́нов (Диоген), Евкли́дов (Евклид), Орфе́ев (Орфей), Ови́диев (Овидий), Пла́втов (Плавт), Сене́кин (Сенека), Софо́клов (Софокл), Феокри́тов (Феокрит).

Фамилии Парна́сский (Парнас) и Пега́сов (Пегас) показывают, насколько глубоким может быть уважение к классической поэзии {59}.

В основах фамилий духовенства представлены также имена некоторых муз, в том числе и общее их название - самое слово му́за:

Му́зов, Каллио́пин, Та́лиев, Терпсихо́ров, Ура́ниев.

Как показывают следующие примеры, почти любое имя, связанное с античной традицией, могло использоваться для образования фамилии священника:

Адони́сов (Адонис), Алки́дов (Алкид), Беллерофо́нтов (Беллерофонт), Геракли́дов (Гераклид), Демосфе́нов (Демосфен), Ендимио́нов (Эндимион), Като́нов (Катон), Ро́мулов (Ромул), Телема́ков (Телемах); Ули́сов, Ули́ссов (Улисс).

Престиж классической традиции был так высок, что православные священники не считали зазорным носить фамилию, производную непосредственно от имени языческого божества - греческого, римского или даже египетского. Например:

Авро́рин (Аврора), Аполло́нский (Аполлон), Афроди́тин (Афродита), Ба́хусов ← Ба́хус (Вакх), Диа́нин (Диана), Изи́дин (Изида), Кипри́дов (Киприда), Купидо́нов (Купидон), Ма́рсов (Марс), Мине́рвин (Минерва), Озири́дов (Осирис), Палла́дин (Паллада), Посейдо́нов (Посейдон), Сату́рнов (Сатурн), Трисмеги́стов (Гермес Трисмегист), Ура́носов (Уран(ус)), Фе́бов (Феб), Цере́рин (Церера), Юно́нин (Юнона), Юпи́теров (Юпитер), Я́нусов (Янус).

1.7. Необычные фамилии

В этот раздел входят фамилии, производные от иностранных имен и слов.

Некоторые их этих фамилий происходят от имен поэтов, писателей и ученых, которые изучались в духовных училищах или были известны по другим источникам тем, кто давал фамилии. Имена поэтов и писателей представлены в фамилиях:

Бюффо́нов (Бюффон), Лага́рпов (Лагарп), Мильто́нов (Мильтон), Оссиа́нов (Оссиан), Та́ссов (Тассо), Фенело́нов (Фенелон).

Имена ученых увековечены в таких фамилиях, как:

Альбе́ртов (св. Альберт Великий Кельнский, 1193-1280);

Арно́льдов (немецкий теолог-протестант Готфрид Арнольд, 1665-1714);

Ка́йзеров (немецкий филолог Карл Филипп Кайзер, 1773-1827);

Леона́рдов (Леонардо да Винчи);

Муре́тов (Муретус, французский гуманист Марк-антуан де Мюре, 1526-1585);

Невто́нов (Ньютон);

Скалиге́ров (итальянский гуманист Джулио Чезаре Скалиджеро, 1484-1558).

Другие фамилии в этой группе происходят от самых разнообразных имен собственных и нарицательных.

Можно привести несколько фамилий, образованных от географических названий:

Альпи́йский, Амстерда́мов, Га́нгесов, Ка́диксов, Орлеа́нский, Перуа́нский, Сорбо́нский.

Иностранные христианские имена, никогда не используемые православной церковью, подчас появляются в фамилиях русских священников, например:

Альфо́нсов, Ама́лиев, Леопо́льдов, Лю́двигов, Роза́лиев, Рудо́льфов.

Остальные образованы от всевозможных нарицательных существительных в большинстве случаев греческого и латинского происхождения. Поскольку эти существительные являются частью современного литературного языка, соответствующие фамилии приведены здесь, а не в разделе о влиянии классической традиции. Но несомненна их связь с классической традицией. Сюда включены фамилии, образованные:

а) от названий государственных и общественных деятелей:

Автокра́тов, Ке́сарев, Клие́нтов, Лега́тов, Мецена́тов, Персо́нов, Персона́льский, Сатра́пинский, Сена́торский;

б) от названий предметов:

Амфитеа́тров, Атраме́нтов ← атра́мент ‘чернила’, Докуме́нтов, Клавико́рдов, Мета́ллов, Палимпсе́стов ← палимпсе́ст ‘пергаментная рукопись’, Пирами́дов, Телеско́пов, У́рнов, Фарфоро́вский ← фарфо́р

в) от абстрактных названий:

А́льтов, Ба́сов, Ге́ниев, Гиерогли́фов, Ию́льский, Мело́диев, Но́рдов, Ну́меров, Парадо́ксов, Тала́нтов, Феноме́нов, Экспериме́нтов.

2. Фамилии незаконнорожденных детей

Обычно незаконнорожденный ребенок получал фамилию отца или матери, и тогда его фамилия ничего другого не обозначает. Иногда, однако, по старинному обычаю, незаконнорожденный ребенок получал фамилию, производную от крестильного имени или прозвища матери. Этим объясняется редкость метронимических основ во всех типах русских фамилий. В дополнение к тем, что уже были рассмотрены, стоит указать еще на ряд очень немногочисленных фамилий, которые, по-видимому, могли принадлежать только незаконнорожденным детям.

Известно, что в этих случаях зачастую использовалась фамилия Богда́нов. Имя Богда́н (‘богом данный’) не используется как русское крестильное имя - а ведь оно есть не что иное, как перевод имени Фёдор или Федо́т, - хотя в нем, казалось бы, заключено доброе предзнаменование. Можно поэтому предположить, что у части лиц, носящих фамилию Богда́нов, в роду был незаконнорожденный предок. С семантической точки зрения, это довольно трогательный подход к статусу незаконнорожденного ребенка.

В XVIIIв. некоторым незаконнорожденным детям русских аристократов давались афетические фамилии их отцов, то есть усеченные фамилии, в которых опускался первый слог. Этот любопытный прием использовался в отношении хорошо известных фамилий и был далек от того, чтобы скрыть особое происхождение ее носителя, так что новая фамилия лишь подчеркивала высокую родословную. В те времена рождение вне брака, очевидно, не рассматривалось как социальная преграда, и носителей таких фамилий часто можно было встретить в высшем обществе.

Наиболее известный пример - фамилия писателя и публициста И.П.Пнина (1775-1805), сына фельдмаршала князя П.Н.Репнина. Другой известный носитель усеченной фамилии - это секретарь Екатерины II - И.И.Бецко́й, сын князя Трубецкого. К ним можно добавить примеры:

А́гин, сын Ела́гина (Ела́га - уменьш. от крест. имени, начинающегося с Ел-);

Ли́цын, сын князя Голи́цына (голи́ца ‘перчатка’);

Ранцо́в, сын графа Воронцо́ва;

Ру́кин, сын князя Долгору́кого;

Умя́нцов, сын графа Румя́нцева.

Использовались также и другие методы изменения фамилии отца. Незаконнорожденный сын немца-прибалта, барона фон Остен-Сакена, получил в качестве фамилии уменьшительное от имени отца: Остенек. Позже он русифицировал ее и стал выдающимся филологом, известным под фамилией А.X.Восто́ков (восто́к = нем. Osten). Эта фамилия фигурирует также как духовная.

У камердинера писателя Грибоедова, который был его молочным братом, была фамилия Гри́бов, указывающая на определенную степень родства. Существует по крайней мере один пример использования фамилии отца с обратным написанием: незаконнорожденный сын Шубина носил фамилию Нибу́ш. Были, конечно, случаи, когда фамилия незаконнорожденного ребенка не имела ничего общего с фамилией его отца. Так художник Орест Кипре́нский (родился в 1782г.), сын бригадира А.Дьякова, как дитя любви, получил фамилию, вероятно, в честь Афродиты Кипрской (по-русски Кипри́да).

Писатель А.И.Герцен, сын помещика И.А.Яковлева, получил такую фамилию, потому что был "дитя сердца" (Herz по-немецки ‘сердце’; мать его была немкой).

По крайней мере в двух случаях незаконнорожденные дети имели фамилии, производные от названий деревень, подаренных им:

- так, Перо́вский, внебрачный сын графа Разумовского, имел фамилию, происходящую от названия деревни Перо́во;

- граф Бо́бринской, сын Екатерины II и графа Григория Орлова, родившийся в 1762г., имел фамилию от названия деревни Бо́брики. Безударное окончание -ой в его фамилии не имеет аналогии.

3. Псевдонимы

Этот раздел посвящен только тем псевдонимам, которые по своей структуре напоминают настоящие фамилии и могли бы быть ими.

Вне нашего поля зрения остаются искусственные образования, которые довольно часто использовались журналистами XIX-XXвв., такие, как:

Желе́зная Ма́ска;

Журнали́ст;

Л’ом ки ри ← франц. l’homme qui rit ‘человек, который смеется’;

Марки́з Фру-Фру;

Мимо́за;

Нил Адмирари и т.д. и т.п.

Причины возникновения псевдонимов в России были те же самые, что и везде: желание скрыть свое имя, заменить некрасивую или вульгарную фамилию на благозвучную, желание или необходимость скрыть иностранное происхождение подлинной фамилии, и - особенно для журналистов - возможность писать в различных газетах на разные темы под разными именами.

Русские псевдонимы можно разделить на две большие группы: а) псевдонимы, которые представляют собой видоизмененную подлинную фамилию и б) псевдонимы, не связанные с подлинной фамилией. Можно было бы образовать и третью группу из двойных фамилий, сочетающих подлинную фамилию и псевдоним.

Основным источником для этого раздела служит словарь псевдонимов, составленный И.Ф.Масановым.

3.1. Псевдонимы, связанные с подлинными фамилиями

Простой способ сделать фамилию неузнаваемой - это написать ее наоборот. Этот способ, несмотря на простоту, не получил распространения, потому что в результате, как правило, получается некрасивое сочетание звуков, как показывают приведенные ниже два примера конца XVIIIв. Оба примера построены на инверсии христианского имени:

Иероги́рг Велешу́к вместо Григо́рей Кушелёв;

На́ви Волы́рк вместо Иван Крылов.

Два других примера:

Н.Вокле́щ вместо Н.Д.Щелко́в;

М.Вокянзо́п вместо Д.М.Позняко́в.

Этот метод редко давал приемлемый результат. Но можно привести один пример с некоторым налетом экзотики. Это граф Н.Н. де Вокинно́ки, что означает Н.Н.Ико́нников.

Более распространены псевдонимы, образующие анаграмму имени носителя. Одним из старых, если не самым старым, является псевдоним русского писателя начала XVIII века, молдавского князя Антио́ха Кантеми́ра: Харито́н Маке́нтин. Его подлинное имя тюркского происхождения.

Другие примеры:

Ко́лосов (как если бы производное от ко́лос) вместо Соколо́в и Соколо́вский;

Чарго́нин вместо Гончаре́нко (украинский эквивалент фамилии Гончаро́в).

Менее удачными, поскольку меньше похожи на подлинно русские фамилии, представляются следующие псевдонимы:

Алпатьни вместо Лопа́тин;

Верзоле́б вместо Белозёров.

Превращение обычной фамилии Абра́мов в довольно звучную Агра́нов достигается заменой двух букв. Реже встречается иной способ - синкопа (опущение) слога. Так, псевдоним Рано́вич скрывает еврейское происхождение настоящей фамилии публициста: Рабино́вич. Еще один псевдоним - Ланн - также еврейского происхождения, он принадлежал писателю, настоящая фамилия которого была Ло́зман.

Другой распространенный прием - отсечение части подлинной фамилии. Простой случай - псевдоним писателя А.Грина, который придал своей фамилии иностранный оттенок, пожертвовав ее второй половиной: Грине́вский (образована от Гринь, одной из уменьшительных форм имени Григо́рий).

Фамилия революционера Я.Бу́рова (производная, вероятно, от бу́рый) была русифицирована путем замены второй половины еврейской фамилии Бурште́йн на суффикс -ов. Примеры псевдонимов, образованных путем отсечения:

А́нников вместо Шта́нников;

Злов (как если бы от злой) вместо Козло́в;

Ни́вцев вместо Агни́вцев;

Ра́тов вместо Мура́тов (тюркского происхождения);

Ре́нников вместо Сели́тренников;

Умно́в (как если бы от у́мный) вместо Игу́мнов.

Писатель Н.В.Корнейчу́к (украинская патронимическая фамилия от Корне́й, паралл. форма от Корни́лий) применил более тонкий способ. Он использовал первую часть своей фамилии как имя и прибавил суффикс -о́вский к оставшейся части, получился псевдоним Корне́й Чуко́вский.

Писатель Илья́ Файнзи́льбер (еврейская фамилия), наоборот, сократил свое имя и прибавил к оставшемуся слогу начальную букву фамилии: Ильф.

Евге́ний Петро́вич Ката́ев (от глагола ката́ть) использовал свое апокопическое патронимическое имя Петро́в, как псевдоним.

Псевдоним Ла́йбов представляет собой своеобразную комбинацию конечных слогов крестильного имени и фамилии: Никола́й Добролю́бов.

Иногда фамилия просто переводится или с иностранного языка на русский, как, например, Фри́денберг (Friedenberg) → Мирного́ров, или с русского на иностранный. Ниже приводятся несколько примеров перевода на греческий:

Адама́нтов вместо Алма́зов (алма́з), греч. ἀδάμας;

Сотеро́вский вместо Спа́сский (Спас, народная форма Спаси́тель), греч. Σωτήρ;

Ставро́вский вместо Кресто́вский (крест), греч. σταυρός;

Таври́дин вместо Кры́мов (Крым), греч. Τάυρις.

Точно такой же метод использовался при образовании фамилий духовенства (см. с.179).

Особый случай представляет семантическая замена, то есть псевдоним базируется на слове, имеющем такое же или сходное значение, как у слова, от которого образована подлинная фамилия, например:

Жучко́в вместо Хрущёв;

Кре́четов вместо Соколо́в; данный псевдоним использовался также вместо фам. Каса́ткин;

Курга́нов вместо Моги́льников;

Ми́ртов вместо Лавро́в (от Лавр, крестильного имени, которое омонимично слову лавр (растение)).

Патронимические имена на -ич нередко использовались в качестве псевдонимов. Поскольку в России существует большое количество подлинных фамилий этого типа (все они украинского или белорусского происхождения), патронимические псевдонимы прекрасно вписываются в традиционную номенклатуру. Хорошо известный пример: писатель Алекса́ндр Серафи́мович Попо́в взял псевдоним Серафимо́вич (отметим сдвиг ударения). Другой случай, адвокат и писатель П.Серге́ич - его настоящее имя Пётр Серге́евич Пороховщико́в; следует отметить разговорную форму отчества в псевдониме. Литературный критик, известный как Г.Леле́вич использовал свое усеченное отчество как псевдоним; его полное имя (еврейское) было Лабори Гиле́левич Кальмансо́н. В словаре Масанова перечислено 18 примеров имени Александро́вич, 25 - Ивано́вич и ряд других настоящих отчеств, используемых в качестве псевдонимов.

И наоборот, в отчествах на -ович/-евич можно убрать конечное -ич и сокращенную форму использовать в качестве псевдонима. Такие псевдонимы хорошо вписываются в модель русских фамилий. Например:

Ада́мов вместо Арту́р Ада́мович Блюм;

Авде́ев вместо Анато́лий Авде́евич Дивилько́вский;

Владисла́влев вместо Игна́тий Владисла́вович Гульби́нский, известный библиограф, поляк по происхождению;

Трофи́мов вместо Алекса́ндр Трофи́мович Ивано́в.

Особый случай представляет слияние крестильного имени с патронимическим, этот случай иллюстрирует псевдоним Асильсерге́ич вместо Васи́лий Серге́евич Ка́рпов; отсечение начального В- и разговорное, даже вульгарное произношение отчества.

3.2. Псевдонимы, не связанные с подлинными фамилиями

Их диапазон настолько широк, насколько богато воображение их носителей.

Самыми распространенными являются "географические" псевдонимы, связанные с местами, откуда происходят их владельцы. Примеры:

Алта́йский вместо Горе́лов;

Аму́рский вместо Романе́нко (украинская фамилия);

Анга́ров вместо Константи́нов;

Бря́нцев вместо Белоу́сов;

Пермя́к, использовался пятью разными людьми.

К этому же типу принадлежит псевдоним поэта И.В.Лотарёва - И́горь Северя́нин.

Своеобразно поступил поэт Ян Пляшке́вич, который просто взял в качестве псевдонима название города - Но́вгород Се́верский.

Псевдоним Омуле́вский сибирского писателя И.В.Фёдорова в конечном счете также указывает на географическую связь, так как о́муль - это вид сибирского лосося.

Нередко авторы, не отличавшиеся ни воображением, ни вкусом, использовали в качестве псевдонима имена некогда популярных литературных персонажей и героев. Масанов дает такую частотность:

пять раз Ча́цкий;

три - Лавре́цкий;

двадцать - Ле́нский;

и десять Оне́гин;

восемь - Печо́рин;

тринадцать - Ру́дин;

четыре - Ставро́гин.

Другие примеры:

База́ров;

Бе́льтов, псевдоним Г.В.Плеханова;

Граф Ну́лин;

Вро́нский, псевдоним хореографа В.И.Надира́дзе, вероятно он считал, что его грузинская фамилия фонетически слишком похожа на экспрессивный глагол надира́ться ‘напиваться’.

Шесть псевдонимов Анча́ров и один Анча́рин, происходят от пушкинского смертоносного дерева анча́р, и поэтому их можно квалифицировать как литературные псевдонимы.

К литературным псевдонимам относятся и те, которые включают имена настоящих исторических лиц, например:

Аско́льдов (от легендарного киевского князя Аскольда), псевдоним философа С.А.Козло́ва;

Макси́м Бели́нский (в честь критика В.Г.Белинского), псевдоним публициста И.И.Яси́нского;

М.Осорги́н (хорошо известное древнерусское дворянское имя), псевдоним писателя М.А.Ильина́;

Фёдор Сологу́б (украинская фамилия; есть также фамилия писателя - В.А.Сологу́б), псевдоним поэта Ф.К.Тете́рникова.

Необычные псевдонимы бывают самых разных типов. Одним из наиболее распространенных способов было сочетание имени, подлинного или придуманного, с качественным прилагательным. Это стало модным с конца XIXв. В качестве примеров могут служить псевдонимы хорошо известных писателей:

Демья́н Бе́дный вместо Е.А.Придво́ров;

Андре́й Бе́лый вместо Б.Н.Буга́ев;

Макси́м Го́рький вместо А.М.Пе́шков;

Серге́й Го́рный вместо А.А.О́цуп (еврейская фамилия);

Анто́н Кра́йний вместо З.Н.Ги́ппиус (латинизированное немецкое имя, см. с.268);

А.Лугово́й вместо А.А.Ти́хонов;

Са́ша Чёрный вместо А.М.Гли́кберг (еврейская фамилия).

Здесь нужно отметить определенное количество экзотических, "привлекающих внимание" псевдонимов:

Ата́ва (возможно от ота́ва) вместо С.Н.Терпиго́рев. Необходимо отметить, что четыре человека, наоборот, взяли в качестве псевдонима Терпиго́рев;

Багри́цкий (нечетко связано со словом, означающим багря́ный), вместо Э.Г.Дзю́бин;

Серге́й Глаго́ль (церковнославянское название буквы г), вместо С.С.Голоу́шев;

Грааль-аре́льский вместо С.С.Попо́в;

граф Алекси́с Жасми́нов (жасми́н) вместо В.П.Буре́нин;

Изго́ев (др.-русск. изго́й) вместо К.К.Фо́фанов (см. стр.46);

Марк Крини́цкий (крини́ца) вместо М.В.Самы́гин;

Оли́мпов вместо К.К.Фо́фанов;

Оска́р Норве́жский вместо Оска́р Моисе́евич Картожи́нский;

Си́рин (название легендарной райской птицы в русском фольклоре), псевдоним В.В.Набо́кова, когда он писал по-русски;

Ста́лин (сталь) вместо И.В.Джугашви́ли, грузинская фамилия осетинского происхождения, производное от джуха ‘отбросы’;

Ча́рская (ча́ры) вместо Л.А.Чури́лина;

Черуби́на де Габриа́к, фантастическое итало-французское имя, псевдоним поэтессы Е.И.Васи́льевой;

Э́ллис вместо Л.Л.Кобы́линский;

Ю́жин (юг), псевдоним актера и писателя князя А.И.Сумба́това, русифицированная грузинская фамилия.

Любопытен случай замены фантастически звучащего подлинного имени на непритязательный псевдоним. Поэт Аполло́н Кори́нфский, чью фамилию духовного происхождения в комбинации с каноническим именем можно было понимать, как Аполлон из Коринфа, иногда пользовался псевдонимом В.Колюпа́нов, представляющим собой традиционную фамилию, связанную, возможно, с глаголом колупа́ть. Иногда в основе литературных имен лежит женское имя, например:

А́ннин псевдоним А.А.Новико́ва, а также И.А.Са́ца (еврейская фамилия);

Варва́рин, псевдоним, которым иногда пользовался В.В.Ро́занов и в основе которого лежит имя его жены;

Га́лин (Га́ля, уменьш. от Гали́на) вместо Ю.Л.Юделе́вский и Б.И.Гальпе́рич (еврейские фамилии);

Тама́рин вместо А.И. и Н.Н.Оку́ловых.

Самыми распространенными являются непретенциозные псевдонимы, звучащие как обычные фамилии. Причина их использования часто неясна. Примеры:

Ле́нин, псевдоним выбран в связи с политическими волнениями на реке Лене в Сибири. Эта форма существует также в качестве обычной фамилии, производной от Лёня, уменьш. от Алекса́ндр или Алексе́й {60};

Найдёнов вместо С.А.Алексе́ев;

Неве́ров вместо А.С.Ско́белев;

Погоре́льский вместо А.А.Перо́вский (от геогр. назв.);

Козьма́ Прутко́в, несуществующий автор, произведения которого были написаны братьями А.М. и В.М.Жемчу́жниковыми и А.К.Толсты́м;

Станисла́вский вместо К.С.Алексе́ев.

Ряд таких нейтральных псевдонимов использовался для замены иноязычных, большей частью еврейских фамилий. Это особенно практиковалось среди революционеров. Примеры:

Ка́менев вместо Розенфе́льд;

Литви́нов вместо Валлах;

Ряза́нов (город Рязань) вместо Гольдеда́х;

Стекло́в вместо Наха́мкес;

Суха́нов вместо Ги́ммер;

Яросла́вский (от геогр. назв.) вместо Губельма́н.

Псевдоним Тро́цкий (Л.Д.Бронште́йн) происходит от названия местечка Тро́ки* (где была колония караимов); встречается и как фамилия среди евреев.

___
* В наст. время г.Тракай Литовской ССР - Прим. перев.

Примеры, взятые из других общественных слоев:

Вереса́ев, писатель, вместо В.В.Смидо́вич (польская фамилия);

Ве́шнев, писатель, вместо В.Г.Пржецла́вский (польская фамилия);

Ды́мов, писатель, вместо Перельма́н;

Кача́лов, актер Художественного театра, вместо Шверубо́вич;

Каве́рин, писатель, вместо Зи́льбер;

Каза́к Луга́нский вместо датской фамилии известного лексикографа В.Даля;

Нику́лин, писатель, вместо Око́льницкий;

Пильня́к (происхождение неясно), писатель, настоящая фамилия которого - Вога́у - немецкого происхождения;

B.Русако́в, библиограф, вместо С.Ф.Либро́вич (польская фамилия);

C.Струми́лин, экономист, вместо С.Г.Струми́лло-Петрашке́вич (литовско-польская фамилия);

Л.Шесто́в, философ, вместо Л.Шва́рцман.

Престиж русских артистов балета породил обычай среди нерусских исполнителей принимать сценические псевдонимы, звучащие по-русски. Иногда они выступали в форме банальных русских фамилий, об использовании которых русский танцовщик никогда бы и не помышлял, например, псевдоним английской балерины Алис Маркс - Али́сия Ма́ркова (английское имя Алис несколько русифицировано).

Более интересен случай с псевдонимом другой английской балерины На́дя Не́рина. Первое ее имя - уменьшительное от Наде́жда, имени ее русской матери; второе, со звучащим по-русски окончанием -ина, означает сорт красной лилии, росшей на родине балерины в Кейптауне. Другой пример - имя До́лин, принятое ирландским танцовщиком Патриком Кеем {61}.

К списку артистов, принявших имена, звучащие по-русски, нужно добавить киноактера Вилльяма Генри Пратта, больше известного как Бори́с Ка́рлофф, исполнявшего в фильме роль чудовища Франкенштейна.

3.3. Сочетание фамилии и псевдонима

Ряд наиболее преуспевающих писателей и поэтов начинали публиковаться под псевдонимами, но позднее вернулись к своим настоящим фамилиям. И в результате они известны под двойными фамилиями, когда собственная фамилия соединяется с псевдонимом, причем подлинная фамилия обычно пишется вначале, например:

Афана́сьев-Чужби́нский (крестильное имя Афана́сий и производное от чужби́на);

Бесту́жев-Марли́нский (бесту́жий ‘бесстыжий’ и вымышленное имя по названию местности);

Гу́сев-Оренбу́ргский (гусь и географическое название), пишется без дефиса;

Ле́бедев-Кума́ч (ле́бедь и кума́ч);

Ле́бедев-Поля́нский (ле́бедь и поля́на);

Ма́мин-Сибиря́к (крестильное имя Ма́ма и сибиря́к) {62};

Ме́льников-Пече́рский (ме́льник и диал. пече́ра ‘пещера’ или река Печо́ра);

Петро́в-Скита́лец (Петро́в и скита́лец);

Салтыко́в-Щедри́н (имя тюркского происхождения и производное от ще́дрый);

Чеши́хин-Ветри́нский (чеши́ха ‘чешущийся, скребущийся’ и производное от ве́тер);

Ше́ллер-Миха́йлов (настоящее имя Герман Шеллер);

Якубо́вич-Ме́льшин (Якуб, польско-белорусская форма русского Я́ков, и Ме́льша - уменьш. от Меле́нтий).

Реже псевдоним ставится перед настоящей фамилией, например:

Га́рин-Михайло́вский (Га́ря, вероятно, вымышленное уменьш. от имени отца Гео́ргий);

Львов-Рогаче́вский (сокращенное отчество писателя - Льво́вич - и прилагательное, производное от названия местности Рогачёв);

Степня́к-Кравчи́нский (степной житель и польская фамилия Кравчи́нский).

Двойная фамилия историка и литературного критика Ивано́ва-Разу́мника представляет собой сочетание подлинной фамилии и редкого крестильного имени, буквально означающего ‘разумный’, вероятно, перевод с греч. Σωφρόνιος или Εὐφροσύνος.

4. Фамилии литературных героев

Фамилии литературных персонажей в некоторой степени сходны с литературными псевдонимами: и те, и другие придуманы писателями. И все же они отличаются в двух аспектах. Во-первых, изобретая фамилии для героев, писатель стремился сделать их правдоподобными. Во-вторых, среди фамилии персонажей довольно много таких, в которых содержится не слишком лестная характеристика и которые, естественно, редко встречаются среди псевдонимов.

Необходимость сохранения правдоподобия означает, что фамилии литературных героев должны быть максимально приближены к подлинным. Зачастую невозможно разграничить эти две категории, особенно, если фамилия персонажа этимологически не несет в себе какой-либо особой смысловой нагрузки. И все же две особенности могут придать такой фамилии искусственный оттенок - это либо преднамеренное искажение автором хорошо известной реальной фамилии, либо опять же умышленное выпячивание формы или значения фамилии литературного героя. Однако в силу практически бесконечного разнообразия подлинных русских фамилий, лишь небольшой процент литературных фамилий можно признать искусственными по форме.

Конечно, все писатели должны давать фамилии своим персонажам, но наиболее осмотрительные, как правило, сдерживают полет своей ономастической фантазии. Тем не менее некоторые проявляют особый интерес к созданию так называемых "говорящих" фамилий, как к литературному приему. Это характерно, например, для большинства писателей XVIIIв., а также для Салтыкова-Щедрина и Чехова.

4.1. Фамилии литературных героев, основанные на реальных фамилиях

У русских писателей при именовании персонажей прием небольшого изменения реальной фамилии был не слишком популярен. И все же в "Войне и мире" Толстого четыре фамилии были созданы путем замены одной буквы в широко известных русских аристократических фамилиях:

Болко́нский вместо Волко́нский;

До́лохов вместо До́рохов;

Друбецко́й вместо Трубецко́й;

Кура́гин вместо Кура́кин.

Фамилия Безу́хов, вероятно, явилась семантической модификацией украинской фамилии Безборо́дко. Салтыков-Щедрин часто переделывал фамилии хорошо известных своих современников, например:

Мерзи́цкий (← ме́рзкий) вместо Магни́цкий;

Сампантре́ (= сам пан тре, украинская фраза, означающая ‘хозяин сам себя трет’, использованная иронически для обозначения дешевого сорта табака). Салтыков-Щедрин использует это выражение в качестве фамилии с иностранным оттенком, говоря о Деми́дове, графе Сан-Донато;

Толстоло́бов вместо фамилии графа Д.Толсто́го, министра образования;

Фу́нич вместо фамилии известного обскуранта Д.П.Ру́нича.

Салтыков-Щедрин, создавая "Губернские очерки", модифицировал несколько фамилий вятских жителей, например:

Баля́щев вместо Веля́шев (← Веля́ш, уменьш. от Вениами́н). Фамилия напоминает также причастие боля́щий;

Фютя́ев вместо Тюфя́ев (происхождение неясно);

И́жбурдин вместо И́жболдин (происхождение неясно);

Живно́вский вместо Живо́тский, возможно, это фамилия духовного лица от ц.-слав. живо́т ‘жизнь’.

Фамилии трех издателей журнала "Русское слово" - За́йцев, Пи́сарев и Благосве́тлов (духовная фамилия) - Салтыков-Щедрин изменил на Кро́личков (от кроличек), Бенескри́птов (латинизированная духовная фамилия) и Ризполо́же́нский (псевдодуховная фамилия, производная от библейского выражения до положе́ния риз, относящегося к пьянству Ноя и до сих пор употребляющегося в России для обозначения крайней степени опьянения) {63}.

Крохо́ткин у Достоевского, видимо, является модификацией княжеской фамилии Кропо́ткин (кропо́тка ‘неугомонный’), но в целом такая практика не свойственна Достоевскому.

4.2. "Говорящие" фамилии

Под "говорящими" фамилиями мы понимаем придуманные автором фамилии, которые характеризуют моральные качества литературного героя либо указывают на его профессию. Таким фамилиям свойственна однозначная и экспрессивная этимология.

(I) Фамилии, характеризующие моральные качества литературного героя

Эти фамилии были особенно популярны в русской литературе XVIIIв. Хрестоматийный пример - персонажи комедии Фонвизина "Недоросль": Пра́вдин, Простако́в, Скоти́нин.

С точки зрения морфологии эти фамилии не отличаются от реальных.

Две другие фамилии из той же комедии скорее напоминают прозвища: честный, старомодный дядя Староду́м (от ста́рый и ду́ма) и знатный любовник Мило́н (ми́лый). Маловероятно встретить их среди подлинно русских фамилий, тем не менее они широко представлены в произведениях русской литературы XVIIIв. Даже имя учителя немца в "Недоросле" имеет ярко выраженную русскую основу и немецкое окончание: Вра́льман.

Другие примеры символических фамилий можно встретить:

а) в комедии Капниста "Ябеда":

Добро́в, Ко́хтин, Кривосу́дов, Пря́миков;

б) в комедии Лукина "Щепетильник":

Верхогля́дов ← верхогля́д, Легкомы́слов ← легкомы́сленный, Обира́лов ← обира́ть, Притво́ров ← притво́рный, Самохва́лов ← сам и хвали́ть, Старосве́тов ← ста́рый свет, Чистосе́рдов ← чи́стое се́рдце, эта фамилия существует также как духовная (см. с.178).

Тривиальный способ указания на моральные качества литературного героя через его фамилию практиковался также в произведениях ряда писателей XIXв., наделенных сомнительным чувством юмора.

Гоголь не стремился подчеркивать связь между значением фамилии и чертами литературного персонажа. Как показывают следующие примеры, в фамилиях его героев обычно содержится лишь намек, а не полная характеристика:

Ля́пкин-Тя́пкин ← разговорное выражение тяп-ляп;

Мани́лов ← мани́ть;

Собаке́вич ← соба́ка;

Хлестако́в ← хлёсткий.

Такая же сдержанность характерна и для Достоевского:

Де́вушкин ← де́вушка;

Карама́зов, возможно от тюрк. ка́ра ‘черный’ и русского ма́зать;

Разуми́хин ← ра́зум; Достоевский сам упоминает о связи между этой андрометронимической фамилией и персонажем, который носит ее;

Ша́тов ← шата́ть, эмоционально неустойчивый характер.

Хороший вкус не позволял Островскому злоупотреблять такого рода фамилиями, хотя изображаемые им в пьесах картины нравов и соблазняли на это. Можно привести всего лишь несколько примеров. Причем один из них особенно изящен, это имя квартального полицейского - Ти́грий Льво́вич Лю́тов. Имя и отчество - подлинные крестильные имена, но тем не менее они представляют собой сочетание слов тигр и лев, а фамилия образована от прилагательного лю́тый. Другие примеры:

Корпе́лов ← корпе́ть: учитель Милови́дов, Счастли́вцев и Несчастли́вцев, Устраши́мов.

Однако у Салтыкова-Щедрина эта практика получила широкое развитие. В его произведениях можно найти следующие фамилии:

Глаз: шпион, Живодёров, Кипя́щев, Колобро́дников: молодой офицер, Кровопи́йцев, Лиходе́ев, Паску́дников, Подво́хин, Подхали́мов, Постепе́нников: генерал, Проходи́мцев, Пустомы́слов, Рылобо́йщиков, Слабомы́слов, Угрю́м-Бурче́ев, Шипя́щев.

Чехов последним из русских писателей использовал этот метод. Примеры:

Гнилоду́шин, Гну́сов, Дробиску́лов: полицейский, Лаке́ич, Любостяжа́ев, Людое́дов-Хвата́ев: полицейский, Моше́нников: адвокат, Мзда: инспектор, Очуме́лов: полицейский, Пришибе́ев: унтер-офицер.

(II) Фамилии, связанные с профессией литературных персонажей

Этот тип "говорящих" фамилий также восходит к XVIIIв. В "Недоросле" Фонвизина встречаются два образца:

Куте́йкин ← куте́йка, уменьш. от кутья́; также прозвище, данное семинаристу;

Цыфи́ркин ← цыфи́рь - народное выражение, означающее счет; самозваный счетовод и учитель арифметики.

Любил употреблять такие фамилии и И.А.Крылов. Он придумал трех поэтов: Рифмохва́та, Рифмокра́да и Тянисло́ва; доктора Ланце́тина; скульптора Туподо́лотова.

Несколько таких фамилий можно найти в произведениях Достоевского, у которого они, естественно, менее примитивны, чем фамилии XVIIIв.:

Зе́рщиков устар. ‘игрок в кости’: владелец игорного дома;

Костопра́вов: врач;

Остро́жский ← остро́г: главный тюремщик;

Шаблы́кин ← шаблы́ка укр. диал. ‘гусар’: гусар.

У Островского встречаются лишь несколько таких фамилий, например:

Переши́вкина ← переши́ть: приживалка;

Стропи́лин ← стропи́ла: подрядчик.

Такие фамилии довольно часто встречаются в произведениях Чехова:

Гауптва́хтов ← гауптва́хта: капитан;

Портупе́ев ← портупе́я: майор. Обе фамилии оканчиваются на -ов/-ев вместо ожидаемого -ин;

Смычко́в ← смычо́к: музыкант.

Иногда фамилии используются не столько для характеристики персонажей, сколько для отражения ситуации в целом. Герой чеховского рассказа "Страшная ночь" в течение ночи постоянно встречает гробы, и писатель выбрал для этой ситуации соответствующие фамилии:

Панихи́дин, Пого́стов, Тру́пов, Упоко́ев ← за упоко́й души́, Че́репов.

Все эти фамилии могут существовать и в реальной жизни. Литературный эффект достигается тем, что они собраны вместе.

4.3. Фамилии, указывающие на социальное положение литературного персонажа

Фамилии персонажей распределяются по социальным слоям, из которых легко выделяются три: а) аристократические и дворянские фамилии; б) купеческие фамилии; с) фамилии духовенства. Русские писатели сконцентрировали свою изобретательность в основном на этих трех группах.

(I) Аристократические и дворянские фамилии

Большинство этих фамилий образованы от топонимов и имеют характерное окончание -ский/-цкий. В редких случаях они связаны с подлинными названиями мест, как, например, пушкинские герои Ми́нский, Му́ромский и То́мский. Чаще названия мест, от которых они образованы, не поддаются идентификации, как, например, в фамилиях Грушни́цкий (Лермонтов, "Герой нашего времени") или Ра́йский (Гончаров, "Обрыв"), Лавре́цкий (Тургенев, "Дворянское гнездо"). Эти фамилии не похожи на искусственные: их можно встретить в реальной жизни и с полной уверенностью нельзя сказать, придуманы они или заимствованы из реальной жизни.

Иногда фамилия невозможна с этимологической точки зрения, что придает ей искусственный оттенок, например, фамилию князя Дуле́бова Островский образовал от дуле́бы, названия древнего славянского племени.

Тем не менее на "литературность" фамилии указывает или ее необычное значение, или необычный способ образования. В первом случае они мало чем отличаются от "говорящих" фамилий. Часто они служат для выражения иронии и сатиры. Это иллюстрируют следующие примеры княжеских фамилий из произведений Достоевского:

Выгоре́цкий ← вы́гореть;

Ни́льский ← река Нил;

Щегольско́й ← щёголь.

К этому списку можно добавить графиню Залихва́тскую.

Островский придумал две характерные фамилии для княгинь:

Гурмы́жская ← др.-русск. прилаг. гурмы́жский от Гурмы́з (Орму́з), город на острове в Персидском заливе, характеризует сорт жемчуга;

Мурзаве́цкая ← мурза́ ‘татарский вельможа’; вызывает также ассоциацию с мерза́вец.

Другой прием, использовавшийся для создания комического и сатирического эффекта, это присвоение аристократам вульгарных или очень распространенных фамилий, например, таких, как приведенные ниже (взяты из произведений Достоевского):

княгиня Безземе́льная;

князь Мы́шкин;

князь Свинча́ткин ← свинча́тка.

Салтыков-Щедрин назвал двух генералов: Голоза́дов и Губошлёпов.

У Чехова есть персонаж - князь Прочуха́нцев (от вульг. и разг. прочу́хаться ‘протрезвиться’).

Распространение двойных аристократических фамилий оказало неоценимую услугу фантазии писателей, именно в этом направлении их воображение проявилось наиболее ярко.

Примеров очень много. Можно начать с гоголевского городничего Сквозни́к-Дмухано́вского.

Достоевскому, видимо, было не по душе частое использование двойных фамилий. В качестве примера можно привести следующую: Дурь-Зажи́гин.

Любопытную фамилию придумал А.К.Толстой: Бурдю́к-Лиша́й.

Зато такие фамилии весьма типичны для Салтыкова-Щедрина:

князь Кузьми́н-Переку́ров;

князь Оболду́й-Тарака́нов (князья Тарака́новы существовали в действительности);

князь Рукосу́й-Пошехо́нский (первая часть означает ‘неотесанный, неуклюжий’, вторая - Пошехо́нье, глухая провинция); у Даля записано: Чухло́мский рукосу́й, Чухлома́ - еще одно отдаленное место);

граф Ско́рбный-Голова́н (от устаревшего выражения ско́рбная голова́ ‘слабоумный’);

Глу́пич-Ядри́льчич (первая часть от глу́пый, вторая связана, вероятно, с корнем ядр- ‘сильный’, ‘здоровый’; можно также соотнести с др.-русск. ядри́ло, т.к. персонаж является археологом-библиотекарем);

Перехва́т-Залихва́тский;

Пересве́т-Жа́ба (Пересве́т - имя древнего монаха-богатыря);

Уда́р-Еры́гин (уда́р и др.-русск. еры́га - яры́га ‘слуга’).

Две княжеские фамилии состоят из названия реально существующей местности и клички собаки (в повелительном наклонении):

Серпухо́вский-Догоня́й;

Урю́пинский-Доезжа́й.

У Чехова также есть несколько образцов двойных фамилий:

граф Дерза́й-Чертовщи́нов (повел. накл. от дерза́ть и чертовщи́на);

Ляга́вый-Гры́злов (порода охотничьей собаки и производное от глаг. грызть);

Укуси́-Каланче́вский (повел. накл. от укуси́ть и каланча́).

Чехов придумал также двойные фамилии для представителей более низкого социального слоя, например:

Фе́никсов-Диама́нтов (фе́никс и диама́нт ‘алмаз’): подрядчик;

Чи́мша-Гимала́йский (первая часть по-русски ничего не значит, просто имитация литовской фамилии на -ша: вторая - горы Гимала́и).

Чехов придумал несколько сценических псевдонимов для актеров и актрис. Поскольку настоящие сценические псевдонимы являются искусственными, то фамилии, придуманные Чеховым, не выглядят слишком неправдоподобными, например:

Бра́ма-Гли́нский (хинд. Brahma или польск. brama ‘ворота’ и подлинное княжеское имя);

До́льская-Каучу́кова (название местности и каучу́к);

Ки́шкина-Брандахлы́стова (кишки́ и брандахлы́ст ‘жидкий, плохой суп’);

Фе́никсов-Дикобра́зов (фе́никс и дикобра́з).

Вершина ономастического увлечения - это тройные фамилии, но они немногочисленны: А.К.Толстой придумал фамилию Гуди́м-Бода́й-Коро́ва (первая часть фамилии зарегистрирована в нескольких украинских именах).

У Салтыкова-Щедрина встречаются две тройные фамилии:

Оболду́й-Щети́на-Ферлаку́р (франц. faire la cour ‘ухаживать’);

Уру́с-Кучу́м-Кильдиба́ев. Это довольно меткое псевдотатарское имя. Первая часть означает ‘русский’ (существует подлинная княжеская фамилия Уру́сов); вторая часть - имя последнего сибирского хана; третья часть напоминает подлинную татарскую фамилию Кильде́ев, а окончание -ба́ев типично для имен тюркского, особенно казахского происхождения.

(II) Купеческие фамилии

У большинства подлинных купеческих фамилий обычно нет специфических черт. Но ряд фамилий характеризуется двумя особенностями: они или связаны с профессией, или же происходят от неожиданных, часто неблагозвучных выражений, которые по форме представляют собой сочетание прилагательного и существительного или двух существительных. Естественно, что именно вторая особенность часто использовалась писателями. Понятно, что такие курьезные, но подлинные фамилии, как Гнилоры́бов, Синебрю́хов или Твердохле́бов не могли не увлечь писателей.

Островский, хорошо знакомый с купеческим миром, создал ряд правдоподобных фамилий такого типа, например:

Восьмибра́тов, Куросле́пов, Толстогора́здов.

Другие фамилии из пьес Островского:

Доро́днов, Непутёвый, Неуе́денов ‘кого нельзя съесть’, Прибы́тков, Хрю́ков.

Чехов создал такие фамилии, как:

Потроши́лов, Семиры́лов, Синеры́лов, Хихи́кин, Чернобрю́хов.

(III) Фамилии духовенства

Эти фамилии образуют самый специфический раздел русской ономастики. В частности, они способны производить комический эффект, особенно если принципы их образования преувеличены и доведены до крайности. Ряд писателей не устоял перед искушением изобрести несколько абсурдных духовных фамилий. Почти все они происходят от церковнославянских выражений, которые используются в церковных обрядах и книгах.

У Чехова такие фамилии принадлежат представителям духовенства, и в этом смысле их можно рассматривать как фамилии, связанные с профессией литературных персонажей. Можно привести следующие примеры:

Вонмигла́сов ← вонми́ гласу́ [моле́ния моего́];

Восьмисти́шиев ← восьмисти́шие;

Вратоа́дов ← врата́ а́да;

Двоето́чиев ← двоето́чие;

Змиежа́лов ← жа́ло зми́я;

Одлука́вин ← от лука́вого, из молитвы "Отче наш";

Хлебонасу́щенский ← хлеб насу́щный, из молитвы "Отче наш".

Государственным чиновникам принадлежат следующие духовные фамилии:

Ахине́ев ← ахине́я;

Ана́фемский ← ана́фема;

Вавило́нов ← Вавило́н.

У Достоевского есть портной, которого звали Капернау́мов, а у Салтыкова-Щедрина - персонаж по фамилии Вочревебы́вший.

У Островского один из персонажей - чиновник по фамилии Неглиже́нский, которого он описывает как "очень грязного молодого человека". Это весьма правдоподобная духовная фамилия латинского происхождения. И в заключение приведем фамилии духовных лиц, придуманные Н.Успенским:

Вогробснизше́денский ← во гроб снизше́д;

Жезаны́кин ← [распя́таго] же за ны, из "Верую";

Живоначальнотро́ицкий ← Живонача́льная Тро́ица, греч. Ζωαρχικὴ Τριάς;

Куроглаше́нский ← куроглаше́ние, греч. ἀλεκτοροφωνία;

Накамнесози́жденский ← на ка́мне сози́жду;

Натяупова́хомский ← на Тя упова́хом;

Триждыотрече́нский ← три́жды отрече́шися.

4.4. Причудливые фамилии

Такие фамилии весьма разнообразны. Их общая черта - чрезвычайная неуклюжесть, что в большинстве случаев указывает на их искусственность. Приведенные ниже фамилии придуманы:

Гоголем:

Держимо́рда, Коро́бочка;

Достоевским:

Дардане́лов, Кислоро́дов, Мармела́дов, Млекопита́ев, Скипида́ров, Флибустье́ров;

Салтыковым-Щедриным:

Пешедра́лов ← разг. наречие ешедра́лом ‘пешком’.

Более того, у этого же писателя есть две абсолютно неправдоподобные фамилии, образованные от фраз:

княгиня Насофеполежа́ева ← на софе́ полежа́ть;

княгиня Унеситымоего́ре ← унеси́ ты мое го́ре;

А.Н.Островским:

А́хов ← ах, междометие;

Пирамида́лов ← пирамида́льный;

Ю́сов ← юс, название церковнославянской буквы;

Чеховым:

Артаксе́рксов ← Артаксе́ркс, персидский царь;

Дездемо́нов ← Дездемо́на, героиня известной трагедии Шекспира;

княгиня Дромаде́рова ← дромаде́р, одногорбый верблюд;

И́жица, название буквы, ныне вышедшей из употребления;

Кашало́тов;

Некричихво́стов;

Почечу́ев ← почечу́й ‘геморрой’; существует и как подлинная фамилия;

Скоропали́тельный;

Ять, название буквы, ныне вышедшей из употребления.

Видимо, самой невероятной из причудливых фамилий была фамилия лейтенанта, которого упомянул один из персонажей в произведении Тургенева "Месяц в деревне": Протобека́сов (греч. слово πρῶτος ‘первый’ и бека́с ‘вид птицы’). Сочетание греческого слова и названия французского происхождения делает эту фамилию в высшей степени невероятной.

5. Умышленно измененные фамилии

Носитель наследственной фамилии имеет юридическое право при желании изменить ее. Такого рода изменения происходили и происходят практически во всех странах. В России подобные акты обычно были связаны со сложной юридической процедурой и поэтому совершались довольно редко в обычных обстоятельствах. Но в начале первой мировой войны из патриотических соображений ряд фамилий немецкого происхождения был русифицирован без особых трудностей, тогда же была переименована и столица из Санкт-Петербурга в Петроград. Но изменение фамилий в массовом порядке может происходить только в силу каких-то чрезвычайных условий. Для русских фамилий такие условия возникли, с одной стороны, во время революционных событий 1917г. и дальнейшего социального переворота, а с другой стороны, в связи с массовой послереволюционной эмиграцией русских, вынужденных изменять фамилии, чтобы ассимилироваться в чужих странах. В результате сознательно измененные фамилии можно разделить на фамилии, измененные а) в самой России, и б) в странах, куда выезжали эмигранты.

5.1. Фамилии, измененные в России

Как указывалось выше, первая, хотя и скромная, волна изменений фамилий была вызвана в начале первой мировой войны патриотическими чувствами некоторых русских, носивших фамилии немецкого происхождения. Чаще всего изменение фамилии осуществлялось путем простого перевода, например:

Би́ркох, т.е. Bierkoch ‘пивовар’ → Пивова́ров;

Кри́гер, т.е. Krieger ‘воин’ → Войно́вский;

Линденбе́рг, т.е. Lindenberg ‘липовая гора’ → Липого́рский.

В некоторых случаях немецкая фамилия заменялась подлинной, иногда древней, русской фамилией, например, Ре́йнбот, т.е. Reinbot (неопределенной этимологии) в Резво́й. Вторая, значительно более сильная волна изменений фамилий произошла после революции 1917г., когда изменить фамилию стало столь же легко, сколь трудно это было сделать раньше. Многие русские, недовольные наследственными фамилиями или просто уставшие от них, воспользовались предоставленной свободой. Новые фамилии неизбежно должны были походить на псевдонимы: и те и другие были созданы воображением того или иного лица и развивались по схожим, если не одинаковым схемам.

Необычное звучание иностранной фамилии для русского уха иногда могло создавать впечатление чего-то благородного, незаурядного и экзотического. Некоторые вняли этой "песне сирены" и полностью дерусифицировали свои фамилии, иногда даже вместе с именем. Обычно у новой фамилии был английский оттенок. Примеры:

Заха́р Аме́льченко (украинская фамилия, производная от уменьш. имени Омелья́н) → Джон Мир;

Самуи́л Бро́дский (еврейская фамилия, производная от названия местности) → Серж Бра́уд;

Андре́й Хохолко́в → Га́рри Грин;

Ефи́м Де́ев (Дей - крестильное имя), крестьянин из Рязани → Ри́чард Дей;

Гео́ргий Ива́нушкин (уменьш. от Иван) → Га́рри Фрам.

Таким же образом

Хле́бников стал Бард;

Дурако́в - Альбе́рти;

Карпи́зенко (украинская фамилия) - Бра́верманн;

Кобы́лин - Вольт;

Косола́пов - Вольте́р;

Никите́нко (украинская фамилия) - То́мплинг;

Сидоре́нков (русифицированная украинская фамилия) - Си́дней;

Топты́гин -Э́го;

Ти́шин (уменьш. от Ти́хон) - Штольц. В последнем случае мы, возможно, имеем дело или с немецким прилагательным stolz ‘гордый’, или с фамилией одного из персонажей романа Гончарова "Обломов".

Фамилии этого типа явно не связаны с русской ономастикой.

Гораздо больший интерес представляют фамилии, несколько измененные, но сохранившие свои русские признаки. Нас не должно удивлять значительное число фамилий духовных лиц среди них, поскольку после 1917г. это могло свидетельствовать о нежелательном социальном происхождении ее носителя. Часто их изменяли до неузнаваемости путем опущения слогов или усечения, например:

Арха́нгельский → А́рский или Ге́льский;

Благове́щенский → Бе́нский;

Богоявле́нский → Петро́в или Ле́нский; преимущество последней фамилии в том, что так звали и романтического героя в "Евгении Онегине" Пушкина;

Космодемья́нский → Демья́нский;

Мона́хов → Ма́йский;

Христолю́бов → Хрусталёв.

Как показывают следующие примеры, небольшие изменения несомненно облагородили этимологию некоторых фамилий:

Алта́ев → А́лов;

Безу́мов → Безу́глов;

Варёнов → Во́ронов;

Гни́дин → Гне́дин, связано с прилаг. гнедо́й;

Гри́бов → Гро́мов;

Дурако́в → Бурако́в;

Подымино́гин → Поды́мин;

Чу́шкин → Пу́шкин;

Шубёнков → Шу́бин.

Более серьезные изменения:

Бардако́в → Печо́рин, фамилия происходит от названия реки Печо́ра, а также от фамилии героя из романа "Герой нашего времени" Лермонтова;

Ба́вшин, неясная этимология → Барито́нский;

Бло́хи́н → Соколо́в;

Воробьёв → Орло́в и Соловьёв;

Ку́рочка → Орло́в;

Небри́тов → Високо́сов;

Пичу́гин → Орло́вский.

Реже встречаются фамилии, образованные от начальных слогов старой фамилии и имени:

Васи́льев Бори́с → Васбо́р,

или от начальных букв фамилии, имени и отчества:

Гну́син Ива́н Степа́нович → Гис.

Практиковалась также русификация нерусских, главным образом еврейских, фамилий, например:

Гершензо́н → Ивано́в;

Гольдфа́рб, переведена на церковнославянский - Златоцве́тов, поэтому легко воспринимается как духовная фамилия;

Тро́цкий, политически опасная → Тро́ицкий (духовная фамилия!), Тро́нский и Трояно́вский;

У́шеров → Ряза́нцев;

Фабрика́нт, социально опасная с точки зрения этимологии → Страхове́нко, фамилия украинского типа, умышленно связанная со значением ‘страх’, ‘неуверенность’.

Меньше воображения предполагал другой способ, когда перенимались фамилии знаменитых людей, например:

Хре́нов → Тимиря́зев, известный ученый-ботаник;

Ду́ля → Шевче́нко;

Григо́рьев → Вороши́лов, советский маршал;

Колёсов и Опа́рин → Держа́вин;

Нечита́йлов → Бели́нский;

Ра́ков → Рако́вский, советский политический деятель;

Вырвикишка́ (украинская фамилия) → Крылов.

В 1925г. некий Потеря́хин принял немецкую фамилию Эйне́м (т.е. Einem), хорошо известного в дореволюционной Москве кондитера, а в тридцатые годы некий Пономарёв принял фамилию Распу́тин.

Нередко принимались фамилии русских и иностранных писателей и поэтов; к уже перечисленным фамилиям можно добавить: Есе́нин, Некра́сов, Маяко́вский, Жуко́вский и Ге́йне. В такой же степени были популярны фамилии литературных персонажей, например, Дубро́вский, Ле́нский, Оне́гин, Печо́рин, Ру́дин.

И конечно же, были популярны фамилии революционного звучания. К фамилиям Вороши́лов и Рако́вский, перечисленным выше, можно добавить Ф.С.Октя́брьский, адмирал, подлинная фамилия которого была Ивано́в.

Значительная доля новых фамилий была образована от географических названий, в основном рек, а также от названий областей. Такие фамилии обеспечивали двойное преимущество - они были благозвучны и полностью скрывали происхождение их носителя. Примеры:

Во́лгин, Во́лжский; Днепро́в, Донско́й, Дуна́ев, Ка́мский, Куба́нский, Не́вский, Орло́вский, Поля́рный, Се́верный, Степно́й, Ура́льский; Ю́жный, Южа́нский.

5.2. Фамилии, измененные за пределами России

В странах иммиграции, таких как США, Канада или Австралия, вероятно, серьезное значение придавалось как можно более полной ассимиляции новых граждан, и изменение фамилии иммигранта было, видимо, одной из сторон этого процесса.

Тут практиковалось два метода: а) полный отказ от старой фамилии и замена ее новой: м-р Головачёв, таким образом, становится м-ром Брауном или м-ром Стоуном или даже м-ром О’Хара, а его фамилия оседает в английской или кельтской ономастике; или б) от старой фамилии полностью не отказываются, а соответствующим образом приспосабливают к новой языковой традиции. Ее могут сократить до одного или двух начальных слогов, модифицировать фонетически. В настоящее исследование включаются только фамилии второй группы, поскольку в них сохраняется кое-что от фамилий русского происхождения. Некоторые модификации были проведены столь искусно, что создавалось впечатление реальных иностранных фамилий. Ниже также приводится несколько фамилий украинского и белорусского происхождения.

Примеры сокращений до одного слога безотносительно к английскому написанию (подлинные фамилии приводятся с скобках):

Bond (Бондаре́нко, укр. происхожд.);

Buke (Буке́тов, духовная фамилия);

Chern (Черношта́н, укр. происхожд.);

Duke (русский поэт Влади́мир Дуке́льский и американский композитор Вернон Дьюк было одно и то же лицо);

Korm (Корми́лицын);

Trey (Трезу́бов);

Yan (Янчеви́цкий, укр. происхожд.).

Примеры сокращений до двух слогов:

Jablons (Ябло́нский, польск. или еврейск. происхожд.);

Nepo (Непоко́йчицкий и Непо́мнящий);

Petrop (Петропа́вловский, духовная фамилия);

Pobie (Победоно́сцев, духовная фамилия);

Pogre (Погребняко́в);

Prian (Пря́нишников);

Prien (Оноприе́нко, укр. происхожд., редкий случай сохранения среднего слога);

Solo (Золотарёв, через немецкое написание Solotarew);

Znamens (Зна́менский, духовная фамилия).

Более полной дерусификации можно добиться, принимая исконно английскую фамилию, начинающуюся с такого же или похожего слога или звуков, как и подлинная фамилия, например:

Chester (Чернышёв);

Grey (Грушко́, укр. происхожд.);

Korel (Коре́йша, лит. происхожд.);

Miller (Милико́вский);

Patrick (Патрике́ев);

Price (Прищи́пе́нко, укр. происхожд.);

Tolley (Теля́тьев);

Trevor (Тро́цкий, еврейск. происхожд.).

Изощренное использование тонкостей английской орфографии ради фонетического подобия можно проследить в фамилии Romanition* которая заменила украинскую андрометронимическую фамилию Романи́шин.

___
* Произносится как "романи́шн" - Прим. ред.

Но, вероятно, пальма первенства должна принадлежать украинцу с фамилией Уильям Мак-Кьюла (William McCulla), урожденный Васи́ль Мику́ла.

Часть третья. Фамилии нерусского происхождения: славянские фамилии

Глава X. Фамилии украинского происхождения

1. Общие замечания

В Российской империи украинцы составляли самую большую нерусскую этническую группу: такое же положение продолжает сохраняться и в Советском Союзе, где украинцев насчитывается около сорока миллионов. Поэтому неудивительно, что процент украинских фамилий, вошедших в русскую номенклатуру, чрезвычайно высок.

Несмотря на то, что украинские и русские фамилии этимологически очень схожи, в языковом отношении они принадлежат к совершенно различным морфологическим системам. В этом нет ничего странного, поскольку Украина присоединилась к Московскому государству только в 1654г. Но украинские фамилии сформировались еще раньше, то есть в период, когда в политическом и культурном отношениях Украина была связана с Польшей. Этим объясняется ряд общих черт в украинских и польских фамилиях, как, например, популярность фамилий в форме прилагательных, особенно фамилий на -ский.

Другая черта украинских фамилий, которой нет в русских фамилиях, - это географическое распределение морфологических типов. В этом отношении Украину можно разделить на три региона: а) район к востоку от Днепра, включая Киев, - территория, которая вошла в состав России в 1654г.; б) территория между Днепром и бывшей границей России с Австро-Венгрией, особенно Волынь и Подолия, которые отошли к России после второго (1793г.) и третьего (1795г.) разделов Речи Посполитой; и в) Галиция, которая с 1772 по 1918г. являлась частью империи Габсбургов, а в период между двумя мировыми войнами принадлежала Польше и, наконец, в 1939г. вошла в состав СССР. Естественно, что украинские фамилии галицийского типа оказали незначительное влияние на русскую номенклатуру, а фамилии, характерные для Буковины (в составе Австрии с 1775 до 1918г., Румынии с 1918 до 1939г.) и Карпатской Украины (в составе Венгрии со средних веков до 1918г., Чехословакии с 1918 до 1945г.), еще меньше. Что касается Волыни и Подолии, то сходство с польским типом фамилий, естественно, больше на территории Правобережной Украины, чем на Левобережье Днепра.

В XVI-XVIIвв. историческое и культурное развитие Украины проходило в тесных связях с Белоруссией: обе они входили в состав Великого княжества Литовского, вступившего в союз с Польшей сначала на основе родственных связей высшей феодальной шляхты, а позднее и по политическим мотивам. Этим объясняется большое сходство между украинскими и белорусскими фамилиями. Во многих случаях совершенно невозможно провести между ними различие. Ряд фамилий, приведенных в данном исследовании в качестве украинских, с таким же успехом могут рассматриваться как белорусские, и наоборот. В частности, это относится к фамилиям на -ский.

Как уже объяснялось, русские фамилии в сущности представляют собой патронимические притяжательные прилагательные. В основе украинских фамилий - и в этом их главное отличие от русских - обычно лежат не притяжательные прилагательные. Поэтому среди них нет фамилий на -ов, наиболее типичной группы русских фамилий. Немногочисленные "украинские" фамилии такого типа - это, как правило, украинизированные русские фамилии или же русифицированные украинские. Другой тип русских патронимических фамилий - на -ин - существует и в украинском, но почти исключительно на метронимическом материале.

Единственный патронимический суффикс, часто встречающийся в украинских фамилиях, - это -ович/-евич. В русском данный суффикс используется для образования отчеств, но не фамилий.

Однако это не означает, что в украинском языке патронимические связи в фамилиях можно выразить только посредством суффикса -ович/-евич. Такие связи могут выражаться и уменьшительными суффиксами, из которых особенно распространены два: -енко на востоке Украины и -ук, -юк на западе.

Борисе́нко и Денисю́к первоначально означали ‘маленький Борис’ и ‘маленький Денис’, а затем ‘сын Бориса’ и ‘сын Дениса’, и, наконец, они превратились в наследственные фамилии. В русском языке никогда не употребляются в качестве фамилий уменьшительные формы крестильных имен и крайне редко уменьшительные формы нарицательных существительных.

В украинском нет доминирующего типа фамилий, как, например, в русском фамилии на -ов/-ев, зато украинские фамилии демонстрируют бо́льшее морфологическое разнообразие конечных элементов.

Нельзя забывать, что украинские фамилии в России обычно, хотя не всегда, фонетически русифицированы. Необходимо отметить следующие правила русификации:

1. В украинском гласные и и ы совпали в одном звуке, который произносится ближе к ы, чем к и, и который в украинской орфографии передается как и. Такая украинская фамилия, как Ли́сенко, может соответственно происходить или от лис (произносится как [лыс]) (русск. лис), или от лисий (произносится как русск. лысый). По-русски эту фамилию можно передать одной из двух форм - Лысе́нко или Лисе́нко, независимо от этимологии; или же ее можно представить как две самостоятельные фамилии, в соответствии с этимологией, если она известна: Лисе́нко в первом случае, и Лысе́нко во втором. Формы, особенно конечные элементы, имеющие точную параллель в русском, обычно русифицируются. Например, украинский суффикс -ович(-овыч) в русифицированных фамилиях выступает как -ович. Об окончаниях -ский, -цкий см. ниже, п.5.

2. Современное украинское і (произносится как русск. и) изначально происходит от гласной ѣ ‘ять’ (которая в русском дает е) или от о и е в закрытом слоге. Такая украинская фамилия, как Білоді́д (с обоими і, производными от ѣ), по-русски воспроизводится или в своей исходной форме Билоди́д, или в русифицированной форме Белоде́д. Фамилию Острі́вний по-русски можно воспроизвести как Остри́вный или Остро́вный, либо еще больше русифицировать в Островно́й. Фамилия Переби́йніс по-русски существует в четырех вариантах: как чисто украинская Переби́йнис, полурусифицированная Перебе́йнис, или полностью русифицированная Перебе́йнос; а к последней форме может быть добавлен суффикс -ов: Перебейно́сов.

3. В украинском согласный г превратился в звонкий фрикативный һ. Поскольку для обозначения этих двух звуков и русская и украинская орфография использует одну и ту же букву, то в русифицированных украинских фамилиях она всегда произносится как твердое г. Например, фамилия Грине́вич [һрыневыч] (патроним от Гринь [һрын'], уменьшительное от Григо́рій [һрыһо́рій] = русск. Григо́рий) по-русски произносится [грине́вич]; в обоих языках написание одинаково.

4. В украинском все губные согласные твердые, тогда как в русском они могут быть или твердыми, или мягкими. Такая фамилия, как Голуб, по-русски передается в оригинальном написании (только произносится со звонким г), или в полностью русифицированной форме с конечным мягким согласным, т.е. Голубь.

5. В украинских фамилиях в суффиксах -ський, -цький с и ц мягкие (и пишутся с мягким знаком). Включенные в русскую номенклатуру, эти согласные становятся твердыми и произносятся как -ский, -цкий: Кобиля́нський (от названия местности Кобыля́ны) становится Кобыля́нский, Хмельни́цький (от названия селения Хме́льник) становится Хмельни́цкий. Фамилии, оканчивающиеся на -ець, обычно переходят в -ец, например: Швець - Швец.

6. Украинское твердое л перед согласной произносится как губно-губной в, а иногда так и пишется. Такое написание обычно сохраняется в русифицированных фамилиях. Так, украинская фамилия Товсто́ногий русифицируется в Товстоно́гов, реже в Толстоно́гов.

7. Мы уже упоминали, что звук [ф] отсутствовал в общеславянском и что в русском иноязычное ф иногда заменяется на х. Украинский идет еще дальше, и в некоторых наиболее популярных крестильных именах церковнославянское ф заменено в украинском на п или на х, или на хв, или на т. Так, например, можно встретить имена Пили́п (русск. Фили́пп), Опана́с и Пана́с, реже Тана́с (русск. Афана́сий), Хома́ (русск. Фома́), Юхи́м (русск. Ефи́м), Хве́дір (русск. Фёдор) и некоторые другие. Украинские фамилии в русском языке обычно сохраняют народную форму: Пили́пенко, Опана́сенко, Панасю́к, Хоме́нко, Хоми́цкий, Юхимчу́к, Хведько́ и т.д.

Как можно видеть, правила русификации применяются более или менее последовательно в различных категориях форм. Чем ближе украинский тип фамилии к параллельному русскому, тем последовательнее будет русификация.

В настоящей книге украинские фамилии даются в их русифицированной форме, кроме тех случаев, которые оговорены особо. Однако формы, от которых они происходят, даны в украинском написании (правила произношения см. выше). Правила склонения и образования женских фамилий, рассмотренные в главе II, можно отнести и к фамилиям украинского происхождения. Тем не менее необходимо помнить, что в украинском прилагательные женского рода оканчиваются на , а не на -ая, как в русском, что, естественно, относится и к фамилиям в форме прилагательных. В русифицированной форме такие женские фамилии принимают русское окончание -ая: украинская фамилия Кобиля́нська русифицируется в Кобыля́нская.

2. Фамилии, образованные от крестильных имен

2.1. Фамилии с патронимическими суффиксами

Украинские фамилии, как и русские, могут быть образованы как от полной, так и от уменьшительной формы крестильного имени. Основное различие между двумя языками, как уже указывалось, состоит в том, что в украинском сравнительно мало фамилий, соответствующих преобладающему типу русских фамилий на -ов/-ев. Подлинные украинские фамилии этого типа встречаются в основном на Западной Украине; в соответствии с правилами украинской фонологии, окончание -ов/-ев обычно переходит в -ів, например: Глі́бів, русский эквивалент - Гле́бов ← Глеб. Другие примеры:

Иванці́в (русск. Иванцо́в);

Мацькі́в ← Мацько́, уменьш. от Матві́й;

Миха́йлів (русск. Миха́йлов);

Стецькі́в ← Стецько́, уменьш. от Степа́н;

Я́ковлів (русск. Я́ковлев).

Гласный і восходящий к о и ь, согласно правилам украинской фонологии, сохраняется только в закрытом слоге. Таким образом, во всех падежах, кроме именительного, о и е восстанавливаются: род.п. Глі́бова, Иванцо́ва, Я́ковлева, Мацько́ва, Миха́йлова, Стецько́ва.

Окончание -ов/-ев может прибавляться к подлинным украинским крестильным именам. Такие образования обычно указывают на русификацию этих имен, например:

Грицко́в ← укр. Грицько́, уменьш. от Григо́рий;

Исько́в ← укр. Ісько́, уменьш. от Йо́сип;

Охре́мов ← укр. Охре́м (русск. Ефре́м);

Пана́сов ← укр. Пана́с (русск. Афана́сий).

И наоборот, фамилии на -ин (по-украински произносится [ын]) могут быть исконно украинского происхождения, если они образованы от несомненно украинских крестильных имен, например:

Хоми́н (русск. Фоми́н).

Во многих случаях, тем не менее, трудно решить, является ли рассматриваемая фамилия украинской или русской, например:

Мики́тин ← укр. Мики́та (русск. Ники́та и Мики́та);

Оле́ксин ← укр. и русск. Оле́кса, уменьш. от Алексе́й и Алекса́ндр.

Патронимические фамилии на -ич и -о́вич/-е́вич типичны для украинской номенклатуры (в русском не встречаются) и могут быть образованы от полной или уменьшительной формы крестильного имени.

Фамилии на -ич, правда, скорее относятся к белорусскому, чем к украинскому ареалу. Примеры:

Кузьми́ч ← Кузьма́;

Мику́лич ← Мику́ла (русск. Никола́й);

Оку́лич ← Оку́ла (русск. Аку́ла);

Хоми́ч, Томи́ч ← Хома́, Тома́ (русск. Фома́);

Яре́мич ← Яре́ма (русск. Ереме́й).

В некоторых случаях такие фамилии образованы от крестильных имен, оканчивающихся на согласную, что предполагает образование формы на -ович/-евич. Примеры:

Анто́нич, Миро́нич, Симо́нич, Яко́вич.

Гораздо более типичны фамилии на -ович/-евич.

Примеры фамилий, производных от полной (официальной) или народной формы:

Антоно́вич, Архимо́вич ← Архи́м ← Охри́м (русск. Ефре́м), Борисо́вич,

Гнато́вич ← Гнат ← Ігна́т (русск. Игна́т), Григоро́вич, Данило́вич, Денисо́вич,

Климо́вич, Кононо́вич, Леонто́вич, Лукияно́вич, Максимо́вич, Марко́вич, Мартино́вич,

Прокле́вич, Устимо́вич, Ходоро́вич ← Хо́дор (русск. Фёдор), Юхимович ← Юхи́м (русск. Ефи́м).

Примеры фамилий, производных от уменьшительных форм:

Андруше́вич ← Андру́ш ← Андрі́й;

Дано́вич ← Дан ← Дани́ло;

Дашко́вич ← Дашко́ ← Дани́ло;

Дороше́вич ← До́рош ← Дорофі́й;

Зенко́вич ← Зенько́ ← Зено́н;

Лукаше́вич ← Лука́ш ← Лука́;

Матуше́вич ← Мату́ш ← Матві́й;

Петруше́вич ← Петру́сь ← Петр;

Станюко́вич ← Станю́к ← Станисла́в;

Степо́вич ← Степ ← Степа́н;

Юхно́вич ← Юхно́ ← Юхи́м (русск. Ефи́м);

Яроше́вич ← Я́рош ← Яросла́в.

В фамилиях на -о́вич/-е́вич ударение падает на предпоследний слог как в польском языке.

2.2. Фамилии с непатронимическими суффиксами

Все остальные украинские фамилии, образованные от крестильных имен, являются суффиксальными производными без указания на патроним. Первоначальное значение суффикса обычно уменьшительное. Существует столько типов фамилий, сколько есть суффиксальных производных от крестильных имен. Основное отличие украинской модели от русской состоит в том, что в украинском крестильное имя само по себе может выступать в качестве фамилии.

Наиболее типичен в украинской модели суффикс -енко, образующий большинство фамилий, производных от крестильных имен, как от полных, так и от уменьшительных форм. Практически от любого крестильного имени можно образовать по крайней мере одну фамилию на -енко.

Примеры фамилий на -енко, имеющие в качестве основы полную форму крестильного имени:

Авде́енко ← Овді́й (русск. Авде́й);

Вакуле́нко ← Ваку́ла (русск. Вуко́л);

Гапоне́нко ← Гапо́н (русск. Агафо́н);

Герасиме́нко; Гордие́нко ← Горді́й (русск. Горде́й);

Дмитрие́нко ← Дмитро́ (русск. Дми́трий);

Илье́нко ← Ілля́ (русск. Илья́);

Карпе́нко; Кириле́нко; Кондрате́нко; Кононе́нко;

Мака́ренко; Максиме́нко; Матвие́нко;

Миките́нко, Ники́тенко ← Мики́та (русск. Ники́та);

Мосие́нко ← Мосі́й (русск. Моисе́й, Мосе́й);

Ничипоре́нко ← Ничи́пір (русск. Ники́фор);

Овсие́нко ← Овсі́й (русск. Евсе́й);

Огие́нко ← Огі́й (русск. Агге́й);

Оноприе́нко ← Оно́прій (русск. Ону́фрий);

Пархо́менко ← Пархо́м, искаж. Парфе́н и Пахо́м;

Петре́нко; Степане́нко;

Устиме́нко ← Усти́м (русск. Усти́н ← Юсти́н);

Якиме́нко ← Яки́м (русск. Иоаки́м, Аки́м);

Яре́менко, Ере́менко ← Яре́ма (русск. Ереме́й).

Если суффиксу -енко предшествует к, то к переходит в ч:

Аве́рченко ← Ове́ркій (русск. Аве́ркий);

Иса́ченко ← Іса́к;

Калени́ченко ← Кале́ник (русск. Калли́ник);

Кириче́нко ← Ки́рик (русск. Ки́рик);

Ма́рченко ← Ма́рко (русск. Марк).

Фамилий на -енко, производных от уменьшительных форм крестильных имен, еще больше, чем фамилий, производных от полных форм. В большинстве случаев они образованы от уменьшительных форм на -ко; к перед -енко переходит в ч, и тогда фамилия оканчивается на -ченко. Примеры:

Васи́льченко ← Васи́лько ← Васи́ль (русск. Васи́лий);

Гри́нченко ← Гринько́ ← Григо́рій (русск. Григо́рий);

Да́нченко ← Да́нько ← Дани́ло;

Дани́льченко ← Дани́лко ← Дани́ло;

Де́мченко ← Де́мко ← Дем’я́н или Деми́д;

Зи́нченко ← Зи́нько ← Зино́вій;

И́вченко ← Івко́ ← Іва́н;

И́льченко ← Ілько́ ← Ілля́;

Ла́рченко ← Ларко́ ← Іларіо́н;

Ле́вченко ← Левко́ ← Лев или Лео́н;

Миха́льченко ← Миха́лко ← Миха́йло;

Оле́нченко, Ле́нченко ← Оле́нко, Ле́нко, оба от Олекса́ндер или Олексі́й;

Оме́льченко ← Оме́лько ← Омеля́н (русск. Емелья́н);

Па́нченко ← Па́нько ← Пантелеймо́н или Панкра́т или Пана́с/Опана́с (русск. Афана́сий);

Са́вченко ← Са́вко ← Са́ва;

Се́мченко, Се́нченко ← Семко́, Сенько́, оба имени от Семе́н;

Ти́мченко ← Тимка́ ← Тимофі́й;

Ха́рченко ← Ха́рко ← Харито́н;

Федо́рченко ← Феді́рко ← Фе́дір (русск. Фёдор);

Ю́рченко ← Юрко́ ← Ю́рій.

Если суффиксу -ко предшествует с или ш, то к соединяется с предшествующей согласной и дает звук щ, фамилия в этом случае получает окончание -щенко. Примеры:

Андрю́щенко ← Андрю́шко ← Андрі́й (русск. Андре́й);

Антро́щенко ← Антро́шко ← Антро́п ← Євтро́пій;

Аре́щенко ← Аре́шко ← Аре́фа/Оре́фа;

Бори́щенко ← Бори́ско ← Бори́с;

Ва́щенко ← Васька́ ← Васи́ль (русск. Васи́лий);

Гера́щенко ← Гера́сько ← Гера́сим;

Гри́щенко ← Грисько́ ← Григо́рій;

Зо́щенко ← Зосько́ ← Зо́сим;

И́щенко ← Ісько́ ← Йоси́п;

Ива́щенко ← Іва́сько ← Іва́н;

Ми́щенко ← Мишко́ ← Миха́йло;

Они́щенко ← Они́сько ← Они́сим;

Тере́щенко ← Тере́шко ← Тере́нтій;

Ти́щенко ← Тишко́ ← Ти́хон;

Тро́щенко ← Трошко́ ← Трохи́м (русск. Трофи́м).

Если уменьшительная форма оканчивается на , то х переходит в ш, и фамилия получает окончание -шенко. Примеры:

Дороше́нко ← До́рох или До́рош ← Дорофі́й;

Евтуше́нко ← Евту́х ← Євти́хій;

Матюше́нко ← Матю́х ← Матві́й;

Стеше́нко ← Стех ← Степа́н;

Тимоше́нко ← Тиміш ← Тимофі́й;

Яроше́нко ← Я́рох или Я́рош ← или Єрофі́й или Яросла́в.

Фамилии на -енко от уменьшительных форм с другими окончаниями, но не с -ко или , менее типичны. Примеры:

Косте́нко ← Кость ← Костянти́н (русск. Константи́н);

Лукаше́нко ← Лука́ш ← Лука́;

Мишу́ренко ← Мишу́ра ← Миха́йло;

Проце́нко ← Проць ← Проко́пий или Про́хор;

Фесе́нко ← Фесь ← Фе́дір (русск. Фёдор).

В фамилиях на -енко ударение обычно падает на третий слог от конца. Но существует тенденция, особенно в русском произношении, сдвигать ударение на предпоследний слог. Фамилии на -енко, русифицированные путем добавления на конце согласного в, нетипичны.

Такие формы часто встречаются у донских казаков, чья территория граничит с Украиной. Например:

Абраме́нков, Вла́сенков, Давыде́нков, Иване́нков, Михайле́нков, Сидоре́нков.

Ударение обычно падает на предпоследний слог.

Уменьшительные формы на -ко, от которых образуются фамилии на -ченко, сами могут использоваться как фамилии. К формам на -ко, приведенным в списке фамилий на -ченко, -щенко, можно прибавить следующие фамилии:

Анто́шко ← Анто́н;

Ахроме́йко ← Ахроме́й ← Варфоломі́й;

Воло́дько ← Володи́мир (русск. Влади́мир);

Грицко́ ← Григо́рій;

Гу́рко ← Гу́рій;

Дмите́рко ← Дмитро́ (русск. Дми́трий);

Доро́шко ← До́рош ← Дорофі́й;

Занько́ ← Заха́р;

Зинько́ ← Зіно́вій;

Ива́нко ← Іва́н;

Кире́йко ← Кире́й ← Кири́ло;

Климко́ ← Клим/Климе́нтій;

Матве́йко ← Матві́й;

Меле́шко ← Меле́тій;

Оста́шко ← Оста́п/Євста́хій (русск. Евста́фий);

Пронько́ ← Проко́пій или Про́хор;

Родько́ ← Родіо́н;

Федько́ и Хведько́ ← Фе́дір/Хве́дір (русск. Фёдор);

Химко́ ← Юхи́м (русск. Ефи́м).

В фамилиях, состоящих из трех и более слогов, ударение обычно совпадает с ударением крестильного имени, лежащего в основе. В русифицированных многосложных фамилиях ударение падает на конечный слог -ко, в то время как в подлинных украинских фамилиях этого типа конечное ударение вовсе необязательно.

Распространенным типом фамилий, особенно на Западной Украине, являются фамилии на -у́к, -ю́к. Этот суффикс первоначально обозначал молодых людей, обычно сыновей, а иногда учеников. Например:

Арсеню́к ← Арсе́ній, Власю́к, Гаврилю́к, Гнатю́к ← Гнат ← Ігна́т, Данилю́к, Денисю́к, Дмитру́к, Захару́к, Никитю́к, Романю́к, Стецю́к ← Стець ← Степа́н, Кирилю́к, Кондратю́к, Мартыню́к, Тарасю́к, Федору́к.

Если фамилия образована от уменьшительного имени на -ко или -шко, то суффикс становится -чук или -щук:

Андрийчу́к, Герасимчу́к, Гарасимчу́к, Демьянчу́к, Захарчу́к, Зинчу́к, Ильчу́к ← Ілько́ ← Ілля́, Корнейчу́к ← Корні́й (русск. Корне́й), Костащу́к, Лазарчу́к, Левчу́к, Романчу́к, Савчу́к, Тимощу́к, Яремчу́к ← Яре́ма (русск. Ереме́й).

Ударение всегда конечное.

Фамилии на -енко/-ченко/-щенко, -ко и -ю́к/-чу́к/-щу́к - это самые распространенные украинские фамилии, производные от крестильных имен. Однако любое производное от крестильного имени с любым суффиксом может использоваться как фамилия.

Самыми распространенными производными от крестильных имен являются формы с ласкательным суффиксом , расширенным различными гласными, например:

-ик/-чик:

Ада́мик, Васи́лик, Гаври́лик, Гна́тик, Ку́зик, Па́влик, Пе́трик, Хо́мик, Богда́нчик, Гаври́льчик, Дани́льчик, Зо́тчик, Миро́нчик, Семе́нчик.

Ударение падает на предпоследний слог;

-я́к/-ча́к:

Андруся́к, Антоня́к, Борися́к, Даниля́к, Никифоря́к, Пилипя́к, Андрийча́к, Климча́к;

-ка:

Ивану́шка, Макару́шка, Мики́тка;

-анко:

Петруша́нко;

-о́нько:

Ивано́нько, Максимо́нько, Федоро́нько -е́чко: , Василе́чко, Ивасе́чко, Гавриле́чко.

Среди других суффиксов самые типичные:

-е́ц (укр. -е́ць):

Андруне́ц, Богдане́ц, Демьяне́ц, Иване́ц, Маркове́ц, Мартине́ц, Мироне́ц, Остапе́ц, Пилипе́ц, Романе́ц;

-хно:

Дахно́ ← Дани́ло, Ива́хно ← Іва́н,

Махно́ ← Єпима́х или любое другое имя, начинающееся с Ма-: Мака́р, Матві́й и т.д.;

Пихно́ ← Пили́п или Пи́мін, Сахно́ ← Олекса́ндер, Юхно́ ← Юхи́м;

-у́ра/-ю́ра:

Костю́ра, Петлю́ра ← Петру́ра ← Петр, Стецю́ра ← Стець ← Степа́н, Степу́ра ← Степа́н;

-ас/-ась:

Демида́с/Демида́сь, Курыла́с, Матвия́с;

-ус/-усь:

Дми́трус, Кли́мус, Петру́сь, Саму́сь;

-ысь:

Гавры́сь, Гуры́сь;

-аш:

Андрия́ш, Лука́ш, Матия́ш;

-и́ца (укр. -и́ця):

Ивани́ца, Романи́ца.

Представляют интерес и фамилии, оканчивающиеся на -а́т. Этот суффикс соответствует родительному падежу множественного числа морфологического типа существительных, обозначающих детей или молодняк животных (укр. теля́ ‘теленок’, род.п. ед.ч. теля́ти, им.п. мн.ч. теля́та, род.п. мн.ч. теля́т). Таким образом фамилия Максимя́т в действительности означает ‘один из (семьи) Максимят’, первоначально ‘сын Максима’. В некотором смысле, это украинский аналог русского типа Фомины́х, где -их/-ых является окончанием род.п. мн.ч. прилагательных (см. с.19). Примеры:

Грицка́т, Демчиня́т, Михальча́т, Олекся́т, Петрича́т, Процевя́т, Прокопя́т, Романча́т.

Фамилии на -ский/-цкий обычно происходят от топонимов (см. с.216). Это относится даже к фамилиям, включающим крестильное имя, например, Андрие́вский, возможно, происходит от названия местности Андрі́ев или Андріе́вка, а не от крестильного имени Андрі́й.

Однако ряд фамилий на -ский/-цкий образованы непосредственно от крестильных имен. В большинстве случаев это вторичное образование от уже существующей фамилии. На Западной и Центральной Украине суффикс -ский всегда воспринимался благосклонно, поскольку напоминал местный польский суффикс -ski/-cki, который первоначально означал благородное происхождение. Часто практиковалось "улучшение" обычной фамилии "низкого" происхождения путем добавления этого суффикса. В результате этого процесса, вероятно, возникли следующие фамилии:

Васько́вский ← Васько́;

Гнато́вский ← Гна́т, Гнатю́к;

Дашко́вский ← Дашко́;

Демчи́нский ← Де́мченко;

Дороше́вский ← До́рош, Дороше́нко;

Зенько́вский ← Зенько́;

Климаше́вский ← Клима́ш;

Кондра́цкий ← Кондратю́к;

Михно́вский ← Михно́;

Петри́цкий ← Пе́трик.

В этих фамилиях (как и во всех на -ский/-цкий) ударение падает на предпоследний слог, как в польском языке.

2.3. Полная форма крестильного имени, используемая в качестве фамилии

Поскольку уменьшительная форма может употребляться в качестве фамилии без патронимического суффикса, то неудивительно, что и полные формы могут выступать таким же образом. И все же такие случаи редки и встречаются только в западных районах Украины. Примеры:

Бори́с, Гапо́н ← Агафо́н, Гаври́ло, Дани́ло, Касия́н, Кире́й, Ма́рко, Проко́п.

Фамилии Гаври́ло, Дани́ло и Куры́ло пишутся также и с двойным л:

Гаври́лло, Дани́лло, Куры́лло.

Это редкое и интересное явление полонизации, которое будет рассматриваться в разделе, посвященном фамилиям польского происхождения, глава XII, с.250.

2.4. Метронимические фамилии

Процент метронимических фамилий в украинском языке выше, чем в русском. Обычный суффикс в метронимических фамилиях - -ин, то есть как и в русских фамилиях этого типа. Некоторые украинские метронимические фамилии невозможно отличить от русских, если в их основе лежит крестильное имя, одинаковое в обоих языках. Другие безошибочно определяются как украинские, например:

а) Фамилии, производные от полных имен:

Горпи́нин ← Горпи́на ← Агрипи́на (русск. Аграфе́на);

Окса́нин ← Окса́на (русск. Ксе́ния, Акси́нья);

Явдо́хин ← Явдо́ха ← Євдокі́я (русск. Евдоки́я, Авдо́тья).

б) Фамилии, производные от уменьшительных имен:

Гану́щин ← Гану́ська ← Га́нна (русск. Анна);

Га́пчин ← Га́пка ← Гафі́я/Ага́фія (русск. Ага́фья);

Ка́трин ← Ка́тря ← Катери́на (русск. Екатери́на);

Ксе́нчин ← Ксе́нька ← Ксе́нія;

Мала́нчин ← Мала́нка ← Малана/Мела́нія;

Мару́син ← Мару́ся ← Марі́я;

На́стин ← На́стя ← Наста́сія/Анастасі́я;

Пра́ксин ← Пра́кся ← Євпра́ксія;

Хи́мкин ← Хи́мка ← Юхи́ма (русск. Евфи́мия);

Хри́стин ← Хри́стя ← Христи́на.

Особенностью украинской номенклатуры является то, что метронимические фамилии могут быть образованы таким же способом и с помощью тех же суффиксов, что и фамилии, производные от мужских крестильных имен. Однако такие метронимические фамилии редки. Например:

-ич:

А́ннич, Катери́нич, Ка́трич, Марги́тич, Ната́лич, Хри́стич;

-о́вич/-е́вич:

Гальке́вич ← Га́лька ← Гали́на (русск. Гали́на);

Гандзе́вич ← Га́ндзя ← Га́нна (русск. Анна);

Катре́вич ← Ка́тря ← Катери́на (русск. Екатери́на);

-енко:

Ва́рченко ← Ва́рька ← Варва́ра;

Дарие́нко, Ода́рченко ← Да́рія, Ода́рка;

Ксе́нченко ← Ксе́нія;

Макру́шенко ← Макри́на Мари́щенко ← Марі́я;

Мо́тренко ← Мо́тря ← Мотро́на (русск. Матро́на/Матрёна);

-ечко:

Тетя́нечко ← Тетя́на (русск. Татья́на);

-ю́к:

Гандзю́к, Горпиню́к, Катериню́к, Палагню́к ← Пала́га (русск. Пелаге́я);

-я́к:

Гальча́к ← Га́лька ← Гали́на Гануля́к ← Гану́ля;

Гануся́к ← Гану́ся;

Ганча́к ← Га́нка - все формы от Га́нна (русск. А́нна);

Маруся́к, Маруша́к, Марунча́к ← Марі́я;

Настася́к ← Наста́сія/Анастасі́я.

Характерную группу метронимических фамилий составляют фамилии, производные от имени матери, которое само является андронимом, то есть производным от имени мужа. Если, например, мужа звали Семко́ (уменьш. Семе́н), то его жену называли Семчи́ха, и тогда андрометронимическая фамилия будет оканчиваться на -ишин, с палатализацией х→ш: Семчи́шин. Русифицированная форма пишется и произносится как Семчи́шин. Примеры:

Аги́шин ← Оги́шин ← Огі́й;

Грини́шин, Гринчи́шин ← Гринь, Гринько́, оба от Григо́рій;

Данили́шин ← Дани́ло;

Карпи́шин ← Карп;

Кузьми́шин ← Кузьма́;

Макари́шин ← Мака́р;

Марты́шин ← Марти́н;

Остапи́шин ← Оста́п ← Євстафій;

Панчи́шин ← Панько́ ← Пантелеймо́н или Панкра́т или Пана́с;

Тимчи́шин ← Тимко́ ← Тимофі́й;

Хоми́шин ← Хома́ (русск. Фома́);

Юрчи́шин ← Юрко ← Ю́рій;

Якими́шин ← Яки́м;

Янча́шин ← Я́нко ← Ян.

Соответствующие русские фамилии оканчиваются на -ихин (см. с.91).

3. Фамилии, образованные от названий профессий

3.1. Бессуффиксальные фамилии

В украинском, в отличие от русского, название профессии часто становится фамилией без добавления к нему ономастического суффикса. Такая практика нашла отражение в таких фамилиях, как Бо́ндар - точный украинский эквивалент англ. Cooper, нем. Küfer или Böttcher, франц. Tonnelier, голл. Kuyper. Примеров много:

Батра́к;

Бе́рдник ‘тот, кто делает;

бе́рдо (деталь ткацкого станка)’;

Богома́з ‘иконописец’;

Бо́ртник ‘пчеловод’;

Бра́жник ‘пивовар’;

Возня́к ‘кучер’;

Гама́рник ‘плавильщик’;

Горо́дник ‘торгующий садовод’;

Зализня́к ‘торговец скобяными изделиями’, русифицированная форма - Железня́к;

Кили́мник ‘тот, кто делает ковры’;

Коле́сник ‘колесный мастер’;

Колоди́й ‘колесный мастер’;

Конова́лец ‘ветеринар’;

Кова́ль ‘кузнец’;

Кра́вец ‘портной’;

Ме́льник;

Миро́шник ‘мельник’;

Му́зыка, Музы́чка ‘музыкант’;

Палама́р (искаж. понома́рь);

Па́сичник русифицированная форма - Пасечник;

Рыба́к, Рыба́лка;

Ткач;

Чума́к ‘ездовой’;

Шапова́л ‘валяльщик’;

Швец ‘сапожник’.

Развитие культуры Украины проходило под влиянием польско-литовского государства, частью которого она была в течение многих веков. Этим объясняется большое число польских слов в украинской терминологии инструментов, ремесел, сельского хозяйства и торговли. Во многих случаях сами польские термины были просто заимствованы из немецкого. В результате, украинские названия профессий часто демонстрируют польское или польско-немецкое происхождение, например:

Ку́чер (польск. kuczer, нем. Kutscher);

Лазе́бник ‘цирюльник’ (польск. устар. łaziebnik);

Оле́йник ‘тот, кто делает растительное масло’ (польск. olejnik);

Папи́рник ‘тот, кто делает бумагу’ (польск. papiernik);

Сте́льмах ‘каретник’ (польск. stelmach ← нем. Stellmacher, сев.-нем. термин, южно-нем. экв. Wagner);

Цеге́льник ‘тот, кто делает кирпичи’ (польск. cegielnik).

В настоящее время украинские существительные на -ар, обозначающие профессию, имеют твердое р в именительном падеже, которое сравнительно недавно развилось из мягкого. Это мягкое р встречается в косвенных падежах: им.п. бо́ндар, род.п. бо́ндаря, дат.п. бо́ндареві, и т.д. Выступая в качестве фамилий, эти существительные обычно оканчиваются на -арь, и это также обычное окончание русифицированной формы фамилии. Фамилии, оканчивающиеся на -ар, обычно белорусского происхождения, хотя различие не всегда ясно. Примеры:

Бо́ндарь (польск. bednarz ← нем. Büttner);

Гонта́рь ‘кровельщик’ (польск. gontarz ← нем. Gant);

Гра́барь ‘землекоп’ (польск. grabarz ← нем. Gräber); в русифицированной форме ударение обычно падает на последний слог: Граба́рь;

Друка́рь ‘печатник’ (польск. drukarz ← нем. Drucker);

Кра́марь ‘владелец лавки’ (польск. kramarz ← нем. Krämer);

Лихва́рь, Лиха́рь, Лифа́рь ‘ростовщик’ (польск. lichwarz, теперь lichwiarz);

Ли́марь ‘шорник’ (укр. ли́марь возникло путем диссимиляции из польск. rymarz ← нем. Riemer);

Млына́рь ‘мельник’ (польск. młynarz);

Слю́сарь ‘слесарь’ (польск. ślusarz ← нем. Schlosser);

Шинка́рь ‘владелец кабака’ (укр. шинка́рь ← польск. szynkarz ← нем. Schenker).

Не все украинские названия профессий, оканчивающиеся на -ар, польского или польско-немецкого происхождения. Есть и ряд исконных слов, например:

Кобза́рь ‘игрок на кобзе’;

Сичка́рь ‘резальщик соломы’;

Чебота́рь ‘башмачник’ (укр. Чобота́рь).

В случае, когда имеются русские эквиваленты с твердым р, исключаются формы с мягким рь, например:

Гайда́р ‘пастух’ (тюрк. происхождения); Гонча́р; Котля́р ‘котельщик’; Овча́р.

Когда фамилии на -арь полностью переходят в русскую ономастическую модель путем добавления патронимического суффикса, то они оканчиваются на -арев, обычно с ударением на -ёв, например:

Бо́ндарев, Гонтарёв, Грабарёв, Друкарёв, Крамарёв, Лихарёв, Лимарёв,

Сичкарёв и в дальнейшем русифицировано в Сечкарёв, Слюсарёв, Чеботарёв, Шинкарёв и Шингарёв.

Фамилия Кушнарёв, показывает дополнительную стадию русификации путем прибавления суффикса, -арёв:

исходное украинское имя существительное, обозначающее профессию - кушне́р, теперь, кушні́р ‘скорняк’ (польск. kuśnierz ← нем. Kürschner).

3.2. Суффиксальные фамилии

Фамилии, восходящие к названиям профессий, могут иметь также ономастические суффиксы. Патронимические суффиксы -о́вич/-е́вич и -ов/-ив встречаются редко, например:

Пушкаревич, Рымаркевич.

Суффикс -енко, наоборот, очень распространен, например:

Бондаре́нко; Бурми́стенко ← бурми́стер ‘управляющий’;

Винниче́нко ← ви́нник ‘винокур’; Гончаре́нко;

Дья