Agnigor, 2022

О русских фамилиях

А.В.Суперанская, А.В.Суслова

СПб.: ИД "Авалонъ", ИД "Азбука-классика", 2008

Содержание

Введение

Несколько слов об именах собственных и нарицательных

Из истории русских фамилий

Истоки патронимических фамилий

Основы русских фамилий

Литературный язык и народные говоры

Суффиксы

Лексическое поле

Фамилии, образованные от личных христианских имён

Фамилии, образованные от женских имён и прозвищ

Фамилии, образованные от географических и этнических названий

Фамилии, образованные от глаголов и имен прилагательных

Искусственные фамилии

Двойные фамилии

Фамилии с суффиксом -ов

Фамилии с суффиксом -ин

Фамилии с суффиксом -ский/-ской (-цкой)

Заключение

Приложение: Энциклопедия русского быта

А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, X, Ц, Ч, Ш, Ю, Я

Что читать о фамилиях

Письмо от 03.05.2007 "О решениях межведомственной комиссии по русскому языку"

Письмо от 01.10.2012 "О правописании букв "е" и "ё" в официальных документах"

Постановление от 23.11.2006 "О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации"

Приказ от 08.06.2009 "Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации"

Текст

Введение

Фамилия - основной компонент полного именования, которое у всех русских людей состоит из трёх частей, например: Николай Петрович Лапин, Валентина Викторовна Лапина.

Русские фамилии - только часть фамилий, бытующих в нашей стране. Они отличаются от фамилий других народов по форме и по характеру основ, от которых они образованы. Именования людей других национальностей строятся у нас в России по той же трёхчастной формуле, например: Рамиль Расимович Сабиров, Гиви Вахтангович Рамишвили. Однако Сабиров и Рамишвили не сопоставляются ни с одним словом русского языка, что мешает нам воспринимать их как фамилии русские.

Русские семьи не всегда являются носителями русских фамилий. Например, в России встречаются такие фамилии, как Грандмезон, Карузо, Шмит, а чисто русские фамилии бывают у якутов, бурят, татар и других народностей. К русским фамилиям мы относим в первую очередь те, которые образованы от слов русского языка с помощью русских словообразовательных средств, например, Зайцев от заяц, Коровкин от корова, коровка, Кисловский от кислый. Это также все виды фамилий, происшедших от личных имён: Петров, Петровы́х от Пётр, Анфимов, Анфи́мкин от Анфим и т.п.

У русского населения имеется немало фамилий, восходящих к словам других языков, например, Базаров - от тюркского базар (рынок) или монгольского базар (алмаз). Некоторые из них включают слова, ушедшие из нашего языка, или неясные, или не зафиксированы словарями: Повожаев, Елюков, Усягин. Каждая из подобных фамилий требует больших исторических и лингвистических изысканий для выяснения, от каких слов и почему она образована.

Не все из нас задумываются над происхождением или возрастом своей фамилии. Запомнив её в детстве, мы на протяжении последующей жизни повторяем её как нечто раз навсегда данное и очень значимое для каждого из нас. Мы говорим о наших современйых фамилиях, не замечая, что современность их не простая, а историческая. Например, очень распространенная русская фамилия Александров происходит от имени личного Александр. К русским это имя попало в X веке из Византии, где оно было издавна известно как имя греков и сопредельных с ними народов. Александр Македонский, живший в 356-323 годах до нашей эры, не был первым человеком, носившим имя Александр. К славянским древностям восходят такик современные русские фамилии как Ра́тников - от рать (войско), Шеломов - от шело́м (древнерусское шлем), Ратаев (ра́тай - это древнерусское пахарь).

Язык постепенно меняется, как меняется и наш быт. Орудия труда, предметы обихода ветшают, заменяются более совершенными или модными. Вместе с прежними одеждами, посудой, утварью уходят в небытие их названия: бурну́с, кафтан, тулуп, сало́п, корчага, балакирь, короб. Однако продолжают жить в нашем языке своей особой жизнью, в виде собственных имён, фамилии Бурну́сов, Кафта́нов, Тулу́пов, Сало́пов, Корча́гин, Бала́кирев, Ко́робов. Вещи превратились в музейные редкости, слова, их обозначающие, стали так называемыми архаизмами литературного языка, а фамилии Коробов, Бурнусов и другие остаются современными.

Задача настоящей книги - раскрыть богатство русских фамилий и разнообразие тех слов, от которых они в разное время образовались, проследить возникновение и развитие русских фамилий, их связь с жизнью русского народа, с русской историей и культурой, а также показать место фамилий в языке и их взаимоотношение с другими собственными именами.

Несколько слов об именах собственных и нарицательных

Деление слов любого языка на имена собственные и нарицательные - одно из основных подразделений его лексики. Имена нарицательные обозначают предметы, например: мяч, машина; растения, животных и птиц: цветок, кошка, соловей; людей: человек, женщина, певец, водитель; отвлечённые понятия: дружба, любовь, успех. Имя собственное присваивается в индивидуальном порядке какому-либо предмету, магазину, предприятию, населённому пункту, птице, животному, человеку. Имя собственное можно дать любимой игрушке, крупному алмазу, одиноко стоящему дереву. В комедии Н.В.Гоголя "Игроки" даже колода карт имеет персональное имя - Аделаида Ивановна.

Фамилии - это имена собственные, и это значит, что они не имеют непосредственной связи с теми словами, от которых они в своё время произошли. Фамилии легко вбирают в себя слова, распространённые в каждую отдельную эпоху, но развиваются по законам языка.

Имя нарицательное обозначает неопределённый предмет. Предмет, именуемый собственным именем, - что-то определённое и строго отграниченное от других предметов, например: это - река Волга, а вот это автомобиль "Волга"; ваша знакомая или персонаж английской сказки - Алиса, название рок-группы - "Алиса", конфеты или шоколад "Алиса".

Даже широко распространённые собственные имена, которые носят многие люди, употребляются каждый раз индивидуально, не образуя класса Марий, класса Иванов, класса Петровых. Чёткая определённость именуемого лица обособливает собственные имена от прочих слов.

Связь собственных имён с теми словами, от которых они в своё время произошли, ослабевает, благодаря чему возможна иная группировка слов. Например, произнося фамилию Пушкин, мы не думаем об артиллерийских орудиях: ближайшими ассоциациями будут Лермонтов, Некрасов.

Произнося фамилию Репин, мы даже забываем, что она произошла от репы. Мы думаем о полотнах художника Репина, вспоминаем их названия и фамилии его друзей и соратников.

Даже такие яркие прозвищные имена, как Паук, Канарейка, Лошадь, Соломина уходят из привычного словесного окружения. Прозвище Соломина как обозначение худого человека встает в один ряд с Жердь, Лапша, Макаронина, Ниточка - словами совершенно иной соотнесённости. Прозвище Паук, данное жадному стяжателю, встанет в один ряд с прозвищами Жмот и Жадина, прозвище болтливой женщины Канарейка окажется в одном ряду с Пустышка, Трещотка, а как прозвище человека в желтом Канарейка попадёт в один рад с Желтопузик, Желток, Яичница. Прозвище Лошадь человек может получить и за прямой крупный нос, напоминающий морду лошади, и за крупную фигуру, и за то, что работает, как лошадь, - то есть каждый раз ведущая черта может быть иной.

Имена собственные, обособляясь от нарицательных, имеют своё словообразование, склонение, ударение, употребление в речи. Например, существительное женского рода борода требует, чтобы у глагола было женское окончание: борода росла; но вот мужчина имеет прозвище или фамилию Борода, и тогда Борода сказал, а не сказала. Прилагательное весёлый становится именем существительным, обозначая кличку собаки: Весёлый лает. Глагол догонять в форме догоняй, став кличкой собаки, превращается в имя и начинает склоняться: покормить Догоня́я, прогуляться с Догоняем.

В письменной речи дополнительными средствами для выделения имён собственных служат прописные буквы, а также апострофы, кавычки, дефисы. Сравните: генерал Френч и френч (военная одежда), орловский рысак и доктор Рысак, кличка лошади Догони́-Ветер. Кавычки свидетельствуют о непрямом, необычном употреблении слова: имя Алиса мы пишем без кавычек, а название магазина или компании "Алиса" - в кавычках. Апострофы, не свойственные русской орфографии, встречаются в таких иноязычных фамилиях, как Д'Аламбе́р, О'Ни́л.

Фамилии,: даже самые необычные, превращаются для нас в знаки, которые обозначают то или иное лицо и не связаны с содержанием нашей речи. Фамилии Скрипкин или Смычков не заставляют нас думать, что носители фамилий - музыканты; маляр Краскин, лесоруб Топоров - курьёзы, и встретить сегодня мельника по фамилии Мельник будет редчайшей случайностью, В наших материалах есть несколько примеров подобных случайных совпадений: Скотникова - доярка на скотном дворе, Птичникова - птицевод на птицефабрике, Скакун - цирковой акробат, Армеев - военный, Похлёбкин - автор кулинарных книг, Умов и Разумов - учёные, Кривдин - мошенник, о котором сообщали в печати. Но это, повторяем, большая редкость.

Чиновник по фамилии Котов звонит в вышестоящую инстанцию, и говорит, думая о своём серьёзном деле, а не о смысле слов, от которых происходят фамилии, и, конечно, не желая кого-то оскорбить:

- Алло, это господин Мышкин? Говорит Котов. Где Вас можно поймать?

В другом учреждении новый секретарь, только что вышедшая на работу, отвечает на телефонный звонок и слышит в трубке:

- Хватай муху.

Думая, что её разыгрывают, она отвечает: - Сам хватай.

Однако вскоре выяснилось, что Хватайму́ха - фамилия одного из сотрудников, которого и просили к телефону: "Хватаймуху" вместо полного "Позовите, пожалуйста, Хватаймуху".

Фамилии, наряду с именами личными, отчествами, прозвищами и псевдонимами, относятся к большой группе собственных имён - антропонимам. Антропоним - от греческого anthropos (человек) и onyma (имя), это любое собственное имя, которое может иметь человек. Изучением антропонимов занимается, антропонимика - отрасль ономастики, науки о собственных именах.

Из истории русских фамилий

Само слово фамилия - нерусское. У римлян familia первоначально относилось ко всем, живущим под одной крышей, это - домочадцы. Латинское familia распространилось по всей Европе уже в значении семья, обозначая минимальную ячейку общества. В этом значении слово известно и в русском языке, иногда говорят: "Как приятно видеть всех членов вашей фамилии в сборе". Употребляют и прилагательное фамильный: фамильные реликвии, в смысле - семейные.

Но основное, чисто русское значение слова фамилия - семейное имя (передающееся от старшего поколения к младшему). В других странах в этом смысле говорят: "фамильное имя", сравните у немцев: Familienname, у американцев: family name, у болгар: фамилно име. Для русских это двусловное сочетание излишне, достаточно одного фамилия. Слово фамилия в русском языке не старше Петровской эпохи, когда оно проникло в официальное делопроизводство. В департаментах, коллегиях и прочих государственных учреждениях стали именовать людей по фамилии, имени и отчеству. В допетровскую эпоху, когда необходимо было провести перепись населения, требовали, чтобы всех записали "по именем с отцы и прозвищи".

Слово прозвище в старые времена было а известном смысле равнозначно современному фамилия. В украинском языке прiзвiще до сих пор употребляется вместо слова фамилия, которое не вошло в украинский литературный язык. Однако современные русские фамилии существенным образом отличаются от фамилий-прозвищ допетровской эпохи; сравним прозвища Дрозд и Куша́к и современные Дроздов, Кушаков, в которых - характерный суффикс -ов. То обстоятельство, что многие украинские фамилии, такие, как Плющ, Казак, сохранили свою прозвищную форму, сближает их в языковом плане с русскими прозвищами, но в юридическом отношении и Плющ, и Казак соотносятся, конечно, с русскими фамилиями Плющёв и Казаков.

Фамилия стала необходимой, чтобы дать человеку чёткие координаты в обществе, более надёжные и постоянные, чем давало прозвище. Такая потребность возникла при массовых передвижениях людей, при скоплении их в одном месте. Нужно было различать большое число людей, во-первых, в городах, куда стекалась масса народа из всех мест, во-вторых, в армии. Рост городов и делопроизводства ускорили развитие новой языковой категории - фамилий.

Современная деловая документация ведёт происхождение от переписей населения, в процессе которых складывались официальные именования.

Частичные переписи практиковались на Руси с древних времён. Русские князья содержали при себе писцов, которые учитывали поступление доходов в княжескую казну от разных лиц. В XVI веке составляются писцовые книги, содержавшие описания городов, сёл, поместий, вотчин и выполняемых крестьянами повинностей.

Вот образцы официальных именований из старых документов: Фёдор Колесни́ца, новгородец (1328 год); Се́нка Грех, крестьянин Боровицкого погоста (1495 год); Ио́нка Лисица, ивангородский торговый человек (1498 год); Деме́шко Бо́йко, ладожский посадский (1500 год); Клён Прокофьев сын, рязанский помещик (1616 год); Баже́нко Фёдоров, служилый человек в Сибири (1658 год).

В XVII-XVIII веках делопроизводство строится на переписных книгах. Вот запись из Переписной книги города Ростова Великого за 1678 год: "Во дворе Родионко, прозвище Богдашко, Фадеев сын Третьяков, у нево дети: Ивашко, Петрушка, Гаранька, у Ивашки сын Максимка 4 лет, да внук Богда́шков Федотка Иванов сын Лапшин".

С 1718 по 1887 год для учёта лиц, облагаемых податями, существовали ревизские сказки. В ревизских сказках учитывались крестьяне, посадские люди, однодворцы, ямщики, работные люди, бродячее духовенство и так называемые гулящие, то есть вольные люди. В ревизские сказки не включались дворяне, духовенство, чиновники - как сословия, не подлежавшие обложению налогами.

Переписи проводились в разных частях страны, по различным поводам, для отдельных сословий в разное время, и только в 1897 году была проведена всеобщая перепись российского населения. Лица, проводившие перепись, имели присланные из столицы образцы, в соответствии с которыми рекомендовалось заполнять переписные листы. Переписчики, встречая разнородные индивидуальные именования, придавали им офиальный вид, и все граждане России стали обладать именованиями из трёх составляющих - имени, отчества и фамилии.

Иногда думают, что сначала люди звались одним именем, потом у них появилось двухкомпонентное именование, затем трёхкомпонентное. Это не совсем так.

В России XVII века у мужского населения в состав именования входило пять более или менее регулярно повторяющихся компонентов:

1. Указание на происхождение из какой-либо местности или принадлежность к какому-либо народу.

2. Указание на должность, занятие, профессию.

3. Личное имя.

4. Указание на имя, прозвище или профессию отца.

5. Индивидуальное прозвище.

Не всегда все пять компонентов указывались при именовании одного лица:

Москви́тин Истомка Феофанов сын, прозвище Лабза́;

трубник Микита Григорьев сын Новосильцев;

Матюшка прозвище Баженко Никитин, сын Дягалева;

Иса́й О́сифов судописец;

десятник Мики́фор Сапо́жник.

Женщины именовались по отцу, мужу, брату:

столоначальника Ива́новская жена Фёдорова сына Поливанова вдова Ульяна Петро́ва дочь;

Марфа Петрова дочь княж Сергеевская жена княж Григорьева сына Долгорукова;

старица Пелегея Ива́нова дочь;

Я́невая именем Марья.

Яневая в последнем примере значит: принадлежащая Яну, а Ян - ласкательная народная форма имени Иван.

Примеры показывают, что в XVII веке на Руси ещё не было единого официального именования. Использовались различные компоненты, которые могли дать достаточно чёткую характеристику личности, и лишь в XVIII веке наименее типичные части именования отсекаются, а наиболее частотные делаются обязательными даже там, где без них раньше можно было обойтись. Утверждается определённая последовательность именных компонентов, а вместе с ними и формула официального именования: имя, отчество, фамилия.

Интересно, что все компоненты, входившие в состав именования русских людей в XIV-XVII веках, нашли своё место в фамилиях. Среди наших современных фамилий встречаются такие, которые образованы от названия местности: Калу́гин, Москви́н; от названия народности: Гречани́нов, Тата́ринов; от обозначения профессии, должности: Столяров, Дьяков; от личного имени: Иванов, Гаврилов; от индивидуального прозвища: Велика́нов, Худоно́жкин.

С особой лёгкостью переходят в прозвища такие слова, как внук, солдат, маляр, а от них образуются в дальнейшем фамилии:

Внук→Внуков;

Солдат→Солдатов;

Маляр→Маляров.

Родовое имя князей и близких к ним лиц передавалось по наследству, так что первыми носителями фамилий на Руси были представители высшей знати. У них у первых закрепились также христианские личные имена, на чём настаивала церковь; у высшего сословия дохристианские имена не пережили XIV века, в то время как у простых людей имена типа Путисла́в, Радосла́в сохранились до XVII века. У людей из средних и низших слоев фамилии появлялись по мере их участия в общественной жизни, когда эти люди выезжали из сельских мест в города, выступали как юридические лица.

Ряд фамилий складывался по принадлежности к определённому роду и дому, где люди жили большим хозяйством. При этом носитель такой фамилии не обязательно был сыном или внуком хозяина дома. Он просто принадлежал к числу лиц, обитающих в доме и ведущих совместное хозяйство.

Другой тип - патронимические фамилии. Патроними́ческий - от латинского pater (отец). Такие фамилии относятся только к прямым потомкам определённого лица. По своему внешнему оформлению они совпадают с фамилиями первого типа. Основные источники патронимических фамилий - имя и прозвище отца или более далёкого предка.

Первоначально именования по отцу не вполне соответствовали нашему отчеству или фамилии в современном юридическом понимании, а были своеобразной категорией, совмещавшей и то и другое. Такие именования отвечали на вопрос Чей? и образовывались с суффиксом -ев или -ев от основ, оканчивавшихся на согласные:

Иван→Иванов;

Чулок→Чулков;

Андрей→Андреев.

После губного звука в добавлялся согласный л:

Яков→Яковлев.

Если основа оканчивалась на или , использовался суффикс -ин:

Фома→Фомин;

Илья→Ильин;

Квашня→Квашнин.

Помимо вопроса Чей? для идентификации личности были немаловажны вопросы Кто? и Какой? В ответ на первый из них называлось личное имя или индивидуальное прозвище. В ответе на второй фигурировали географические названия: Тверско́й, Меще́рский, Звенигоро́дский, Вя́земский, Коло́менский; это были княжеские прозвания по названию их вотчин. Известные уже в XIV веке, они со временем превратились в фамилии, например: Баря́тинские, Волконские, Воротынские, Милославские, Одо́евские, Пожарские, Прозоровские, Иранские, Ромадановские, Трубецкие, Хованские, Черкасские.

На Руси, помимо вотчинного землевладения, было и дворянское. Первоначально дворяне получали земельные наделы в качестве платы за службу царю. Дворяне были, как правило, потомственными военными. Они старались сохранить поместье в руках своего рода. Если дворянин умирал или погибал на войне и не имел сына, который мог бы заступить на его место, или дочери, которую выдавали замуж за дворянина же, поместье отходило к государству. Вследствие такой "текучести" помещичьего землевладения названия поместий, как правило, не становились источником дворянских фамилий. У дворян преобладали патронимические фамилии, отвечающие на вопрос Чей? - Салтыков, Тургенев, Куракин. В 1714 году Пётр I закрепляет поместья по наследству и уравнивает их с вотчинами. Но к этому времени у помещиков уже были наследственные фамилии, обычно патронимического типа.

К XV веку на Руси складывается институт, получивший название ме́стничество. Согласно традициям, право человека занимать тот или иной пост определялось не его личными способностями, не происхождением семьи, а послужным списком его предков и родственников. Так, например, любой военнообязанный мог отказаться служить под командованием человека, чей дед занимал равное положение с его дедом, Местничество было уничтожено в 1682 году, но отголоски его надолго сохранились, отразившись и на фамилиях верхушки общества.

Князья и дворяне кичились древностью своих родов. Им нужны были документы, подтверждающие их наследственные права. В 1555 году на основе отдельных частных генеалогий была составлена официальная правительственная генеалогия под названием "Государев родословец". После официальной отмены местничества в Разрядном приказе продолжали собирать частные дворянские генеалогии, которые, пройдя необходимую проверку, принимали силу официальных документов. В конце XVIII века они были опубликованы под названием "Бархатная книга". Дворяне всегда обращались к ней, доказывая свои привилегии.

Иногда мода требовали того, чтобы дворянский род начинался от предка, выехавшего из чужой страны на службу к русскому государю. При этом имя родоначальника могло быть переиначено до неузнаваемости: например, Ко́лычев, первый герольдмейстер Петра I, сетовал на нерадивость древних писцов, записавших его предка именем Кобы́ла, когда тот на самом деле звался Кампи́ла. Нередко этот предок - иностранец оказывался мнимым: так, Бестужевы выводили свой род от англичанина по имени Габриэль Вест: Best в переводе значит лучший. Откуда появился в фамилий компонент -уж-, они не объясняли. Скорее всего, эта фамилия происходит от русского слова бесту́жий, то есть бессты́жий. Однако в наших северных говорах есть и особое значение этого слова: безстужий в работе значило усердный, неутомимый; фраза "он безстуж робить" значит он работящ. Не исключено также образование Бестужев от слова туга (забота, печаль), тогда бестужий (от без туги) можно понимать как беззаботный, беспечальный (сравните фамилию Нетужи́лин с тем же корнем туг/туж).

В 1624 году князь Василий Боря́тинский при местническом столкновении с Наумовым бил челом, что "Наумовым менши их Борятинских быти мочно по многим случаем да потому что Наумовы неродословные и худые люди и истари живали на пашне, а велися они на Резани", то есть Борятинский уничижал Наумова тем, что тот русского происхождения - из Рязани. В ответ Наумов заявил, что их предок выехал из Германии.

Реальных предков, происходивших из других стран, в действительности не так много. Известен предок М.Ю.Лермонтова - шотландец Ле́рмонт, служивший в польской армии, взятый русскими в плен в 1613 году и перешедший на службу к русскому царю. Упоминается англичанин Гамильтон, чья фамилия русифицировалась, превратившись сначала в Га́ментов, Гаменто́в, а затем - в Хомуто́в, после чего она перестала отличаться от аналогичной русской фамилии,

Фамилию Козода́влев её носители выводили от мифического ливонского предка по фамилии Кос фон Дален. Незначительный дворянский род Нарышкиных после того, как царь Алексей Михайлович женился в 1671 году на Наталье Нарышкиной, стал выводить своё имя от германского племени наристи, упомянутого римским историком Тацитом; возникла также версия о крымском татарине На-рышке, поселившемся в Москве в 1463 году. Скорее всего, в основе фамилии Нарышкин русский корень рыг: рыгать, нарыгать, нарыжка (плохой запах изо рта), или рыж: рыжий, нарыжеть (порыжеть).

Допуская русское происхождение, некоторые дворяне объясняли свою фамилию самым неожиданным образом, противоречащим закономерностям русского языка. Например, Татищев якобы не от тати́ще, то есть вори́ще, поскольку тать значило вор, а от Тать ищи! - такой приказ их предок-губернатор якобы получил от царя: Ищи вора!

Даже род Пушкиных генеалоги прошлого выводили из чужих краёв, утверждая, что Пушкины ведут своё происхождение с ХIII века от прусского выходца Радши. Во 2-й половине XXV века его представитель, Григорий Александрович, получил прозвище Пу́шка, и от этого родоначальника произошла фамилия Пушкин.

Ещё одна категория дворянских фамилий образована от слов-характеристик, имеющих нередко неблаговидный смысл: Дурново́, Хитрово́, Мертвого́, Чернаго́. Чтобы отмежеваться от значения таких нарицательных, как недобрый, плохой, в них перенесено на другой слог ударение: Недоброво́, Плохово́, Сухово́, Благово́, Бура́го, Рыжа́го.

С XVII по ХIХ век идёт образование фамилий у городского населения. Для торговых и служилых людей были типичны такие фамилии, как Астраханцев, Брянцев, Москвитинов, Вологжанинов, Ростовцев, Рязанцев, Смолянинов, Туляков - они указывали на принадлежность или отношение носителя к определённому месту.

В XVIII-XIX веках складываются характерные фамилии русского духовенства, например: Благовещенский; Богоявленский, Воскресенский, Успенский. В связи с уходом в города закрепляются фамилии у значительного числа крестьян, пополняющих ряды городских рабочих, и у целой армии обслуживающего люда. У крестьян, оставшихся в деревнях, не было официально закреплённых фамилий вплоть до конца XIX века, они обходились так называемыми уличными фамилиями. Такие креетяне составляли в XIX веке свыше восьмидесяти процентов населения страны. Некоторые крестьяне получили официальные, юридически закреплённые фамилии лишь во время всеобщей паспортизации, проводившейся уже в Советском Союзе в 30-е годы XX века.

Обозначив хронологию появления русских фамилий у отдельных социальных групп, обратимся к формам фамилий.

Большинство русских фамилий по своему происхождению патронимические - они образованы от календарного или прозвищного имени, которое носил отец именуемого лица. Необходимо проследить путь от патронима, простого именования по отцу, к фамилии. Очевидно, отличие патронима от отчества и фамилии было не вполне ясно для наших предков, как не всегда очевидно оно и для современного исследователя. Например, в сочетании Морда́с сын Киселёв первый компонент - некалендарное имя, а сын Киселёв - патроним. Такая именная формула преобладала до XV века. Это и не Мордас Кисе́ль, но ещё и не Мордас Киселёв.

Если имя, в данном случае Лазарь, от которого образован патроним, было существительным, слово сын (или дочь, дети) сопровождалось именительным падежом патронима: Алекса сын Ла́зорев. После XV века типична форма Алекса Лазорев сын; или ещё пример: Варлам Михалёв сын. Если имя, от которого образован патроним (здесь Пе́рвой, что значит первый), по своему происхождению - прилагательное, слово сын (дочь, дети) сопровождалось родительным падежом патронима: Ши́рник Пе́рвово́ сын. При этом формы типа Первово́, Хитрово́ не были застывшими. В разговорной речи они нередко заменялись на Перво́в, Перво́вы, Хитро́в, Хитро́вы.

В конце именной группы компонент сын (дочь, дети) легко терялся, что формально превращало патроним в фамилию: Ширшик Первово или Ширшик Перво́в.

Многие древние именования сохранились в архивах, однако по приведённым в них письменным формам трудно восстановить употребление имён в живой речи. Вот примеры подобных именований: Дуда́ Васи́лий Родио́нович Квашни́н (первая половина XV века), Мясое́д Шу́мов Елде́гин (1526 год), Ка́ша Васильевич Огарков (1536 год), Китай Иванович Епишев (Тверь, 1540 год), кн. Василий Иванович Воро́на Суго́рский (середина XVI века), По́стник Дурня́гин (Владимир, 1585 год). Современные фамилии Дудин, Мясоедов, Кашин, Китаев, Воронин, Постников являются прямыми потомками перечисленных древнерусских некалендарных имён Дуда́, Мясоед, Каша, Китай, Ворона, Постник.

В отдельных семьях существовала традиция называть всех членов семьи однотипными именами. Так, у некоего Василия Яковлевича Бессоньева сыновья были названы Суета́, Су́торма (суета, беспорядок) и Булгак (булга́ - склока, тревога, суета, беспорядок). Все они - землевладельцы середины XVI века - жили в Переяславле, по отчеству звались Васильевичами и по семейному прозванию - Бессо́ньевыми. В семье новгородца Тыртова (первая половина XVI века) сыновья были названы: Зук (зук - зык, звук), Гам, Шум. У Гама родился сын, которого назвали Мир. Он значился в документах Мир Га́мов сын Ты́ртов, помещик (Новгород, 1575 год). В основе фамилии Тыртов лежит, очевидно, звукоподражательное слово ты́рта со значением пустобай, сварливый спорщик.

"Ботанические" имена были у трёх братьев Галицких (вторая половина XV века): Берёза Дмитрий Борисович Галицкий, Ива Иван Борисович Галицкий, Осина Семён Борисович Галицкий.-У Ивана Григорьевича Осо́ки Тра́вина (конец XV века) сыновья звались: Иван Ота́ва Осокин сын Травин, Василий Вя́зель Иванович Осокин, Семён Дятели́на Иванович Осокин сын Травин, Григорий Пырей Осокин сын Травин. Во всех именах отразились названия различных трав: отава (трава, выросшая после покоса), вязель (полевой горох, мышиный горошек), дятелина (разновидность клевера), пырей (дикорастущий злак). В новгородской семье Се́мичевых были сыновья: Редька Андреевич Семичев (1564 год), Капуста Андреевич Семичев (1582 год), Горох Андреевич Семичев (1582 год). У новгородского помещика Ивана Линя, жившего в середине XV века, сыновья звались: Андрей Иванович Сом Линёв (1478 год), Окунь Иванович Линёв (1495 год). Характерно и такое именование, где все компоненты (имя, отчество, семейное прозвание) одного порядка: Ягны́ш Бара́нов сын Овцы́н (вторая половина XV. века); Григорий Дмитриевич Моча́ло Лы́ков (1474-1492 годы); Скворец Ильич Соловьёв сын Борщов (Ярославль, 1569 год),

Иной раз у братьев отмечаются имена, образованные от слов с противоположным значением: Сусло и Кисляй Фёдоровичи Ольговы (Кострома, 1569 год); Добыча и Неудача Ивановичи Алымовы (1595-1597 годы); Черни́ца и Беляни́ца Александровичи Безобразовы (1495 год-начало XVI века).

Заметим, что у мужчин встречаются прозвища, соответствующие нарицательным.женского рода: Попадья́ Василий Петрович Квашнин (вторая половина XV века) - от него пошли Попадьины-Квашнины; Ку́кла Григорий, крестьянин (Новгород, 1545 год), сравните современную фамилию Кукли́н. Обычно звание и профессия именуемого не совпадают с его подлинным социальным положением: Царь Емельян, крестьянин (Новгород, 1495 год); Король Антип, крестьянин (Новгород, 1495 год); Купец, крестьянин (Новгород, 1545 год); Андрей Батрак Иванов сын Вельяминов, московский дворянин (1577 год),

Интересно отметить, что некоторые общесемейные, именования, перешедшие в разряд фамилий, не изменились за последние 400-500 лет. Например, сохранились в тех же формах: Горчак и Горчаков, Горшков, Горюн, Горюшкин, Горюшин, Горяннов, Горячий, Горячкин, Горяшко, Гостёнков, Готовцев, Грабежёв, Грамотин, Грач, Гребёнка, Гребень и Гребнев, Гребуша, Грезин, Греков, Гренков,Трах.

Основной вопрос, который в течение многих веков задавался на Руси при встрече с новым человеком: "Ты чей?" Ответ на него имел форму притяжательного прилагательного: Сидоров, Ильин, Кольцов, Блохин. На вопрос: "А ты чьих?" отвечали: Ивановых, Московских, Босых, Долгих; Изредка на вопрос "Ты чей?" отвечали: Пьяново́, Хитрово́, Бураго́, Мертваго́. Так выработались стандарты русских фамилий, среди которых первое место занимают фамилии с суффиксом -ов. В Области Войска Донского из всех суффиксов только он один и признавался, и многие фамилии подвергались вторичной стандартизации:

Фомин→Фоминов, Донской→Донсков.

Однако не все русские фамилии прошли стандартизацию; И сейчас ещё у русского населения встречают фамилии, совпадающие по форме с личными именами, например: Виктор Викторович Антон, Сергей Александрович Иван, Игорь Олегович А́ннушка. Есть фамилии, которые совпадают с различного рода прозвищами: Бессмертный, Сторублёвый, Клеймёный, Мурованный, Семивзор, Картошка, Боровик. Есть фамилии, совпадающие по форме с отчествами: Игорь Игоревич Петро́вич, Владимир Иванович Акули́ныч.

Став фамилиями, все перечисленные единицы лишь внешне совпадают с именами, отчествами, прозвищами, будучи совершенно самостоятельными словами, юридически значимыми, стилистически нейтральными. Во многих, но не во всех случаях на помощь приходит и ударение: отчество Анто́нович, фамилия Антонови́ч, отчество Кузьми́ч, фамилия Ку́зьмич.

Чтобы показать глубокую древность и значительную устойчивость нестандартных русских фамилий, мы сличили около двухсот старинных имён и прозвищ с современными русскими нестандартными фамилиями. Оказалось, что чуть больше половины из них существуют в наши дни в виде фамилий; к ним относятся, например:

Барыш, Гроза, День, Дорогой, Дума, Крик, Мороз, Музыка, Правда, Сказка, Шум;

Воин, Внук, Князь, Кузнец, Король, Царевич, Шах, Щеголь; Берёза, Гриб, Горох, Дуб, Капуста, Клён, Колос, Крапива, Репа, Редька, Слива, Ягода;

Брага, Борщ, Кисель, Каша, Крупа, Сало, Сахар; Баран, Бобр, Белка, Бык, Волк, Горностай, Жаба, Заяц, Кобе́ль, Козел, Кот, Кошка, Крот, Конь, Крыса, Лиса, Медведь, Соболь;

Баклан, Воробей, Ворона, Голубь, Гусь, Дрозд, Лебедь, Сова, Сорока, Соловей;

Ёрш, Кит, Щука;

Блоха, Жук, Клещ, Комар; Барак, Башмак, Бубен, Верёвка, Дёготь, Деньга, Дуло, Колпак, Колоша, Кора, Кий, Коробка, Корень, Корман, Кошель, Лопата, Смола, Соха, Телега, Чулок, Шило, Шуба;

Беззуб, Безнос, Бессон, Косой, Кривой, Нечай; Бога́той, Большой, Босой, Беспятый; Бобыль, Борец, Бобоед; Казак, Калмык, Киргиз, Латыш, Мордвин, Татарин, Чех, Китаец, Француз;

Дон.

Древние именования, которые не сохранились в чистом виде, то есть без суффикса, не обязательно ушли из нашего языка вообще. Они прошли обычную для русских фамилий стандартизацию, то есть приняли суффикс -ов, -ев, или -ин:

Язык→Языков, Камень→Каменев, Калуга→Калугин, Тула→Тулин.

Истоки патронимических фамилий

В предыдущей главе мы показали путь от патронима к фамилии. Языковые закономерности складывались так, что на протяжении XV века были отработаны формы именования, соответствующие нашим современным фамилиям, хотя само слово фамилия тогда ещё не употреблялось. Был выработан механизм образования фамилий как слов особого рода. Это не значит, что в XV веке появились фамилии у представителей всех сословий. У некоторых они закрепились только в XX веке. Это значит лишь то, что в русском языке после XV века появились языковые формы, соответствующие фамилиям в современном понимании этого слова.

Понадобился ещё длительный период, в течение которого шлифовалась формула русского официального именования. Наряду с владельческими фамилиями типа Меще́рский развиваются фамилии патронимические, такие как Иванов, Киселёв. Об этих-то патронимических фамилиях и пойдёт речь в данной главе.

Основная масса патронимических фамилий восходит к личным календарным именам, таким как Иван, Пётр, к личным некалендарным именам, например, Баже́н, Миляй, и к прозвищам типа Курятник, Запруда, Круподёр, Семижён.

В условиях феодального общества, когда складывались русские фамилии, ведущей была идентификация по отцу. Однако были семьи, где мужчина отсутствовал или болел и не мог вести хозяйства. Главой таких семей оказывалась женщина. Это влияло на именование её детей - наряду с патронимами были метронимы, откуда метронимические фамилии - то есть именования по матери: Тихон А́ннушкин, Беспута да Дмитрей Оле́нины - то есть Еленины, дети Елены.

В истории русских имён наблюдаются две генеральные линии: общеславянская и связанная с христианской религией. В течение многих веков они конкурировали. Многие древние общеславянские имена были двуосновными, образованными по древним индоевропейским именным моделям: Ратибо́р, Судими́р, Ярослав, Вячеслав и т.п. Мы находим соответствия этим именам не только в других славянских языках, но и в языках германских, иранских, романских, греческом. Например, славянское имя Владисла́в из основ со значением владеть и слава - точная копия германского имени Ва́льдмар с тем же значением основ, а имя Влади́мир очень близко к нему по звучанию. Германское имя Ми́лард близко по звучанию к славянскому Милора́д, древнегермаяское Гудле́йфр по значению основ (бог + даровать) совпадает с греческим Феодо́т и славянским Богда́н, а более новое германское имя Го́ттлиб совпадает по значению основ с русским Боголю́б и греческим Феофи́л.

Древнерусские имена во многом строились по принципу общеславянских и общеиндоевропейских имён: Держикра́й, Пирого́сть, Славоне́г, Милоне́г, Мутижи́р, Гостомы́сл, Толигне́в, Брячисла́в и др. Однако в древнейший период истории Руси известны и одноосновные имена: Бел, Бук, Бур, Тур, Сот, Рус, Мал, Зай, Зуй, Бобр и др. Возможно, подобные имена существовали и в период общеславянской общности, но исторические источники почти не донесли их до нас. Многие древнерусские одноосновные имена были сокращениями двуосновных, например: Путило, Путята от Путислав или Путимир, Ярко или Ярило от Ярослав, Делило от Дедослав.

Создание двуосновных имён продолжалось, что видно по относительно новым именам Беловод, Вездегляд, Безбород, Козопас, Вышеслав, Снови́д, Всеслав, Данслав, Тихомир, Молибог, Богуслав, Богухвал. В современных фамилиях сохранились двуосновные имена, например: Вари́вода, Белоус, Мокроус, Худоно́г, Толстопят, Кривошея, Двоежён.

Начиная с X века, помимо древнерусских имён, употребляются христианские, заимствованные из Византии вместе с новой верой, и среди них было немало двуосновных: например, греческое Александр имеет в основе слова со значением помогать, избавлять и муж.

Некоторые церковные имена были переведены в русскую словесную форму, например имя Феодот заменено на Богдан с тем же значением основных компонентов, Феопре́пий - на Боголе́п, Элпи́с- на Надежда, Пи́стис - на Вера, Агане́ - на Любовь, Такой способ заимствования называется калькой, или калькированием.

Был период (XIII-XV века), когда освоенные церковные имена с традиционными древнерусскими составляли единый фонд и, видимо, даже для лиц, хорошо знавших состав имён и проводивших их регистрацию, граница церковных и древнерусских имён не всегда была достаточно очевидной. Последующие церковные реформы запретили крестить младенцев именами, не значившимися в богослужебных книгах, произошло реформирование самих этих книг, в частности, изменилось написание и произношение церковных имён, и всё это внесло раскол в единый именной фонд, оторвав народные формы типа Иван, Фёдор, Самсон, Нестер от их обновлённых церковных форм Иоанн, Феодор, Сампсон, Нестор. Церковью был наложен запрет на "языческие" имена, такие как Дружина, Воин, Держава, Дорога, Гром, Гроза, Неделя, Забота, а также почти на все двуосновные имена типа Милонег, Брячислав.

Тем не менее, многие древнерусские имена ещё долгое время давались в качестве вторых, домашних или уличных имён, постепенно переходя на положение прозвищ.

Исторические памятники сохранили для нас некоторые сложные прозвищные имена. Например, князь Ярослав (XV век) звался Свистун Неблагословенный. Сравните также прозвища XV-XVII веков: Бородатый Дурак, Дро́зжая Бабка, Кот Мышелов, Лубяная Сабля, Мясная Голова, Пёсья Старость, Слепые Зубы, Сухие Калиты́, Сухое Голенище, Тихое Лето, Толстые Пальцы, Волкохищная Собака, Умойся Грязью.

Эти сугубо индивидуальные прозвища давались для того, чтобы досадить какому-либо человеку, чтобы отметить его какую-либо забавную или неприятную черту. Прозвища редко носят хвалебный характер, в них преобладают "огрубляющие", "ухудшающие" характеристики, например: Ряб, Щерб, Неве́р, Захворай, Лобан, Рыкун, Чеха́нь, Гу́лень, Лысяк, Паршук, Тупи́ца, Прыгало, Мордас. Тем не менее, некоторые из таких именований становились традиционными и давались на правах личных имён.

Можно предположить, что в древности имя давалось не только для того, чтобы легализовать личность в коллективе, но и для того, чтобы дать новорождённому определённое напутствие, предохранить его от злых сил. Мы высказываем предположение, что, например, имена типа Мороз, Гроза, Буран давались по природным явлениям, сопровождавшим появление младенца на свет. Болгарские исследователи считают, что подобного рода имена давались как охранные, чтобы ребёнок не погиб от названных стихий. По их мнению, имена типа Волк, Медведь - тоже охранные, чтобы ребёнок не погиб при встрече с этими животными. Однако, сегодня мы предположили бы, что это прозвища, данные взрослому человеку по сходству с повадками или внешностью этих зверей. Старались уберечь детей и от "нечистой силы": упоминаются именования Обернибе́сов и Ожгибе́сов, которые сохранились до наших дней на правах фамилий. В русской армии в ХVIII веке был полковник Обернибесов.

Древнерусские исторические, юридические и литературные источники донесли до нас более 5000 бытовых, то есть нехристианских, личных имён. Это в основном имена мужчин, так как женщины и дети в те времени числились при мужьях и отцах и только изредка оговаривались в документах. Вот некоторых именований детей:

Некра́ско и Тиха́нко Сафоновы дети;

Юрьи да Замя́тня Петровы дети Степановы;

Губа́ да Василий Клементьевы дети;

Ждан да Фёдор Воронцовы дети Туровы.

Некоторые древние прозвания дошли до нас в "чистом виде", став фамилиями, которые существуют параллельно со стандартными фамилиями, имеющими окончания -ов, -ев и -ин. Сравните современные Белан и Беланов, Ждан и Жданов, Забава и Забавин, Комарок и Комарков, Малец и Мальцев, Милаш и Милашёв, Поздний и Позднев, Первуля и Первулин.

Древние имена делятся на две основные группы: внутрисемейные и внесемейные прозвания. Внутрисемейные имена более древние: когда общество находилось на ранней стадии своего развития, для каждого взрослого человека не требовалось больше одного имени, которое было в ходу внутри семьи. Их не особо большое разнообразие всё же давало возможность различать людей в небольшом коллективе.

Позже, с развитием общества и расширением контактов, потребовались дополнительные различительные именования, которые черпались из языка, современного той эпохе. Личные имена, данные в семье, стали дополняться прозваниями или прозвищами, полученными в коллективе: Ме́дник, Пушка́рь, Рыба́к и т.п.

Для именования детей в семейном кругу не требовалось большого количества прозвищ-в противовес внесемейным именам, в которых неограниченно использовалась вся общеупотребительная лексика: профессиональные термины, названия предметов, не связанных с домом, обозначения черт характера и особенностей поведения, свойственных взрослому человеку.

Слова для внутрисемейного именования отражали появление ребёнка в то или иное время года, его внешность в раннем возрасте, отношение к нему взрослых.

Если ребёнка ждали и хотели, его называли - Хоте́н, Ждан, Чаян, если, наоборот, не хотели - Нежда́н, Нечай, Лишний, Засу́ха, Забота. Для именования использовались названия самых общих внешних признаков: Голован, Губа́, Толстой, Сухой, Кучерявый. Называли по особенностям поведения: Горла́н, Молчан, Жму́ра, Лепету́ха, Улыба, Несмеяна. Были приняты имена, связанные с порядком появления детей в семье: Первой, Втора́к, Осьма́к, Девятка. При выборе имени могли учитываться время года, день недели, явления природы, сопутствующие рождению ребёнка: Вешняк, Зима, Суббота, Суморо́к, Вечер, Мясоед, По́сник (родившийся во время поста). В именах, дававшихся детям, часто наблюдается положительная эмоциональная настроенность: Басю́ра, Баже́ра, Краса́ва, Ла́пушка, Душенька, Вихо́рко, Белу́ша, Ненагляда, Голу́ба, Милова́н, Хорошу́ха.

Некоторые обыденные слова приспосабливались для именования, например: Нелюба, Томило, Истома, Будило, Бессо́н, Оча́н, Зор, Позде́й, Черней, Кудрявец. Это специфические личные имена, а не прозвища, полученные взрослыми людьми.

Та или иная основа давала по нескольку имён за счёт большого количества словообразующих суффиксов. Так, прилагательные первой и семой (седьмой) дали имена Пе́рва, Перва́к, Первуля, Сема́ня, Семаша, Семуха, Семи́к, Семава, Семеха. От основы мал пошли имена Малюк, Малюта, Малюня, Малуша, Малява и др. Различались с помощью суффиксов формы мужских и женских имён: Больша́к и Болшуха, Говорун и Говоруха, Жураво́к и Журавка, Сема́к и Семака. Впрочем, формы, оканчивающиеся на , не всегда были женскими. Такие внутрисемейные имена, как Лепетуха, Говоруха могли получать и мальчики. В современных фамилиях Милашёв и Милашин, Найдёнов и Найдин, Ненашев и Ненашин, Первов и Первин прослеживаются следующие парные имена: Мила́ш и Милаша, Найдён и На́йда, Ненаш и Ненашев, Пе́рвой и Пе́рва. Благодаря обилию суффиксов насчитываются, например, десятки именований с основой бел: Бе́ла, Бела́ва, Белана, Беляша, Белка, Белоня, Белоха, Белуха, Белушка, Бе́ля, Беляна, Белок, которые нами реконструированы из фамилий Бе́лин, Белавин, Беланин, Белашин, Белкин, Белонин, Белухин, Белушкин, Белянин, Белко́в.

Внутрисемейные имена, как правило, имели форму существительных. Именования в форме прилагательных редки.

Число носителей того или иного имени было очень неравномерным. Имён, имевших особенно широкое распространение, насчитывалось до 70, из них наибольшей популярностью пользовались пять: Богда́н, Истома, Томи́ло, Ждан, Третья́к. Несколько реже употреблялись имена Бессон, Бажен, Воин, Волк, Дружина; Жук, Меньшо́й, Некрас, Нечай, Первой, Посник, Пя́той, Руси́н, Черно́й, Шестой. Остальные имена этой группы повторялись ещё реже, но были достаточно популярны, это: Булга́к, Бу́рой, Бык, Беляй, Вешняк, Воробей, Ворона, Второ́й, Голова, Горяин, Губа́, Девя́той, Добрыня, Замятня, Заяц, Злоба, Козёл, Козарин, Кривой, Курбат, Лобан, Малыш, Молчан, Мороз, Неклюд, Немир, Неустрой, Нехороший, Онтома́н, Поспе́л, Путило, Смирной, Субота, Сухой, Толстой, Угри́м, Уша́к, Чудин, Шаран, Шишка.

Есть основания предполагать, что все перечисленные имена были внутрисемейными, несмотря на то, что они очень разные по характеру. Не исключено, что среди них были имена, якобы предохранявшие человека от действия злых сил, например Зло́ба, Немир, Нехороший. Имена Шишка, Кривей, Неклюд, Неустрой давались, возможно, как охраняющие от увечий, ушибов, жизненных неудач и нужды.

Внутрисемейных имён меньше по сравнению с именами внесемейными, но они были весьма популярны и повторялись во многих семьях. Именно этим можно объяснить их широкую распространенность. У этих имён были свои уменьшительные и ласкательные, формы вроде Бычок, Волчонок, Козуля и др. Когда человек вырастал и выходил за пределы семьи, он начинал пользоваться полным именем. Но одного внутрисемейного имени ему было уже недостаточно, и он становился обладателем второго имени-прозвания, которое не было чем-либо обязательным, но оно. почти всегда сопровождало основное имя в различных ситуациях: Шумило Швец, холоп (1609 год), Пятой Муромец, стрелец (1607 год), Первуша Черепан, крестьянин (1629 год), - дополнительное имя Черепан сообщает, что Первуша - житель или выходец из Череповца.

В древних документах встречается множество лиц с одним-единственным именем, например, выдающиеся градостроители и зодчие: Мироне́г и Ждан (XI век), Милоне́г (XIII век), Ба́рма (XVI век). Не исключено, однако, что это были не единственные их имена, и что история просто не донесла до нас их полного именования.

С введением христианства внутрисемейные имена стали активно вытесняться церковью. Именно их, а не внесемейные прозвания церковь старалась заменить новыми, иноязычными именами. Однако, в течение долгого времени древнерусские личные имена не выходили из употребления, а сосуществовали вместе с христианскими вплоть до XVIII века. В документах XVII-XVIII веков встречаются Алмаз Иванов, Бажен Микитин. Такие нецерковные имена встречаются даже у высших классов: князь Воин Михайлович Кропотин, дворяне Беспу́та Сабуров, Второ́й Буйков, Диве́й Уколов, боярские дети Дорога Сумароков, Мясоед Левонов, Недюб Оксенов, Нечай Петров и др.

Насколько сложны были именования на рубеже XVI-XVII веков, может показать следующая запись: Иван Котунин, а прозвище Смиряй (1584 год); он же упоминается далее как Смиряй Гордеев сын Котунин. Здесь совместились у одного лица два имени: русское бытовое Смиряй и христианское Иван; Котунин - патроним от имени отца, Гордеев - семейное прозвание от христианского имени Гордей.

Внесемейные прозвища отчасти: напоминают внутрисемейные личные имена древних россиян. Разница в том, что одни давались при рождении, другие - уже взрослым людям. Если человек, вырастая, сохранял своё внутрисемейное имя, он неизменно начинал пользоваться и другим именем, которым называлась вся семья, либо прозвищем, которое он получал вдобавок к внутрисемейному. Пользоваться одним именем, которое постоянно повторялось у других, было неудобно. Отсюда и возникла необходимость иметь два имени. Внесемейные прозвания присваивались взрослому человеку преимущественно там, где он работал. В разных частях страны такие прозвания были связаны с различными говорами, наиболее типичными местными условиями, историческими событиями, они отражали специфику местных народных промыслов, они включали огромное число названий предметов и явлений окружающей среды, а также определений, связанных с профессиональной деятельностью и социальным положением именуемых.

С увеличением населения и ростом производительных сил менялись отношения между людьми, менялся язык и с ним внесемейные именования, которые из него черпались.

Основная масса внесемейных именований была нейтральна по своему настрою. Этой нейтральностью они отличались от прозвищ, которые возникают в любом коллективе и даже в случайно собравшейся группе людей - в магазине, на вокзале - кто-либо из присутствующих легко может получить прозвище, выделяясь из общей массы своей внешностью, бросающимся в глаза поведением, назойливостью, подвижностью и т.д. Такие прозвища долго не живут: люди расходятся и прозвище забывается. Но там, где люди постоянно общаются друг с другом, прозвища могут быть устойчивыми. Устойчивы прозвища у некоторых людей с характерной внешностью или манерами.

Об этом хорошо сказал Н.В.Гоголь в "Мертвых душах":

"Выражается сильно российский народ! и если наградит кого словцом, то пойдёт оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света, и как уж потом ни хитри и ни облагораживай своё поприще, - ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во всё своё воронье горло и скажет ясно, откуда вылетела птица."

В отличие от прозвищ, фамилии - это официально закреплённые, юридически значимые именования. Они не возникают и не исчезают по чьему-либо капризу, не меняются в связи с изменением нашего отношения к именуемому человеку или в связи с изменением его внешности. Нам известны ослепительно яркие блондины по фамилии Чернышёв или Чернухин и жгучие брюнеты с фамилиями Белов, Рыжов, Белых, Белыщенко, Беленький.

Фамилии стилистически нейтральны, даже если в их состав входят суффиксы субъективной оценки, например, Антошин или Антошкин, тогда как эти же суффиксы придадут личному имени Антон уменьшительно-ласкательные оттенки, сообщая о добром отношении говорящих к именуемому: Антоша, Антошка, Антошечка, Антонка, Антонушка, Антошенька. Таким образом, история русских фамилий тесно связана с историей личных и прозвищных имён, из которых образовались специальные именования по отцу - патронимы, давшие в своём дальнейшем развитии современные фамилии.

Основы русских фамилий

Разнообразие русских фамилий объясняется большим количеством разнородных элементов, использованных в качестве их основ. Это исконные и заимствованные слова литературного русского языка и его диалектов. Это могут быть личные имена, прозвища, отчества, а также уже готовые фамилии, подвергающиеся дальнейшим преобразованиям: например, от имён Божен, Божидар происходит нестандартная фамилия Бо́жко, от неё - стандартизированный вариант Божко́в, от имён Па́па, Папи́ла - Па́пко и затем Папков. В основе других фамилий - географические названия, названия племён и народов, обозначения различных предприятий и сельскохозяйственных угодий и, наконец, весь фонд нарицательной лексики русского языка, по различным причинам вовлечённый в сферу образования фамилий.

Становление русских фамилий отражает этапы развития русского общества. Эти же этапы отразились и на словарном составе русского языка. Например, возникновение боярства, дворянства, чиновничества потребовало специальных слов для их обозначения. Спустя некоторое время от таких слов, как боярин, дворянин, чиновник образовались индивидуальные прозвища людей, а ещё позже эти прозвища сделались основами фамилий Бояринов и Полубояринов, Дворянский, Дворянкин, Чиновников. Кроме известных названий профессий и иных слов, связанных с человеческой деятельностью, фамилии вбирают в себя массу слов, исчезнувших из живого повседневного употребления, в связи с чем обнаружение этих слов и раскрытие их значений очень важно для изучения истории языка и общества.

Среди них есть слова, отражающие различные стороны исторической действительности - материальной и духовной культуры наших предков. Так, ушедшие из современного языка, но ещё понятные нам слова находим мы в основах фамилий Сохи́н, Бри́чкин, Таранта́сов, Ко́нкин, Кутьи́н, Полу́шкин. Воспоминания о прежних социальных отношениях хранят фамилии Слугин, Смердов, Холопов, Конюхов, Запрягаев, Челядин, Половой, Лакеев, Мальчиков, Поварёнков и др. Фамилии Попов, Певчев, Дьйконов, Приходский, Обеднин, Колоколов, Звонарёв, Молитвин, Божьев, Дьячков, Храмов, Владыкин, Богодухов связаны, по всей вероятности, с церковью, которая занимала до революции 1917 года огромное место в общественной жизни народа.

Фамилии давались при самых различных обстоятельствах: например, Губернаторов мог быть и сыном, и слугой губернатора, его служащим, крестьянином губернаторского имения. То же самое можно сказать и о других фамилиях: Помещиков, Есаулов, Господинов, Гетманов, Царицын, Хозяинов, Барский, Графский. Если фамилии Солдатов, Офицеров, Капитанов, Генералов, Полковников не вызывают в наше время никаких особых ассоциаций, то Уланов, Гренадёров, Драгунов, Корнетов, Кадетов - уже история. Прошлым веет и от фамилий Дворянкин, Дворяни́нов, Мещанинов, Городничев, Исправников, Подьячев, Писарев, Предводителев, Заводчиков, Фабрикантов, Хозя́ев, Владельцев, Батраков, Приказчиков, Барышников, Коробейников. Профессии и кустарные производства отражены в весьма распространённых фамилиях Мельников, Гончаров, Кузнецов, Бочаров и Бочкарёв. Несколько реже встречаются Круподёров, Пивоваров, Телегин, Хомутов, Ткачёв, Пря́хин. Предки человека с фамилией Сбитеньков, скорее всего, готовили или продавали сбитень - старинный русский сладковатый напиток, который варили в самоварах. Городские профессии отражены в таких фамилиях, как Извозчиков, Каретников, Переплётчиков, Мра́морнов, Дубоделов. Более мелкие профессии и предметы труда - в фамилиях Топорищев, Кастрюлин, Аршинов, Ведерников и др. О бедности и тяжёлой доле говорят фамилии Обьедкин, Нужди́н, Худокормов, Корочкин, Бездомников, Усталов, Голоднов, Подпалкин, Невзгодов, Семигорелов, Подвальный, Огрызков, Тюрьми́н, Чердаков, Небогатиков, Кусо́чкин.

Во многих фамилиях мы встречаем вполне современные слова и понятия: Апте́карев, Закройщиков, Почтарёв, Живописцев, Докторов, Лекарев, Студентов, Лоцманов, Поваров, Маляров, Кочегаров, Шурупов, Шпунто́в, Гвоздев, Молотков, Купоро́сов, Растворов, Скипидаров, Ланцетов, Эфи́ров, Буфетов и другие. Ещё более современными кажутся слова, лежащие в основах фамилий Гражданкин, Советов, Пятилетов, Депутатов, Экземпляров, Фасонов, Това́ров, Механиков. Они образованы в близкую к нам эпоху, в XIX и даже в XX веке.

Дело в том, что самая многочисленная часть русского населения - крестьянство - оставалась без официально закреплённых фамилий до конца XIX века, а некоторые представители крестьян получили фамилии только после революции, в связи с паспортизацией городского и некоторой части сельского населения, проведенной Советским правительством в 30-е годы XX века. В дореволюционной России паспорта имело преимущественно городское население. После революции паспорта были отменены. Советские паспорта впервые вводились постановлением ЦИК Совета Народных Комиссаров СССР от 27 декабря 1932 года как "мероприятие по улучшению учёта населения городов, рабочих поселков и новостроек". Постановление не распространялось на сельское население.

В 1920-е годы была разрешена перемена неблагозвучных и обидных для их носителей фамилий.

Списки лиц, переменивших фамилию, регулярно публиковались в газете "Известия" - наряду со списками людей, сменивших личные имена на более "революционные" вроде Коммунар и Виле́н (из Владимир Ильич Ленин). В те времена возникли такие фамилии, как Пятилеткин, Колхознов, Тракторщик, Индустриев, Рабочев, Фабричный, Фабричкин, Октябрьский, Первомайский, Краснофлотский. При этом иногда в качестве новых брались уже существующие фамилии, принадлежавшие хорошо известным людям, например, Пушкин, Айвазовский, в иных случаях человек сам себе придумывал фамилию от понравившегося слова в соответствии с традиционными образцами: Трактористов, Орденоносцев.

В то время можно было взять себе практически любую фамилию, что явствует из воспоминаний очевидцев, жителей Новгородской области. В деревне Маслово жил крестьянин Андрей. Фамилии у него не было. В быту его звали Андрюха. Детей Андрея прозывали Андреевыми. Его старший сын, Михаил Андреевич, получил в армии фамилию Бойцов, второй сын взял себе фамилию Неробеев. Третьего прозвали Крёкиным - он всё время крёкал, то есть покашливал. Эти три фамилии перешли к их детям как официальные, юридически закреплённые.

Фёдор Степанов, живший в деревне Сутоки, постоянно хвастался, за что его прозвали Бахвалеем. Его ; дети официально значатся Бахвалеевыми. В деревне Шубино крестьянин Рома Рыжий построил себе дом в конце деревни, за прудом, после этого всю их семью прозвали Запрудскими и эту фамилию унаследовали дети.

Отсутствие у крестьян вплоть до недавнего времени постоянных фамилий объясняется спецификой самих фамилий как официальных именований, которые записываются в документах и связаны с различного рода регистрациями населения. Русскому крестьянству, которое в массе своей в прежние времена постоянно проживало в одной и той же деревне, паспорта не требовались, внутри своей сельской общины необходимость в особом официальном именовании не возникала.

Тем не менее, так называемые уличные, или деревенские, фамилии у русских крестьян существовали очень давно. Именно они попадали в переписные листы, когда требовалось записать всех жителей "по именем с отцы и прозвищи". Уличные фамилии были нестабильными. Например, одно и то же семейство могло именоваться Гавриловы - поскольку главу семьи звали Гаврила, также Шорниковы или Кузнецовы - по его профессии, а также по какому-нибудь индивидуальному прозвищу того же Гаврилы, скажем: Репин, Кадилов, Кривов, Белошапков.

Если крестьянин уходил в отхожий промысел - так в старину назывались работы, выполняемые вне своей деревни, - например, со своей лошадью и телегой или санями работать в обозе, или, как раньше говорили, в извоз, или подряжался на стройку, в справке, которую он получал от писаря, записывалась одна из его уличных фамилий. Если он оседал; в городе и "выправляй себе паспорт", паспортная фамилия закреплялась за ним и за его потомками. Если он возвращался в деревню, он мог получить новую "уличную" фамилию. Необходимость "уличных" фамилий или прозваний диктовалась общественно-бытовыми условиями старой деревни: семьи разрастались, делились, сыновья с их семьями отселялись от отцовского "гнезда", поэтому для них были необходимы добавочные именования - прозвища, фамилии. Иной раз целые сёла, образовавшиеся за несколько столетий из потомков одной семьи, оказывались носителями лишь одной юридически зафиксированной фамилии, но в сельском быту каждая семья имела своё индивидуальное прозвание.

"Уличные" фамилии бытуют в русских деревнях и по сей день. В сельских местностях нередко приходится сталкиваться с таким явлением, когда про какую-нибудь семью говорят: пишутся-то они Новиковы, а зовутся Репьёвы. Бывали случаи, когда в сельских школах детей записывали по "уличным" фамилиям, со слов родителей или знакомых, не проверяя метрик. Нередко такая фамилия в дальнейшем становилась паспортной фамилией подростка.

Около половины современных русских фамилий образовано от личных имён православного христианского календаря. Эти имена стали даваться церковью после X века и заняли к началу XVIII века прочное место в быту и в языке. Со временем они сделались самой удобной, простой, а потому и самой распространённой основой для вновь создаваемых фамилий солдат, крестьян и рабочих, набиравшихся из тех же крестьян. После отмены крепостного права в Российской империи начинаются большие экономические преобразования, связанные с перемещением значительных контингентов людей. В конце XIX - начале XX века большинство людей, у которых к тому времени не было паспортов и официально закреплённых фамилий, их получают.

Мужских имён в календарях было во много раз больше, чем женских, так что большинство фамилий имеют в основе мужское имя. Большая часть новых фамилий была оформлена с помощью суффиксов -ов, -ев и -ин: Абрамов, Корнеев, Савин. В некоторых случаях фамилией стала чистая основа: Иван Иванович Абрам, Сергей Сергеевич Корней, Олег Олегович Сава.

Как полные, так и бессуффиксные фамилии образовывались не только от имён из церковного календаря, но и от народных разговорных форм этих имён, и от сокращённых и уменьшительных вариантов имён. Например, фамилии Косма́ и Косми́н происходят от имени Косма в его канонической форме; фамилии Кузьма и Кузьмин - от Кузьма, народной формы этого же имени; фамилии Кузя и Ку́зин - от сокращённой формы данного имени, а Кузьме́нин - от ласкательной формы Кузьме́ня.

Фамилии Пуд и Пудов образованы от канонического имени Пуд, а Пудиков от уменьшительной формы Пу́дик.

Наиболее частая фамилия от имени Пётр - Петров, но есть и фамилии Петрик, Петрище, Петрук, Петруня, Петруха, Петруша наряду с суффиксальными образованиями от них: Петриков, Петрищев, Петруков, Петрунин, Петрухин, Петрушин.

Фамилий от женских личных имён церковного календаря относительно мало, но они всё же образовывались, чему были в своё время разные основания: женщина оставалась вдовой с детьми; муж уходил в солдаты и его жена долгие годы была во главе семьи; в этих случаях и в случае с незаконнорожденными детьми их прозвища и фамилии могли быть образованы от имени матери. Фамилии, образованные от женских календарных имён, также встречаются в различных формах и включают различные варианты основ - канонические, народно-бытовые, сокращённые, а также с "оценочными" суффиксами, например: Аграфёнин - от календарного имени Агриппина в его народной форме Аграфёна, а Гранин - от сокращённого варианта этого же имени Граня. Таковы же фамилии Аннин и Аннушкин с той разницей, что Аннин образовано от имени в его канонической форме Анна. Приведём ещё несколько фамилий от отдельных имён:

Иринин - Ирушкин - Иркин;

Варварин - Варин - Варюхин - Варюшин;

Надеждин - Надёжкин - Надин - Надькин;

Екатеринин - Катеринин - Катин - Катюхин;

Ольгин - Олин - Олюнин - Олькин.

Перечни календарных имён, от которых образовывались фамилии, стали относительно стабильными лишь начиная с середины XIX века; до этого перечни имён христианских святых печатались в самых разнообразных календарях и богослужебных книгах, а ещё раньше переписывались от руки, главным образом в монастырях. Всё это обилие календарей и книг, рассеянных по всей территории России, естественно, не могло обеспечить одинакового состава имён и одинаковой орфографии. В богослужебных книгах, рукописных и печатных, даже в календарях более позднего времени было большое число имён, попавших туда из самых различных источников. Многие из них не были допущены в единый церковный календарь, который начал печататься с конца XIX века и стал единственно законным для выбора имени при крещении, обязательном для каждого русского. Однако имена из старых календарей и богослужебных книг успели в своё время войти в быт и образовать фамилии. Ниже приведены некоторые фамилии от старых имён.

ИмяФамилия
АзийАзиев
АнгелАнгелов
Ба́нтик (вместо Бапти́к)Бантиков
Колле́гКоллегов
Ма́маМамин
Океа́нОкеанов
ПальмПальмов
Писсе́йПисеев
Секу́торСекуторов
Тут (современное Тит)Тутов

Сохранились и бессуффиксные формы фамилий, повторяющие старые имена: Антиох, Британ, Дарий, Иордан, Пале́й, Пастор, Раз, Татьян, Фауст, Фило́н - наравне со стандартными формами от них: Палеев, Пасторов, Разов, Фаустов, Филонов.

Перечни имён, вошедших в святцы XX века, были более ограниченными по составу, чем все прежние источники, вместе взятые, но круг их был всё же достаточно разнообразным - более 800 мужских и около 250 женских. Наиболее часто употреблявшиеся из них дали начало наиболее распространённым русским фамилиям: Васильев, Григорьев, Иванов, Михайлов, Петров, Фёдоров и другие. От более редких календарных имён образованы фамилии Ге́рманов, Дона́тов, Максимильянов, Никодимов, Оре́стов, Эрастов. Они встречаются реже.

Большинство фамилий образовывалось от народных форм имён: Абрамов - от Абрам, а не от церковных Авраам и Аврамий, Денисов от Денис, а не от Дионис и Дионисий, Иванов от Иван, а не от Иоанн, Калинин, Климов и Нестеров соответственно от Калина, Клим и Нестер, а не от Каллиник, Климент и Нестор. Имя Савва в литературном языке обычно пишется с удвоенным в, хотя изначально никакого удвоения в нём не было: Са́ва. Именно от этой формы образовалась фамилия Савин. Формы имён Гордий, Давид, Симеон не образовали стандартных русских фамилий, а лишь нестандартные: Гордей, Давыд, Симён. Имена Макар и Макарий, Назар и Назарий образовали по три формы фамилий: Макаров, Макарьев и Макар, Назаров, Назарьин и Назар.

Многие фамилии образованы от различных сокращённых форм имён, а также от имён с суффиксами субъективной оценки. Иной раз по такой ласкательной или усечённой форме трудно определить, от какого полного имени образовалась фамилия. Так, фамилия Санин чаще происходит не от нарицательного са́ни, а от Саня, ласкательно-усечённой формы от имени Александр. Лактионов и Локши́н - от имени Галактион. Локшин сопоставляется также с прозвищным диалектным именем Лёкша (левша). Фамилии Лялин, Ляликов, Лёликов восходят к ласкательным формам имени Алексей; Пелитов - к имени Ипполит. Фамилии До́кшин, Дронов, Финошин образованы от разговорно-бытовых форм имён Евдоким, Андро́ник, Афиноге́н. Фамилии Фоло́мин, Холонин, Ахромов, Вахрушин, Вахов, Вахин, Вахлов связаны с календарным именем Варфоломей. Фамилии Фонин и Фоняков образованы от различных разговорно-бытовых форм имени Афанасий; фамилии Си́форов, Циферов восходят к разным формам имени Онисифо́р.

Вычислить точно, сколько каких фамилий существует в России, чрезвычайно трудно. И всё же попытки определить их частотность делались дважды.

Борис-Оттокар Генрихович Унбегаун, филолог-русист, родившийся в России и много лет преподававший в Оксфорде, взялся вычислить, как часто встречаются те или иные фамилии у жителей Петербурга на основе адресной книги "Весь Петербург" за 1910 год. Книга содержала около 200 тысяч фамилий. Выборка достаточно показательна: наивысшую частотность имели фамилии, образованные от распространённых календарных имён. На первом месте оказались Иванов, Васильев и Петров. Четвёртое место в списке занимала фамилия Смирнов, которая принадлежит к классу прозвищных и искусственных фамилий, но её носителей, Смирновых, в Петербурге было в два раза меньше, чем Ивановых.

В первую десятку - по степени убывания - попали также фамилии Михайлов, Фёдоров, Яковлев, Андреев, образованные от соответсвующих имён, и прозвищные Соколов и Попов.

Далее шли фамилии от менее частотных календарных имён, всё чаще перемежаясь фамилиями искусственными и прозвищными, такими, как Лебедев, Волков, Кузнецов, Соловьёв. На 86-ом месте по частотности оказалась первая фамилия на ский: Покровский.

Поскольку в Петербурге всегда было много иностранцев, в список Унбегауна попали две немецкие фамилии: Шмидт/Шмид (на 67-ом месте) и Миллер (на 75-ом месте).

Второй подсчёт делался нашим современником Анатолием Фёдоровичем Журавлёвым, который со своими коллегами составил список из 500 наиболее часто встречающихся фамилий. Общая картина более или менее сходна с данными Унбегауна.

Владимир Андреевич Никонов отмечал в своё время неравномерность распространения фамилий по отдельным областям. На Волге самой частотной оказалась фамилия Кузнецов, на русском Севере - Попов, на Северо-Западе - Смирнов. Фамилия Иванов распространена повсеместно.

Приводим некоторые данные по частотности русских фамилий по А.Ф.Журавлёву. Цифра в круглых скобках указывает на позицию, которую эта фамилия занимала в подсчётах Б.-О.Г.Унбегауна.

1. Иванов (1)17. Павлов (17)33. Сергеев (30)49. Антонов (48)
2. Смирнов (4)18. Козлов (36)34. Кузьмин (34)50. Тарасов (нет)
3. Кузнецов (23)19. Степанов (15)35. Фролов (77)51. Жуков (62)
4. Попов (9)20. Николаев (19)36. Александров (12)52. Баранов (69)
5. Васильев (2)21 Орлов (27)37. Дмитриев (20)53. Филиппов (29)
6. Петров (3)22. Андреев (10)38. Королев (нет)54. Комаров (80)
7. Соколов (7)23. Макаров (44)39. Гусев (52)55. Давыдов (51)
8. Михайлов (5)24. Никитин (24)40. Киселев (54)56. Беляев (46)
9. Новиков (39)25. Захаров (31)41. Ильин (37)57. Герасимов (38)
10. Федоров (б)26. Зайцев (45)42. Максимов (35)58. Богданов (18)
11. Морозов (41)27. Соловьев (25)43. Поляков (65)59. Осипов (43)
12. Волков (22)28. Борисов (61)44. Сорокин (55)60. Сидоров (71)
13. Алексеев (11)29. Яковлев (8)45. Виноградов (33)61. Матвеев (32)
14. Лебедев (13)30. Григорьев (14)46. Ковалев (нет)62. Титов (76)
15. Семенов (16)31. Романов (42)47. Белов (74)63. Марков (40)
16. Егоров (21)32. Воробьев (63)48. Медведев (нет)64. Миронов (90)

Интересно, что в составе первых ста фамилий - ни в начале XX века, ни через столетие, нет ни одной от какого-либо уменьшительного имени, что говорит об их достаточной индивидуальности и оригинальности.

Необходимо отметить, что различного рода специальные ласкательные и прочие формы были в прошлом не у одних только календарных имён. Имена некалендарные также обладали значительным количеством производных образований; например, древнерусские имена Бык, Волк, Медведь имели в семейном обиходе формы Бычок, Бы́чко, Волчок, Во́лчко, Волчёнок, Медведик, Медве́дко. Их бытование в прошлом подтверждают не только документальные записи, но и современные фамилии Бычков, Волчков, Волчёнков и Волченков, Медве́дков. Подобные формы образовывались и от других древних имён: Ветчи́нка, Головка, Головушка, Баранчик, Бубенчик - сравните современные фамилии Ветчинкин, Головкин, Головушкин, Баранчиков. Ласкательное от чёрт-чёртушка - фигурирует в современной фамилии Чёртушкин. Имя Моро́з имело ласкательные формы Морозик, Морозко, Морозо́к, Морозёнок. Были ласкательные имена Мура́ш, Лапоток, Смо́лка, ставшие основой для современных фамилий Мурашёв, Лапотков, Смолкин.

В русский язык на протяжении веков влилось множество иноязычных слов. Некоторые из них обрели новую форму и звучание и настолько обрусели,что их едва можно отличить от исконно русских, например: ярмарка - от немецкого Jahrmarkt. Другие сохранили свою первоначальную форму, например: сувенир от французского souvenir. Большинство их вошло в словари русского языка и употребляются наравне с русской лексикой. От этих слов образовались в своё время прозвища и прозвания, затем - фамилии, которые следует считать русскими; это, например, А́спидов, Башлыков, Курьеров, Париков. То же относится к фамилии Гранитов - от итальянского granito (твёрдый; гранит); фамилии Комендант и Комендантов идут от французского commandant (командующий; комендант); Натурин - от латинского nature (природа); Оксов - от немецкого Ochse (бык, вол); Шмидтов от немецкого Schmied (кузнец); Циммерманов - от немецкого Zimmermann (плотник). Фамилии Ама́нтов, Ше́ров и некоторые другие были, по всей вероятности, даны в дворянско-помещичъей среде, где французским языком пользовались наравне с русским. Любопытный пример - фамилия Кошонин: cochon по-французски свинья, но прозвище Кошо́ня, от которого образовалась фамилия, - русская народная переделка французского слова, следовательно, такая фамилия, как и все перечисленные, должна считаться русской.

Есть, однако, у русских людей фамилии, которые являются иноязычными по основе и также по форме, не имея характерных суффиксов, например: Кох (немецкое Koch - повар), Ми́стрис (английское mistress - госпожа), Ривье́р (французское riviere - река), Шевалье (французское chevalier - кавалер). Эти фамилии уже нельзя отнести к русским.

Литературный язык и народные говоры

В более узком смысле, под литературным языком понимают язык художественных произведений, в более широком - тот "правильный" язык, которому учат в школе, который присутствует в словарях и энциклопедиях, на котором ведётся деловая переписка.

Здесь мы будем употреблять этот термин в более широком значении, в главе "Имена и фамилии литературных героев" - в более узком.

Единый литературный язык России сложился в результате слияния делового русского языка с церковнославянским языком. Произношение образованных москвичей стало литературной нормой. Литературный язык вобрал в себя и ряд иноязычных элементов.

Соотношение литературного языка и народных говоров (диалектов) в фамилиях сложно определить. Различие народных и литературных форм свойственно и отдельным словам, и именам личным. Например, имена, известные в литературном языке в формах Елена, Емельян, в отдельных говорах русского языка выступают как Олена, Алена, Олёна, Алёна, Омельян, Амельян. Эти формы отразились в фамилиях, так же как отразились в них и областные, и устаревшие формы имён нарицательных.

В основе некоторых современных русских фамилий можно встретить слова, зафиксированные только в каком-либо областном словаре. Таковы, например, фамилии Будяк и Будяков - от западного будя́тися (шататься); Веренчик и Веренчиков - от тверского вере́нить (спешить, торопиться); Волеваха и Волевахин - от вологодского волева́ть (своевольничать); Гонтярь и Гонтарёв - от областного гонт (дранка, щепа для кровли). Мы привели каждую фамилию в двух формах: первая - повторяющая прозвище, вторая - стандартная, с типовым русским суффиксом. И те, и другие зарегистрированы у современного русского населения, правда, стандартные встречаются значительно чаще.

Фамилия Неуйми́н, очевидно, образована от прозвищного имени Неуйма́, Напрасников - от Напра́сник, Рассудов - от Рассу́д, Ряхин от Ря́ха. Эти и многие другие слова, от которых образованы фамилии, в современном русском языке не сохранились. Об их значениях мы можем догадываться из сопоставления с такими словами, как неуёмный, напрасный, рассудок, суд, неряха. А в русских народных говорах неуйма означало: неукротимый, деятельный человек; напрасник - кто напрасно наговаривает; ряха - аккуратная женщина; рассудой называли рассудительного человека, а слово рассуд употреблялось также в ситуации, когда люди не могли между собой договориться и хотели, чтобы их справедливо рассудили:

"Суд не на осуд, а на рассуд".

Фамилия Комник происходит от слова ко́мник - так в древности назывался конный ратник, сравните современное конник. В "Слове о полку Игореве" говорится: "всядемъ, братïе, на свои бръзыя ко́мони". Форма комник сохранилась в некоторых говорах и сейчас. Рост всеобщей грамотности, обязательное среднее образование, широкое распространение средств массовой информации - всё это способствует уходу подобных слов из нашей речи.

Поскольку письменным языком на Руси изначально был церковнославянский, некоторые славянизмы глубоко проникли в нашу жизнь, например, названия букв аз, бу́ки, ве́ди, глаго́ль, добро́. Интересно, что от всех этих названий в своё время были образованы фамилии: А́зов, Буки́н, Ве́дев, Глаго́лев, Добро́в. Правда, происхождение этих фамилий можно объяснить и иначе. Было имя личное Аз в некоторых старых календарях, в более поздних оно значится как А́за, оставаясь мужским. Букой пугали маленьких детей: бу́ка значит пу́гало. Фамилию Ве́дев, если её поставить в ряд с фамилиями Да́жев и Бу́дтов, можно воспринимать как образованную от частицы ведь. Фамилию Глаго́лев можно сопоставить со словами глаго́лить (говорить) и глаго́л, а фамилию Добро́в со словами добро́ и до́брый. Независимо от истолкования - всё это славянизмы, одни из самых древних слов нашего языка.

Проникая в письменный деловой язык, все фамилии уравниваются друг с другом:

1. Стилистически - они все делаются нейтральными.

2. Хронологически - все оказываются современными, даже те, что ведут своё происхождение от древнейших слов, вышедших из общеупотребительного языка.

3. Юридически - именно они фигурируют в документах, даже если образованы от слов просторечных, нелитературных.

Деление русских слов на литературные и народные, просторечные начинается в XVII-XVIII веках, когда язык образованных людей стал заметно выделяться и отгораживаться от языка тех слоев населения, которым было недоступно образование, то есть одновременно с началом резкого социального расслоения населения.

Можно назвать немало слов, которые имеют в литературном русском языке одно значение, а в его диалектах - совсем другое. Например, бас в литературном русском языке обозначает низкий голос, а в диалектах бас - краса, красота. Широко распространённая фамилия Ба́сов и редкая нестандартная Бас могут быть образованы от обоих слов. Поэтому в подобном случае, как и во многих других, трудно говорить, какое именно значение легло в основу фамилии.

Слово: грах на первый взгляд кажется славянизмом: сравним чешское грах и русское горох. Однако в новгородских говорах грах обозначало шумливого крестьянина, а новгородский глагол гро́хать имел значение смеяться. Слово гре́чка обозначает в русском московском просторечии гречневую крупу, но в саратовском и томском говорах - женщину гречанку. Словом гречиха в литературном русском языке обозначается растение, а в вятском говоре - худая кобылёнка.

Слово больша́к в различных народных говорах употребляется в двух значениях: главная дорога и старший сын. В составе фамилий Больша́к имеет, скорее, второе значение, тем не менее, не исключено, что в основу чьей-нибудь фамилии оно попало и в своём первом значении. Слово маку́ха в разных говорах русского языка означает макушку и жмыхи; мясое́д - это время, когда нет поста, когда можно есть "скоромное", это также человек, который любит есть мясо; шату́н - часть машины и медведь, не лёгший в берлогу, голубе́ц - еда, краска и фигура в танце; воло́х - национальность и косматый человек. В литературном языке туз - в картах и денежный туз (богатый человек); ры́жик - гриб или рыжий человек; ме́сяц - часть года или луна; вал - в машине и вал как земляное сооружение; вьюн - растение и человек или животное, которое извивается.

Все эти примеры мы привели не случайно. Есть фамилии Воло́х и Волохов, Месяц и Месяцев, Рыжик и Рыжиков и т.д. Разумеется, естественнее считать, что фамилия Рыжиков получилась от прозвища рыжего человека Рыжик. Но фамилии Сыроежкин, Мухоморов, Поганкин, Подосинников и другие позволяют допустить, что фамилия Рыжиков могла быть образована и от названия гриба.

Выделяются многочисленные ряды слов-омонимов, где одно из созвучных слов - имя нарицательное, а другое - собственное. Например:

майор - воинское звание, Майор - личное имя;

калина - растение, Калина - народная форма имени Каллиник;

пуд - мера веса, Пуд - имя;

гран - мера веса, Гран - имя;

надежда - абстрактное существительное, Надежда - имя;

павлин - птица, Павлин - имя;

лев - животное, Лев - имя и знак зодиака;

ясь -ясность, Ясь - ласкательное от Ян (Иван);

гаврик - простак (орловское), щеголь (тульское), хитрец (пензенское), Гаврик - сокращение от имени Гаврила (Гавриил).

Наконец, есть исторические омонимы. Например, слово неде́ля означает сейчас срок из семи дней (от понедельника до воскресенья); в прежние времена оно означало день отдыха, который мы сейчас называем воскресеньем: неделя от слов не делать (не работать). Это значение недели сохранилось, например, в болгарском языке. Нашему современному слову неделя у болгар соответствует седмица. В основе фамилии Неде́лин может быть и современное и прежнее значение этого слова. Таким же образом в основе фамилии Сту́днев может быть сту́день как название кушанья (современное значение) и как название месяца: в старом славянском календаре студень соответствовал ноябрю.

Всё это свидетельствует о том, что в настоящее время без точного знания истории каждой семьи нельзя уверенно говорить, почему то или иное имя или прозвище было дано когда-то её родоначальнику.

Среди известных нам имён нарицательных нет таких, которые дали бы прозвища Засе́да, Кудря́нь, Псюк, Смея́н, Не́зваль, Прое́д, Супря́га и многие другие, входящие в состав нестандартных фамилий. Это говорит о большой древности основ многих русских фамилий и об их значительном обособлении от нарицательных слов литературного русского языка и его диалектов. Иными словами: есть фамилии русские, в русском происхождении которых мы не сомневаемся, но о которых мы не может сказать, принадлежала ли их основа к литературному языку или к народному говору.

Вот несколько словообразовательных гнёзд, в которые вошли стандартные и нестандартные фамилии: Ога́рок и Ога́рыш и соответствующие им полные, стандартные - Огарков и Огарышев;

Дуда́, Дудак, Дударь, Дудник, Дудинец, Дудка, Дудчик, Дудин, Дударев, Дудкин;

Зуб, Зубак, Зубарь, Зубаха, Зубач, Зубец, Зубик, Зубок, Зубов, Зубарев, Зубцов, Зубков;

Кит, Китач, Китыка;

Ковш, Ковшарь, Ковшик, Ковшило, Ковшов, Ковшун;

Мазун, Мазуля, Мазило, Мазай, Мазок;

Нос, Носач, Носок, Носуля;

Сахар, Сахаров, Сахарный;

Свет, Светов, Светлый, Светлов;

Хворост, Хворостяной;

Хорошо, Хорошун, Хорошёв, Хороший.

Несмотря на прозрачность структуры, о конкретном значении некоторых из них мы можем лишь догадываться. Быть может, часть из них вообще не употреблялась в качестве нарицательных и они всегда были особыми собственными именами. Различные диалекты русского языка давали практически неограниченное число прозваний, которые при определенных условиях закреплялись и качестве фамилий.

Так как значения некоторых слов изменились, отдельные лица стали, если так можно выразиться, "жертвами" языковых преобразований. Например, фамилия Бла́тов образована не от того, что сейчас называется блатом, а от блато́ - более старой формы слова болото. Фамилия Каюко́в - не от слова каюк в значении конец, гибель, а от областного обозначения долблёной лодки; Жуликов - от владимирского жу́лик (чернорабочий), в костромских говорах словом жулик называют ножик. Воров - от древнего слова вор в смысле бунтовщик, а человека, похищавшего чужое добро, в старину называли та́тем. Фамилии Трепачёв, Грабилин, Живодёров, скорее всего, возникли там, где трепали волокно, сгребали что-либо граблями, забивали скот на мясо.

Кажущиеся нам теперь унизительными фамилии Нищев, Калекин, Инвалидов, Хворов, Су-дорогин в прошлом не воспринимались столь эмоционально. В народной крестьянской среде прозвища, от которых образованы эти фамилий, считались вполне естественными, они просто сообщали об известных фактах. Кроме того, некоторые из фамилий, кажущихся нам сейчас неприятными, восходят к так называемым охранным именам: их основным назначением в далёкой древности было уберечь ребёнка от болезней и "сглаза", помочь ему выжить. Такие именования отразилось, например, в современных фамилиях Нехорошей, Безобразов, Негодин, Неудачик.

"Отрицательная" фамилия отнюдь не есть характеристика лица, которое её носит. И всё же смена фамилий с ярким негативным значением допускается, особенно при обмене паспортов.

Существует мнение, что все фамилии, содержащие более или менее понятную основу, но не имеющие суффиксов -ов, -ев, -ин, обязательно украинские, например, такие, как Блоха, Козёл, Благо, что фамилии, оканчивающиеся на -ич, обязательно белорусские или польские, а на -ский - польские. Все перечисленные элементы - общеславянские. Ни у какого славянского языка нет преимущественного права "присваивать" себе суффикс -ский иии -ич. Достаточно сделать небольшое сравнение с именами нарицательными, чтобы найти все эти элементы в любом славянском языке.

Например, в русском слове княжич тот же суффикс, что в нестандартной русской фамилии Аксёныч, а в слове заводской тот же суффикс, что в фамилии Костромской или Крамской.

Такие фамилии, как Воробей, Скворец, Голенище, не могут быть украинскими, потому что воробей по-украински горобе́ць, скворец будет шпак (сравните фамилии Шпак, Шпаковский), голенище по-украински - халя́ва. Невольно вспоминаются герои из гоголевского "Вия": одного зовут Тиберий Горобець, фамилия другого - Халява.

Если в основах фамилий лежат областные слова, не представленные в русском и украинском литературных языках, выяснить, какому языку принадлежит фамилия, особенно сложно. Так, по данным "Толкового словаря" В.И.Даля, основы таких фамилий, как Бориляк, Гомза́, Негода и некоторых других, действительно были в своё время представлены в южных и западных говорах, и их можно считать украинскими; для сравнения: в русских юго-западных говорах были.бари́лок (бочка,бочонок), гомза́ (деньги), в вологодском диалекте - гомоза́ (непоседа), в курском - него́да .(непогода, ненастье). Но основы следующих и многих других фамилий не могут быть отнесены к западным, а во многих случаях и к южным: Баку́н - от бакун (простой русский табак); Верета́ - от владимирского и вятского вере́тье, новгородского вре́тье или московского вере́тин (полотнища для сушки зернового хлеба, подстилки в телегу); Бобы́рь - от воронежского бобырь (пескарь); Ке́кало - от вятского кекать (икать) или ярославского и тверского, ке́кнуть (сильно ударить); Кудря́нь от новгородского ку́дра (шалун); Комя́к - от ярославского комя́кать (бить); Ляш - от псковского, тверского ля́шить (воровать).

Следовательно, перед нами не украинские, а русские фамилии, не оформленные в своё время по каким-либо причинам типовыми суффиксами -ов, -ев, -ин. Среди нестандартных русских фамилий очень много именно таких, образованных от центральных, северных и восточных областных русских слов.

Итак, в фамилиях русских, украинских, белорусских представлены общие восточнославянские элементы. Ведь древнерусский был общим языком предков русских, украинцев и белорусов. Суффиксы, типичные для сегодняшних украинских и белорусских фамилий,- явление более позднее.

Украинские фамилии часто оканчиваются на и : Ще́рбо, Толпы́го, Зозу́ля, Сероба́ба, хотя подобные фамилии встречаются и у русских: Яблочко, Точило, Утка. И у русских, и у украинцев, и у белорусов, и у поляков есть фамилии, оканчивающиеся на -ский, -ич, -ов. Но у русских фамилий на -ов значительно больше, чем у украинцев или белорусов. Фамилии на -ин встречаются у русских и белорусов. Следовательно, по одному лишь суффиксу, без учёта основы, от которой образована фамилия, без сопровождающих её имени и отчества, а также некоторых сведений об истории именуемой семьи в большинстве случаев нельзя однозначно судить о том, русская, белорусская, украинская или польская это фамилия.

Среди фамилий белорусов встречается немало таких, которые практически не отличаются от русских: Ло́мтёв, Птицын. Они имеют русские суффиксы и образованы от основ, общих для обоих языков. Способствовало этому и то, что в течение длительного времени делопроизводство в Белоруссии велось на русском языке и в официальные записи белорусские имена и фамилии проникали в формах, не передающих специфики местных народных говоров, то есть Николай, а не Мыкола, Тёткин, а не Цёткiн, Константин, а не Кастусь и т.д. Поэтому подлинные народные белорусские формы имён и фамилий можно скорее обнаружить в литературных произведениях, чем в официальных актовых записях.

Польские фамилии на -ский, такие как Запотоцкий, Скоропадский, составляют наиболее древний тип. Они аналогичны древним русским княжеским фамилиям типа Вяземский. Более поздние русские фамилии на -ский, например, Черниговский, Цареградский, Златовратский, нередко принадлежали духовенству, при этом образцы фамилий могли заимствоваться от украинского духовенства, которое в XVII-XVIII веках пользовалось большим влиянием.

Интересную группу фамилий составляют областные образования с суффиксом -ец: Антоне́ц, Горисла́вец, Даниле́ц, Иване́ц, Кондрате́ц, Мироне́ц, Никоне́ц, Феде́ц, Якове́ц. Это не только ласковые прозвания детей в семье, но и специальные обозначения для младших членов семьи, детей и внуков, людей по имени Антон, Горислав и т.д. В дальнейшем человек с таким именем переносил его и на своих потомков. От перечисленных следует отличать фамилии с суффиксом -овец: Гаври́ловец, Ефи́мовец, Мака́ровец, Па́вловец, Ти́товец. Это фамилии с древнеславянским суффиксом собирательности -овцы: Гавриловцы, Павловцы - семейства, названные по главе семьи, по Гавриле, по Павлу; Гаври́ловец, Па́вловец - один из представителей указанных родов.

Другую своеобразную группу составляют фамилии, образованные от личных имён, осложнённых суффиксом -ич, то есть от отчеств, например:

Аку́лич→Акуличев, Ана́нич→Ананичев, Ари́нич→Ариничев.

В древних документах встречались написания Онтон вместо Антон, Олександр вместо Александр, Офонасий вместо Афанасий. Образованные от этих форм фамилии Онтонов, Олександров, Офонасьев юридически самостоятельны, они отличаются от фамилий Антонов, Александров, Афанасьев, как отличаются друг от друга и фамилии Крамской и Кромской, Сафронов и Софронов, Сазонов и Созонов. Такие написания не обязательно отражают так называемое "оканье", свойственное северным русским говорам. Они могли возникнуть и в условиях "аканья", если писец предполагал, что писать через о - грамотнее. Эти юридически значимые фамилии, начинающиеся на о, ставятся в словниках в другое место по алфавиту и в официальных документах совершенно не соприкасаются со своими "двойниками", начинающимися на а. В устной речи они нередко смешиваются, если только хозяева таких фамилий не произносят их по буквам или по складам.

Всеобщей и единой орфографии фамилий нет и не может быть. Юридический контроль над языковыми нормами приводит к тому, что правильным считается то написание фамилии, которое зарегистрировано у человека в паспорте, в свидетельстве о рождении, хотя бы оно противоречило нормам здравого смысла. Написание фамилий никогда не регламентировалось грамматическими правилами, а их основы, особенно если они восходят к устаревшим и малопонятным словам, не были защищены от искажений. Порой простая ошибка или описка приводила к искажению фамилии, а следовательно, волей-неволей порождались новые фамилии. Ведь расхождение всего лишь в одну букву приводит к юридически разным словам. У нас зафиксировано много случаев подобного производства новых фамилий. Приведем лишь некоторые: Фадеечев - от отчества Фадеич, тогда как грамматически правильной была бы форма Фадеичев; Анисемцев - должно бы быть Анисимцев. Фамилии Ахапкин, Арганистов отражают известное нам "аканье", а правильно было бы Охапкин (от охапка) и Органистов (от орган, органист). Написав когда-то Облеухов вместо Оплеухов кто-то озвончил глухой согласный и вопреки нормам литературного русского языка. В фамилии Битков, наоборот, произошло неоправданное оглушение согласного г: правильно было бы Битюгов (от нарицательного битюг). Нестандартная фамилия Бидюк также, возможно, образована от прозвища Битю́г, которое нередко давалось очень сильному человеку по сравнению с лошадью-тяжеловозом, а написание могло измениться, когда фамилия далеко оторвалась от породившего её имени нарицательного битюг, не всем понятного.

В фамилиях Веретельников, Песельников (сравните нарицательные веретенник, песенник) мы сталкиваемся с явлением, характерным для некоторых говоров, когда соседствующие одинаковые согласные, в данном случае -нн-, стремятся расподобиться. Таким же образом слово конник получило в некоторых говорах форму комник.

В фамилии Щекатуров отразилась искаженная форма слова штукатур.

Некоторые носители таких фамилий, в которых видны искажения по сравнению с официальной орфографией соответствующих им нарицательных или собственных имён, требуют, чтобы им сделали необходимые изменения в документах, например, "переделать" Щекатуров в Штукатуров. К таким просьбам об исправлении фамилий нужно относиться осторожно, поскольку в некоторых случаях к этому нет достаточных оснований. Например, Катков и Котков, Барковский и Борковский для русского языка разные фамилии. Хотя фамилия Кромской происходит от названия населённого места Кромы и, следовательно, написание через о для фамилии закономерно, фамилия знаменитого художники пишется Крамской.

При внимательном анализе основ некоторые фамилии с "неверной" орфографией оказываются отнюдь не искажениями, а производными от географических названий, старинных, заимствованных или областных слов, не известных "хозяевам" этих фамилий.

То же касается лингвистически единых, но юридически различных фамилий Аленин и Оленин от имени личного Алёна (Елена) - Олёна; Аладьин и Оладьин; Салавьёв и Соловьёв и др. Многие из них были впоследствии приведены в соответствие с орфографией имён нарицательных, но повсеместно этого сделать нельзя, потому что есть фамилии, образованные от основ, не представленных в литературном языке и, следовательно, не имеющих единой нормированной орфографии. Например, фамилии Ланской и Лонской образованы от областного слова, имевшего разные написания, и в таких случаях неясно, что взять за норму. В результате из лингвистически одного слова получается две, иногда три и более различных юридически значимых фамилий, например: Каржавин, Коржавин, Коржевин; Калмыков, Колмаков, Колмыков, Колмуков. Ими зовутся члены разных семей, и юридически это - разные фамилии. Юридически разными являются также фамилии, в которых написание отличается всего на одну букву: Владимирцов - Владимирцев, Первенцов - Первенцев, Таманцов - Тамакцев, Ткачов - Ткачёв, Сычов - Сычёв, Свищов - Свищёв, Балашов - Балашёв и др.

В нарицательных словах одна буква меняет значение или вносит ошибку: должно быть только калмык, а не колмык или колмак; в случае с фамилиями мы говорим лишь о звуковой или буквенной последовательности, с помощью которой одна фамилия отличается от другой, но не о смысловом значении их основ.

Следует сказать особо о написании буквы ё: около трёх процентов современных русских фамилий содержат эту букву. До недавнего времени в юридической практике е и ё рассматривались как одна буква, и в паспортах писали: Федор, Петр, Киселев, Демин. Вследствие этого возникали затруднения в официальных учреждениях: например, человек говорил, что его фамилия Алёкшин, ему отвечали, что в списках он не значится, там другая фамилия написана - Алекшин. Получается; что для пишущих это одна фамилия, а для читающего - две разные: можно Алекшин прочитать, можно Алёкшин!

Читающий не всегда может догадаться, что хотел сказать пишущий: узнаете или узнаёте, седла или сёдла, До́ждев или Дождёв?

Большую трудность для русской орфографии представляют фамилии, содержащие о или е после шипящих. С одной стороны, они могут иметь разное написание: Борщёв или Борщов, Хрущёв или Хрущов, Порхачёв или Порхачов, Плечёв и Плечов, Сургучёв и Сургучов, Поляшёв и Поляшов, Саюшёв и Саюшов, Рыжёв и Рыжов. Как известно, буква ё подспудно сообщает, что на ней надо делать ударение.

С другой стороны, если в фамилиях типа Борщёв точки над е не поставлены, это может привести к неверному ударению и искажению фамилии. Например, известная фамилия Свищёв превращается в Сви́щев, Рыбачёв - в Рыба́чев, Пургашёв - в Пурга́шев, Булычёв - в Бу́лычев, Гаврюсёв - в Га́врюсев или Гаврю́сев, Губарёв - в Гу́барев, Дождёв - в До́ждев и т.д.

Может быть, унифицировать написание всех фамилий, где под ударением после шипящих слышится о, и писать во всех случаях: Борщов, Хрущов, Рыжов?

Возражения связаны с юридической ролью фамилий в обществе. Если заменить Мордашёв, Рогачёв, Гужёв, Трещёв и им подобные фамилии на Мордашов, Рогачов, Гужов, Трещов, не произойдёт ли хаос в юридической практике, например, при разделе имущества или получении наследства? Как мы говорили выше, Свищов и Сви́щёв, Борщов и Борщёв - фамилии юридически разные, так что Свищовы, претендующие на наследство своего отца Свищёва, окажутся фактически не его родственниками.

Но должны ли мы хранить в XXI веке нормы XVIII-ХIХ веков? Если поставить в известность все "пишущие" инстанции, что о под ударением после шипящих на месте прежнего ё (или е) считается новой нормой и что новое написание следует считать идентичным со старым, то, пожалуй, через поколение мы придём к единому написанию: Лычов, Борщов и т.д.

А пока такого указа нет, необходимо ставить точки над е во всех необходимых случаях. Теперь Госавтоинспекция использует букву ё в водительских правах, а Пенсионный фонд воздерживается от этого. Центральная избирательная комиссия пишет в фамилиях е вместо ё.

Министерство образования и науки предписывает писать букву ё в именах собственных бесспорно и обязательно*. То же говорится в Законе о государственном языке Российской федерации.

___
* Письмо Минобрнауки РФ АФ-159/03 от 3 мая 2007 года "О решении Межведомственной комиссии по русскому языку" с рекомендациями по употреблению при написании имен собственных буквы ё.

Подводя итоги всему сказанному в этом разделе, обратим особое внимание на то, что основы русских фамилий - отнюдь не обязательно имеют нарицательное значение, понятное из нашего знания современного языка. Но основы фамилий, воспринимаемых нами как.русские, имеют русские особенности произношения, ударения и сочетаемости с другими элементами внутри слова.

Суффиксы

Три наиболее распространённые модели русских фамилий содержат в своём составе суффиксы -ов, -ин, -ский/-ской. Написание многих фамилий через -ев создаёт впечатление, что есть и такой суффикс. Орфографически - да, но на самом деле это тот же суффикс -ов после мягкой согласной в безударной позиции: Ко́нев, Го́лев. После мягкой согласной под ударением пишется -ё-: Хрулёв, Рублёв.

Точно так же обстоит дело с фамилиями на -ин: есть единый суффикс -ин, который после ц пишется через ы (в соответствии с произношением), после многих других согласных пишется через и (также в соответствии с произношением): Москвин, Лисицын, Ла́рин. После ш, ж он пишется через н, хотя произносится ы: Жижин, Лужин, Лапшин.

В фамилиях типа Костромской, Слободской чётко выделяется суффикс -ск-ой. Собственно суффикс здесь только -ск-, а -ой - окончание мужского рода. Соответствующие женские фамилии - Костромская, Слободская. Известный нам суффикс -цк-ой - вариант суффикса -ск-ой в положениях после т, к, ч, ц, например: Высоцкий (но есть и орфографический вариант Высотский), Потоцкий из Потокский), Углицкий (из Угличский), Глуховецкий (из Глуховецский).

Зная модель, по которой образована фамилия, на основе живых современных фамилий мы можем воссоздать те имена, из которых они в своё время сформировались. Например, из фамилии Куракин очевидно, что она образовалась от имени Кура́ка, а не Курак, из фамилии Кривошеин может быть выделена её основа Кривошея, а из Кривошеев - Кривошей.

Обратим внимание на своеобразные "парные" фамилии: Гаврилин и Гаврилов, Вавилин и Вавилов, Туркин и Турков, Ле́скин и Лесков, Камки́н и Камков. Отбрасывая соответствующие суффиксы, мы приходим к выводу, что они образовались от разных основ: Гаврила и Гаврил, Вавила и Вавил, Ту́рка и Турок (или Ту́рко), Леска и Лесок (или Ле́ско), Камка́ и Камо́к (или Ка́мко). Наш вывод, сделанный теоретическим путём, полностью подтверждается нестандартными фамилиями, среди которых есть Турок и Турка, А́рид и Арида, Кура́к и Курака, Несмеян и Несмеяна, Ли́ска и Лиско и многие десятки других "парных" фамилий, отличающихся друг от друга лишь наличием или отсутствием конечного .

Иногда это разные, хотя и похожие слова: бонду́р и бондура (в русских диалектах это обозначения разведённого мужчины или женщины соответственно), го́вор (во владимирском диалекте так называют пузырь на воде), гово́ря (архангельское речь), каракуль (шкурка барашка), кара́куля (закорючка в письме).

Часто это варианты одного и того же слова, с тем же значением, но взятые из различных диалектов: аред и а́реда (о дряхлом человеке), бабу́р и бабура (горький гриб), базык и базыка (о сварливом человеке), байда́х и байдака (озорник), бала́к и балака (болтун), банду́р и бандура (переносно - о глупом человеке, о дурне), бас и ба́са (красота), баса́н и басана (щеголь), гонт и гонта (кусок дерева, годный для щепы).

Суффиксы -ов и -ин можно считать эквивалентными, поскольку они образуют однотипные слова (фамилии) от аналогичных основ, и выбор того или другого определяется лишь конечным элементом основы, к которой присоединяется один из указанных суффиксов. Тем не менее в количественном отношении фамилий с суффиксом -ов примерно в три раза больше, чем фамилий о суффиксом -ин, и фамилии на -ов чаще встречаются, они более частотны: Объясняется это прежде всего характером тех основ, к которым добавляются суффиксы. В русском языке вообще слов мужского рода больше, чем слов женского рода. Большинство русских фамилий образовано от мужских имён, поэтому среди них преобладали формы на -ов. Правда, были прозвища женского грамматического рода: Ню́ня, Корова, Боя́ка, Задавала, но это не были обязательно прозвища женщин.

Поскольку -ов был более частотным суффиксом, при парных именах и прозвищах типа Бас и Баса предпочтение отдавалось обычно варианту с твёрдым согласным, что давало фамилию на -ов: Ба́сов.

Перебой традиций намечается с середины XIX века, когда появляется значительное количество искусственных фамилий в среде духовенства, а также у сирот из воспитательных домов. Здесь довольно широко представлен суффикс -ов даже в тех случаях, где у естественно сложившихся фамилий было бы -ин, например: А́рфов, Ли́ров, Розов, Туберозов, А́стров, Гра́мотов, Газе́той, Политиков, Гале́тов, Ба́шков - наряду с закономерной Ба́шкин, образованной от Башка́: от нарицательного башка́ (голова).

Заметим, что суффикс -ин оформляет в основном русские и белорусские фамилия. У других славян есть только -ов. Так, от имени Нико́ла русская фамилия будет Николин, а болгарская - Нико́лов. Фамилии Да́лев, Валев, Малев, как правило, болгарские. Поэтому вхождение к нам фамилий других славянских народов увеличивает число фамилий на -ов.

Суффикс -ск-ий/-ск-ой более редкий до сравнению с суффиксом -ов и даже -ин. Первоначально -ск-ой отмечается в княжеских фамилиях, но и у князей эта модель не была единственной. Например, из 93 княжеских фамилий, записанных в "Тысячной книге" 1550 года, только 40 оканчивались на -ск-ий или -ской: Вяземский, Мосальский, Трубецкой, Курбский, Оболенский, Прозоровский, Волконский и некоторые другие. Поскольку к XVIII-ХIХ векам многие княжеские роды угасли, число таких фамилий постепенно сокращалось. В отличие от ряда западных стран, где титул и владение наследственным имением переходили только к старшему сыну, в России титулы наследовались всеми сыновьями, поскольку не были так тесно связаны с наследованием вотчинных имений. Семьи дробились, земельные наделы мельчали.

Старинные некняжеские фамилии на -ск-ий/-ской также немногочисленны: Дубенский, Нелединский, Заболотский и некоторые другие. Позднейшие фамилии на -ской, полученные в XVIII-XIX веках русским духовенством, тоже не были единственным типом фамилий у этого сословия, имелись также такие, как Формозов, Туберозов, Виноградов, тяготеющие к наиболее общей модели на -ов.

Почему определенная группа прозвищ осталась без специальных фамильных суффиксов и не была подведена под общую модель? Причины разнообразны. Они могут быть чисто внешними, связанными с историей отдельной семьи и обстоятельствами, которые сопутствовали возникновению и бытованию такой фамилии. Иной раз имя того или иного лица по каким-то причинам не попадало в переписные листы и не получало типового оформления. Члены неполных семей (где отсутствовал глава) или одиночки, жившие вне семей, могли остаться не охваченными переписями. Какие-то прозвищные имена были юридически зафиксированы до того, как они обретели типовую форму с суффиксом -ов или -ин. Другие попали в официальные списки после того, как основной этап стандартизации завершился. Это тоже внешние причины, объясняющие, почему у той или иной русской семьи нестандартная фамилия. Интересно, что в документах XVI-XVII веков были засвидетельствованы прозвищные именования, в точности совпадающие с современными нестандартными фамилиями, они сопровождали календарные имена. Такие же или очень похожие на них образования фигурировали как личные имена: Беляй, Блоха, Борец, Борщ, Брага, Бык, Вели́кой, Внук, Водка, Во́ин, Волк, Дёготь, Деньга, Коробка, Моро́з, Музы́ка и многие другие, которые имеются в нашем материале как фамилии, сопровождающиеся русскими именами и отчествами.

Очень интересны фамилии, образованные от междометий, частиц, местоимений, наречий: Ведь, Гей, Набок, Нелепо, Ненадо, Ничего, Подчас, Раз, Хош, Ще́дро.

Фамилии Жа́рко, Жи́дко, Ярко, которые представляются для современного языка наречиями, скорее всего, не имеют к ним отношения. Они образованы от личных имён Жар, Жид, Яр с помощью суффикса -к-о. Это были самостоятельные имена или сокращённые формы древнеславянских имён Жа́ровник, Пожар, Ждислав, Жидисла́в (современное польское Здзи́слав), Яромир, Ярослав и т.п. В новгородских берестяных грамотах зафиксирована ещё одна форма имени Ждислав - Жиди́ло.

Фамилия Бо́йко также образована, скорее всего, не от наречия. На западе Украины есть особая этническая группа - бойковцы, а бойко - это человек, принадлежащий к ней, выходец из области Бонков-щины.

Значительное число русских нестандартных фамилий оканчивается на -к-о: Ба́жко, Бо́жко, Ва́шко, Ды́мко, Дашко, Душко, Копытко. Среди них могут быть украинские фамилии. Но далеко не каждая фамилия, оканчивающаяся на -к-о, украинская. Типичный суффикс украинских фамилий - -енко: Фоменко, Бондарёнко. Суффикс -к-о - старый русский (он отмечается также в украинском и белорусском языках). С его помощью личным именам, календарным и прозвищным, придаётся непринуждённый ласкательный, иногда несколько фамильярный оттенок: Иванко, Михалко, Нефёдко, Тяраско, Жданко, Наливайко, Переходя в разряд фамилий, не все подобные имена получали суффикс -ов: Иванков, Михалков, Божков. Многие из них по разным причинам сохранили свою древнюю форму.

Часть личных прозваний не была приведена в соответствие с образцами по чисто языковым причинам, из-за необычности отдельных прозвищных имён по сравнению с общей массой, что могло вызвать затруднения при оформлении их типовыми суффиксами. Сюда относится, например, длина первичных прозваний, наличие в их составе некоторых суффиксов, особое ударение и звучание. Так, вне стандартизации могли оказаться слишком длинные и слишком короткие прозвания, сравните современные официальные фамилии Дороговоз, Захватайло, Коробейник и Куш, Мяч, Рад, Рёв. Очевидно, сложность для стандартизации представляли конечные мягкие и шипящие согласные. После шипящих и ц пишущий порой не знал, следует ли писать о или е: от Мара́ш - Марашо́в или Мара́шев? от Куц - Ку́цов или Ку́цев? от Еро́ш - Еро́шов или Еро́шев? - и такое прозвание могло перейти в фамилию без изменений. Если прозвание оканчивалось на мягкий согласный, не всегда было очевидно, каков его грамматический род, а следовательно, какой суффикс добавлять: Лунин или Лунёв от Лунь (кстати, обе эти стандартные фамилии неоднократно засвидетельствованы наряду с неоформленной Лунь); Ересев или Ересин от Ересь, Лобанин или Лобанов от Лоба́нь (при том, что есть стандартная фамилия Лобанов).

Значительной сложностью при оформлении стандартизирующими суффиксами было то, что женский грамматический род имени не соответствовал мужскому полу носителя. При стандартизации фамилии типа Ки́шка, Книга, Клуша, Папуша, Покрова́, Подымаха, Слобода́ должны были получить суффикс -ин, например: Кни́гин, Покровин. Однако, записывая фамилии мужчин, должностное лицо прежде всего имело в виду суфикс -ов, который в ряде случаев практически не присоединяется к указанным основам: нельзя создать от Нудьга́, Неро́вня, Оле́ница формы Нудьгов, Неровнёв, Оленицов. Следует предположить: там, где записывающий догадывался, что от подобных прозваний можно образовать типовые фамилии с суффиксом -ин, он их создавал: Ковригин, Кожурин, Середин, Слободин (от Коврига, Кожура́, Середа́, Слобода́); там же, где попытки приписать суффикс -он не удавались, он оставлял прозвищные именования в исходной форме.

Для большинства русских стандартных фамилий можно найти соответствующие официально зафиксированные нестандартные: Голубчиков - Голубчик, Ломакин - Ломака, Неделин - Неделя. Однако есть стандартные фамилии, у которых не сохранились соответствующие нестандартные, А может быть, их и никогда не было? Так, отмечаются своеобразные "гнёзда" фамилий: Бе́лко - Белков и Белкин; Беда - Бедов и Бедин; Балык, Балыко - Балыков и Балыкин; Балан - Баланов и Баланин.

Перечисленные фамилии подсказывают, что должны бы ещё быть Белка, Бед, Балыка, Баланя, но среди современных фамилий они нам не встретились. Чаще всего в официальных перечнях отсутствует нестандартная фамилия на . Возможно, это происходит потому, что первоначально фамилии давали мужчинам, и лица, ведущие записи, упраздняли эти формы, так как они больше соответствовали лицам женского пола" Например, в 30-е годы XX века лица, выдававшие документы, считали нужным менять конечное фамилии на : Падалка→Падалко, Колотила→Колотило, Ломака→Ломако т.д.

Без регулярных суффиксов -ов или -ин иногда оставались имена или прозвища, в составе которых был беглый гласный. Например, от прозвища Найдёнок, по правилам, должно быть Найдёнков, с выпаданием беглого о после и. Однако некоторые обладатели таких фамилий утверждают, что при склонении их прозвищных имён или фамилий гласный не должен выпадать: Коток - Котока, Реме́нь - Ременя. Отсюда двоякая возможность: от Ко́рень могли быть образованы регулярные фамилии Корнев и Коренев, от Плете́нь - Плетнёв и Пле́тенев. Конечный мягкий согласный или ц с предшествующим беглым гласным создаёт ещё большее осложнение. Осталось множество нестандартных фамилий, не получивших в своё время суффикс -ов или -ин, основы которых оканчиваются на ц и имеют беглый гласный: Неле́пец, Оста́нец, Найдёнок, Немчонок, или оканчиваются на мягкий согласный: Жураве́ль, Ка́шель, Ше́ршень.

Нельзя упускать из виду и благозвучие. Например, при оформлении регулярными суффиксами следующих прозвищных фамилий получается не очень благозвучное удвоение конечных элементов: Скок - Ско́ков, Удод - Удодов, Детина - Детинин, Картофелина - Карто́фелинин. Поэтому подобные фамилии остаются иной раз без стандартного оформления.

Среди нестандартных могут быть выделены фамилии иноязычные, не ассимилированные русской языковой стихией, а также фамилии явно русские, или во всяком случае, явно славянские, но не получившие по ряду причин типового суффикса.

Анализ архивных записей XVII-XVIII веков свидетельствует о том, что в Москве число нестандартных фамилий по сравнению с другими русскими городами было наивысшим. Это объясняется тем, что в столице государства фамилии фиксировались юридически наиболее строго. Человек, прибывший в Москву, называл себя так, как он прозывался на родине, и его прозвание иди прозвище точно фиксировалось и становилось фамилией, изменить которую в дальнейшем было нелегко.

Другим источником нестандартных фамилий можно считать различные диалектные прозвища, которые были записаны в качестве фамилий в 30-е годы XX века тем лицам, которые ещё не имели к тому времени паспортов и постоянных фамилий и жили в отдалённых районах, не затронутых стандартизацией.

Не подверглись стандартизации в массе своей прозвания, схожие по форме с прилагательными и причастиями, такие, как Рослый, Старый, Светличный, Банный, Бушующий, Перепечёный, Голенький, Рассукованный. На Дону, где регламентация проводилась строже в связи с частыми составлениями списков Войска Донского, подобные именования стандартизировались: Сороково́в из Сороковой, Сотсков из Сотской, Бессмертнов из Бессмертный, Непокорнов из Непокорный. Желание придать всем армейским фамилиям русский, вид привело к добавлению -ов к уже имевшемуся суффиксу -ин: Головинов, Ерёминов, Ухинов.

Отметим двойственность фамилий, образовавшихся из прилагательных и причастий. Сохраняя схожесть с последними, они имеют формы мужского и женского рода в единственном числе, а также форму множественного числа, что сближает их с типовыми стандартными фамилиями. Сравним: Виктор Ясный, Анна Ясная, Виктор и Анна Ясные и Виктор Яснов; Анна Яснова, Виктор и Анна Ясновы. Это выделяет их из состава прочих нестандартных фамилий, у которых представлена лишь одна форма для именования мужчин и женщин: Виктор Берег, Анна Берег, Виктор и Анна Берег. Однако фамилии, омонимичные прилагательным, не могут быть безоговорочно отнесены к стандартным, потому что они не прошли патронимической стадии; то есть не имеют в основе личного имени, передаваемого по наследству.

Особое положение среди фамилий, омонимичных прилагательным, составляют образования с суффиксом -ск. В отличие от искусственных фамилий, они развились естественным путём от прилагательных русского языка: Ба́рский, Дамский, Рабский, Сиро́тский, Щегольско́й. Сравните также фамилии Губернский, Дворецкий, Земский, Статский, которые могут происходить от прилагательных, перешедших в разряд существительных. Сюда же относятся фамилии, указывающие на народность: Польский, Русский, Скифский, Турецкий. То, что они имеют суффикс -ск, образуют формы мужского и женского рода, а также то, что они похожи на прочие, стандартные фамилии с этим суффиксом, позволяет их условно причислить к стандартным.

Нестандартные русские фамилии представляют большой интерес для языковеда, поскольку они дают нам представление об этнографических и бытовых особенностях наших далеких предков, об их контактах с представителями разных народов и о многом другом. Нестандартные русские фамилии мы считаем в ряде случаев более достоверными документами, нежели фамилии стандартные, поскольку последние могли образовываться по известным образцам от понравившихся слов: Розов, Цветков. Многие лица сменили свои фамилии, казавшиеся им недостаточно благозвучными, и стали зваться Иванов, Кузнецов, Голубев, хотя никто из их предков не носил имени Иван или прозвища Кузнец, Голубь. Эти фамилии они взяли себе как готовые или сами образовали от слов с "положительным" значением. .

Нестандартные русские фамилии мало изучены, нередко их игнорируют из-за малочисленности. Иной раз нестандартные фамилии намеренно не рассматривают, считая их нерусскими, привнесёнными из Белоруссии, Украины, Польши, Чехии, Словакии. Но собственно русские фамилии не могут быть исключением из общего правила: как у западных, так и у восточных славян стандартизация не могла охватить всё население.

Нами было собрано около 6000 паспортных нестандартных русских фамилий. Проанализировав имена и отчества, а также местожительства их носителей, мы сделали более строгую выборку объёмом около 4000 фамилий. На её основе проведён ряд подсчётов, которые показали, что половина нестандартных русских фамилий совпадает по форме с различными (официальными и неофициальными) вариантами личных имён, например, фамилии Фёдор, Фе́дя, Федун, Федец. Остальные нестандартные фамилии распадаются на две неравные группы: около 1500 фамилий в нашей выборке оказались, омонимичными различным именам существительным (Го́лубь, Дра́тва), в том числе и словам, не представленным в современном русском литературном языке (Горы́шня, Лупы́рь). Около 500 фамилий омонимичны именам прилагательным и причастиям (Рябо́й, Рассукованный).

Ниже приводится таблица, показывающая многообразие конечных элементов нестандартных русских фамилий (кроме тех, что похожи на прилагательные и причастия).

Конечный
элемент
Фамилии
-отКо́лот, Ро́пот
-етЧе́чет
-отьВи́хоть, Дёготь, Ло́коть
-утОбу́т, Хомут
-утьКруть, Туть
-ах-аЖда́ха, Зубаха
-ехПе́лех, Пе́тех
-охСкоморох, Шорох
-ох-аШато́ха
-ухПастух, Петух
-ух-аСолодуха, Чурнуха
-ецДелец, Рубец
-иц-аЛисица, Метелица
-ч-аКо́нча
-ачДрач, Бородач, Усач
-ичКри́вич, Попович
-очСве́точ
-ш-аРа́мша, Ка́пша, Лапша́
-ашБара́ш, Милаш
-ышГолы́ш, Латыш
-ешЛе́меш, Телеш
-ошЕро́ш, Кокош
-ошьХошь
-ош-аКоко́ша, Пороша
-ушКорбуш, Неруш, Левуш
-уш-аМалу́ша, Гаркуша

Лексическое поле

Нередко спрашивают, можно ли по фамилии узнать что-нибудь о происхождении той или иной семьи. Сразу скажем: "Нет!" - и не будем никого вводить в заблуждение. Этого нельзя сделать прежде всего потому, что фамилии по своему образованию - слова вторичные, прошедшие стадию переосмысления от конкретного к абстрактному. В наше время человек по фамилии На́дькин - отнюдь не сын и даже не внук какой-нибудь Надьки. Прозвище На́дька мог получить и мужчина, постоянно твердивший "Надо сделать то-то", "Надо пойти туда-то". Люди с фамилиями Богомо́лов или Богомольцев отнюдь не молятся поминутно Богу, да и далёкий их прадед мог этой чертой не отличаться. Ведь нередко прозвища давались по контрасту. Заметьте, что и сейчас школьники нередко дразнят То́щим своего отнюдь не тощего одноклассника или Маленьким - верзилу. Фамилии Белоусов и Ломоносов не всегда носят потомки тех, у кого были белые усы или сломанный нос. Есть и растения белоус и ломонос, и мы сегодня не знаем, связаны ли эти фамилии с растениями, с физическими свойствами основоположников этих семей, или они восходят к новым двуосновным русским именам, образованным по древнейшим моделям, сравните более старые Мирослав, Твердислав, Славоне́г, Домажи́р.

Вот почему мы считаем бесплодным непосредственно выводить фамилии из каких бы то ни было реалий. Безусловно, есть семьи, в которых сохранились семейные предания относительно происхождения их фамилий. Так, семья Лежебоковых могла получить свою деревенскую фамилию от односельчан, подсмеивавшихся над ними за то, что они всегда последними выходили на работу в поле. Прозвище было дано им сразу в виде фамилии, образованной по хорошо известной в народе модели, без того, чтобы кто-либо из их предков звался Лежебок или Лежебока. Но в большинстве своем люди не знают, откуда пошли их фамилии. Многие с детства усвоили, как они "пишутся", но далеко не каждый задавался вопросом "почему?"

Однако фамилии - настолько интересные слова, что мы не можем не остановиться на них в лексическом плане. Лексика - это слова любого языка. Термин образован от греческого lexis (слово). Есть также термин лексическое поле, которым обозначают более или менее обозримую часть словаря с однородными словами, относящимися к одному из видов человеческой деятельности, например, к строительству.

Термин удобен благодаря своей наглядности, Поле, которое имеется в любой сельской местности, - это обозримый участок земли с однородными посадками. Лексическое поле очень удобно для изучения основ фамилий, а также прозвищных имён, от которых они образованы. Распределив основы современных русских фамилий по соответствующим лексическим полям, мы имеем картину, показывающую соотношение отдельных полей. В нижеследующих группировках приводятся стандартные и нестандартные фамилии, образованные преимущественно от слов общеизвестных. При этом соотношение стандартных и нестандартных фамилий оказывается достаточно равномерным, то есть в имеющейся у нас выборке можно найти как стандартную, так и нестандартную фамилию почти от любой основы. Различно их количество. Число стандартных во много раз превышает число нестандартных фамилий. В конце многих группировок приводятся фамилии, которые нельзя понять, исходя из современного русского литературного языка.

Анализ основ фамилий даёт информацию, интересную для историков, этнографов, социологов, а также лингвистов. Сравнивая лексические поля, по которым распределяются основы фамилий в разных языках, можно сделать выводы об общности или, наоборот, различии национальных культур отдельных народов.

Начнём с фамилий, отражающих биологические особенности человека. Очевидно, к числу наиболее древних основ этого лексического поля относятся слова со значением живой и мёртвый. Мы находим их в наших стандартных фамилиях Жи́вов, Жи́вин и Мертво́в, Мертви́щев; сравните также особые застывшие формы Жива́го и Мертва́го. В составе сложных древнерусских имён Живогляд, Живодер, Живописец представлена та же основа; Сравните:другие фамилии с корнем жив: Живи́ц и Живи́ца, Живлюк, Живи́хии, Живулин, Живухин и др. Основа bios со значением жизнь была широко представлена в древнегреческих именах, таких как Би́он, Биода́мос, Алексиби́ос. В наших церковных именах Зиновий и Зиновия (из греческого Зино́биос, Зинобия, что буквально Зевсова жизнь) представлена та же основа в несколько ином звучании: древнегреческая буква бета β) звучит как в - в новогреческом алфавите она называется вита.

Физические и физиологические характеристики человека отразились в следующих фамилиях (прочерк означает, что в имеющихся у нас материалах "парная" фамилия не представлена):

НестандартныеСтандартные
БегунБегунов
ГоворунГоворунов
ГолованГолованов
Горла́чГорлачёв
Губа́чГубачёв
ЖмурЖму́ров
Заи́каЗаи́кин
Здорови́кЗдоровиков
Здоро́вецЗдоровцев
Ку́ксаКуксин
Лоба́нЛобанов
Лыса́кЛысаков
МерзлякМерзляков
МокрякМокряков
Молча́нМолчанов
МоргальМоргалёв
МоргунМоргунов
Нехода-
НосачНосачёв
Перевертун-
ПискунПискунов
ПлаксаПлаксин
ПрыгунПрыгунов
ПузанПузанов
ПузачПузачёв
Ре́ваРе́вин
СвистунСвистунов
СкороходСкороходов
СлепакСлепаков
ТихоходТихоходов
УсачУсачёв
УшачУшачёв
ХрапачХрапачёв
ХрипунХрипунов
Щу́рик-

Есть фамилии, основы которых не представлены в современном русском литературном языке, например: Глазу́н - от глазун (ротозей); Мо́мсик - от владимирского момсик (молокосос); Шавга́ в вологодском диалекте ша́вить, ша́вать значит вяло ходить, в архангельском - болтать вздор; Чистя́к - от слова чистяк (опрятный человек); Цы́ба - от юго-западного цыба, что значит тонконогий человек, переносно бедняк.

Многие фамилии этого лексического поля связаны с обозначениями физических недостатков: Глухенький, Горбач, Горбун, Карлик, Кривуля, Курносик, Рябо́й, Тригуб, Худяк, Шадра (рябой), Шептун, Шестопал, Щербак, Щербуда, Безрук, Безух, Беззуб, Безнос.

С этой группой соприкасаются фамилии с основами, обозначающими части тела человека и (иногда) животного:

НестандартныеСтандартные
БокБо́ков
БородаБороди́н
ГлазГла́зов
ГоловаГолови́н
ЖилаЖи́лин
ЗубЗу́бов
ЛокотьЛо́ктев
НосНо́сов
РогРо́гов
УсикУсиков
Щека́Щеки́н
Щети́наЩетинин

В составе нестандартных фамилий, образованных от сложных имен, встречаются:

бокКособок, Сухобок, Кривобок
бород(а)Белобород, Остробород, Чернобород
бров(ь),бров(ка)Чернобров, Чернобровка, Белобров
глазБелоглаз, Шароглаз, Кривоглаз, Черноглаз
губ(а)Белогуб, Лизогуб, Сологуб
гуз(ка)Кривогуз, Толстогуз, Черногуз
зубСкалозуб, Белозуб
кожаТолстокожа
лап(а)Косолап, Сиволап
лобКосолоб
лыс(ина)Самолыс
лыткаТолстолытка
морд(а)Черномордик
ног(а), ножкаКоротоножка, Белоног, Желтоног, Кривоног, Толстоног, Чепиног, Черноног
носКраснонос, Кривонос, Перебейнос, Толстонос, Долгонос, Широконос
пал(ец)Шестопал
пастьЧернопасть
пер(о)Шестопёр
пят(кя)Сорокопяток, Толстопят, Чернопят
серд(це)Милосерда, Пустосерд
усБелоус, Красноус, Мокроус, Толстоус, Черноус, Редкоус
ух(о),ушко/аОстроух, Остроушка
шея,шейКривошей, Кривошея, Долгошей, Черношей
щек(а)Белощёк, Краснощёк, Чернощёк

Черты характера, свойства ума отразились в основах следующих фамилий:

НестандартныеСтандартные
БаламутБаламутов
БолтунБолтунов
БрехунБрехунов
БуянБуянов
Вернослов-
ВерхоглядВерхоглядов
ВетрогонВетрогонов
ГоворунГоворунов
Грубиян-
ГулякГуляков
Дереза́-
ДобрякДобряков
Дрема́к-
ЗабиякаЗабиякин
Ищу́к-
КрикунКрикунов
Леню́к 
ЛетунЛетунов
ЛихачЛихачёв
ЛиходейЛиходеев
ЛомакаЛомакин
Мудру́к-
Мысли́вецМысли́вцев
Надда́ка-
НедоступНедоступов
Неле́пец-
НетёсНетёсов
ПанибратецПанибратцев
Пособи́лоПособи́лов
Правди́вецПравдивцев
ПравосудПравосудов
Радя́й-
РазбитнойРазбитнов
РазумныйРазумнов
СамохвалСамохвалов
ТихийТи́хов
ТрусТру́сов
Ты́ркалоТыркалов
Чепу́р, Чепу́раЧепуров, Чепурин
ЧернобайЧернобаев
Че́стныйЧестнов
Шко́даШко́дин
Шко́дник-
ЩёгольЩёголев

Черты характера и свойства ума отражены также в следующих фамилиях, образованных от сложных имён: Тихонрав, Тиходе́й, Тихомо́л, Остроум, Самодур, Самохвал.

Только с помощью областных слов можно объяснить такие фамилии, как Боку́н, Бока́рь - от бока́рь (лодырь, лентяй, который любит лежать на боку), Еме́ц - от еме́ц (молодец), Кубра́к (новгородское кубра́ - шалун), Гала́н (северное гала́н - крикун), Алты́нник - от алты́нник и алты́нница (жадина, крохобор) в основе которых алты́н (монета в три копейки).

Ограниченно представлены в составе русских фамилий слова, обозначающие родство и свойство́. Впрочем, и сам круг этих слов невелик.

НестандартныеСтандартные
-Бабкин
-Батюшков
БлизнецБлизнецов
Брати́шкоБрати́шкин
ВдовецВдовцов
-Вдовин
ВнукВнуков
Воспитанник-
ДедокДедков
КумаКуми́н
Одине́цОдинцов
-Опекунов
ПрадедПрадедов
Свояк-
СиротаСиротин
ТретьякТретьяков
ХолостякХолостяков

Подобные слова встречаются также в составе фамилий, образованных от сложных имён:

НестандартныеСтандартные
ЛихобабаЛихобабин
Новобрат-
НовожёнНовожёнов
СемибратСемибратов

Очень широко в русских фамилиях представлены названия профессий, должностей, званий, титулов. Это своего рода энциклопедия русского общества.

НестандартныеСтандартные
ПоварПо́варов
Поверенный-
-Поводырёв
-Подле́карев
-Подья́чев
-Полковников
Полово́й-
-Помещиков
ПономарьПономарёв
ПопПопов
ПортнойПортнов
 Портянников
ПоселянинПоселянинов
-Посланников
ПостельникПостельников
Постовой-
Посыльный-
ПочтарьПочтарёв
Почтовик-
ПредводительПредводителев
ПрисяжныйПрисяжнов
-Проводников
-Протопопов
-Пряхин
ПушкарьПушкарёв
РабочийРабо́чев
Ре́гентРегентов
РешетникРешетников
РыбакРыбаков
СадовникСадовников
-Сдатчиков
СедельникСедельников
СекретарьСекретарёв
Сели́тренникСели́тренников
СелянинСелянинов
СкоморохСкоморохов
СлесарьСле́сарев
-Слуги́н
-Солда́тов
Сру́бщик-
Столя́рСтоляров
СторожСторожев
СтрелецСтрельцов
-Студентов
СудьяСудьи́н
СуконникСуконников
ТабачникТабачников
ТкачТкачёв
То́карьТокарев
Трактирщик-
ТрубачТрубачёв
-Ула́нов
УчительУчи́телев
Хода́кХодаков
ХодокХодоков
Хорунжий-
ЦырюльникЦырюльников
ШапочникШапочников
Ша́пошникШапошников
Шве́йник-
ШвецШвецов
Шеренго́вый-
ШкольникШко́льников
ШколярШколяров
ШтатныйШта́тнов
ШтатскийШта́тсков
ШутШу́тов
-Эконо́мов
-Эсау́лов

Следующее фамилии не объясняются из состава современного русского литературного языка, в их основе - областные и устаревшие слова.

Аргу́н, Аргуно́в (владимирское аргун - плотник).

Богома́з, Богомазов образованы от нарицательного богомаз: богомазами называли раньше иконописцев.

Бо́ртник, Бортников - от существительного бортник: так называли человека, добывающего мёд диких пчёл.

Влады́ка, Владыкин - от владыка, одно из значений которого - верховный правитель; владыка - это также обращение к архиереям в православии.

Волоковни́к - от во́лок, так на севере называли "перешеек" между двумя реками, где раньше перетаскивали волоком суда из одной реки в другую.

Воротник, Воро́тников - от воротник, это был сторож при городских воротах.

Воскобо́йник, Воскобо́йников образованы от воскобо́йник, так называли человека, который обрабатывал для продажи воск.

Гонта́рь - от гонт (щепа для кровли).

Городни́к, Городников - слово городни́к значило строитель.

Граба́рь, Грабарёв - от западно-русского грабарь (землекоп).

Гребенник, Гребенщик, Гребенщиков - от гребенщик, так называли изготовителя гребней и гребёнок.

Гуменю́к - от слова гуменюк, которым называли смотрителя при гумне.

Держа́вец образовано от державец (местный правитель).

До́льник - от дольник (пайщик).

Железня́к - от железняк (торговец железом).

Жи́тарь, Житник - в основе жито (зерно).

Кле́тник - от северного клетник, как на севере называли ключника; клетник был приставлен к барской клети, то есть амбару.

Клепа́ч - от нарицательного клепач (заклёпщик).

Клунник-от юго-западного клуня (молотильный сарай).

Ко́мник - от старого слова комник, соответствующего современному ко́нник.

Корчма́рь, Корчмарёв - от корчмарь (содержатель корчмы).

Котля́р, Котляров - от тульского котляр (котельщик, медник, изготовитель самоваров).

Кравец, Кравцов - в юго-западном диалекте краве́ц значит портно́й.

Крамарь - в южном, псковском, костромском диалектах крамарь значит мелкий торговец.

Кухарь, Кухарёв - от южного ку́харь (повар).

Овча́р, Овчаро́в - от овчар (овцевод).

Овчи́нник, Овчинников образованы от овчи́ник (скорняк).

Плахо́тник, Плахо́тников образованы от слова плахотник (палач на плахе).

Поясни́к - от нарицательного поясни́к (кто делает пояса).

Пра́сол, Пра́солов - от прасол (торговец скотом).

Пру́дник - в орловском и курском говорах прудник - то же, что мельник.

Пусты́нник, Пустыльник - очевидно, образованы от старого пу́стынь (лачуга отшельника; уединённый монастырь).

Ры́нда, Рындин - от старинного рында (телохранитель, оруженосец); в саратовском диалекте слово рында имело значения нескладный верзила или исхудалая кляча.

Сере́бряник, Серебренник, Серебренников - от серебряник (серебряных дел мастер).

Сме́рдов - от смерд (холоп).

Сине́льник, Синельников - от сине́ль (бархатный шнурок).

Смоля́к, Смоля́га, Смоляр - от смоля́р (смолильщик или человек, промышляющий смолой).

Солода́рь, Солодовник, Солодун, Солодуха, Солодовников имеют в основе солод: так называют пророщенные зёрна разных злаков, применяемые при производстве пива, кваса, дрожжей.

Со́тник, Сотников - от со́тник (войсковой командир, командовавший сотней солдат).

Ста́дник, Стадников образованы от стадник (смотритель за стадом или за пастухами).

Стря́пчий - от стряпчий {в XVI-XVII веках придворный чин ниже стольника; позже - ходатай по частным делам в суде).

Те́мник - от слова темник, как в старину называли начальника над большим войском; позже так называли подкидыша, ребёнка неизвестных родителей.

Целова́льник - от целовальник (в старину присяжный человек, хранитель казённого имущества; позже - кабатчик: все они "целовали крест", то есть приносили клятву в том, что не будут воровать).

Ча́шник - от чашник (придворный виночерпий).

Чебота́рь, Чеботарёв образованы от чеботарь (сапожник).

Челя́дник - от челядник (домочадец, слуга, работник).

Черне́ц, Чернецов образованы от чернец (монах).

Шапова́л, Шаповалов - от шаповал, так в западных говорах называли работника, который валяет войлоки.

Ша́фер - от шафер (дружка - свадебный чин).

Среди слов, обозначающих профессию, имеется немало прилагательных, перешедших в класс существительных; от них образованы такие фамилии, как: Городничий, Дворецкий, Дежурный, Караульный, Лесничий, На́рочный, Поверенный, Полово́й, Портной, Постовой, Посыльный, Присяжный, Рабочий, Стряпчий, Хорунжий, Шеренго́вый, Шта́тский. Хотя нам и удалось найти стандартизированные формы, параллельные многим из перечисленных, например, Городниче́в, Дворе́цков, обычно такие фамилии не подвергаются стандартизации.

Такие слова, как городничий, полово́й (в значении официант), квартальный (в значении полицейский) и т.п., женского рода не имеют: существительные городничая, половая, квартальная, присяжная были бы исторической нелепостью, поскольку они обозначают должности, никогда не занимавшиеся женщинами. В области собственных имён всё выглядит иначе. Мужским фамилиям Дворецкий, Присяжный, Выборный, Городничий, Караульный и т.п. соответствуют женские Дворецкая, Присяжная, Выборная, Городничая, Караульная.

Интересно, что сейчас, когда активность женщин во многих областях общественной жизни возросла, это не отразилось на обозначениях профессий. Далеко не каждое из них получило соответствующую форму женского рода. Мы говорим: "врач пришла", "техник заболела", "сержант сказала". Мужской профессии портной соответствует женская портниха. Но имена собственные развиваются по своим закономерностям, и мужской фамилии Портно́й соответствует женская фамилия Портна́я.

К этой группе близко примыкают фамилии, образованные от слов, обозначающих средства производства и орудия труда. К наиболее древним из них относятся общеславянские или древнерусские. Вот некоторые из таких фамилий:

НестандартныеСтандартные
Борона́Боронин
ВерёвкаВерёвкин
Дра́тваДратвин
Зубе́цЗубцов
КовшКовшов
Кува́лдаКувалдин
КудельКуде́лин
Ле́мехЛемехов
Ле́мешЛемешев
Лопа́таЛопатин
МехМехов
МолотокМолотков
Моча́лоМочалов
Смола́Смо́лин
Соха́Сохи́н
СпицаСпи́цын
Сту́паСтупин
Тара́нТаранов
То́пка-
Топо́рТопоров
-Топори́щев
Точи́лоТочилин
Хому́тХомутов
ЧанЧа́нов
Ши́лоШилов

Ора́ло (плуг) присутствует в фамилии Однора́л образованной от сложного имени Однорал: так когда-то прозвали человека, имеющего один плуг.

Среди этих фамилий много таких, которые не объяснить из современного языка, приходится привлекать словари областных диалектов и устаревших слов.

Багре́ц - от нарицательного багрец (тёмнокрасная краска).

Верете́нник - от оренбургского диалектного веретенник (свинцовая гирька, кольцо, надеваемое на веретено).

Ве́рник образовано от рязанского верник (верёвка, бечева).

Воловик - от тамбовского воловик (арапник, сделанный из воловьего хвоста).

Вороне́ц - от диалектного воронец, так на севере называют брус, проходящий вдоль посередине всей избы.

Гло́ба - от псковского глоба (перекладина, жердь).

Коко́ра - эта фамилия образована от нарицательного кокора (бревно с корневищем).

Коре́ц - от тамбовского корёц (ковш).

Левене́ц - в костромском диалекте левенцо́м называют оглоблю, в переносном смысле - высокого человека, верзилу.

Лут - от южного лут (лыко, мочало).

Пеку́р - в тамбовском диалекте пекур - название небольшого горшка.

Полозо́к - от полозок, полоз (скользящий брус саней, повозки).

Ско́бель - от скобель (нож с двумя ручками для строгания).

Толка́ч - от толкач (пест).

То́лок - от курского толок (трамбовка для земли).

Топча́н - от южного топчан (ступа).

Топчи́ло - от южного топчило (чан, в котором топчут виноград, выдавливая сок).

Хлуд - от хлуд (жердь, дубина).

Чека́н - от чекан (орудие для чеканки).

Чиги́рь - в астраханском и крымском диалектах словом чигирь называли водоподъёмный снаряд.

Шаши́ло - от шашйло (вилка для подводного лова рыбы).

Представлены также фамилии, образованные от более поздних, в том числе и от заимствованных слов, обозначающих различные бытовые предметы, строительные, технические вещи и вещества.

НестандартныеСтандартные
-Алебастров
Безме́нБезменов
-Билетов
Ва́ликВа́ликов
Га́русГарусов
Грани́тГранитов
ГрунтГрунто́в
-Кисточкин
Кран(т)-
-Купоро́сов
-Наконечников
-Переплётов
-По́ршнев
-Ра́мочкин
-Раство́ров
-Скипида́ров
-Фасо́нов
ХрустальХрусталёв
ШпунтШпунто́в
-Щёткин
-Экземпля́ров
-Эфи́ров

Слова, относящиеся к оружию, представлены в русском языке не очень большим числом единиц.

НестандартныеСтандартные
Булава́Булавин
Була́тБулатов
БроньБро́нин
Ду́лоДулов
-Кинжалов
Кисте́ньКистенев
Ло́жаЛо́жин
-Мечёв
Пала́шПалашов
-Патронов
Пик, Пи́каПиков, Пикин
-Пистолетов
-;Пищалев
По́рохПорохов
ПыжПыжо́в
-Секи́рин
СтрелаСтрели́н

При этом некоторые из них могут быть истолкованы и иначе. Булава́ - не только оружие, но и символ власти; булат - не только в значении меч, но и сталь. Ду́ло могло быть также разговорной формой личных имён Дул и Дула, которые встречались в некоторых старых церковных календарях. Топор - не только боевое оружие, но и орудие труда; ло́жа (ложе) - деревянная часть огнестрельного оружия, но также и часть театрального зала.

При сравнении русских фамилий с древнегерманскими обращает на себя внимание тот факт, что у древних германцев лексическое поле оружия очень детально разработано. В состав их двуосновных личных имен входят не только обозначения отдельных видов оружия, но и их деталей и даже тех пород дерева, из которых обычно изготовлялись рукоятки копий.

Наличие стандартных фамилий Винтовкин, Патронов, Пистолетов без соответствующих нестандартных свидетельствует об их новизне, о том, что они сразу давались (или были взяты) как фамилии от основ, чем-либо примечательных для их носителей, и что. им не предшествовали бессуффиксные прозвищные имена типа Винтовка или Пистолет.

Социальные и индивидуальные характерис человека находим в основах следующих фамилий:

НестандартныеСтандартные
Барчу́кБарчуков
БеднякБедняков
БирюкБирюков
БогачБогачёв
БосойБо́сов
-Во́ров
-Вра́кин
Вы́борныйВыборнов
Вы́ходецВыходцев
Горожанин-
-Господи́нов
-Грамотеев
-Дворянинов
-Дворя́нкин
Деле́цДельцов
ДрачДрачёв
-Жу́ликов
-Заводчиков
Ка́ликКаликов
Кали́каКаликин
КнязьКнязев
КолдунКолдунов
Королевич-
Коро́льКоролёв
-Миллио́нщиков
НищийНи́щев
ПанПанов
Пле́нник-
ПриезжийПрие́зжев
ПринцПринцев
-Прока́зников
Раб-
РаботягаРаботя́гов
-Разбо́йников
РвачРвачёв
Сто́лпникСтолпников
-Судариков
-Тружеников
-Угодников
Фабрика́нтФабрикантов
Фабри́чныйФабричнов
ХозяинХозя́инов
-Холбпов
Хуторянин-
ЦарёкЦарьков
Ца́рикЦариков
ЦарьЦарёв
ШахШахов

И в этой группе немало фамилий, образованных от слов, нуждающихся в объяснении.

Вороти́ло, Воротилов - от воротило (кто властно управляет или заправляет всеми делами).

Воропа́й, Воропаев - от воропай (грабитель).

Коного́н, Коногонов - в пензенском диалекте, коногон - усердный рабочий.

Майда́нник, Майданников произведены от нарицательного майданник (мошенник, шатающийся по базарам, обыгрывающий людей в кости, карты, напёрстки; образовано от майдан - торг, базар, а также место на этом базаре, где собираются мошенники).

Мошня́та - от мошняк (богач), восходит к мошна (кошель).

Хлысту́н - от хлыстун (тунеядец).

Слова, обозначающие животный и растительный мир, в каждой области и районе могут обладать своей спецификой, которая объясняется как местными природными условиями, так и особенностями народных говоров. В составе современных русских фамилий наиболее часто встречаются следующие слова, связанные с названиями животных, птиц, насекомых:

НестандартныеСтандартные
БаранБаранов
БарсукБарсуков
БыкБыков
ВоронВоронов
ВоронаВоронин
ГалкаГалкин
ГусакГусаков
ЁжикЁжиков
ЖабёнокЖабёнков
КотКотов
Кото́кКотков
КрысаКрысин
КузнечикКузнечиков
КурицаКурицын
ЛисицаЛисицын
ОрёлОрлов
ПичужкаПичужкин
РакРаков
РыбаРыбин
Се́лезеньСелезнёв
СиницаСиницын
Те́теревТетерево́в
Че́четЧечетов
ЧижЧижов
ШмельШмелёв
ЯстребЯстребов

Следующие слова в составе фамилий связаны с названиями растений.

НестандартныеСтандартные
БерёзаБерезин
БобБобов
БукБуков
Бурья́нБурьянов
Ве́рбаВербин
ВиноградВиноградов
ВишняВишнев
-Гонобо́белев, Гонобо́блев
ГорохГорохов
ГрибГрибов
ДубДубов
-Земляни́кин
КапустаКапустин
КартошкаКартошкин
-Клю́квин, Клюковкин
Конопля́Конопли́н
КореньКо́ренев
КукурузаКукурузов
-Лимонов
ЛистЛистов
Лоза́Лози́н
ЛукЛуков
Лю́тикЛютиков
МакМаков
ОрехОрехов
ПлющПлющев
-Подоси́нников
Помера́нецПомеранцев
Раки́таРакитин
Ре́дькаРедькин
РепаРепин
СливаСли́вин
СоснаСосни́н
СтрукСтруков
СтручёкСтручков
-Сырое́жкин
-Фасо́лькин
ХмельХмелёв
ЧеснокЧесноков
-Яблоков
-Яблочкин
ЯгодкаЯгодкин

Слова, обозначающие домашнюю утварь, также широко варьируют в зависимости от места. Они связаны с этнографической характеристикой людей. Наиболее часто в составе русских фамилий встречаются следующие слова.

НестандартныеСтандартные
-Блюдов
-Бритвин
-Гребёнкин
Гре́беньГребнёв
-Кастрюлин
-Кормушкин
Ко́робКоробов
Кочерга́Кочергин
-Кроваткин
-Крышкин
-Кубышкин
-Ложкин
-Лю́стров
-Ножо́в
ПеринаПери́нин
-Подо́йников
ПодушкаПодушкин
ПоловикПоловиков
СковородаСковороди́н
-Столо́в
-Су́мкин
-Сумочкин
-Сундуков
-Сундучков
-Тарелкин
-Фонарёв
-Хла́мов
-Чемоданов

Добавим сюда также фамилии, в основах которых лежат слова,- обозначающие строения, здания и иные постройки. Се́нником (или сеннико́м) называли сарай для хранения сена, соля́ником - соляной амбар, овся́нником - сарай для овсяной соломы.

НестандартныеСтандартные
Ба́няБанин
Денни́к-
Заку́таЗакутин
Забо́рЗаборов
-Изгородин
КалиткаКали́ткин
-Кле́ткин
-Ко́мнатов
КоровникКоро́вников
-Кры́шев
КурятникКурятников
ЛагерьЛа́герев
-Лазаретов
Лачу́гаЛачугин
-Магазинов
ОвсянникОвсянников
-Окнов
-Оранжереев
-Пе́чков
-Печу́ркин
Плете́ньПлетнёв
-Подоконников
СенникСенников
СоляникСоляников
-Тюрьми́н
ХатаХа́тин
-Храмов
Черда́кЧердаков
-Чуланов

Немногочисленны фамилии, в основах которых лежат слова, обозначающие средства передвижения. Среди них бри́чка (лёгкая полукрытая повозка), киби́тка (небольшая крытая повозка), ко́нка (тяжёлый пассажирский экипаж на конной тяге, передвигающийся по рельсам), мажа́ра (на юге - большая телега), таранта́с (дорожная, обычно крытая, повозка на дрогах - длинных продольных, брусьях, уменьшающих тряску), фу́ра (большая крытая повозка). По́ездом в старину называли несколько совместно едущих повозок.

НестандартныеСтандартные
-Бри́чкин
КаретаКаре́тин
-Киби́ткин
-Ко́нкин
-Лы́жин
МажараМажа́рин
Поезд-
-Тарантасов
ТелёгаТелегин
ФураФу́рин

В русских фамилиях широко представлены слова, обозначающие пищевые продукты. Некоторые из них требуют объяснения. Буза́ - это род пшённого кваса или домашнего пива. Кныш во владимирских говорах - пшеничный хлебец. Ковту́н в западных говорах - род пельменя. Новгородское крупе́ня - это кашица. Маку́ха - то же, что жмых. Мала́ем называют на юге пшеничное толокно. Проску́ра - южное название просфоры. В тверской области прося́ником называют пирог с пшеном. Пря́женник - это печенье, жаренное на масле. Рога́ль - пермское название калача. Ски́бой называют в новгородской области ломоть хлеба. Солома́ха - название мучнистой болтушки. Че́рник - это черничная наливка. Шуля́к - новгородское название пышки, коржа.

НестандартныеСтандартные
Бала́ндаБаландин
Балы́кБалыков
БорщБорщёв
Бра́гаБрагин
Бры́нзаБрынзов
БубликБубликов
Буза́Бузи́н
БулкаБулкин
Бурда́Бурди́н
Варе́никВареников
Варенье-
Во́блаВоблов
ВодкаВодкин
-Говя́дин, Говядинов
ГорчицаГорчицын
Греча́никГречанинов
Гу́щаГущин
Запа́раЗапаров
Калачик-
КаравайКараваев
КашаКашин
Ква́шаКвашин
-Кипятков
КисельКиселёв
КиселёкКисельков
КнышКнышев
КовригаКовригин
Ковту́нКовтуно́в
КолбасаКолбасин
-Конфётов
КоржКоржёв
-Ко́рочкин
-Краюшкин
Кре́ндельКре́нделев
КрупаКрупи́н
КрупеняКрупе́нин
Куле́шКулешов
Кули́шКулишов
-Кусочкин
ЛапшаЛапшин
ЛепёхаЛепёхин
ЛепёшкаЛепёшкин
-Ликёров
МакухаМакухин
Мала́йМалаев
МаслоМаслов
-Мо́локов
Молочко́Молочков
Мяко́таМякотин
Опа́раОпарин
Па́токаПатокин
-Пельме́нев
-Пе́нкин
ПерецПе́рцов
ПерчикПерчиков
-Печёнкин
ПирогПирогов
ПирожокПирожков
-Похлёбкин
ПроскураПроскурин
ПросяникПросяников
Пря́женник-
ПряникПряников
РогальРогалёв
РубецРубцов
СалоСалов, Салин
СахарСахаров
-Сбитенко́в
-Сби́тнев
Си́тникСитников
Ски́ба, СкибкаСкибин
Сли́вкаСливкин
СметанаСметанин
СолодСо́лодов
СоломахаСолома́хин
СуслоСуслов
СухарьСу́харев
-Тестов, Тёстин
ЧерникЧерников
-Шка́ликов
ШулякШуляков
Щи-

Основа са́ло присутствует также в составе фамилий, образованных от сложных прозвищных имён: Салова́р и Саловаров, Салома́с и Саломасов. Своеобразные характеристики едоков сохранились в таких прозвищах, как Бобое́д, Макоед, Ракоед и в стандартных фамилиях Волкоедов, Куроедов, Тестоедов.

От слова ка́ша и его вариантов образовались фамилии Кашин, Кашкин, Кашутин. Много фамилий, в корне которых присутствуют названия хлебных изделий: Караваев, Ковригин, Колобов, Калачёв, Коржиков, Сайкин. Различные виды муки, которыми пользовались наши предки, отражены в фамилиях Аржа́нов, Пшёнников, Овсянников, Ситников. В следующих фамилиях присутствуют названия мучных или крупяных блюд: Кулешов, Крупчатников, Крупенников, Лапшин. Всякого рода пироги и пирожки также запечатлелись в фамилиях: Пирогов, Сги́бнев (от названия пирога с начинкой), Куку́ев (от названия мясного пирога), Алабышев, Алабин, Алябьев (от ала́быш, оля́быш - маленький пирог с разной начинкой), Со́чнев (от со́чень - пирожок с творогом).

Названия тканей, одежды, обуви и их частей представлены в фамилиях достаточно широко. В их основе встречаются областные или вышедшие из употребления слова: верета́ (грубая ткань), коку́й (кокошник), ку́чма (вислоухая меховая шапка, малахай), луза́н (род безрукавой крашеной рубахи), мисю́рка (старая воинская шапка с железным верхом), надра́ги (брюки), ру́хлядь (пожитки, скарб; пушной товар, меха), рядно́, редно́ (грубый деревенский холст), сая́н (крашеный сарафан), тельню́к (тельник), шлык (колпак; род повойника), шмато́к (кусок, лоскут).

НестандартныеСтандартные
Атла́сАтласов
-Ба́рхатов
Бу́ркаБу́ркин
ВатникВатников
Верета́Верети́н
-Вето́шкин
-Войлоков
Жупа́нЖупанов
ЗавесаЗаве́син
-Заплатин, Заплатов
Кало́шаКалошин
КарманКарманов
КафтанКафтанов
КлокКло́ков
-Ко́вриков
-Ковро́в
КожухКожухов
Ко́зырьКозырев
КокуйКокуев
КолпакКолпаков
КучмаКучми́н
КушакКушаков
-Лоскутков
-Лоскутов
ЛузанЛузанов
-Мани́шкин
МисюраМисюрин
Рядно́Рядно́в
Надра́га-
-Ниткин
-Ниточкин
-Обно́сков, Обноскин
-Опо́рков
-Платков
-Платов
Плюш-
ПокровПокровов
Руба́шкоРубашкин
-Рукавицын
-Ру́хлядев
Сало́пСалопов
Са́ржаСаржин
СафьянСафьянов
-Саянов
Суко́нкоСуконкин
-Сюртуков
Тельню́кТе́льников
Туни́кТуни́ков
Фуфа́йФуфаев
-Фуфайкин
-Хлястиков
Чо́ботЧёботов, Чо́ботов
ЧулокЧулков
ШальШа́лин, Ша́лев
ШапкаШапкин
ШапочкаШапочкин
ШлыкШлыков
Шмато́кШматков
Шу́баШубин

Слова, обозначающие драгоценности и украшения, в русских фамилиях немногочисленны. Назовём нестандартные фамилии: Бриллиант, Гранат, Золотко, Самоцвет, Серебро, Топа́з и стандартные: Алмазов, Аметистов, Ожере́льев. Попутно отметим, .что фамилия Самоцвет, может быть, не связана с драгоценным камнем, а представляет собой новое русское двуосновное личное имя, образованное, по типу Самозвон, Самохвал и т.д. Фамилия Бриллиантов в значительной мере искусственна и относительно нова. Фамилия Гиаци́нтов может быть связана с личным именем Иаки́нф, что на греческом языке и означает гиацинт, как цветок, так и самоцветный камень. Надо сказать, что в прежние времена; различия между драгоценными камнями были нечёткими, один и тот же камень мог называться, например, я́хонтом, ла́лом, руби́ном.

Очень ограниченно представлены в основах русских фамилий.слова, связанные с торговлей и деньгами.

НестандартныеСтандартные
-Алты́нов
-Гри́венников
ГрошГро́шев, Грошо́в
ГрошикГрошиков
ДеньгаДеньгин
КопейкаКопейкин
-Полушкин
-Рублёв
ЧервонецЧервонцев

Очень ограниченно представлены слова, обозначающие музыкальные инструменты. Гу́ком в псковских говорах называют волынку; тараба́н - это южное барабан.

НестандартныеСтандартные
Банду́раБандурин
БарабанБарабанов
Бу́бенБубнов
ГукГуков
ДудаДудин
СкрипкаСкрипкин
ТарабанТарабанов

В качестве единичных встречаются фамилии, основы которых обозначают игрушки, предметы домашней обстановки и роскоши: Картина, Кукла, Ляля (от вятского ля́ля - игрушка), Мяч, Портрет.

Очень редки фамилии от названий цветов: Букетов, Ландышей, Левкоев, Олеандров, Тюльпанов, Розов, Фиалков, Черёмухин. Некоторые из них могут быть искусственными.

Также чрезвычайно редко встречаются фамилии, образованные от слов, обозначающих болезни: Грипп, Золотуха и Золотухин, Ка́шель и Кашлев, Кила́, Колту́н, Одышкин, Сап и Са́пов, Чих, Чума́ и Чуми́н.

Слова, обозначающие физические свойства вообще, а не физические признаки исключительно людей, часто входят в состав фамилий. Во многих основах отражены такие параметры, как:

противоположные качества: Большо́й - Ма́лый, Сухой - Мо́крый;

размер: Большой, Малой;

форма: Круг, Круглый, Кругля́к;

ширина, объём: Широков, Толстой, Толстов;

скорость: Быстро́в;

вес: Легков, Тяжелов;

цвет: Бела́н, Беляй, Беляш, Белый, Черня́к, Чернуха, Чёрный, Черныш;

свет: Свет, Све́точ, Искра;

частота: Часто́в, Редков.

Эти качества с древних времён отражались в именованиях, они входят в значительное количество сложных имён (давших затем фамилии). Приведём некоторые из них:

БелобородКрасноусМалозёмСухорук
БелобровКривоногМалоле́т(ок)Твердомёд
БеловодКривоносМокроусТвердохлеб
БеловолКриворукОстробородТиховод
БелоконьКривошапкаОстроверхТиходей
БелошапкаМаловекОстроумТихомир
БелощёкТихомолОстроухЧерногуб
ЖелтобрюхТихонравРедкокашаЧерногуз
ЖелтоносТолстогузСветловодЧернозем
ЖелторотТолстопятСероштанЧернозуб
ЗлатоцветТолстоусСиволобЧерномаз
КособокЧернобайСинегубЧерномордик
КосоглядЧернобородСкоробогатЧерноус
КосолапЧернобы́льСкороварЧистозвон
КосоротЧерновалСкородумЧистопруд
КосорукЧерноволСкороспелШирокобок
КраснобайЧерноглазСкороходШирокобород
КраснобородЧерногорСуховерх

Числовой ряд, в особенности первые десять числительных, у многих народов служил для обозначения детей в порядке их появления на свет. Подобные обозначения сохранились в составе русских фамилий Перво́й, Второ́в, Третьяко́в, Четвертако́в, Пятако́в, Шестако́в, Семико́в, Осмо́в, Девя́тов, Деся́тов. Если в семье рождалась двойня или тройня, это очень часто отражалось на именовании людей, о чём свидетельствуют современные фамилии Дво́йнин, Тройнин, помимо упоминавшихся Близнецов, Близняк.

Числительное один включалось в состав имени, когда человек имел какой-либо физический недостаток, например: Одноглаз. Кроме этого, один находим в ряде социально-оценочных и прочих характеристик: Однокозов, Одноралов, Одноце́нов.

Числительное два встретилось в фамилии Двужильный. Числительное три и его формы тре, трёх часто встречалось в составе фамилий Трегубов, Трехде́ннов, Трима́йлов, Тригорьев, Три-свят. Числительное шесть указывало на отклонение от нормы, а именно на шесть пальцев на руке, в фамилиях Шестопал, Шестопалов.

Часто встречалось числительное семь, указывающее не только на конкретное число, но и на небольшое неопределённое множество: Семибратов, Семилетов, Семихатов, Семичастнов, Семиколенов, Семигорелов.

Числительное девять встретилось в фамилии Девятисильный, сравните название растения девяси́л. Числительные сорок и сто обозначают довольно большое неопределённое множество - в фамилиях Сорокоум, Сорокоумов, Стоборов, Стоделов, Стожалов, Стоколос. Встретилась также нестандартная фамилия Миллион, но в старых календарях было и личное имя Милион.

Интересное явление представляют слова половина и полтора: очевидно, в древности слово половина характеризовало очень маленького, а полтора - очень большого человека; из древних имён Половина, Половинка возникла фамилия Половинкин, из Полторак - фамилия Полторацкий.

Полу- входит в фамилии Полуми́сков, Полупле́шев, Полубояринов, Полупанов.

Слова, обозначающие время, очевидно соотносились со временем рождения ребёнка: Весна, Ве́чер, Заря́ и Зо́ря, Зима, Неде́ля (воскресенье, нерабочий день), Неделька, Годик, Година, Месяц, Понедельник, Середа, Четверг, Пятница, Суббота, Суморок (от сумерки).

Возможно, сюда же относятся фамилии, образованные от слов, обозначающих явления природы: Буран, Буря, Ветер, Волна, Гроза, Гром, Зе́лень, Капе́ль, Капля, Ливень, Листопад, Метелица, Мороз, Пе́кло, Погода (хорошее, 'сухое время), Поро́ша, Пото́п, Пурга, Снежный, Туман, Туча, Холод, Ярь (жара).

Однако мы уже отмечали, что в древности могли быть самые разнообразные причины, по которым присваивались подобные имена, вплоть до мистических. Из древних источников известно, что некоторые дни и явления природы персонифицировались, и в древних славянских преданиях фигурируют, например, матушка Среда́ и матушка Пя́тница.

В фамилиях широко представлены слова, обозначающие отвлечённые понятия, но надо отметить, что в разных народных говорах они могли указывать на очень разные вещи.

НестандартныеСтандартные
Беда́Беди́н, Бедо́в
БлагоБла́гов
БлажьБлажин
Боль-
Борьба́-
БучаБучин
ВойнаВойнов
ВоляВолин
ВысотаВысотин
ГибельГибелев
Гик-
Го́ворГоворов
ГолодГолодов
ГолосГолосов
Голо́таГолотин
ГольГолев
Го́монГомонов
Горю́шкаГорюшкин
ГрехГрехов
Доку́каДокукин
ДоляДблин
ДумаДумин
ЗабаваЗабавин
-Заботин
Забо́ткаЗаботкин
КараКарин
КошмарКошмаров
КрасотаКрасо́тин
КривдаКривдин
КручинаКручи́нин
ЛаскаЛаскин
Лихота-
Ло́вляЛовлев
НатураНатурин
Нищета-
НовьНовин
Нудьга́-
Обзор-
ОбиходОбиходов
Поги́бельПогйблев
По́дать-
ПодвигПодвигин
Поединок 
Показ-.'
ПотехаПоте́хин
ПравдаПравдин
ПрахПрахов
ПрибытокПрибытков
Привес 
Приго́даПригодин
Присту́п, Присту́па-
ПрокПроков
РаботаРаботин
РазгонРазгонов
РевРе́вин
Сон 
СветСве́тов
СвободаСвободам
СекретСекретов
СеньСе́нин
СилаСилин
СилкаСи́лкин
СказкаСказкин
СкокСко́ков
СмехСме́хов
СтукСтуков
СудСудов
ТолкТолков
ТревогаТревогин
ШуткаШуткин

Мы привели только самые яркие примеры соотнесённости основ фамилий с определёнными лексическими полями, отдавая себе отчёт в том, что в былые времена в устной народной практике многое могло быть иначе. Язык меняется. Одни слова выпадают из активного употребления, другие подвергаются переосмыслению под влиянием изменившихся условий жизни, старые понятия получают новую оценку, существующие слова перестраиваются в соответствии с новыми требованиями современности. В связи с этим хочется ещё раз вспомнить высказывание В.И.Даля о том, что

"простонародный язык - корень и основание образованного языка; последний со всеми прекрасами своими и со своею грамматикой должен признать простонародный язык наш родным отцом своим и в то же время живым наполняющим источником".

Фамилии, образованные от личных христианских имён

В условиях патриархата, когда мужчина был главой рода и дома, имя отца или деда было важным ориентиром, помогающим определить место каждого человека в обществе. Говорили: "По отцу и сыну честь". Вот почему так много прозваний, а позже - фамилий было образовано от личных христианских имён. В течение длительного времени, когда христианские и древнерусские имена употреблялись, казалось бы, на равных основаниях, звать предпочитали древнерусским именем, а отчество образовывали от христианского, например: То́роп Иванович Ватолин (1622 год, Звенигород), Торапе́ц Григорьевич Арцыбашев (1550 год).

Патронимические отношения (то есть отношения отца или деда к сыну или внуку) отразились в различных формах именования, например: Ана́ньич и Ананьев, Ананьин. Эти и подобные формы были в дальнейшем закреплены как официальные фамилии.

Христианские имена проникли к русским не ранее X века. В связи с обязательным крещением они постепенно осваивались русским народом. Круг первоначально принятых имён был невелик, но они прочно вошли в устную практику и стали "самыми русскими" словами нашего языка. Пополнение состава календарных имён шло книжным путём, вследствие чего не все из имён, заимствованных позднее, приспособились к русской речи.

В XVI-XVII веках на Руси были распространены рукописные сборники, куда включались рассказы церковного и светского содержания. Непременным объектом чтения, не только в церковном, но и в домашнем кругу, стали Че́тьи мине́и, повествовавшие о жизни и подвигах христианских святых: на каждый день каждого месяца приходилось чьё-либо житие, так что минеи изобиловали личными именами.

Но далеко не все из этих имён включались в книги, по которым велась церковная служба. Были имена, известные из рассказов, но не приуроченные к определённым датам календаря.

Различные минеи и календари, церковные и светские, составлялись и писались, а позже - печатаясь на всей территории России. При этом списки имён в отдельных книгах отличались, и порой значительно, друг от друга. По инициативе отдельных переписчиков в некоторые церковные книги включались такие имена, которых не было в прочих. Имея ограниченное хождение в той или иной области, такие книги способствовали местному прославлению отдельных святых, чьи имена не получали всеобщей известности.

Большой интерес представляет орфография имён в древнерусских минеях, отражающая их народное произношение, например: Катерина, Нестер, а не Екатерина, Нестор, как это значится в более поздних, печатных календарях. В некоторых именах, где в греческом языке писался ипсилон (υ), а в церковнославянском - ижица (ѵ), в минеях стоит буква у, откуда такие необычные формы имён, как Тут вместо Тит, Курил вместо Кирил(л) и т.д. Следовательно и фамилии Ту́тов, Кури́лов происходят не от наречия тут и не от глагола курить, а от не принятых в настоящее время форм имён Тит и Кирилл. Фамилии Куров и Курков также, по всей вероятности, не имеют отношения к домашней птице - курице - и к детали ружья - курку,- а происходят от христианского имени, известного из современных календарей в форме Кир, и от ласкательной формы этого имени Курко. Таким же образом фамилия Акулов не имеет отношения к рыбе акуле, а происходит от христианского имени, представленного в современных календарях в форме Аки́ла, а в древних минеях - в формах Акул и Акула.

Месяцесловы XVI-XVII веков включают большое число имён. Жития святых и перечни дней их памяти составлялись в те времена в монастырях, расположенных в разных частях России, а также за рубежом - в тех странах, где преобладало влияние Восточно-византийской церкви. Каждая книга писалась от руки и отличалась от прочих, даже от тех, с которых она была скопирована, - и почерком, и иллюстрациями, и наличием или отсутствием приписок, вставок, добавлений. Совершенно естествеяно, что и состав, и орфография имён в каждой книге хоть капельку отличалась от прочих. Но, помимо естественного расхождения форм имён, наблюдалась и их некоторая нормализация, потому что в монастырях велась серьёзная филологическая работа, в частности, широко практиковалась компиляция, когда новая книга писалась на основе двух или нескольких уже существующих книг. Это позволяло устранять расхождения в написании имён, и консультироваться в спорных случаях с теми, кто пользовался наибольшим авторитетом.

В последней четверти ХIХ века владимирский архиепископ Сергий осуществил коренной пересмотр многих рукописных и раннепечатных календарей и опубликовал в 1875-76 годах "I", в котором имеются перечни имён и "Указатель восточных святых, не находящихся в месяцесловах грекороссийской церкви" - ценный источник малоизвестных, редких и редчайших христианских имён. В нём довольно большое число имён, входящих в основы современных русских фамилий, таких, как Апре́лев, А́нгелов, Бантиков, - от имён Апрель, Ангел, Бантик. В фамилии Га́душкин отразилась ласкательная форма календарного имени Гад (в разных минеях Гад, Гат, Хад). В фамилии Веденеев просматривается вариант имени Винде́й. По-видимому, к таким же старым календарным именам восходят фамилии Ви́ров, Го́рнов, Сена́торов, Па́сторов (были имена Вир, Горн, Сенатор, Па́стор). В основах фамилий Ба́сов, Бу́ров, Би́серов, возможно, лежат старые календарные имена Басс, Бурр, Би́ссор. В календарях они писались с удвоенными согласными, в фамилиях этих удвоений нет. Фамилии Байюлов и Беюлов, несомненно, связаны с календарным именем Баию́л.

В "Полном месяцеслове" Сергия также есть имена, от которых образованы современные русские фамилии Варов, Разов, Родов, Родонов, - это Вар, Раз, Род, Родо́н. Среди необычных и незнакомых встретились мужские имена Аин, Нин, Еле́н, Титиан, принятые у нас только как женские; имена богов: Марс, Сатурн; имена, образованные от нарицательных: Малина, Пена, Сода, Парта, Милион, Океан. В современные фамилии эти имена вошли в полной, сокращённой и эмоционально-оценочной форме, что говорит об их относительной распространённости в прошлом. Такова фамилия А́нненков - от имён Аннёнок или А́нненко. От имени Ма́ма образованы фамилии Мамин, Мамчев, Мамыкин, от имени Майор - Майоров, Майоркин, Майорец, Майорчик. Имена Пен и Пена отразились в фамилиях Пе́нков, Пенкин, Пенушкин, Пенов.

Современный перечень христианских имён, издаваемый Московской патриархией, включает не более 1500 мужских и женских имён, многие из которых не встречаются у современного населения, поэтому и фамилий от них практически нет или они чрезвычайно редки, например, Фо́тиев, Оли́мпиев.

Основная масса фамилий образовалась от наиболее популярных и легко произносимых имён.

Поскольку христианские имена входили в обиход русского народа постепенно, в течение длительного времени, естественно, что в разных частях страны и даже в отдельных семьях они получили разные формы и закрепились в фамилиях в том виде, какой имели в быту. Например, от имени Алексей образованы фамилии Алексеев, Алексейчиков, Алексин, Алексов, Алехин, Алёхин, Алехов, Алёшин, Алёшкин и т.д.

Характерной особенностью христианских имён является их широкое варьирование: от полных, таких, как Михаил, Пётр, до усечённых и преобразованных: Миха́н, Мишкан, Петя, Петруша. От большинства подобных форм образованы фамилии, которые благодаря суффиксам образуют чёткие ряды, при этом статистическими данными подтверждается популярность одних моделей и непопулярность других.

Например, среди образований от имени Михаил на первом месте стоит фамилия Михайлов - от полной основы, но не от официально-календарной, а народно-разговорной формы Михайло. Примерно на полторы тысячи фамилий Михайлов встречается одна Михаилов, и, по всей вероятности, она принадлежит не русскому человеку, а болгарину или сербу. Значительно реже, чем Михайлов, встречается фамилия Михайлин, восходящая к другой народно-разговорной форме этого имени - Михайла. К числу частотных относятся также фамилии Михалин (от Миха́ля) и Михалёв (от Михаль). Очень редка фамилия Михалов - от Михал (так звучит Михаил в сочетании имени и отчества, например: Михал Иваныч).

От различных ласкательных форм имени Михаил образованы фамилии Михайлушкин, Михайлу́та, Михалёк, Михалочкин, Михалу́тин, Михялюта, Михаляк, Миха́н, Миханёв, Михарёв, Мяхасёв, Михайко, Михайкин, Михалкин, Михалков, Михальков.

Но этим фамилии, образованные от имени Михаил, не исчерпываются. Есть ещё сокращённые формы имени: Миха, Миша, которые с помощью дополнительных суффиксов дают фамилии: Мишин, Мишкин, Мишков, Мишнин, Мишнев, Мишуков, Мишулин, Мишунин, Мишунов, Мишаков, Мишанин, Мишанов, Мишарин, Мишачёв, Мишенев, Мишенин, Мишенков, Мишенькин, Мишечкин, Мишуров, Мишустин, Мишутин, Мишуткин, Михин, Михарёв, Михасёв, Михляев, Михнев, Михнов, Михутов, Михушкин, Мишагин, Мишаев, Мишко, Мишуко.

Кроме того, к имени Михаил восходят ещё фамилии на -ович/-евич: Михайлович, Михнович, Михасевич, Михневич; фамилии на -ук, -чук: Мишук, Мищук, Михайлюк, Михалюк, Михнюк, Мицюк, Михальчук; фамилии на -енко: Мищенко, Михайленко, Михальченко, Михаленко, Михиенко; фамилии на -ский: Михайловский, Михалевский, Михаловский, Мишаевский, Михновский, Мишинский, Мишутинский, Михалицкий.

Всего от имени Михаил засвидетельствовано около 150 фамилий, в том числе таких редких, как Михасёк, Михневец, Михура, Михуто, Михалёк, Михалец, Михалюта, Михайко, Мишута, Мишак.

От имени Фёдор нами собрано 106 фамилий, от имени Григорий - 158. От имени Пётр их 160. Эта разница объясняется не только популярностью имени, но и тем, как заимствованное христианское имя вписалось в систему русского языка.

От имени Пётр, помимо массовых фамилий Петров, Петрухин, Петренко, Петраков, Петрунин и Петрушин имеются достаточно распространённые Петрищев, Петриков, Петрин, Пе́тин, Петрушкин, Петриченко, Петрусевич, Петроченко, Петряков и более или менее известные: Петрейков, Петунин, Петрыкин, Петриев, Петрушечкин, Петрушенко, Петрушенков, Петровы́х, Петрук, Петрухов, Пе́тькин. Кроме того, есть масса редких фамилий, например, таких, как Петронов, Петрукович, Петрулин, Петрунёк, Петрунь, Петруха, Петрухно́, Петручак, Петруша, Петрушка, Петрась, Петрашко, Петрига.

Для исследования наибольший интерес предстааляют именно такие одиночные фамилии, так как они отражают многообразные варианты основного имени в различных говорах русского языка, вплоть до индивидуальных произведений отдельных говорящих.

Для того, чтобы ещё четче выявить специфические особенности фамилий, образованных именно от календарных имён, были для сравнения проанализированы гнёзда фамилий, образованных от древнерусских имен Кот, Поп, Орёл, Лебедь, Корова, Король, Нос, Мороз, Орех, Нечай. Они образуются по тем же моделям, но число фамилий, восходящих к каждому такому имени, значительно меньше. Так, от древнерусского имени Мороз зафиксировано 14 фамилий, от Король - 18, от Корова - 22, от Нечай всего 4: Нечаев, Нечай, Нечаевский и Нечайкин. На этом фоне исключительным представляется обилие фамилий от древнерусского имени Кот - их 80. Число фамилий от имени Поп с трудом подлежит учёту, потому что слово поп как обозначение церковной должности тесно переплеталось с другими именами людей: поп Иван, тро́ицкий поп, и Поп как заменитель личного имени, и как прозвище. Кроме того, в русском языке существует словообразовательный ряд: поп, попадьи, попович, попёнок, поповна, попёха, и каждый элемент этого ряда может стать основой фамилий, о которых нельзя однозначно сказать, образованы ли они от этой основы или от имени личного Поп.

Как известно, многие крестьяне не имели официально закреплённых фамилий вплоть до конца XIX века. Они "писались" по отцу или деду, и в каждом Новом поколении их официально записанные фамилии оказывались разными. Когда после отмены крепостного права крестьяне стали оформлять себе паспорта, основным источником этой новой волны официальных фамилий стали имена их отцов или дедов в полной официальной паспортной форме. Отсюда массовость таких фамилий, как Иванов, Петров, Захаров, Васильев, Кузьмин и т.д. В то же время фамилии, образованные от народно-разговорных форм, хотя и разнообразны, но встречаются значительно реже.

Фамилии, образованные от женских имён и прозвищ

Фамилии образовывались не только от мужских, но и от женских имён и прозвищ. Их не очень много, но, собранные вместе, они представляют значительный интерес, так как в известной степени отражают положение женщины в далёкие от нас времена. Если сейчас спрашивают иногда, кто глава семьи, то раньше такой вопрос не возникал. Если в доме был мужчина, он неоспоримо считался хозяином. Мужчина выступал в походы, совершал торговые сделки, имел голос на сходках. Испокон века мужчина был главой семьи, остальные её члены были ему подчинены, носили его прозвание, фамилию. Женщина считалась хозяйкой в доме и даже менее того - у очага и в горнице. Только если мужа брали в солдаты или он долго отсутствовал, если он умирал, погибал на войне, возвращался инвалидом, женщина брала на себя всё хозяйство и начинала руководить домом и семьёй. Мы имеем лишь единичные упоминания женских имён: Юрий Григорьев сын Марьин, своеземелец (1495 год), Сенка Гридин сын Натальин, землевладелец (1495 год), Ивашка Коровай Андреев сын Оринин, крестьянин (1490 год), Григорий Ильин сын Домнин, крестьянин (1617 год), Василий Аверкеев сын Маврин, тихвинский дворянин (1700 год), а также Васко Варварин, крестьянин (1495 год), Тимошка Лукерьин, крестьянин (1495 год), Якуш Софьин, крестьянин (1495 год), Лука Марфин, крестьянин (1499 год), Данила Катюшин, крестьянин (1539 год), Иван Татьянин, крестьянин (1650 год).

Как видим, здесь приводятся ссылки только на христианские женские имена. Даже наиболее раннее "отчество" зарегистрировано от женского христианского имени: Олег Настасьич (1187 год). Олег был сыном князя Ярослава Галицкого и его возлюбленной Анастасии. От женских бытовых имён отчества и фамилии не зафиксированы. Редки прозвания по профессиям или социальному положению: Поварихин, Пряхин, есть более позднее Горожанкин. К достаточно ранним относятся фамилия Княжнин (княжна - незамужняя дочь князя), сравните также Бабушкин, Мамкин, Маманечкин, Девочкин, Старушкин, Мачехин.

Что женщины до принятия христианства не имели личных имён, совершенно исключено, это так же невероятно, как отсутствие в древности у русских русского языка. Мы поставили своей задачей найти эти некогда существовавшие имена. "Документы", в которых они обнаруживаются, - это современные фамилии; сама фамилия свидетельствует о том, что имя, лежащее в её основе, неизменно существовало. Современные фамилии донесли до нас не только большое число древнерусских бытовых мужских имён, но и некоторое количество женских имён, в том числе: Люба́ва (в фамилии Любавин), Голу́ба (в фамилии Голубин), Нелю́ба (в фамилии Нелюбин).

К числу древнерусских женских имён, помимо указанных, относятся Добрава, Досада, Ждана, Малуша, Мялава, Неждана, Некраса, Селянка, Смиренка, Чернавка. В старых переписях зафиксированы: Госте́на, холопка И.А.Толызина (1506 год); Досада, вдова посадского человека (Устюжна, 1566 год); Ждана, жена Никиты Васильевича Болотникова (1590 год); Неждана, дочь Посника Монастырёва (1613 год); Королиха Евдокия (Псков, 1585 год) - жена человека по имени Король; Некраса Шишулина, холопка (Суздаль, 1565 год); Нерада, холопка Плещеевых (1604 год); Несмеяна Иванова дочь (1690 год); Русава Алена, холопка (Новгород, 1603 год); Седуха Февронья, холопка (Новгород, 1605 год), Селянка, холопка Тимофея Волынского (1541 год); Славна Анна Дмитриевна Ховрина (первая половина XVI века); Чернавка, девка Приклонских (1541 год); Чернава Мавра, холопка (Новгород, 1603 год); много раз встречается имя Смире́на.

Отметим современные нестандартные фамилии в основе которых женские имена: Большуха, Говоруха, Журава, Забава, Краля, Красо́та, Красуля, Ла́пушка, Лебёдка, Малинка, Малёна, Милка, Пичужка, Соседка, а также стандартные Бабин, Бабкин, Бабочкин, Бабушкин, Большухин, Быструшкин, Вдовин, Ворожейкин, Внучкин, Голубкин, Гусихин, Горожанкин, Гражданкин, Дамин, Дворянкин, Девин, Девицын, Де́вкин, Девочкин, Дурихии, Жмурин, Кокеткин, Кормилицын, Красавин, Красо́ткин, Красулин, Кукушкин, Малухин, Малушин, Мамин, Матушкин, Мачехин, Мачихин, Милашечкин, Милохин, Молодкин, Монашкин, Нелюбин, Не́мкин, Неулыбин, Носихин, Подружкин, Резвухин, Толстихин, Улыбин, Фефёлин, Царицын, Хорошухин, Хрому́шкин, Чернавкин, Щеголихин.

Женские прозвищные фамилии выглядят странно, особенно если они принадлежат мужчинам. Однажды пришлось услышать, как армейские сержанты удивлялись фамилиям новобранцев: Волк и Ги́ря. Как тогда воспринимают они фамилии Краля, Кукла, Милка, Курица, Соседка, существующие в наше время?

Но эти фамилии редкостные, основная масса фамилий от женских прозваний образована всё же при помощи суффикса -ин: Горожа́нкин, Ма́чихин, Красо́ткин.

Пытаясь выявить из фамилий те или иные древнерусские женские имена, мы неизменно наталкиваемся на случаи, требующие уточнений. Достаточно просто реконструировать имя Любава из фамилии Любавин, Царица из Царицын, но имя Красава вызывает сомнения: оно могло быть присвоено и мужчине, и ребёнку мужского пола. Однако наличие фамилии Красавцев и отсутствие фамилии Красавицын указывает на то, что имя Красава было всё-таки женским. Не исключено также, что имена Ждаха, Кудра, Малюта, Чугуни́ха, оформленные наподобие женских, могли принадлежать и мужчинам.

Вдова, солдатка, одинокая женщина могла иметь поочерёдно несколько прозваний. Её дети могли зваться Вдовиными либо Солдаткиными, Девушкиными, также Катериниными (если женщину звали Катериной), Мака́рихиными (если её отсутствующего или погибшего мужа звали Макаром и она значилась под прозванием Макариха), Красо́ткиными или Коровиными (если её личное прозвание было таким или подобным). Всё это было делом случая или особых обстоятельств. Могли быть самые необычные причины, положившие начало фамилии от женского имени или прозвища, например, долгое отсутствие мужа (отъезд, уход на заработки) или особые приметы женщины, как внешние, так и связанные с чертами её характера, с её судьбой.

В помещичьем быту дворовые девушки часто являлись жертвами барских забав, становились матерями, не будучи в замужестве. Дети таких матерей получали особые прозвища и фамилии. Детям, рождённым вне законного брака, иногда присваивали фамилию по имени матери, например: Марусин, Катюхин, Па́влин, Фа́ничкин, Милушкин. Имена и прозвища одиноких женщин стали источником этого особого разряда фамилий.

Некоторые христианские имена существовали как в мужском, так и женском варианте. Например, было мужское Зина и женское Зина - сокращённая форма имени Зинаида. И от мужского, и от женского фамилия будет Зинин. Другой пример: в старых святцах было мужское имя Нин, параллельное женскому Нина, и фамилия Ни́нов произведена от мужского, а не от женского имени, от которого есть Ни́нин.

Зарегистрированы фамилии, совпадающие с уменьшительными формами личных имён: Олег Га́нночка, Игорь Зи́ночка, Сергей Парасочка. Таких фамилий очень мало, они необычны, однако неестественность их главным образом в том, что они не оформлены обычным для русских фамилий суффиксом -ин.

Значительно чаще встречаются стандартные фамилии, которые включают женские христианские личные имена во всех их разновидностях. В таких случаях суффикс -ин присоединяется и к полному, и к сокращённому имени, а также ко всем ласкательным и уничижительным формам, например: Ольгин, Варварин, Катин, Павлин, Надькин, Сонькин. Надо отметить, что полное женское имя в основах фамилий встречается реже, чем сокращённые, ласкательные и уничижительные формы. Так, от имени Ольга мы имеем фамилии Ольгин, Олин, Олькин, Олюнин и др.

Ниже приводится перечень фамилий, образованных от женских календарных имён.

Редкие (нестандартные):

Ангелина, Аннушка, Варёха, Ганночка, Грушка, Зоя, Лика, Люда, Маня, Тоня, Ульянка.

Стандартные:

Аграфенин, Акулин, Акулинин, Аннин, Аринкин, Аринушкин, Варварин, Варин, Варюхин, Вярюшин, Вассин, Верин, Галин, Грунин, Дарьин, Дашкин, Домнин, Дунин, Дунюшкин, Екатеринин, Елизаветин, Зиночкин, Иринин, Иркин, Ирушкин, Катеринин, Катюхин, Катин, Лизин, Липочкин, Любин, Любочкин, Любушкин, Маврин, Малашкин, Манин, Маринкин, Маринушкии, Марусин, Маруськин, Марфин, Марфунин, Марьин, Матрёшкин, Меланьин, Милицын, Надёжкин, Надин, Надькин, Настин, Наточкин, Нинин, Олин, Ольгин, Олькин, Олюнии, Па́влин, Пара́скин, По́лин, Ра́юшкин, Со́нин, Сонькин, Софиев, Софьин, Танин, Танюхин, Улин, Улитин, Ульянин, Федорин, Фенин.

Встретились также следующие фамилии от иностранных имён, бытующие у нас в сочетании с русскими именами и отчествами:

Адель, Белла, Линда, Лола, Магда, Магдалина, Роза, Стелла, Лаура, Ида, Гера, Флора; Али́син, Дианин, Кларин, Ма́гдин, Мартин.

Особую категорию составляли именования женщин от имён или прозвищ их мужей. Наиболее ранние из них имели следующий вид: Некрасья, то есть Некрасова, жена Некраса; Давыжая - жена Давыда; Васильевая - жена Василья; Волотко́вая (от Во́лот, Воло́тка, Волотко); Радоко́вая (от Радо́к, Ра́дко, что, возможно, сокращения от Радогость); Яневая - жена Яна (Ян - народно-бытовая форма, соответствующая литературному Иван). Такие именования женщин находим в ранних исторических памятниках - летописях, а также в новгородских грамотах на бересте.

В составе современных русских фамилий встретились Богиня и Тихи́ня, и мы с наибольшей вероятностью соотносим их с мужскими именами Богдан и Тихон - также как своеобразные именования их жён.

Широкое распространение в позднейшее время получили прозвания жён по имени, прозвищу или профессии мужа, например: Заха́риха, Козли́ха, Токари́ха. Они отразились в многочисленных фамилиях, которые могли происходить исключительно от именования женщин: Кузнечи́хин, Тока-рихин, Соколихин, Севастьянихин, Леонихия, Мартынихин, Ванюрихин.

С именованием женщин по имени отца связаны фамилии Петро́внин, Егоровнин, Фоми́ничнин. Известны также фамилии типа Же́нич, Лю́бич, Акули́нич, восходящие к своеобразным "отчествам", образованным от имён матерей.

Таким образом, современные фамилии позволяют реконструировать не только языковой, но и исторический материал о положении русской женщины в отдалённую от нас эпоху. Оно не всегда было столь приниженным, как в период крепостного права. Народные сказки, былины донесли до нас такие светлые женские образы, как Василиса Премудрая, Марья Моревна, Маме́лфа Тимофеевна (мать богатыря Добрыни Никитича). Сохранились исторические данные о княгине Ефросинии Ярославне, жене князя Игоря, новгородской Марфе Посаднице. Новгородские берестяные грамоты содержат немало женских имён и свидетельствуют о довольно активной хозяйственной деятельности женщины.

Фамилии, образованные от географических и этнических названий

Ещё в древние времена у разных народов именования людей нередко отражали названия тех мест, откуда они произошли. В перечни русских христианских имён вошли в своё время: Нил, Лидия, а также: Африкан (африканский), Адриан (житель Адрии), Далмат (житель Далмации). В старых календарях значилось имя Наполеон - то есть из Неаполя (Нового города).

Естественно, такие именования от географических и этнических названий возникали и в русском языке. Например, среди современных русских фамилий есть: Нарва, Терек, Европип, Пензин, Киевский, Лифляндский, Свирский, Беломорец, Кубинец.

Выявлено пять типов современных фамилий, созданных на основе топонимов.

1. Бессуффиксные фамилии, образованные от названий стран, городов, рек, островов и других объектов, среди них: Америка, Буг, Волга, Гатчина, Дунай, Кама, Кострома, Крым, Ростов, Сура. Примеры: Ирина Анатольевна Галич, Дмитрий Александрович Чернигов, Геннадий Геннадиевич Аден, Александра Фёдоровна Польша.

2. Фамилии, оформленные суффиксом -ский/-цкий, образованные от названий тех же рек, островов и т.д., с абсолютным преобладанием названий городов, например: Архангельский, Карельский, Донской, Полоцкий.

3. Фамилии, образованные от названий тех же видов объектов и оформленные суффиксами -ов/-ев, -ин, например: Бузулуков, Валдаев, Волгин, Торопцёв, Ямайкин - от топонимов Бузулук, Валдай, Волга, Торо́пец, Ямайка. Нам встретились: Василий Павлович Торопцёв, Дмитрий Валерьевич Уралов, Юрий Григорьевич Пе́нзин, Владимир Александрович Яма́йкин.

4. Фамилии, образованные от названий жителей определённых мест: Беломорец, Быховец, Пермяк, Тоболич, Устюжа́нин, Вя́тич, Москвич, Костромич.

5. Фамилии, образованные от названий жителей определённых мест и оформленные суффиксами -ов,-ин: Веневцев, Пермяков, Сызранцев, Уфимцев - от нарицательных венёвец, пермяк, сызранец, уфимец. Встретились: Таисия Сергеевна Сызра́нцева, Фёдор Николаевич Сызранкин.

Отметим некоторые особенности фамилий, образованных от названий жителей. По мере развития языка меняются слова, обозначающие жителей, и фамилии включают как устаревшие, так и современные формы этих названий, например: Твери́тинов (от старого твери́тин, как называли жителя Твери) и Тверяков (от тверя́к), Костромитинов (от старого костроми́тин) и Костромичёв (от костромич). Таким образом получается, что от одного топонима может образоваться несколько фамилий: Кострома, Костромитин, Костромитинов, Костромич, Костромичёв, Костромской; Суздаль, Суздалев, Суздальцев, Су́здальский. Из всех фамилий, образованных от топонимов, наиболее распространёнными оказываются фамилии с суффиксом -ский.

На первый взгляд непонятны фамилии, образованные от названий тех мест, где русские не жили - Америков, Европин, Парижев, встречаются также Американов, Европейцев, Португалов, Заграничный. Но "иностранный" топоним может оказаться у нас "под боком". Одна из бухт Севастопольского залива называется Голландия, снующий по заливу небольшой катер обычно идёт "с заходом в Голландию". Один из пригородов Самарканда называется Париж. Другой Париж, а также Лондон и Орлеан находятся в Алтайском крае.

Интересны современные фамилии Китай и Китаев, известные ещё из древних документов. Имя -прозвище Китай, Китаец в XV-XVI веках было распространено во всех слоях населения. Как нарицательное оно означало в те времена укрепление, крепость, плетень, набитый землёй. В переписях встретились: Василий Китай, он же Василий Иванович Китай Новосильцев, посол великого князя московского в Литве (1475 год); Китай Иванович Епишев (Тверь, 1540 год); Китаец, крестьянин (Новгород, 1545 год); Китай Яковлев, крестьянин (около 1550 года); Китаец, сын новгородского помещика (1555 год); Иван Богданович Китаев (Кашира, 1556 год); Китайко Епимахов, белозерский крестьянин (1557 год). Эти именования, может быть, не связаны с названием страны Китай, хотя косвенная связь здесь и возможна: рассказы древних путешественников о Великой китайской стене могли поразить воображение наших предков, что, возможно, и послужило поводом к появлению нарицательного Китай.

Отметим, что у ряда тюркских племён имеется родовое имя Кытай (Китай) и, возможно, к нему восходят русские фамилии Китай и Китаев.

Сюда же относятся фамилии, которые образованы от нарицательных, обозначающих определённые места. Они также часто оформляются суффиксом -ский/-цкий: Монастырский (от монастырь), Губернский (от губернии), Заводский (от завод), Запрудский (от запруда), Заставский (от застава).

НестандартныеСтандартные
Бережо́кБережковБережковский
БродБродовБродский
Вы́гонВыгоновВыгонский
ГораГоринГорский
ДубраваДубравин, Дубравов-
ДуброваДубровинДубровинский, Дубровский
КурганКургановКурганский
-Ле́совЛесовский
ЛугЛуговЛуговской
ПесокПесковПесковский
ПолеПолевПоле́вский, По́льский
Пруд-Прудовский
РекаРекин, Ре́ковРековский
РудникРудниковРудницкий
СадикСадиков-

Подобные же основы входят в состав фамилий, образованных от сложных имён: Малозём, Ново-сад, Толстолес, Триполе, Чернозём, Чистопруд.

Разные обозначения поселений стали основами нестандартных фамилий: Кордо́н, Слобода́, Столи́ца, от них образовались также стандартные - Ау́лов, Го́родов, Месте́чкин, они вошли в состав фамилий, образованных от сложных имён: Кривохи́жа, Милоград, Новодвор, Новосёлок, Семихат, Старосёл.

Отметим фамилии, непонятные из современного русского литературного языка: Ламба - от северного ла́мба (глухое озеро), Ласта - от пермского ла́ста (плоская равнина), Рубан - от архангельского руба́н (край льда, примёрзший к берегу), Солонец - от солоне́ц (солёное озеро).

Фамилии, включающие названия народов и народностей, образованы от слов русского языка, и поэтому вполне законно причислить их к разряду русских: Василий Иванович Турок, Борис Дмитриевич Киргиз, Георгий Павлович Швед. От русских основ происходят стандартные русские фамилии, такие, как Голландцев, Немцев, Французов, Англичанинов, Татаринов, Цыганов, Половцев. Приводим некоторые из них:

НестандартныеСтандартные
БелорусБелорусовБелорусский
ГрекГрековГрецкий
-Итальянцев-
КалмыкКалмыков-
Коря́кКоряковКоряковский
ЛатышЛатышевЛатышевский
ЛитвинЛитвиновЛитвинский, Литвиновский
ЛяхЛяховЛяховский
МолдаванМолдавановМолдаванский, Молдавский
МолдованМолдовановМолдовский
МордвинМордвиновМордовский
НегрНегров-
НемецНемцев, НемцовНемецкий
По́ловецПоловцевПоловецкий
ПолякПоляковПоляковский
Скиф-Скифский
ТатаринТатариновТатарский
Турк, Ту́рка, Турко, ТурокТуркин, ТурковТурецкий, Турковский
УкраинецУкраинцевУкраинский
ФранцузФранцузов-
ХалдейХалдеев-
ХохолаХохлов, Хохолев, Хохли́нХохловский
ЦыганЦыганов-
ЧеремисЧеремисов, Череми́син, Черемисинов-
ЧеркесЧеркесов-
ЧехЧеховЧеховский, Чеховской
Чече́нЧеченов, Чеченин, Чеченцев, Чеченёв, Чечнёв-
ШведШве́довШведский

Кроме того, в дореволюционной России у жителей определённых местностей существовали специальные прозвища, например: аду́й - прозвище крестьянина Одоевского уезда Тульской губернии; байкальское анга́рщина - собирательное прозвище рабочих на крупных предприятиях (по названию реки Ангара); волк - калужское прозвище крестьянина, незаконно вырубающего лес; га́лка - кличка казака из Филоновской станицы; галками называли также плотников из Галицкого уезда Костромской области; галу́шка на Дону - прозвище семинариста; прозвище гамаю́н указывало на жителя Кыштымского завода на Урале; вятское грободёры - прозвище жителей Казанской губернии; гущееды - прозвище новгородцев за пристрастие к гуще (кушанью из ячменной крупы, которое ели во время поста). Есть сведения, что на Урале бессемейного пьяницу, босяка звали обидной кличкой гала́х; кличка сибиряка - челдо́н, пермяка - пермяк солёные уши; вятских жителей обзывали водохлёбами, толоконниками.

Всё это подводит нас к важному выводу о том, что основы фамилий давно "оторвались" от тех нарицательных слов, с которыми были когда-то связаны прозвания тех или иных людей. Между исходным именем нарицательным и основой современной фамилии находится ряд переосмыслений, преобразований, не всегда имеющих внешнее выражение в виде суффиксов и иных языковых показателей. Неверно выводить фамилию Каретников непосредственно от слова каре́та, минуя название профессий каретник и прозвище человека Каретник (а оно могло быть дано по самым разным причинам и не быть непременным указанием на то, что данный человек занимался изготовлением карет); также неверно выводить и фамилию Гамаюнов от названия райской птицы гамаюн, минуя многочисленные земные преломления и применения этого слова.

Фамилии, образованные от глаголов и имен прилагательных

Две группы русских фамилий имеют структурные особенности, которые не позволяют причислить их к стандартным. Это фамилии, образованные от имён прилагательных (полных и кратких), например: Жив, Обут, Тучный, и от глаголов и некоторых глагольных форм, например: Рассуждай, Про́дан. Многим из них соответствуют стандартизированные формы: Живов, Обутов, Тучнов, однако некоторые из них не получают суффиксов -ов,-ин и совпадают по форме с именами прилагательными: Обо́зный, Сотский. Насколько нам известно, лишь в Области Войска Донского они превращались в Обознов, Со́тсков.

Начнём наш обзор с фамилий, образованных от глаголов. Мы уже отмечали, что собственными бывают только имена. Собственных глаголов быть не может. Поэтому фамилии, образованные от глаголов, покидают глагольный ряд и приобретают грамматические характеристики имени - склоняются, получают согласованное определение, как в следующих примерах: встреча с Мига́ем; обрадованный Нестреля́й; со студентом Неча́ем.

Фамилии, образованные от глагольных основ, обычно совпадают с формами повелительного наклонения. Как правило, именно в этих формах глагольная основа выступает в своём чистом виде и входит в словообразовательные отношения с основами других частей речи. Например, повелительные сорви, держи и взверни́ входят в нарицательные имена сорвиголова и держидерево, в собственные Держикрай и Взвернигуба.

Отглагольные имена слабо сохранились в современном языке. Вот некоторые из имеющихся у нас официальных паспортных фамилий: Бей, Брей; Величай, Думай, Касай, Клюй, Негрей, Нестреляй, Пачкай, Покусай, Посыпай, Сей, Слухай, Цапай, Шугай. Как видно из примеров, они оканчиваются преимущественно на -ай,-ей, иногда на -уй. Правда, фамилию Клюев мы встречаем значительно чаще, чем Клюй, и Шугаев чаще, чем Шугай, но регулярные стандартные фамилии имеются не от каждой из перечисленных нестандартных. Так, в наших материалах есть фамилии Каса́ев, Негре́ев, Покуса́ев, Цапа́ев. Остальные лишь в нестандартных формах.

У некоторых глагольных фамилий конечные элементы иные, менее регулярные: Держи, Тащи, Тронь, Мойся. Употребление подобных фамилий в речи затруднено из-за того, что слова, оканчивающиеся на , не склоняются, и все перечисленные фамилии нетипичны для именного ряда. Речевая практика издавна снабдила подобные отглагольные прозвищные образования суффиксом: -к-о, который приспосабливает их к именному ряду: Посыпайко, Сейко, Наливайко, Помилуйко, Потеряйко, Раздобудько, Тронько, Чуйко. Совершенно очевидно, что изначально это были имена Посыпай, Сей, Наливай, Помилуй, Потеряй, Раздобудь, Тронь, Чуй.

Фамилия Каратай отражает, скорее всего, акающее произношение глагольной формы коротай. Однако не исключено, что это тюркская фамилия по географическому названию Кара-тан, то есть чёрная долина.

Единично зафиксированная у нас фамилия Нещадим интересна тем, что она отражает древнеславянские причастные образования, например: Ради́м, Любим, Неугасим, известные как старые русские некалендарные имена. В современном чешском языке сохранились фамилии, образованные от другого типа древнеславянских причастий: Наврати́л, Докупил, Добежал, Улежал, Выскочил, Выстрочил и т.д. В русском языке формы с суффиксом превратились в глаголы прошедшего времени.

Многие фамилии происходят от слов, характеризующих человека по какой-либо деятельности. Они представлены множеством нерегулярных образований, очевидно характерных для отдельных областных говоров: Мысли́вец, Морга́ль, Ищу́к, Вы́валь, Переса́да, Побе́га, Бегу́н, Пужа́к и т.п. Интересно, что суффикс -тель, один из характерных для литературного' языка, в нестандартных русских фамилиях почти не представлен. Примеры единичны: Рубитель, Предводитель, Гробокопатель, Теши́тель.

Глагольный элемент типа вар (от варить), дум (от думать) - часто встречается в составе двуосновных фамилий: Пивовар, Суповар, Верховод, Водовоз, Вездегляд, Косогляд, Чудодей, Скородум, Самодум, Самодур, Мясоед, Самозван, Самолёт, Хлебопрос, Водорез, Козорез, Землеруб, Стихотвор, Самохвал. Есть соответствующие им фамилии, оформленные суффиксом -ов: Пивоваров, Самохвалов и т.д.

Все фамилии, образованные от глаголов, если они только не прошли стандартизацию, имеют одну форму для мужчин и женщин. В бытовых, неофициальных ситуациях можно сказать: пришли Нечаи, встретил Лесорубов, завтракал с Землеглядами. Но в официальном деловом языке от них невозможны формы множественного числа. И в свидетельстве о браке будет написано, что молодой семье присвоена, фамилия Скороход, а не Скороходы, Землегляд, а не Землегляды.

Фамилии, образованные от глаголов и прилагательных, в большинстве своём не прошли патронимической стадии. Но, в отличие от искусственных фамилий, они развились естественным путём на основе древнерусских имён. Сравните внутрисемейные личные имена Беляй, Черныш и Белый, Чёрный. От первых образованы патронимические фамилии Беляев, Чернышёв, от вторых - фамилии Белов, Чернов. Но иногда такие имена, минул патронимическую стадию, непосредственно попадают в разряд фамилий.

Многие древнерусские имена имели форму прилагательных, отражая черты и свойства именуемых, не всегда понятные сегодня: Белый, Лихой, Синий, и даже Тёмно-синий: князь Владимир Семёнович Тёмно-синий Ярославский (середина XV века). Сын человека по имени Благо́й звался Бла́гов, а внук - Благово́. Среди современных паспортных фамилий встречаются образования от всех этих типов, например: Хромой, Хромов, Хромово.

Фамилии, образованные от имён прилагательных без всякого суффикса, издавна не чужды русскому языку. Об этом свидетельствуют, в частности, возникшие в литературе конца XIX-начала XX века псевдонимы-прилагательные: Максим Горький, Михаил Голодный, Демьян Бедный.

Большинство фамилий этого типа образованы от. относительных прилагательных с суффиксом -н-: Безбрежный, Горный, Девятисильный, Письменный, Подлинный, Старинный.

Фамилий, образованных от относительных прилагательных с суффиксом -ов, значительно меньше, например: Берёзовый, Биржевой, Громовой, Даровой, Дубовой, Концевой, Лесовой, Медовый, Сторублёвый. Встречаются параллельные фамилии, образованные от кратких и полных форм прилагательных: Бос и Босой, Жив и Живой. Ряд фамилий образован от сложных прилагательных: Белобровый, Сухорёбрый, Тонконогий, а также от прилагательных с приставками: Безверхий, Безрукавый, Безрукий, Заня́тый, Захо́жий.

Фамилий, происходящих от качественных прилагательных, значительно меньше, чем происходящих от относительных.

Напомним, что качественные прилагательные обозначают цвет (белый, синий, красный), высоту, глубину и ширину (высокий, низкий, глубокий, широкий, узкий), вкусовые, звуковые, осязательные ощущения (вкусный, горький, сладкий, солёный, громкий, тихий, шершавый, скользкий, мягкий, холодный, горячий).

Относительные прилагательные могут быть образованы практически от всех слов, обозначающих предметы, вещи, субстанции: камень - каменный, песня - песенный, пространство - пространственный, спесь - спесивый. Многие фамилии, образованные от качественных прилагательных, просто совпадают с ними по форме: Белый, Большой, Быстрый, Важный, Глубокий, Далёкий, Мягкий, Рыжий, Строгий и т.п. Обращают на себя внимание фамилии, образованные от тех же прилагательных с суффиксом -еньк-: Беленький, Глухенький, Голенький, Маленький, Миленький, Мякенький, Низенький, Правенький.

Малочисленны или единичны фамилии со следующими суффиксами:

СуффиксФамилии
-ист-Басистый, Ребристый
-л-Дебелый, Зрелый, Рослый, Светлый
-л-ивКрикливый, Сипли́вый, Счастливый, Храпливый, Хрипливый
-еват-Гузеватый
-к-Жаркий

Нестандартные фамилии, образовавшиеся из причастий, переходя в именной ряд, теряют (полностью или частично) свои глагольные черты: Непомнящий, Грядущий, Бушующий, Невенчанный, Непроданный, Номерованный, Неваленный, Посещённый, Палёный, Толчёный, Точёный, Ломаный, Стреляный, Погорелый. Сравните также фамилии, образованные от кратких форм причастия: Наты́кан, Найде́н.

Подобно тому, как от мужских фамилий типа Городничий получается женская фамилия Городничая, хотя нарицательного городничая нет, от мужских фамилий Усатый, Бородатый, Чубатый, Бритый образуются женские формы Усатая, Бородатая, Чубатая, Бритая, что для нарицательной лексики абсурдно. Это говорит о самостоятельном развитии собственных имён, игнорирующих отношения, закреплённые в нарицательных именах.

Обратим внимание на орфографию отдельных фамилий: Белой и Белый; Босый и Босой; Рыжий, Рыжей и Рыжой; Хлевно́й и Хле́вный. Такие варианты написания юридически значимы и являются фамилиями разных семей. Сравним также Сопатый - Сапятый, Серебреный -Серебряный. Иной раз, казалось бы, одинаковые по своему лексическому значению фамилии оформлены разными суффиксами: Счастливый и Счастный, Горный и Горский, Дельный и Деловой.

Искусственные фамилии

Искусственные фамилии возникают чаще всего при смене прежних фамилий, чем-то не удовлетворявших своих хозяев. При этом либо берётся готовая фамилия, уже ранее существовавшая в других семьях, либо придумывается совершенно новая. В первом случае можно назвать искусственным лишь сам факт того, что кто-то обращается к фамилии, не имеющей ничего общего с историей его семьи. Например, женщина по фамилии Сме́ртина стала Смирнова. Мужчина по фамилии Жук захотел стать Айвазовским, но ему в этом было отказано. Не следует забывать, что фамилии - это особые слова, выполняющие не только культурно-историческую, но и юридическую функцию. Отдел записи актов гражданского состояния не утвердил этой перемены, очевидно, обратив внимание и на юридическую сторону вопроса - отношение к семье Айвазовских. Ведь в результате подобной перемены человек, получивший фамилию Айвазовский, как бы претендует на родство с семьёй художника Ивана Константиновича Айвазовского.

К числу искусственных относятся некоторые фамилии, встречающиеся у артистов - иногда на положении паспортных, иногда - в качестве псевдонимов: Яхонтов, Бриллиантов, Гиацинтов, Арфин, Лиров. Фамилии от понравившихся, приятно звучащих слов придумывали себе сироты, воспитывавшиеся в приютах и не знавшие своих родителей: Розов, Пальмов, Кипарисов, Самоцветов, Золотов.

Много искусственных фамилий возникло в нашей стране после революции 1917 года, когда было разрешено менять некрасивые, а иной раз и унижающие человека фамилии, такие, как Наво́зов, Сопля́ков, Голодра́нцев. Списки лиц, изменивших свои фамилии, печатались в 20-е годы XX века в газете "Известия". Так возникли многие фамилии, созвучные октябрьской революции и коммунистической эпохе: Майский, Первомайский, Октябрьский, Бастионов, Гранитов.

В XVIII-XIX веках особая категория искусственных фамилий выработалась в дворянской среде для незаконнорожденных детей. Это обычно усечённые фамилии от фамилий их отцов: Бецкой (из Трубецкой), Пнин (из Репнин), Минцев и Умянцев (из Румянцев).

Иной раз незаконнорожденным детям давали фамилию, не связанную с родительской. Так, Александр Иванович Герцен получил фамилию, образованную от немецкого слова Herz (сердце), а не отцовскую Яковлев. Василий Андреевич Жуковский получил фамилию крёстного отца, а не родного, А.И.Бунина.

Ещё один тип искусственных фамилий - кальки - был принят в среде духовенства. Этот тип возник из стремления разнообразить и облагораживать фамилии священников. С этой целью основы их естественно сложившихся фамилий переводились на латинский или греческий язык, а затем к ним прибавлялся русский фамильный суффикс -ов или -ский. Так, в результате перевода на латинский язык из фамилии Надеждин получалось Спера́нский, из Благоволин - Беневоле́нский, из Преображенский - Реформа́тский, из Бобров - Касто́рский, Гусев стал А́нсеров, Орлов - А́квилев, Скворцов - Стурницкий, Песков стал Аре́нов. С подобными же переводами основ фамилий на греческий язык встречаемся в случаях Хлебников→Артоболевский, Холмский→Лофи́цкий, Крестовский→Ставро́вский, Первенцев→Протоге́нов, Петухов→Але́кторов. Многие фамилии придумывались специально для лиц, обучавшихся в духовных училищах: Так, например, руководство Московской духовной академии сменило в 1838 году фамилию учащемуся Пьянкову на Собрие́вский, образовав её от латинского sobrras (трезвый; воздержанный). Меняли и фамилии Любовников, Пропо́йкин и т.п., так как их считали непригодными для священнослужителей.

Но не все лица, поступавшие в духовные семинарии, имели в момент поступления фамилии. Многим придумывали фамилии тут же, на вступительных собеседованиях. Например, Иорда́нский - от реки Иордан, в которой, по преданию, был крещён Иисус Христос; Мелиора́нский - от латинского melior (лучше) или meliorare (улучшать); Транквильни́цкий от латинского tranquillus (спокойный, тихий), но возможна и калька русской фамилии Спокоев. Сюда же относятся Фармако́вский, Кори́нфский, Кри́тский, Ундольский. Многие фамилии духовных лиц образованы от, названий церквей, церковных праздников и икон, например: Богоявле́нский, Успе́нский, Рожде́ственский, Тро́ицкий, Каза́нский, Богоду́ховский.

Ряд фамилий образован от личных имён, но не с суффиксом -ов, как это имело место в естественных условиях, а с суффиксом -ский: сравним Хриса́нфский с народной фамилией Кирса́нов, образовавшейся естественным путём от этого же календарного имени. Встречаются даже фамилии от имён героев переводных романов, например, Арнольд; от географических названий - Гороблагода́тский от горы Благодать на Урале; от научных терминов - Минералов. Отметим также редкостную фамилию Одигитрие́вский: одигитрией в иконописи называют тип изображения Богоматери с младенцем Христом на руках (одиги́трия по-гречески - путеводная, руководящая).

Искусственность церковных фамилий отличает их от мирских патронимических: Евфимов, а не Ефимов, Иоаннов, а не Иванов, Косминский, а не Кузьминский, Флоро́вский, а не Фро́ловский, Гео́ргиевский, а не Юрьев(ский) и не Его́ров(ский). Особенно выделяются искусственностью сложные фамилии: Космодамиа́нский, Петропавловский. Отметим фамилии, связанные с добавочными именами христианских деятелей и святых: Богословский (Григорий Богослов), Дамаски́нский (Иоанн Дамаскин), Златоустовский (Иоанн Златоуст), Магдали́нский (Мария Магдалина), Победоносцев (Георгий Победоносец), Предте́ченский (Иоанн Предтеча),: Стратила́тов (Феодор Стратилат), Студи́тов (Феодор Студит).

Подобные фамилии многим кажутся нерусскими, потому что они обычно образованы от иноязычных основ, а суффикс -ский у нас почему-то считается польским. Но таких фамилий, как Але́кторский, Аренский, Касторский, Сперанский нет ни у какого другого народа, они - плод русской выдумки, и использовались они для именования русских. Следовательно, при всей своей необыкновенности это исключительно русские фамилии.

Есть мнение, что между именем-личным, от которого образована фамилия на -ский, и самой этой фамилией имеется промежуточное звено - название церковного прихода, и что фамилии священнослужителей по именам церковных приходов также относятся к числу искусственных фамилий, которые получали их дети при поступлении в духовное училище. Так, фамилии Александровский, Васильевский, Ивановский связаны прежде всего не с именами Александр, Василий, Иван, но с названиями церквей или их приделов, посвященных Александру Невскому, Василию Великому, Иоанну Предтече или другим святым с теми же именами.

Это во многом так. Наблюдается и следующее: чем большим вниманием и известностью пользовался святой, тем больше фамилий от его имени.

Многие фамилии образовывались от названий чудотворных икон. Распространенность фамилии Федоровский напрямую зависит от известности Федоровской иконы Божией Матери, распространённость фамилии Исаковский - от Исаковской иконы, Ильинский - от Черниговской-Ильинской иконы. То же касается некоторых фамилий, образованных, казалось бы, от географических названий: Владимирский, Казанский, Смоленский, Черкасский, Ярославский. Эти фамилии чаще происходят не от названий городов, а от чудотворных икон, названных по этим городам.

Искусственные фамилии возникали также в случаях, когда иностранцы принимали русское гражданство и в связи с этим получали типичные для русских именования. Иногда иноязычное имя просто сближалось по созвучию с каким-либо русским. Иногда имел место и перевод слова, послужившего основой для фамилии. Например, среди упоминаемых в русских грамотах бюргеров немецких и ливонских городов встречаются Иван Белый (1301 год), Иван Мясо (1417 год), Иван Кортавый (1463 год). Приезжавшего на Русь германского феодала Гёрхардта фон Клёве новгородская летопись именует "князь Григо́рий из заморья Кле́вьский", шведского посла Кри́стера Лёве (1488 год) русские документы именовали "Костянти́н лютый зверь": Лёве понималось как лев, а льва в те времена обозначали лютым зверем. Знаменитый русский лингвист А.X.Востоков (1781-1864) происходил из немцев и имел фамилию О́стенек. Его русская фамилия - перевод немецкого слова Osten (восток) и оформление её русским суффиксом -ов.

К числу искусственных могут быть также отнесены фамилии, образованные в русской дворянско-помещичьей среде от слов иностранных языков: Ше́ров - от французского cher (дорогой), Урсов - от французского ours (медведь), Сувени́ров от французского souvenir (воспоминание; памятный подарок). Некоторые помещики именовали свои поместья Монплези́р: французское mon plaisir значит моё удовольствие.

Много искусственных фамилий было создано во время Великой Отечественной войны и в последующие годы при регистрации детей, потерявших родителей, при этом люди, регистрировавшие детей, нередко старались отметить в их именах места, где были найдены эти дети. Например, найденную на Северном Кавказе девочку назвали Эльхо́та Архо́нская по названиям двух североосетинских селений: Эльхо́тово и Архо́нская. Иной раз в именах и фамилиях таких детей закреплялись имя и фамилия командира части или военные обозначения, например: Пулемётов - мальчик, которого приютили у себя пулемётчики.

Искусственные фамилии создаются и сейчас, например, для подкидышей, которых, увы, порождает наша действительность. Как отмечают сотрудники домов ребёнка, они, осматривая вновь поступивших к ним детей, пытаются хоть как-то отметить их индивидуальность и закрепить это в той фамилии, которую получит малыш: очень чёрный или светлый - Чернов, Чернухин, Белов, Светлов, Светляков. Если у ребёнка нет ярко выраженной индивидуальной черты, обращаются к узору на пелёнке или распашонке: Зайчиков, Ёлочкин, Цветков.

Двойные фамилии

Основная масса двойных фамилий, бытующих в России, обязана своим происхождением не естественному развитию именных форм, а юридическим актам. Это сближает их с искусственными фамилиями, хотя каждая часть двойной фамилии могла возникнуть естественным путём. Нередко двойная фамилия получалась в результате того, что, вступая в брак, женщина, сохраняя свою прежнюю фамилию, брала и фамилию супруга: Шульже́нко-Кора́лли, Ха́нова-Балаба́нова.

Двойные и даже тройные фамилии нередко встречались у русского дворянства. Это помогало размежеванию отдельных ветвей разросшихся древних родов: были Воронцовы-Вельяминовы, Воронцовы-Дашковы и были просто Воронцовы; были Мусины-Пушкины (от прозвищного имени Муса, которое носил основатель этой ветви), Бобрищевы-Пушкины, Шафериковы-Пушкины и просто Пушкины. Род Голенищевых-Кутузовых, согласно традиционным генеалогическим записям, происходил от Василия Голенища, который был потомком Кутузы, выехавшего из Пруссии. Представитель этого рода Михаил Иларионович, возглавивший в 1812 год борьбу с Наполеоном, получил почётный титул князь Смоленский. Хотя титул дан ему персонально и не распространялся на его потомков, жена его, Екатерина Ильинична, также величалась Голенищева-Кутузова-Смоленская. Тройную фамилию Голенищев-Кутузов-Толстой имел внук Михаила Иларионовича по женской линии Павел Матвеевич.

Одна знатная русская дворянка (бывшая владевлица подмосковного Покровского-Стрешнева, вошедшего теперь в городскую черту Москвы) имела даже четверную фамилию: Гле́бова-Стре́шнева-Бре́вен-Делага́рди. Как видно, это семейство неоднократно вступало в брачные отношения с иностранцами. Делага́рди - знаменитая шведская семья французского происхождения, известно участие некоторых из рода Делагарди в XVI-XVII веках в войнах с Россией.

Фамилия Муравьёв-Апостол появилась, когда один из Муравьёвых женился на Елене Апо́стол из угасающего рода, который вёл свою историю от украинского гетмана по фамилии Апостол; Муравьёв прибавил фамилию жены к своей.

У писателей, художников, общественных деятелей двойные фамилии могут возникнуть при объединении подлинной фамилии и псевдонима, например: Бестужев-Марли́нский, Фёдоров-Омуле́вский, Салтыков-Щедрин.

В конце XIX - начале XX века двойные фамилии помогают различать однофамильцев. Особенно часты двойные фамилии с компонентом Иванов:

Иванов-Крамской, Иванов-Радкевич, Иванов-Симбирский, Иванов-Цыганков, Иванов-Борецкий, Иванов-Даль, Иванов-Дятлов, Иванов-Лесков, Иванов-Паймен, Иванов-Разумник, Иванов-Смоленский, Иванов-Тарасов, Иванов-Щиц, Иванов-Шмаков; Иванова-Берг, Иванова-Зубкова, Иванова-Лукьянова, Иванова-Со́бинова, Иванова-Черноусова; Ипполитов-Иванов, Львов-Иванов.

Полуофициальным способом различать однофамильцев в больших коллективах может быть нумерация: Иванов-Первый, Иванов-Второй, Иванов-Третий. Так различали однофамильцев в дореволюционной русской армии. Иной раз в царской армии начальство, забавляясь, объединяло людей с одинаковыми или похожими фамилиями в одном подразделении. В книге Л.Соболева "Капитальный ремонт" находим следующие строки: "На "Бдительном" - коллекция Петровых - четырнадцать, на "Бурном" - Ивановых... На "Лихом" лейтенант Курочкин стреляться хочет: к нему адмирал командиром Куроедова ляпнул". К такому же способу прибегают и в театре, например: артист Лубенцов-Второй. Так счетные прилагательные становятся своеобразными вторыми фамилиями; однако теряющими всякий смысл без первой, основной.

Встречались двойные фамилии и в духовной среде. Так, например, митрополит Платон (Лёвшин) учредил в 1789 году пять стипендий при духовной академии в Москве. Учившиеся на его средства принимали фамилию Платонов, которая затем переходила их потомкам. Так появились двойные фамилии: Гиляров-Платонов, Горский-Платонов, Иваницкий-Платонов, Кудрявцев-Платонов, Побединский-Платонов.

Фамилии, образованные от слов, в которых есть колебания в ударении, могут его игнорировать: так, фамилия только Казако́в, хотя у слова каза́к в родительном падеже может быть каза́ка и казака́; Ре́мизов и Ре́мезов при реми́з (термин в карточной игре) и ре́мез {птица); фамилия только Творого́в, хотя нарицательное творог сейчас почти повсеместно произносится тво́рог, тво́рога.

С другой стороны, фамилии, образованные от слов, не испытывающих колебаний в ударении, могут иметь неустойчивое ударение: есть Моча́лов и Мочало́в, хотя нарицательное только моча́ло, и в родительном падеже - моча́ла. Вспомним автограф писателя Соколо́ва-Микито́ва с проставленным ударением: Микито́в, чтобы не произносили Мики́тов.

Во многих фамилиях ударение не соответствует предполагаемому. Так, общеизвестно ударение Жи́вотов, Ста́риков, Ту́ликов, Ту́пиков, Це́ликов, Чи́чиков, Су́харев, Ко́тов, Сло́нов, хотя в нарицательных:

живо́т - живота́, стари́к - старика́, тули́к (молодец) - тулика́, тупи́к - тупика́, цели́к (камень-монолит) - целика́, чичи́к (модник) - чичи́ка , суха́рь - сухаря́, кот - кота́, слон - слона́.

Следовательно, это тенденция языка, живой процесс, а не чья-либо ошибка или индивидуальное желание, и, как мы видим, ударение в современных фамилиях может уходить от ударения в первоначальных прозвищах, послуживших для них источниками.

Теоретически в русском слове ударение может стоять на первом, втором и до седьмого включительно слоге от начала слова и на любом, до седьмого включительно, слоге, считая от конца слова. Практически такие длинные слова, как, например, обороноспосо́бность (с ударением на шестом слоге от начала) или перевора́чивающиеся (с ударением на четвёртом слоге от начала и седьмом слоге от конца), встречаются редко. Наиболее типичные слова русского языка не превышают в именительном падеже пяти слогов и не имеют подряд более трёх безударных слогов. Эта закономерность наблюдается и в фамилиях. Наиболее типичная длина фамилий, оканчивающихся на -ов и -ин, - три слога.

Односложные стандартные фамилии представляют чрезвычайную редкость: Львов, Мхов, Льгов, Пнин. Односложные нестандартные также немногочисленны, например: Гац, Шик, Им, Кур, Сук, Мак, Жук, Гром, Грек, Горб, Груз, Рог, Лис, Куц, Сыч, Раз, Скок, Брей, Надь, Безь.

Двусложные и четырёхсложные фамилии - довольно частое явление, хотя общее количество трёхсложных фамилий превышает число двусложных и четырёхсложных, вместе взятых. Пятисложные фамилии редки. Даже среди образований от сложных слов типа Ломоносов преобладают четырёхсложные. В дальнейшем изложении будут приводиться лишь фамилии мужского рода. Женские фамилии, за редким исключением, имеют ударение на том же гласном, что и фамилии мужские.

Отмечается 13 типов фамилий, оканчивающихся на -ов и 10 типов - на -ин.

ТипыФамилии на -овФамилии на -ин
'-Че́хов, Златов, УмовМухин, Со́нин
-'Козло́в, Седов, ТкачёвЗимин, Щеки́н
'- -Ба́тюшков, ВороновСтаростин, Ми́шенькин
-'-Акса́ков, АксёновСпасибин, Ага́шкин
- -'Лобачёв, Рыкунков, СалтыковБородин, Головин
'- - -Пря́нишников, ЛавочниковМо́лодостин
-'- -Абро́симов, Решетников, ВязьмйтиновАки́мочкин, Черёмухин
- -'-Гречани́нов, Сумароков, ЛомоносовЧерепу́шкин, Холодилин
- - -'Головачёв, Мещеряков, СудовщиковСковородин
-'- - -Подо́швенников, Пергаменщиков-
- -'- -Подуго́льников, Перевозчиков-
- - -'-Смиренному́дрое, Неупоко́ев, Ломиворо́товСоломони́дин, Перепелицын
 - - - -' Передовщико́в-

Фамилии с суффиксом -ов

Фамилии с суффиксом -ов сопоставимы с собственными и нарицательными именами существительными мужского и среднего рода. Единичные фамилии сопоставимы со словами женского рода, например: Розов - роза. Если ударение производящего существительного в единственном числе неподвижно, в фамилии оно на том же слоге основы: великан - Великанов, гусар - Гусаров, рыжик - Рыжиков. Если оно подвижно в единствениом числе, то ударение в фамилии переходит на суффикс: бирюк - бирюка - Бирюков, Ильич - Ильича - Ильичёв.

Двусложные фамилии на -ов часто образованы от основ непонятных слов, не употребляющихся в современном русском языке в качестве имён нарицательных. Очень часто такие фамилии имеют ударение на первом слоге: Пе́мов, По́нсов, Скарзов, Трохов, Хро́пов, Чамов, Чмыхов и др. Многие двусложные фамилии с понятными основами, у которых окончание -ов прибавляется непосредственно к основе, также имеют ударение на первом слоге: Ду́рнев, Писков, Пудов, Рогов, Соков, Хватов, Хворов, Храмов и др. В ряде двусложных фамилий на -ов (или -ев) наблюдается перенос ударения на первый слог, например Гво́здев из прежнего Гвоздёв. Довольно часто встречается ударение Пла́стов вместо ожидаемого Пласто́в, Ломтев вместо Ломтёв. Мы говорим Пла́тов вместо отмеченного в XIX веке Плато́в - такое ударение у Ф.Глинки в стихотворении "Тост в память донского героя":

О други! Плато́ва могила сокрыла,

И в день сей протёк уже год...

Перенос ударения на первый слог отмечается в фамилии Конев, где по специфике ударения конь - кони ожидалось бы Конёв. Та же тенденция - в фамилии Дежнев: из областного нарицательного деже́нь (творог с толокном) - дежня́ в фамилии следует ударение Дежнёв. Именно такое ударение мы видим у А.Артёмова в стихотворении "Дорога отцов", где упоминается мыс, названный в честь Дежнёва:

За мыс Поворотный до мыса Дежнёв
На север идти нам в тумане.
Для наших судов быстроходных не нов
Охранный поход в океане...

Такое же ударение ставит С.Наровчатов в стихотворении "Восток. Семён Дежнёв":

...А дежнёвцев бросает во мгле ледяной
Буран у горбатой гряды;
И как песенный Китеж встает: над волной
Над дежнёвской судьбой Анадырь!

Кстати, правильным считается ударение Ана́дырь.

Трёхсложные фамилии часто имеют ударение на среднем, то есть втором от конца, слоге: Мака́ров, Нахимов, Юсупов, Чурносов, Советов. С таким ударением произносится абсолютное большинство трёхсложных фамилий, у которых суффикс -ов прибавлен к твёрдому конечному согласному основы.

На последнем слоге ударение стоит в очень небольшом количестве фамилий, имеющих очевидную связь с ударением производящих слов: осётр - Осетро́в, хомут - Хомутов, чугун - Чугунов, серебро - Серебров, топор - Топоров.

Несколько больше фамилий с ударением на первом слоге: Вы́боров, По́варов, Полозов, Порохов, Праздников, Разумов, Сахаров, Солодов, Тормозов, Хоботов, Черепов и др.

Фамилии с конечным -иков или -ников обычно имеют ударение напервом слоге: Кра́сников, Медиков, Пчельников, Подиков, Сальников, Скориков, Сыщиков, Хрычнков, Шильников, Яриков.

Видимо, под этот же тип подравнялись в современном языке фамилии Голиков и Новиков. В основе этих фамилий - голи́к (стертый веник), в родительном падеже голика́; нови́к (всё новое, свежее), в родительном новика́. В настоящее время оба слова забылись, фамилия Голиков ассоциируется с прилагательным голый, Новиков - с прилагательным новый. Современное ударение обычно ставится на первом слоге. В словарях имён и фамилий в связи с этим даётся следующий комментарий: Новико́в (публицист XVIII века), Но́виков (остальные).

Сравните: у баснописца А.Б.Измайлова (1779-1831) в "Бежецкой вице-губернаторской песне":

Вот с просьбой мужик на коленях ползёт,
И сам Новико́в мой её не поймёт...

Особо следует остановиться на фамилии Ани́чков. Фамилия происходит от имени Ани́чко, производного от Ани́ка (Аники́та), а не от женского Аничка (правильнее Анечка), от которого ожидалась бы фамилия А́нечкин. В современном языке мужские Аника, Аничко не употребляются совсем, тогда как Анечка всегда на слуху, и это сказалось на фамилии, которая произносится часто с неверным ударением: А́ничков, а вслед за фамилией неверно произносятся и названия петербургского царского дворца и моста через Фонтанку. Так, поэт В.Луговской написал когда-то в стихотворении "Город русской славы":

Рвутся кони А́ничкова моста,
Скованные бронзой навсегда.

С правильным ударением употребляется это слово у другого поэта, Л.Ошанина, в стихотворении "Два вечера":

Копыта забирают круче,
Бьют по Ани́чкову мосту.
И вот дворец, огни. И кучер
С вожжами замер на лету.

В четырёхсложных фамилиях ударение часто на предпоследнем слоге: Вездегля́дов, Водовозов, Иноземцев, Косолапов, Красноусов, Кривоносов, Лимонадов, Можевелов, Олеандров, Серафимов, Тихомиров, Фармазонов, Чернопятов, Чистопрудов, Чудодеев.

Колеблется ударение в фамилии Ка́йгоро́дов.

В пятисложных фамилиях, образованных, от сложных слов, обычно ударение на предпоследнем слоге: Новокрещёнов, Победоносцев, Смиренномудров, Сорокожердьев, Полумордвинов и др. Исключение - украинизмы с конечным элементом -енков: Косоло́бенков, Герои́менков.

Фамилии с суффиксом -ин

Среди фамилий с суффиксом -ин большинство составляют трёхсложные. Двусложных вдвое меньше, чем трёхсложных, четырёхсложных очень мало, пятисложные единичны.

Фамилии с суффиксом -ин часто образованы от слов женского рода, а также от некоторых слов мужского рода, оканчивающихся на . В фамилиях от слов с неподвижным ударением на основе - ударение на том же слоге, что и в нарицательном: белка - Белкин.

В фамилиях, образованных от слов с ударением на окончании, ударение также на окончании: блоха - блохи́ - Блохи́н. Но: Ко́зин, Красин, Овцын.

Подавляющее большинство двусложных фамилий, оканчивающихся на -ин, восходит к неясным основам и имеет ударение на первом слоге: Зе́лин, Мезин, Пакин, Пелин, Питин, Хлюпин, Юнин. Даже если основы более-менее понятны, по аналогии с вышеперечисленными во многих (фамилиях ударение переносится на первый слог: Бо́лдин, Болтнев, Моксин, Найдин, Сурин и др. Иногда замена ударения связана с тем, что неясная основа начинает связываться в современном языке с другим производящим именем. Так, например, сейчас обычно произносят Му́син-Пу́шкин, как если бы первая часть этой фамилии происходила от русского имени Му́са, а не от татарского Муса́. В стихотворении А.С.Пушкина "Моя родословная"- произношение, которое было принято в ту эпоху: "Я Пушкин просто, не Муси́н".

Также не с тем исходным именем иногда связывают фамилию Лёвшин, если над ё не стоят точки. Фамилия происходит от северо-западного русского сокращения Лёвша от имени Лев. Произнесённая с ударением Левши́н, эта фамилия связывается со словом левша.

Закономерное ударение на последнем слоге имеют такие фамилии, как Зими́н, Свечи́н, Свиньин, Фомин, Шульгин, Щедрин, и фамилии, оканчивающиеся на -нин: Княжни́н, Репнин, Трайнин.

В фамилиях Кашки́н и Кошки́н ударение на последнем слоге кажется неоправданным. Тем не менее традицией закреплено именно оно. По аналогии фамилия Са́мгин, которую носит главный герой в романе А.М.Горького "Жизнь Клима Самгина", быстро превратилась в Самги́н.

Трёхсложные фамилии на -ин обычно имеют ударение на среднем слоте: Надеин, Побочин, Залогин, Ловягин, Соломин, Колбасин, Макридин, Обидин, Неделин, Мордовин, Шершавин, Чернавин, Нагибин, Фирюбин, Спасибин, Шаляпин, Урюпин, Фасолькин, Агашкин, Скамейкин, Студилин, Сластёнин, Сухинин, Подпорин, Синюхин, Черницын, Финошин.

Ударение на среднем слоге настолько преобладает, что даже те немногие фамилии, которые ещё сохранили ударение на первом или третьем слогах, постепенно меняют его. Таковы фамилии Били́бин, ранее Билиби́н; Добро́тин, Еро́пкин (у поэта А.Ф.Воейкова в начале XIX века - Еропки́н); Кали́тин, ранее Калити́н; Раго́зин, ранее Рагози́н - от рагоза́ (болотное растение); Була́вин (старое Булави́н); Суе́тин (старое Суети́н). Изменилось ударение и в фамилии Шу́шерин (так она произносилась у актера XIX века). Наши современники часто произносят ее Шуше́рин.

Четырёхсложных фамилий, оканчивающихся на -ин, очень мало. Среди них преобладают фамилии от женских имён-прозвищ на -иха,-оха,-уха типа Воробьиха и некоторых мужских имён с теми же суффиксами; такие фамилии имеют ударение на предпоследнем слоге: Ворони́хин, Воробьихин, Голубихин, Кузнечи́хин, Котошихин, Неусыхин, Солодухин, Селиво́хин, Соколухин.

Ряд фамилий восходит к уменьшительным именам и прозвищам: Черепе́нкин, Чебурашкин, Селиванкин, Четверту́шкин, Милованкин, Скоморошкин, Артамошкин, Половинкин. С таким же ударением произносятся фамилии от некоторых производных слов: Солоницын, Наговицын, Холодилин, Хорошилин, Шерыхалин, Охлябинин, Федоринин, Чепелюгин.

На третьем от конца слоге имеют ударение некоторые фамилии, производные от уменьшительных имён с суффиксами -очкин,-ушкин: Аки́мочкин, Мишу́тушкин, Мака́рочкин, Макси́мушкин, Якушечкин, Ники́точкин, Суда́рушкин.

Редкое явление представляют ударения Сковороди́н и Мо́лодостин: в этих фамилиях сохраняется произношение исходных слов сковорода́ и мо́лодость.

В пятисложных фамилиях обычно ударение на предпоследнем слоге: Коротоно́жкин, Соломони́дин.

Женские фамилии со всеми перечисленными суффиксами не выделяются нами в особый раздел, поскольку они следуют в основном ударению мужских фамилий, к которым добавляется безударное , в результате чего ударение отодвигается на один слог к началу:

Павлов - Павлова, Фомичёв - Фомичёва.

Исключение представляют фамилии на -ин с ударением на конце. Ударение в женских фамилиях этого типа также на окончании:

Фоми́н - Фомина́, Растопчин - Растопчина, Княжнин - Княжнина, Бородин - Бородина.

Фамилии с суффиксом -ский/-ской (-цкой)

В фамилиях с суффиксом -ский/-ской (-цкой) объединились и взаимно влияют друг на друга два типа:'

1. Русские фамилии, ударение которых определяется ударением того слова, от которого они образованы.

2. Польские фамилии с обязательным ударением на втором от конца слоге.

Второй тип более регулярный. Влияние второго типа на первый сильнее, чем первого на второй. Влиянию польской модели подвержены главным образом трёхсложные и четырёхсложные фамилии.

У фамилий на -ской, как и в предыдущих случаях, большинство составляют трёхсложные. Четырёхсложных вдвое меньше, чем трёхсложных. Двусложных и пятисложных мало. Большая редкость - шестисложные. У фамилий на -ский/-цкий (-ской/ -цкой) встретились следующие типы ударения:

ТипФамилии
'-Се́льский, Рецкий
-'Ямско́й, Тверской
'- -Се́верский, Сретенский
-'-Песко́вский, Татарский
- -'Трубецко́й, Шаховской
'- - -Се́ргиевский, Всеволожский
-'- -Песо́чинский, Подду́бенский
- -'-Топоро́вский, Пятиго́рский
- -'- -Никола́евский, Шереме́тевский
- - -'-Спасокуко́цкий, Огневе́цкий, Озерецко́вский
- - -'- -Сорокоу́мовский, Переведе́новский
 - - - -'- Одигитрие́вский, Гороблагода́тский, Космодамиа́нский

Большинство двусложных фамилий на -ский/-цкий имеет ударение на первом (втором от конца) слоге: Ве́льский, Курский, Крупский, Ржевский, Смирнский, Свитский, Крицкий. На конце стоит ударение в некоторых традиционных фамилиях, обычно древних княжеских: Тверской, Сумско́й, Двинской, Крамской, Бецкой (усечение от Трубецкой).

Интересно, что в старинном сатирическом стишке об И.И.Бецком (1704-95), побочном сыне князя И.Ю.Трубецкого, ударение изменено в соответствии с преобладающей моделью:

Иван Иваныч Бе́цкий,
Человек немецкий,
Воспитатель детский...

Бецкой назван немцем, поскольку он вопитывался за границей, и воспитателем, поскольку его перу принадлежит педагогическое "Краткое наставление выбранное из лучших авторов с некоторыми примечаниями о воспитании физическом детей от их рождения до отрочества".

Большинство трёхсложных фамилий также имеет ударение на втором от конца слоге: Хова́нский, Хмельницкий, Пешковский, Аре́нский, Быковский, Верстовский, Годовский, Езе́рский, Каховский, Смоли́цкий, Зарецкий, Крутицкий и др.

На первом (третьем от конца) слоге имеют ударение такие фамилии, как Вяземский, Писемский, Полоцкий, Троицкий, Талицкий, Муромский, Ниловский, Скрябинский, Ряховский, Са́винский, Ры́твинский, Ундольский, Сусловский, Ступинский, Сретенский, Се́верский, Раменский, Пятницкий, Репинский.

На последнем слоге имеют ударение традиционные фамилии: Трубецко́й, Волховской, Коновской, Луговской, Шаховской, Духовской, Слободской, Невельско́й. Однако, подчиняясь наиболее продуктивному типу, они в наше время иногда меняют своё ударение и письменное окончание. Так, фамилия адмирала Г.И.Невельско́го иногда появляется в печати в форме Невельский, что безусловно меняет произношение - Неве́льский или Не́вельский. То же самое относится к фамилии Шаховско́й, которую теперь часто пишут и произносят Шахо́вский.

Приведённые примеры свидетельствуют о двойственном характере русских фамилий. С одной стороны, многие из них поддерживают связь с теми именами, от которых они произошли. С другой, русские фамилии - это вполне самостоятельные слова, они имеют собственные модели ударения, которые могут и не следовать за ударением производящих основ.

Иной раз слишком явственная связь со словами нарицательными приводит к тому, что люди пытаются от него отмежеваться и произносят свои фамилии с ударением преднамеренно "неправильным", например, Плохово́, в основе которого пло́хо, плохо́й.

Преднамеренное ударение широко практикуется в нестандартных фамилиях, помогая отличить их от омонимичных нарицательных: Ба́ран, Ко́зел, Ко́зак, Варенье́, Во́йна (впрочем, последняя фамилия может быть и польской, и тогда в ней закономерное ударение). Фамилию Варенье́ её хозяева объявляют французской. Это может быть и так. С таким же успехом фамилии Ба́ран и Ба́рон, могут быть польскими. Но если они всё же российского происхождения, то мы имеем дело с тем же явлением, когда дворяне "для престижа" объявляли своих предков выходцами "из прус" или иных дальних земель.

Таким же образом нередко с преднамеренным ударением произносятся и стандартные фамилии с яркой, непригашенной основой: Кури́цын, Цыпленко́в, Жи́вотов, Кукли́н. Поскольку ударение фамилий не регистрируется никакими официальными источниками - регистрируется лишь их орфография, - многие семьи с одинаково пишущимися фамилиями произносят их по-разному: кто Ко́ротков, кто Коро́тков, кто Коротко́в. Эта свобода именовать,себя по собственному желанию находится, однако, в связи со строгими языковыми закономерностями, которые способствуют перестройке изначального ударения фамилий, размежеванию их с именами нарицательными и выделению в самостоятельный класс слов.

Заключение

Подводя итог всему, о чём говорилось в книге, отметим, что большинство русских фамилий развивалось естественным путем, проходя через так называемую патронимическую стадию. Не прошли через неё лишь фамилии, образованные от географических имён, такие, как Московский, Черниговский и некоторые нестандартные фамилии. Когда основные типы русских фамилий сложились как особые языковые категории, стало возможным искусственное конструирование фамилий по имеющимся моделям.

Большинство современных русских фамилий образовано от личных имён, которые по своим грамматическим характеристикам были именами существительными. Меньшая часть фамилии образована от древнерусских имён, имевших форму прилагательных, немногие - от имён, восходящих к различным глагольным формам, а также наречиям и частицам, например: Было́в, Одна́ков, Бу́дтов, Да́жев, Этов.

Наметить круг обыкновенных русских фамилий и показать их основные черты не так-то просто. Ведь русские фамилии складывались в разные периоды времени, в коллективах, различных по социальному, языковому, имущественному и профессиовальному составу. Основы многих русских фамилий образованы от иноязычных слов, хорошо освоенных русским языком, например: Алмазов от алмаз, Башмаков от башмак, Булатов от булат. Есть фамилии также и от слов, недостаточно освоенных: Бабаев от тюркского баба́й (дед), Ше́ров от французского cher (дорогой, милый). Иной раз фамилии обрусевших иностранцев приспосабливаются к русскому языку, получая стандартизирующий суффикс -ов: Спе́кторов, Шне́йдеров.

Значительная часть русских фамилий образована от имён церковного календаря, которые в XIX-XX веках сделались самой активной базой для создания русских фамилий: Гаврилов, Григорьев, Сидоров и т.п.

Фамилии, образованные от календарных имён, весьма разнообразны, потому что в основах их лежат не только официальные паспортные, но и бытовые, разговорные варианты этих имён. Так, от имени Иван, помимо фамилии Иванов, есть ещё и Ванин, Ваничкин, Ванко́в, Ваников, Ваньков, Ванюков, Ванюшин, Ванякин, Ваняшин, Иване́ев, Иванин, Иванихин, Иваницкий, Ивановский, Иванушкин, Иванцов, Иванюко́в, Ивашкин, Ивашников, Ивашков, Ива́шечкин и др.

Современные русские фамилии сохранили множество неофициальных личных имён прошлого, среди которых есть давно забытые или очень редко встречающиеся в народных говорах. Иной раз мы затрудняемся однозначно возвести те неофициальвые формы имён, от которых образованы фамилии, к какому-либо известному нам официальному имени. Например, фамилии Вахрушин, Бахрушин, Вахрушев, Охромеев, Вахрамеев и т.д. соотносятся с официальным именем Варфоломей. Фамилия Купян образована от Ку́па - такому сокращению подверглось официальное имя Куприян; Ларин произошло от Ла́ря (от Ларион), Сахновский - от Сахио́ (Александр), Ша́хин - от Ша́ха (Александр, Александра), Кулюхин - от Кулю́ха (Акулина), Евдошин - от Евдо́ша (Евдоким), Лисютин - от Лисю́та (Елисей), Лунин - от Лу́ня (Гликерия), Кленин - от Кле́ня (Клеопатра), Пронин - от Про́ня (Про́хор, Евфроси́ния), Мосин - от Мо́ся (Максим, Моисей), Амелькин - от Аме́лька (Емельян).

Некоторые фамилии включают слова древнерусского языка, а также слова последующих эпох, которые давно вышли из употребления. Например, фамилии Тиуно́в и Сы́тников отражают названия придворных должностей в Древней Руси: тиуны - это приказчики, управляющие, судьи; сытники - те, кто заведовал царским питьём. Отсутствие отдельных слов в исторических словарях при широком распространении соответствующих им фамилий даёт нам повод предполагать, что эти слова активно бытовали в прошлом.

Источники русских фамилий богаты и разнообразны. Фамилии черпались отовсюду: из общеупотребительного русского языка, из областных диалектов, из говоров разных слоев населения. Наряду с такими фамилиями, как Дво́рников, Сапо́жников, в их составе представлены и "изысканные" Префера́нсов, Боло́нкин, и "учёные" Псевдони́мов, Амфитеа́тров, а также редкостные фамилии, не прошедшие стандартизации, например: Го́жа, Го́дня, Жо́га, Каз, Крат, Mо́гa, По́здня, Подо́ба, Со́бина и Собь.

Основное внимание мы уделяли фамилиям, образованным от имён и прозвищ, созданных на основе нарицательных слов. Иной раз удавалось проследить эволюцию именований, наших предков; например, в старинных документах встретились Стул, крестьянин (Переяславль, 1430 год), Кинжал Иванович Завесин, помещик (Новгород, конец XVI - начало XVII века), князь Григорий Яковлевич Кот Мещерский (1571 год). В более поздних документах нашлись фамилии Стулов, Кинжалов, Котов.

Из основ фамилий можно реконструировать древнерусские внутрисемейные личные имена и даже их ласкательные формы, о которых нам по другим источникам почти ничего не известно: Бела́ва, Дрёма, Жму́ра, На́йда, Во́инко, Ко́тко, Семе́йка.

Фамилии дают возможность узнать о семейном и общественном положении женщины; в древних документах женщины упоминаются редко, и основы фамилий свидетельствуют значительно полнее об их активной, самостоятельной жизни.

Заканчивая наше изложение, напомним, в чём основное различие между такими категориями, как личное имя и прозвище, прозвание и фамилия, фамилия и псевдоним.

Имя личное в современных условиях - это слово, с помощью которого, наряду с отчеством и фамилией, человек приобретает юридический статус, социальную легализацию. По существующим в нашей стране законам, родители обязаны зарегистрировать ребёнка в месячный срок после его рождения. Личное имя ребёнка фиксируется в его документах в официальной, полной форме.

В различных неофициальных ситуациях - дома, в семье, во дворе, в детском саду и школе - ребёнка зовут обычно сокращённым именем, к которому могут добавляться различные ласкательные или иные суффиксы. Например, при официальных паспортных именах Дарья, Трофим дома этих детей зовут Даша, Троша, во дворе, в компании сверстников - Даха, Троха, Дашка, Трошка, близкие называют девочку Дашенька, Дарьюшка, Дашуля, мальчика - Трошенька, Тро́нюшка, Трофимушка и т.д. Всё это неофициальные формы имён. Формы типа Даша, Троша могут вноситься в некоторые документы, например, в список детсадовской группы.

Неофициальные формы личных имён иногда имеют минимальные отличия от прозвищ. Сближает их то, что и те, и другие юридически не фиксируются, они свободно варьируют в речи. Различие в том, что неофициальное имя обычно соотносится своим звучанием с полным: Иларион/Ларион - Ларя, Ларик, Иля, Лариоша; Лариса - Лара, а прозвище, как правило, выявляет в человеке какую- либо характерную черту, особенность внешности, поведения, например: Руб Семь Гривен или Руб Двадцать - прозвище человека с неровной, прихрамывающей походкой; Сундук - прозвище крупного полного человека. Если же Ларису начинают звать Ларёк, Илариона - Ла́рчик или Ларе́ц, заменяя "домашнее" имя словами" известными нам из нашего языка, то перед нами, скорее, прозвища, мотивированные личным именем, а не производные формы личных имён.

Основное отличие фамилии от прозвища - юридическое. Фамилия фиксируется в документах и становится официальным именованием. Фамилия стилистически нейтральна, она находится вне каких-либо эмоций, тогда как прозвище всегда свежо и эмоционально насыщено. .

Фамилии - наиболее поздний и наиболее важный компонент официального именования русских людей. Основное назначение фамилии - быть официальным именем определённой семьи: Акимовы, Дорохины, семья Лаптевых, Оглоблиных. В этих случаях фамилия ставится, как правило, во множественном числе.

При неофициальном общении фамилии в чистом виде редко участвуют в именованиях отдельных лиц.

Прозвища, не будучи именованиями официально закреплёнными, не представляют собой "застывших" образований: Они могут меняться в "лучшую" или "худшую" сторону в зависимости от образа жизни человека. Одно и то же лицо может получить несколько прозвищ. Например, одну полную женщину прозвали Царёва Дочка, Налимовы Бока, Пшеничное Лицо.

Давая человеку новое прозвище, окружающие стараются точнее выразить свои эмоции, своё личное восприятие. При этом прежние прозвища могут сохраняться, а могут и забываться. Чаще забываются прозвища, приобретённые в детском возрасте. Нередко уход их в прошлое связан с тем, что они перестают соответствовать внешности или чертам характера именуемого.

Легче забываются прозвища нейтральные, безобидные. Злые прозвища помнят, даже если их открыто не употребляют. При этом некоторые прозвища оказываются чрезвычайно живучими. Например, в Костромсюй области одного мальчика прозвали Рази́ня за то, что у него был постоянно полуоткрыт рот. У его сына Павла рот нормальный, но прозвище перешло к нему Паша Разиня. В другой деревне было два Василия. Чтобы их различать, одного прозвали Соплячо́нок (у него был всегда мокрый нос), а другого Бе́ленький (по цвету волос). Со временем оба Василия стали дедами, но их внуки в деревне так и именуются Соплячонками и Беленькими.

Фамилии не отменяют и не подменяют, собой прозвищных имён. Очевидно, их яркость, и непосредственность, острота и злободневность способствуют их живучести и постоянному возникновению из самых разнообразных источников. В прозвищах часто используются слова, актуальные для данного момента: например, одна женщина получила прозвище Спутник - вскоре после запуска первого советского искусственного спутника Земли - за свою вездесущность и за ту быстроту, с которой она разносила новости по деревне.

В прошлом прозвища оказались одним из источников для образования официальных фамилий - наряду с личными именами, указанием на местожительство, профессию, внешний вид и проч. А в настоящее время фамилии - один из источников создания современных прозвищ; Другим источником прозвищ служат личные имена, особенно имена необычные, часто новые и потому особенно приметные: от имени Сте́лла прозвище Стелька, от Майя прозвище Майонез. Следовательно, сейчас тот же самый живой языкотворческий процесс направлен в известной мере в противоположную сторону. Местожительство, место работы, профессия остаются по-прежнему различительными критериями при уточнении личности: Шурка Ларёчница, Шляхтин из жилконторы. Основной мотивировкой при образовании индивидуальных прозвищ были и остаются физические и моральные свойства и возможности человека: Лёва Красный (очень румяный), Анна Рябая, Велички Учёные и Велички Пьяницы.

Современные прозвища особенно интересны тем, что они прекрасно мотивированы. Сравним современные прозвища в одном из районов Костромской области: Ванька-Брю́шко (с большим животом), Курица (тихий, скромный ребёнок), Музыкант (о плаксе), Колесеня (с кривыми ногами). Если у человека нет ярких индивидуальных отличий, источником прозвища становятся его личное имя и фамилия.

Так, из женской фамилии Алексеева получается прозвище Лексюша, Музыковский - Муза, Кащеев - Кащей. При этом в фамилиях, развивавшихся естественным путём из патронимов, очень строго соблюдаются правила русской морфологии, благодаря чему сейчас можно точно определить, от каких имён эти фамилии образовались: Киреев - от Кире́й, Денисов - от Дени́с. У современных же отымённых и отфамильных прозвищ нередко наблюдается полное морфологическое несоответствие, например, от фамилии Гребенщиков прозвища Гриб и Гребендуля.

Есть прозвища, образованные от имени, прозвища или фамилии главы семьи. Такого рода прозвища чаще принадлежат женщинам: Смирни́ха (Смирнова), Козли́ха (Козлова), Тупичи́ха (Тупикова), Костри́ха (Кострова). Исторически они восходят к прозвищам жён по прозвищу, профессии или фамилии мужа.

Иной раз от одной фамилии образуются парные, мужские и женские, прозвища. Например, при официальной фамилии Шабано́вские мужа зовут Шаба́н, а жену - Шабани́ха, супругов по фамилии Стукачёвы зовут: его - Стука́ч, её - Стука́чка. В ряде западных областей в народных говорах до сих пор различаются прозвища жён и дочерей. Например, если муж Супрун (соответствует русскому имени Софрон), жена зовётся Супруниха, а дочь- Супрунишка; муж - Лявон (Леонтий),его жена - Лявониха, дочь - Лявонишка. Прозвища сыновей соответственно будут Супрунёнок, Лявонёнок. Эта областная система именований дала начало таким официально засвидетельствованным фамилиям, как Супрунёнок, Михайлёнок, Дзегелёнок, Отделёнок, Иванёнок.

Фамилии доносят до нас реалии прошлого. Они играют огромную юридическую роль в обществе при идентификации личности.

Приложение: Энциклопедия русского быта

По самым скромным подсчетам, в России обращается до миллиона фамилий. Такого количества не может вместить ни один справочник. Из существующих словарей ни один не содержит больше семи-восьми тысяч именований. Кроме того, помимо простых фамилий, таких, как Иванов, Петров, Сидоров, встречается множество редких и необычных, для понимания и объяснения которых требуется привлекать не только языковую, но и культурно-историческую информацию.

Мы дополнили это издание "Русских фамилий" небольшим словарём, отражающим историю некоторых фамилий, - в качестве иллюстрации того, о чём говорилось в предыдущих главах. По просьбе издателей, сюда включены и фамилии авторов этой книги.

Материал словаря можно читать как целостный текст, отражающий многие забытые явления нашего прошлого. Большинство русских фамилий формировалось в XVI-XVII веках и сегодня они являются, порой, единственными свидетелями различных обстоятельств прошлого и смотрятся как своеобразная энциклопедия русского быта.

А

Фамилия Або́рнев происходит от древнерусского имени Обо́рень, которое можно истолковать двояко. Во-первых, оборень - это петелька, ушко на лапте, через которое продеваются обо́ры, или оборны, - длинные завязки: ими нога обвивается крест на крест до колена.

Второе толкование: оборыши, обирки - это ягоды, оставшиеся после того, как всё лучшее собрано. Имя или прозвище Обо́рышень, Обо́рень могли дать последнему ребенку в семье. Сравните подобные имена После́дыш, Поскрёбыш. Предполагалось, что родители передают все свои лучшие качества старшим детям.

Фамилия Адо́ньев образована от имени Адоний - это народная разговорная форма от календарных имён Авдо́н, Дона́т, Мардо́ний.

Б

Бабары́кин, или Боборыкин, происходит от шуточного прозвища Бабары́ка или от его форм Боборыка, Бабариха (баба, женщина). В костромских говорах бабари́ха - неопрятная женщина, неряха.

Фамилия Бара́ш происходит от бара́ш - так в древней Руси звался придворный шатёрничий, обойщик, занимавшийся устройством царской спальни. Во время походов бараши оборудовали шатры для царского отдыха. В Москве даже была Барашёвская слобода. Полагают, что слово бараш пришло в русский язык через тюркские языки от арабского фарраш (ремесленник, делающий постели).

Редкая фамилия Барбане́ль происходит из Абарбане́ль, или Абра́манель: это производное от имени Абрам. Фамилия Абарбанель (Abarbanel),- испанская: род Абарбанелей переселился из Палестины на Иберийский полуостров, его самым выдающимся представителем был дон Исаак (Ицхак) Абарбанель, глава испанских иудеев и главный министр короля Фердинанда и королевы Изабеллы, он ссужал деньги на плавание Колумба. После изгнания евреев из Испании Абарбанели оказались в Италии, откуда расселились по всей Европе.

Фамилия Батано́гов сложная. Первую часть её можно истолковать двояко. Прозвище Батаног могли дать человеку с длинными тонкими ногами, если исходить из того, что в западно-русском и украинском есть батан/батян со значением аист. Можно рассматривать фамилию как производное от глагола ботать (качать, стучать ногами; шататься, метаться туда-сюда; "толочь" грязь). В таком случае в первом слоге безударное о заменено на а. Исходя из этого толкования, прозвище Батаног могли дать человеку, много ходившему пешком, скажем, из одной деревни в другую.

Фамилия Бердю́гин, скорее всего, связана со словом бе́рдо: так называется принадлежность ткацкого станка, род гребня, в зубья которого продевается нить основы. Бердочный мастер звался бе́рдник или бе́рдочник. "В сердцах" его могли назвать, обозвать бе́рдюга. Но, возможно, слово бердюга имеет несколько иное значение. В старину был .глагол бе́рдить, которым обозначалось следующее действие: подавшись вперёд, попятиться назад (движение, как у берда - вперёд и назад). Переносное значение глагола бердить - пятиться от слова или дела, то есть отлынивать от дела, не выполнять обещания. Такого человека могли прозвать Бердюга.

Менее вероятны другие объяснения, например, от тюркского имени Берды́, что буквально - данный (Богом).

Болкуно́в - фамилия зафиксирована в 1618 году, она восходит к глаголу бо́лкать (болтать).

По поводу фамилии Будри́н: в разных говорах русского языка есть слово будра́, которым называют травянистое растение. Народные названия растений нечётки и будрой в разных местах называют плющик, котовник, собачью мяту, кошачью мяту, подбируху, расходник, душмянку... В далёкой древности, когда бытовали дохристианские имена, в какой-то семье ребёнку подобрали прозвище или имя Будра́ по какой-то похожести на растение.

Фамилия Брылёв имеет в основе слово брыла́, или брила́ (губа, особенно верхняя). Брылями назывались отвислые губы у таких собак, как боксёр, бульдог. О толстогубом человеке в прошлом говорили: "Брыли́ - хоть студень вари". Толстогубость издавна обращала на себя внимание окружающих, что отразилось в прозвищах и именах XVI-XVII веков: Тимофей Никонович Брыло́ Бутурлин; Брыла, крестьянин; Василий Шумилов Брылкин.

В

Вато́рин, Ваторинов - фамилия образована от народной разговорной формы Вато́ра, которая может происходить от двух старинных имён: от имени Ва́та или от Савва́тий (сокращённая форма имени Савватий - тоже Вата). Ватора содержит суффикс -ора, характерный для разговорной формы имён. От Ваторы образована фамилия Ваторин. Некоторые считали, что суффикса -ин недостаточно, и дополняли фамилии, оканчивающиеся на -ин, суффиксом -ов; так от Фоми́н возникла фамилия Фомино́в, и таким же образом от Ваторин - Ваторинов.

Редкая фамилия Вереша́ка образована от древнерусского имени, шире известного в форме Вереща́га. Верещагой называли болтуна, говоруна или сварливого человека. Сравните глагол верещать (о ребёнке): визжать, пищать, плакать. Известны: Верещага Блеклого (конец XV века, Углич); Верещага, крестьянин (1510 год, Углич).

Фамилия Вето́шкин образована от древнерусского имени Вето́шка. Ве́тошью или вето́шкой называли поношенную одежду, тряпки, лоскуты. Известна поговорка: "Кто нови не видел, тот и ветху рад", то есть, кто не видел новой одежды, тот рад и поношеной. Имя Вето́шка было дано "от сглаза", чтобы Лихо, похищавшее, .по поверью, малых детей, не позарилось на ребёнка. В исторической записи 1665 года значится Иов Ветошкин, дворцовый подьячий.

Во́льтов - в основе этой фамилии французское volte (оборот, поворот). У наездников вольт - крутой поворот лошади вправо или влево, а вольтижировка - это гимнастические упражнения на лошади, которая идёт рысью по кругу. Какой-нибудь инструктор конного спорта мот получить прозвище Вольт, потому что часто повторял это слово.

У шулеров вольтом называлось передёргивание карт, и прозвище Вольт могли дать картёжнику, который это ловко делал. В городском просторечии вольт - карточный валет; вольто́м или вальто́м могли назвать симпатичного молодого человека. От такого прозвища фамилия будет с ударением на втором слоге: Вольто́в.

Г

Фамилия Га́лкин образована от древнерусского имени Галка - по названию птицы. В прошлом на Руси было много "птичьих" имён, например: Скворец, Дятел, Кукушка, В документах XVI века сохранились такие записи: князь Иван Иванович Галка Хохолков-Ростовский; Агафья Галка, холопка (Новгород); Нефёд Андреев Галкин (1613 год, Москва). В XVIII-XIX веках галками звали плотников, ходивших в отхожий промысел из Галицкого уезда Ярославской губернии, и от такого прозвища также могли образовать фамилию Галкин.

Фамилия Гуменю́к происходит от слова гумно́, так называют место, где молотят хлеб, или, от, гуме́нье (место, прилегающее к гумну, зады усадьбы, огороды). Прозвище Гуменюк мог получить человек, постоянно работавший или находившийся на гумне или на задворье.

Обратите внимание на созвучность слов гумно́ и игу́мен (настоятель монастыря), что обыгрывается в народной поговорке: "Игу́мен вокруг гу́мен" такой игумен, что ходит но гу́мнам. Не исключено, что фамилия Гуменю́к получилась в результате усечения первой гласной в фамилии Игуменюк - от слова игуменюк (младший родственник игумена).

Д

Деменёв - от народного имени Деме́нь, которое может соответствовать двум разным церковным: Дементий (современная церковная форма - Доме́тий) или Евдемен (в современные церковные календари это имя не включается).

Фамилия Дормидо́нтов образована от имени Дормндонт, которое редко теперь встречается. В прошлом это имя употреблялось преимущественно в церковной среде. Происходит оно от двух греческих слов: дори (копьё, скипетр) и медон (властелин). Церковному написанию Доримедо́ит соответствует светское Дормидонт и народная форма Дермидон.

Фамилия До́ровских имеет двоякое объяснение. В русском языке есть слово дор, образованное от глагола драть; дор - это расчищенное место в лесу, роспаш и селение, возникшее на новом месте, расчищенном от деревьев и кустов. О людях, живущих в таком новом селении, говорили: они - до́ровские, об одном человеке: он - до́ровский или: он - из до́ровских, то есть из семьи, из людей нового селения. Вторая версия: есть православные имена Афинодор, Диодор, Дормидонт, Дорофей; их сокращённые разговорные формы - Дора, Доро. На вопрос: "Чьи это люди?" - отвечали: "До́ровские" или: "Из До́ровских".

Е

Евко - в основе этой фамилии сокращённая форма одного из русских имён, которое начинается на Ев-. Таких имён было намного больше, чем сейчас: Ева́нгел, Евву́л, Евгений, Евграф, Евдоким, Евкле́й, Евло́гий, Ево́д, Евил и другие.

Фамилия Ефе́нин происходит от русского слова офе́ня, которое имеет варианты афе́ня и ефе́ня. Офенями назывались бродячие торговцы, ходившие по деревням с лубочными книжками, бумагой, иглами, шелками, кольцами, серьгами и прочими украшениями, с "мелочным и щепетильным товаром", как объясняет в своём "Словаре" В.И.Даль. Офеней также называли коробейниками - от слова ко́роб (большая корзина с крышкой); короб носили на спине, как рюкзак.

Слово офе́ня (афеня) - искажённое турецкое эфе́нди, что значит господин. Офени имели связи с торговыми городами на Чёрном и Азовском морях, в Задунайских областях, где и заимствовали это слово. Известно, что офени пользовались особым жаргоном, чтобы держать в секрете от посторонних сведения о своих торговых сделках, и в этой "офенской речи" есть элементы греческого, турецкого, различных славянских и русского языков. Итак, фамилия Ефенин имеет в основе слово ефе́ня (офеня).

Ж

Жи́гарь - древнерусское имя, ставшее нестандартной фамилией. Образовано от глагола жечь, (под)жигать. Жигарем называли зачинщика в игре и гульбе. В Новгороде в 1495 году жил Степан Жигарь.

Фамилия Жуга́н (с вариантом Жукан) восходит к древнерусскому имени, которое в свою очередь произведено от имени Жук, очень распространённого на Руси.

З

Фамилия Зарбе́ев образована от восточного имени Зарбе́й. Конечный элемент -бей в тюркских языках означает князь, начальник, знатный человек. Слово зар в персидском языке - золото. С течением времени компонент -бей стали присоединять к любой основе просто для того, чтобы красиво завершить имя, то есть Зарбей -это нечто вроде русской фамилии Золотой. В порядке русификации к имени Зарбей присоединили русский фамильный суффикс -ев, стало Зарбеев.

Отмечено похожее тюркское родо-племенное название зарба́й: в некоторых местах вместо -бей прибавлялось конечное -бай, имевшее то же значение.

Зве́рев - фамилия образована от древнерусского имени Зверь. Зафиксированы: Василий Семёнович Зверь Кутузов (XVI век), фамилия Зверев отмечена в 1497 году. Возможно, имя Зверь давалось как защитное, чтобы именуемый не пострадал от зверей. .В XIX-XX веках прозвище Зверь давалось свирепому человеку.

И

Фамилия Изо́бов ведёт свою историю от прозвищнохо имени Изоб, которое произведено от слова изба.

Фамилия Изофа́тов происходит от церковного имени Иосафа́т.

Фамилия Иншако́в происходит от слова иншак, которое могло быть заменителем имени, если его по каким-то причинам не желали употреблять. Иншак образовано от снова и́нший (иной, другой, не этот). Так же как старшего ребенка называли Больша́к (от большой), следующего могли звать Инша́к - то есть не этот, первый, а следующий. От этого имени образовано Иншаков.

К

Фамилия Каркади́нов с вариантом Коркоди́нов известна на Руси с XV века. В основе её лежит существительное корко́та (корчи, судороги, спазмы). В некоторых местах слово коркота использовалось как бранное: так обзывали старика или старуху; сравните современное уничижительное старая карга. В фамилии Каркадинов два суффикса: -ин и -ов, то есть словообразование шло так:

прозвище Коркота→Коркотин/Коркодин→Коркотинов/Коркодинов, и от Коркодинов с заменой о на а→Каркадинов.

Первым исторически засвидетельствованным носителем этого прозвища, или "языческого" имени, был князь Юрий Иванович Жижемский. От него пошли князья Коркодиновы. В XVIII веке фамилия известна у городских жителей России.

Фамилия Ката́рский может быть искусственной, специально придуманной для предка современной семьи Катарских. Она может происходить от географического названия: в Персидском заливе есть полуостров Катар и на нем государство с таким же названием; только историческая справка может дать ответ: был ли в Катаре кто-то из предков современного господина Катарского.

Фамилию Ката́рский могли дать в духовной семинарии (тогда это искусственная фамилия) от греческого слова катарос (или кафарос), что значит чистый, ясный. Сравним со словом ката́рсис (очищение) - так философы в древней Греции называли очищение души от вредных страстей под воздействием высокого искусства.

Квачёв - фамилия, образованная от слова квач. В южнорусских областях квачём называли помазок в дегтярнице: дегтярница - посудина с дёгтем, которую брали возчики для смазывания осей в дороге, а квач представлял собой палку с паклей или мочалом на конце. Прозвище Квач могли дать человеку, занимавшемуся дегтярным делом, от прозвища и была образована фамилия Квачёв. Прозвище Квач мог получить также человек высокого роста - подобно прозвищам Жердь, Друк, Столб.

Фамилии Ке́мцев, Ке́мецкий, Ке́мский связаны с речными названиями типа Кемъ, Кема, которые неоднократно встречаются на территории нашей страны. Слово кем на языке древних индоевропейцев - река. Название реки Ке́мка говорит о том, что оно вторично: эта речка меньше по сравнению с какой-то рекой Кемь или Кема. Название села Ке́мцы идет от коллективного обозначением жителей по месту жительства или по месту, откуда они сюда приехали - с реки Кемь или Кема, из посёлка Кемь, когда-то возникшего на реке. Фамилия Кемецкий образована от прилагательного к слову кемец, а Кемский идёт непосредственно от географического названия. Имеются сведения о князе по имени Фуник Давидович Кемский, выходце из Вологодской земли; в истории упоминается князь Иван Кемский, который в 1526 году купил у Корнильево-Комельского монастыря, расположенного в сорока пяти верстах от Вологды, село Николькое с деревнями.

Фамилия Коже́вников образована от прозвища Кожевник (по профессии). Фамилия распространённая, поскольку кожевники - люди, занимающиеся выделкой кож, были везде. Кожевник как имя или прозвище встретилось впервые в документах XV века: Кожевник Карпович Холопищев (город Суздаль).

Фамилия Колобко́в образована от имени Колобок, что является уменьшительной формой древнерусского имени Ко́лоб. В 1550 году в Подмосковье жил некий Алабыш Колобов сын Перепечин. Интересно, что всё семейство именовалось по хлебным изделиям круглой формы! Человека, указанного в документе, зовут Ала́быш - от алабыш, или олабыш - так назывался небольшой круглый хлеб; его отец - Ко́лоб, по названию круглого хлеба или пирога; деда звали Перепе́ча - от перепеча: это род кулича, каравая.

Фамилия Коро́бкин образована от древнерусского имени Коробка, а оно - от обычного слова коробка (ящик, вместилище для укладывания чего-либо). Возможно, такое имя давалось как пожелательное, чтобы у именуемого всего было в достатке, крестьянин по имени Калина Коробка жил в конце XV века в Новгороде. У Н.В.Гоголя в "Мёртвых душах" одна помещица имеет фамилию Коробочка.

Фамилия Куми́ров относится к числу искусственных. Подобные фамилии, в частности, давались в духовных семинариях и в приютах детям, не имевшим фамилии. Слово кумир, от которого происходит Кумиров, имеет несколько значений. Самое древнее: идол, (языческое) божество. Отсюда - производное значение: изваяние, статуя. Кумиру кланялись, кумиру поклонялись... Поздние значения более романтические: кумиром называют предмет любви, обожания, свою возлюбленную или своего возлюбленного. "Ты божество, ты мой кумир!" - поётся в оперетте "Сильва".

Л

Фамилия Лага́рпов, по всей вероятности, французского происхождения. Она могла появиться в России двумя путями: первый - после войн 1612 и 1812 годов в России осело некоторое количество пленных французов; второй - эта фамилия может относиться к числу семинарских, поскольку семинарское начальство любило читать романы и, ради разнообразия, давало вновь поступающим ученикам фамилии по именам литературных героев или исторических лиц, к которым относится, например, Жан-Франсуа де Лага́рп (1739-1803), французский драматург и теоретик литературы. Труд Лагарпа по античной и французской литературе XVII-XVIII веков применялся при изучении литературы в русских учебных заведениях, в частности, в Царскосельском Лицее.

Был также Фредерик Сезар Лага́рп (1754-1838), швейцарский государственный деятель. С 1782 по 1795 год он жил в России, будучи воспитателем великих князей Александра Павловича, будущего царя, и Константина Павловича. Фамилия Фредерика писалась первоначально de La Нагре, но во время Великой французской революции он изменил написание фамилии, удалив дворянскую частицу de: стало Laharpe. Кстати, Лагарп потерял место воспитателя при царском дворе за сочувствие французской революции.

М

Фамилия Маше́ров происходит от французской фразы ma сhèге (моя милая, моя дорогая). Прозвище Машèр могли дать окружающие, слыша, как люди, знающие французский, используют это ласковое обращение ма шер.

Фамилия Мезе́нин, скорее всего, восходит к словам мезе́нец, мезенчик, которые в северных русских говорах обозначают то, что мы знаем как мизи́нец, мизинчик, то есть маленький пальчик. Переносно, Мезе́нчик было именем для младшего ребёнка в семье, при этом обычно балованного.

Мещеряко́в - фамилия образована от слова мещеряк: мещеряки - жители Мещеры, географической области на реке Оке. В наши дни это название чаще произносят Мещо́ра. Слово мещера́ обозначает древнее финно-угорское племя, жившее на Оке.

Фамилия Море́в древнерусского происхождения. Было в старину имя Мо́ре. В 1443 году Полуе́кт Васильевич Мо́ре Глебов-Сорокоу́мов был отправлен послом в Царьград. От него пошло семейство Моревых. По-видимому, он не был единственным основателем этой фамилии, были и тёзки с таким же именем, и от них могли пойти другие Моревы. В русском фольклоре упоминаются Море-богатырь и Марья Моревна.

Фамилия Мушка́тов образована от прозвища Мушкат, или Мускат. Так называется сорт винограда, а также мускатное дерево - тропическое растение, плод которого, мускатный орех, употребляется в пищу в качестве пряной приправы. Прозвище Мушкат могли дать человеку, неправильно произносившему слово мускат. Могли дать и тому, кто употреблял мускатный орех, виноград мускат или приготовленное из него вино, чем выделялся на фоне других людей, не использовавших эти редкостные для России яства.

Н

Фамилия Нага́ев этнического происхождения. Ногаи - название средневекового тюркоязычного народа. В безударной позиции графическое о заменилось на а. В словаре В.И.Даля название народа дано в двояком написании, через о и через а: ногайцы и нагайцы. В исторических документах встретилась фраза наги́е нага́и, то есть русские объясняли название чужого народа по созвучию со словом нагота́.

Фамилия Но́виков происходит от древнерусского имени Нови́к, а оно - от слова новик, которым обозначалось в старину всё новое: и только что появившийся на свет ребёнок, и новичок среди ремесленников, и солдат-новобранец. В старину ударение ставилось на последнем слоге: Новико́в.

О

Фамилия Оку́лов образована от церковного имени Ака́ла, которое в старых церковных календарях писалось Акула, а в окающих говорах произносилось Окуло.

Ора́нов - от разговорной формы Орав, соответствующей церковному имени Ор, а также именам Орентий и Орест.

П

Фамилия Па́далка не такая уж редкая: в конце XX века в Москве жило семь семей с такой фамилией и ещё пять семей с фамилией Падалко (конечное о или а определялось условиями местного говора или позицией официального лица, выписывавшего когда-то документ).

В южнорусских говорах словом падалка или па́далица называют плоды, сбитые ветром. Второе значение этого слова - зерно, выпавшее на ниве и взошедшее на следующий год, самосейка. В сибирских говорах в том же значении употребляется слово па́дань.

В наше время трудно представить, как можно соотнести, слово па́далка с образом человека. В старину, в отдалённых деревнях, где в семьях было помногу детей, иногда говорили, что дети там "растут, как трава", то есть незаметно подрастают, предоставленные самим себе, за ними мало присматривают. Возможно, в этом смысле к ребёнку прилагалось и слово падалка. Было выражение: "Иной год падалица родится лучше хлеба", то есть природное, выросшее без ухода, оказалось лучше досеянного, ухоженного. Может быть, ребёнок, за которым плохо следили, оказался лучше и умнее другого, которого лелеяли. Наконец, были и специальные "защитные" имена от сглаза: мол, ребёнком-падалицей" злые силы не заинтересуются.

Фамилия Парфёнов происходит от православного имени Парфе́ний, а вернее - от его народной формы Парфён. Имя -греческого происхождения, образовано от слова парфенос (целомудренный, девственный). С этим словом связано название храма Афины-Паллады - Парфенон, то есть посвященный целомудренной Афине.

Фамилия Пелуэ́ктов происходит от русского православного имени Полиевкт, образованного от греческого слова полиэукто́с (долгожданный, желанный). Имя это оказалось трудным для русского произношения, а главное - непонятным. Что такое поли - мы знаем сейчас из научных слов типа полигамия (многобрачие), но не знали наши предки. Зато слово полу (половина) было им хорошо знакомо. Вот и превратился Полиевкт в Полуевкт. Но конечное сочетание -евкт русскому человеку трудно произнести, и оно упростилось. К тому же после гласных удобнее было произносить не е, а э. Вот и получилось Полуэкт, or которого и происходит фамилия Полуэктов.

В основе фамилии Посыса́ев лежит малоизвестное областное слово сы́соваться (гневаться), посысоваться (погневаться). В церковно-славянском языке глагол сы́сати означал шипеть, свистеть, то есть издавать такие звуки, которые сопровождают гневную речь. Возникло Посысай или Посысун - прозвище того, кто гневается. Отсюда фамилия Посысаев. Она встречается также в форме Посысоев, очевидно, по созвучию и вторичному сближению с именем Сысо́й.

Р

Раев - эта фамилия не имеет отношения к тому раю, где, по библейскому преданию, жили Адам и Ева и откуда они были затем изгнаны. Рай - это название одного из тюркских родоплеменных подразделений. Русские в течение долгих веков жили бок о бок с тюрками, заимствовали слова и имена друг у друга.

Ре́ут - фамилия без специального суффикса, восходит к слову реут - так называли большой колокол. Слово иногда объясняют так: когда колокол только начинает звонить, слышится нота ре, постепенно переходящая в до (которое иначе называли ут, в старом написании утъ); всё это мало вероятно. Один из колоколов на колокольне Ивана Великого в Москве называется реут, или ревун. Возможно, правильнее объяснять слово реут глаголом реветь. Уже в XV веке Реут известно как имя: в Новгороде жил крестьянин Юрий Реут. Возможно, такое имя давали ребенку, плакавшему особенно низким голосом. Фамилия Реутов и названия поселений - Реутов, Ре́утово и Реу́тово встречаются в разных местах России. Есть и несколько рек с названием Реут.

Ро́нжин - фамилия образована от древнерусского имени или прозвища Ро́нжа, по названию птицы ронжа, которую иначе называют лесной воро́нкой.

Ру́пасов, Ру́посов - фамилии древнерусского происхождения. Было дохристианское имя Ру́нас, которое писали и Рупос: написание через а или о зависело от аканья или оканья в местном диалекте; Имя встречается в разных областях: крестьянин Яков Рупос жил в Новгороде в 1498 году; в 1600 году городским головой Москвы был Свойтин Рупосов; зафиксированы солевары Рупосниковы, жившие в XV-XVII веках в Соли Галицкой.

Имя Ру́пос можно объяснять из разных областных слов, Рупа́сом называлось орудие для сверления камня. Ру́пос можно понимать как листовое железо (для строительных работ) - "на строенье взяти железной всякой рупос". На севере, ро́пас - наледь, ледяные бугры, торосы; ребёнку в северных краях могли дать имя Рупос, когда на море "ру́пасило" - ветер и волны надвигали и нагромождали на берегу льдины. Северное же ру́пас значит: хлам, отрепье, лохмотье; если имя Рупас от этого значения, оно дано ребёнку "от сглаза" - чтобы Лихо на него не позарилось.

В разных частях России имеются: селения с названием Рупасово или Рупосово; происхождение этого названия забылось, и местные жители обычно объясняют, что там в старину русские "рубились с врагами".

С

Фамилия Са́нников происходит от названия старинного ремесла: санник - человек, делающий сани. Но возможно и другое объяснение - от имени Санник. Санник - один из многочисленных народных, разговорных вариантов православного имени Александр.

Фамилия Селю́нин происходит от Селюня - это ласкательная форма имени Селя. В свою очередь Селя - сокращение от Селифан или от Селиверст. Селифан соответствует церковному Сильван, а Селиверст - церковному Сильвестр. Эти имена заимствованы после принятия христианства. Они латинского происхождения, от слова silva (лес). В римской мифологии был Сильва́н - бог лесов, полей и стад, покровитель сельских жителей.

Фамилия Соловьёв - от древнерусского имени Соловей, широко распространённого. Известен, например, Илья Елизарович Солове́й Борщёв (1558 год, Ярославль) и его сын - Скворец Ильич Соловьёв сын Борщёв.

Фамилия Старово́йтов имеет в основе слово войт. В южных и западных говорах русского языка войтом называли городского голову, старшину, иногда - деревенского старосту. От войт образована фамилия Во́йтов. С компонентом старо (от старый) обазовалось Старовойтов: это так же, как Богатов и Старобогатов, Носов и Староносов, Зубов и Старозубов.

В основе фамилии Стары́гин лежит незафиксированное словарями слово старыга. К корню стар (как в слове старый) добавлен суффикс -ыга, который придает неодобрительное значение, вспомним сквалыги, ярыга, прощелыга, шаромыга. То есть фамилия Старыгин - от неодобрительного обозначения старого человека.

Фамилия Суво́ров в России не редкая. Существует параллельная фамилия Суво́рин. Основа первой фамилии - Сувор, второй - Сувора. Обе эти основы связаны с прилагательным суворый, которое является вариантом суровый (сердитый, молчаливый, неприветливый). Существовало древнерусское имя Сувор, которое и стало основой этих фамилий; например, Сувор Григорьев сын Жуков, москвитин (1526 год).

В родословной Александра Васильевича Суворова-Рымникского говорится, что их род "происходит из древней благородной шведской фамилии", и что родоначальник, "именуемый Сувор выехал в Россию в 1622 году при царе Михаиле Фёдоровиче, принят в Российское подданство". Если так, Сувор может происходить из шведского слова свор (svar) со значением тяжелый, сильный. Но, возможно, шведское происхождение было придумано для украшения родословной. Герб Суворовых, который был создан персонально для генералиссимуса А.В.Суворова при его жизни, по составу всех элементов указывает на русское происхождение их рода, а следовательно, и в основе фамилии Суворов - русское прозвище Сувор (Суворый, Суровый).

Судни́щиков - редкая фамилия с интересной историей. Судни́шником или суднищинком называли когда-то человека, который заведовал посудой в большом хозяйстве. Современному посу́да в старину соответствовали слова суд, су́ды, су́дна. Читаем в "Домострое": "Стол и блюда, и ставци, и лошки, и всякие суды. перемыти и вытерти и высушить."

Су́дни́к, или судни́ца - это лавка, на которую ставили посуду, а также ларь в сенях, где посуда хранилась. Кстати, человек, владеющий речными или морскими судами, судовладелец, назывался раньше судовщико́м. А моряки и сейчас называют в шутку свой корабль "посудиной".

Фамилия Супера́нский относится к числу искусственных, образована от латинского слова superans. В 30-е годы XIX века мальчик по имени Фёдор, сын Сидора, поступал в Олонецкую духовную семинарию. На вступительном собеседовании спросили, как его фамилия, а он не знал, что это такое. Поступал туда и ещё один мальчик, также не имевший фамилии. Тогда стали спрашивать, кто их отцы. Фёдор был сыном священника, а второй мальчик - сыном дьячка. Тут же были придуманы две фамилии, не существовавшие раньше: Суперанский - от латинского суперанс (superans) - превосходящий (чином) и Гумиле́вский - от латинского гумилис (humilis), что значит простой, скромный, вышедший из низов.

Фёдор, о котором идёт речь, был прадедом Александры Васильевны Суперанской, автора этой книги. По отцу она -Иванова, по одному прадеду - Садовникова. По другому прадеду могла бы быть Сидорова, но волею обстоятельств Фёдор сын Сидора при поступлении в семинарию получил новую фамилию, которая перешла к ней.

В фамилии Сурми́но́в двойной суффикс: -ин-ов. Фамилия образована от слова сурма (сурьма) - это название природного минерала и чёрной краски, изготовляемой из него. В прошлом сурмяной краской женщины подкрашивали брови и волосы, мужчины сурмили бороды, так было модно и, как считали, красиво. По всей вероятности, прозвище Сурма получил человек, изготовлявший такую краску или охотно пользовавшийся ею. Для образования от этого прозвища фамилии достаточно одного суффикса -ин: Сурми́н (такая фамилия встречается). Но в некоторых местах России признавался только суффикс -ов, и все фамилии, оканчивающиеся на -ин, получали добавочную суффиксацию: Сурминов; сравните Фоминов, Кузьминов наряду с Фомин, Кузьмин.

Фамилия Су́слов, которую носила Анна Владимировна Суслова, один из авторов этой книги,. образована от древнерусского имени Су́сло. Словом сусло наши предки называли сладковатый отвар из муки и солода, которым подслащивали пряничное тесто, а также использовали для придания вкуса постным блюдам. Слово активно использовалось для называния людей. Например, Су́сло и Кисля́й Фёдоровичи (Кострома, 1569 год).

Сыроква́ша - нестандартная фамилия, образованная от слова сырокваша (простокваша из сырого молока). Квашей в старину называлась закваска. По-видимому, имя или прозвище Сырокваша давалось ребёнку с очень белой кожей, аналогично имени Смета́на.

X

Фамилия Хо́хрин происходит от древнерусского имени Хохря, а имя - от слова хохря (хилый, слабый человек, кто всегда горбится, ёжится). Так могли назвать не только хилого, но и вполне здорового ребёнка-"от сглаза", для обмана злых духов, чтобы они на ребёнка не польстились.

Ц

Фамилия Цивилёв происходит от древнерусского прозвища Циви́ль, которое образовано от нарицательного цивиль, или цывиль, -так в Вологодской области называют воробья. Слово это - звукоподражательное, напоминает чириканье. Прозвище Воробей или Цивиль обычно давалось подвижным детям или взрослым людям хрупкого телосложения.

Ч

Фамилия Ча́по́лкин связана с растительным миром, В южных частях нашей страны есть растение с названием ча́полочь, ча́поль (в других местах его называют пестрецом, черетянкой). С суффиксом -ка получается ча́полькя или чаполка (буква ь в прошлом писалась нерегулярно). От прозвища Чаполка пошла фамилия Ча́полкин с вариантом ударения Чапо́лкин.

В основе фамилии Ча́ушник лежит слово чаус, или чауш. В южной России и в Крыму так называют крупный красный виноград. Суффикс -ник характеризует отношение именуемого к предмету: огород-ник, мед-ник, шапош-ник. Реже он употребляется в названиях неодушевлённых предметов: руд-ник, суббот-ник.

Слово чаушник словарями не зафиксировано. Предположительно, это или название человека, разводившего виноград, или название места, где такой виноград рос. Человек, живший возле этого места, мог получить фамилию Ча́ушник: сравните фамилии Ру́дник, Курятник, Муравейник.

Ш

Фамилия Шабарши́н образована от прозвища Шабарша́, связанного в русском языке с областными словами шабарша, шебарша - так в одних местах называли человека, который бормочет, брюзжит, в других - пустобая, пустомелю или бестолкового, суетливого хлопотуна. Сравните устаревший глагол шабаршить - шуршать, шебуршать, шаркать. Внук или младший сын Шабарши имел прозвище Шабаршёнок. Фамилия Шабаршин упомянута в исторических документах 1616 года: Фёдор Шабаршин, подьячий. Фамилия зафиксирована также в орфографии Шеборшин; Иван Шеборшин, митрополичий дьяк (1582 год).

Шама́гин - одна из многих фамилий, начинающихся на ш (в русском языке мало слов, имеющих в начале эту букву). По всей вероятности, многие такие фамилии изначально начинались на с. Поскольку во многих говорах звук с произносится мягче, чем в литературном языке, при первоначальных-записях он был воспринят приезжавшими из Москвы чиновниками как ш. В русском языке нет слов и имён, с которыми можно непосредственн© сопоставить фамилию Шамагин. Но можно предложить две версии происхождения от слов, начинающихся на с.

1. Есть глагол са́миться, то есть храбриться, проявлять самостоятельность. Существительное к такому глаголу будет са́мага. Прозвище Сама́га мог: получить самостоятельный человек, мужчина или женщина.'

2. Разговорное имя Сама́га может соответствовать календарным (церковным) именам Саме́й, Самин, Самон, Самсон. В любом случае от имени или прозвища Самага образуется фамилия Самагин, которая при небрежной записи могла легко превратиться в Шама́гин.

На первый взгляд, фамилия Шве́дов происходит от этнического обозначения швед, то есть житель Швеции. Такое объяснение естественно, поскольку в результате войн Петра I в России оказалось много пленных шведов, не все они впоследствии вернулись в Швецию, многие женились на русских женщинах, и их потомство обрусело. Но слово швед употреблялось и с иными значениями; например, в старину в псковских говорах шведами называли тараканов, сбросивших панцирь и сделавшихся белыми и полупрозрачными. В таком случае прозвище Швед мог подучить бледный болезненный человек. В тверских и псковских говорах вместо швец (портной) иногда говорили швед и швет. Значит, фамилию Шведов мог получить сын или внук портного.

Фамилия Шевяко́в - от древнерусского имени Шевяк, которое образовано от слова шевяк (помет домашнего скота и диких животных). Была поговорка: "По шевякам всякого зверя признаешь". Имя давалось "от сглазу". Оно зарегистрировано в 1624 году в Белёве: Лев Шевяк, крестьянин.

Фамилии Ширя́ев и Широ́ков связаны со словами ширь, широкий. В древности у всех славян были распространены имена с такими основами, например, Широ́кой (Широкий), Ши́ря, особенно часто встречалось имя Ширя́й: так называли плотного широкоплечего мужчину. Понятие ширины включало положительное значение: широк простор на Руси, широкая дорога, широко жить, жить на широкую ногу, широко праздновать. Воспоминания об этих именах находим в современных фамилиях Широков, Ширяев. Распространены были также производные формы этих имён - Ширя, Ширко, Ширка, Ширька. От них образованы фамилии Ши́рни, Ширко́в, Ширкович, Ширкевич.

Фамилию Шихавцо́в было бы правильнее писать Шиховцов: она происходит от названия города Шихов (в Могилёвской области). Житель Шихова или человек, оттуда приехавший, называется Шиховец, отсюда фамилия Шиховцов. В написании через а отразилось белорусское "аканье".

Ю

Фамилия Юсин происходит от очень нежного имени Юся. А Юся - сокращённая и в то же время ласкательная форма, соответствующая нескольким полным именам: Юст (церковное Иуст), Юстин (церковное Иустин), Иосиф (через разговорную форму Юсиф). Юсей мог быть человек, носивший старое календарное имя Юсик. Юсей могли звать женщину, имевшую полное имя Юсти́на (церковная форма Иустина).

Фамилия Юфе́рев происходит от народно-разговорных форм календарного имени Ефе́рий, их несколько: Юфер, Юферь, Юферий, Юферя. Написания с начальным е или ю в прошлом были очень.неустойчивы; например, сохранились собственноручные подписи одного человека, жившего в XVIII веке, который писал свою фамилию то Еринский, то Юринский.

Я

Фамилия Ялозю́к происходит от глагола елозить, или яло́зить (ёрзать, вертеться, суетиться). По-видимому, много лет назад кто-то, родители или близкие, дали прозвище Ялозюк особенно вертлявому младенцу. Ребёнок вырос, обзавёлся семьёй, а прозвище, ставшее уже именем, закрепилось как фамилия Ялозюк за его потомками.

Фамилия Ямбу́ров происходит от названия города Ямбург, расположенного недалеко от устья реки Луги. Впервые он упоминается в летописях XIV века как городок Яма. Полагают, что это название пошло от ямь - так называли финское племя, обитавшее в тех краях. В конце XVI века город был уступлен шведам, которые добавили к его названию бург (город). Затем Ямбург несколько раз переходил из рук в руки и окончательно отошёл к России при Петре I, в 1703 году.

Простые русские люди говорили не Ямбург, а Ямбур. По-видимому, какой-то предок современных Ямбуровых, или Ямбу́ровых, был выходцем из "Ямбура". Если люди переселяляись на новые места, они часто получали прозвища по названиям тех мест, откуда приехали. От человека с прозвищем Ямбур пошли потомки - Ямбуровы.

Что читать о фамилиях

Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. М.: Наука, 1979.

Веселовский С.Б. Ономастикон: Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М.: Наука, 1974.

Ганжина И.М. Словарь современных русских фамилий. М.: ACT, 2001.

Гафуров А.Г. Лев и Кипарис. О восточных именах. М.: Наука, 1971.

Калакуцкая Л.П. Фамилии. Имена. Отчества: Написание и склонение. М.: 1994.

Королёва И.А. Происхождение фамилий и отчеств на Руси. Смоленск, 1999.

Королёва И.А. Словарь фамилий Смоленского края. Смоленск, 2006.

Никонов В.А. Словарь русских фамилий. М.: Школа Пресс, 1993.

Парфёнова Н.Н. Словарь русских фамилий конца XVI-XVIIIвв.: По архивным источникам Зауралья. М.: Синергия, 2005.

Полякова Е.Н. Словарь пермских фамилий. Пермь: Книжный мир, 2005.

Рыбакин А.И. Словарь английских фамилий. М.: Русский язык, 1986.

Тупиков Я.М. Словарь древне-русских личных собственных имен. СПб., 1903.

Унбегаун Б.-О.Г. Русские фамилии (перевод с английского). М, 1989; 2-е изд. М., 1995.

Федосюк Ю.А. Русские фамилии: Популярный этимологический словарь. М.: Детская литература, 1981.

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Письмо
3 мая 2007г. № АФ-159/03

О решениях межведомственной комиссии
по русскому языку

В соответствии с решениями Межведомственной комиссии по русскому языку, принятыми на выездном заседании в г.Иваново (протокол от 13 апреля 2007г. №6), направляю рекомендации по употреблению при написании имен собственных буквы ё.

Министр,
председатель Межведомственной комиссии по русскому языку
А.А.Фурсенко

Приложение

Первое появление буквы Ё в печати отмечено в 1795 году. Она употреблялась в прижизненных изданиях Пушкина А.С. и других великих русских писателей XIX века, словаре Даля В.И., системах азбук Толстого Л.Н., Ушинского К.Д. Эту букву в своих произведениях использовали Дмитриев И.И., Державин Г.Р., Лермонтов М.Ю., Козлов И.И., Тютчев Ф.И., Лажечников И.И., Кюхельбекер В.И., Тургенев И.С., Салтыков-Щедрин М.Е., Чехов А.П. и многие другие. После закрепления ее на седьмом месте в русском алфавите из 33-х букв после реформы 1917-1918 годов неуклонно расширялась сфера ее применения на письме и в печати.

Ныне буква Ё содержится в более чем 12500 словах, 2500 фамилиях граждан России и бывшего СССР, тысячах географических названий России и мира, имен и фамилий граждан зарубежных государств. По статистике встречаемости русских букв в различных текстах для буквы Ё дает результат ниже 0,5% (менее одного раза на 200 знаков).

Научное обоснование необходимости буквы Ё в системе графики русского языка сделано выдающимися деятелями культуры - Дашковой Е.Р., Карамзиным Н.М., Ушаковым Д.Н., Щербой Л.В., Ожеговым С.И., Реформатским А.А., Шведовой Н.Ю., Солженицыным А.И. и другими.

У российских граждан возникают проблемы с документами, если в их фамилии, имени, месте рождения в одних случаях буква Ё указана, а в других нет. Проблемы возникают при заполнении паспортов, свидетельств о рождении, оформлении наследства, транслитерации фамилий, передаче телеграмм и в ряде других случаев. Около 3% граждан Российской Федерации имеют фамилии, имена или отчества, в которых содержится буква Ё, и нередко запись в паспорте оказывается искаженной. Причиной этого является несоблюдение установленного утвержденными в 1956 году Правилами русской орфографии и пунктуации требования обязательно использовать букву Ё в случаях, когда возможно неправильное прочтение слова. Имена собственные (фамилии, имена, отчества, географические названия, названия организаций и предприятий) как раз и относятся к этому случаю. Поэтому применение буквы Ё в именах собственных должно быть бесспорным и обязательным. Из-за затруднений в идентификации людей и географических пунктов вследствие разницы в написании в различных документах одних и тех же имен собственных (фамилий, имен, географических названий, наименований предприятий и организаций) у граждан возникают серьезные трудности при совершении юридических процедур, в особенности связанных с нотариальным удостоверением документов при оформлении наследства, сделок и в других случаях. Встречаются казусы, когда муж, жена и дети, имеющие де-факто одну и ту же фамилию, имеют паспорта, различающиеся тем, что у одного члена семьи буква Ё в фамилии напечатана, а у другого вместо Ё стоит Е. Таким образом, в собранном гражданином для заключения какой-либо сделки комплекте документов фактически одни и те же ФИО, названия населенных пунктов и улиц написаны по-разному. Все это вызывает осложнения при оформлении приватизации жилья, вступлении в наследство, при разводе и других юридических операциях.

В связи с бурным развитием типографской деятельности в конце XIX в. буква Ё стала вытесняться из текстов похожей внешне, но совершенно другой буквой Е. Это явление имело экономическое обоснование: наличие буквы Ё вызывало при литерном или линотипном наборе дополнительные материальные затраты. Сейчас наличие в тексте буквы Ё при компьютерном наборе и верстке любым кеглем и гарнитурой к удорожанию печати не ведет. Как показал опыт журналов "Народное образование", "Вестник Российской Академии наук", "Бухгалтерия и банки", "Родина"; газет "Литературная газета", "АиФ", "Литература", "Версия", "Кировская правда"; издательств "Аванта +", "Эксмо", "Вербум-М", "Республика" Москва; "Амфора", "Вита-Нова", "Норинт" - Санкт-Петербург и многих других на привыкание редакторов и корректоров исправлять пропуски этой буквы уходит 3-4 месяца.

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Письмо
1 октября 2012г. № ИР-829/08

О правописании букв "е" и "ё"
в официальных документах

В Минобрнауки России неоднократно поступали обращения граждан по вопросу о правописании букв "е" и "ё" при оформлении документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, изготовлении бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, оформлении документов об образовании, выдаваемых имеющими государственную аккредитацию образовательными учреждениями, а также других документов.

Федеральным законом от 1 июня 2005г. №53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" (далее - Закон) закреплено право граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации.

Статья 3 Закона определяет сферы использования государственного языка Российской Федерации, к которым относится в числе прочего оформление документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, изготовление бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, оформление документов об образовании, выдаваемых имеющими государственную аккредитацию образовательными учреждениями, а также других документов, в том числе в части правописания имен собственных.

Закон обязывает при заполнении документов использовать нормы современного русского языка и правила русской орфографии и пунктуации.

Во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006г. №714 "О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации" и на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку (протокол от 29 апреля 2009г. №10) приказом Минобрнауки России от 8 июня 2009г. №195 утвержден список грамматик, словарей и справочников, содержащий нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации (зарегистрирован Минюстом России 6 августа 2009г., регистрационный №14483).

Кроме того, в настоящее время применяются Правила русской орфографии и пунктуации, утвержденные в 1956 году Академией наук СССР, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР (далее - Правила), в которых указано, что буква "ё" пишется в случаях, когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова, либо когда необходимо указать произношение малоизвестного слова.

Ранее Министерством в региональные органы исполнительной власти направлялись методические рекомендации по употреблению буквы "ё" в написании имен собственных (письмо от 3 мая 2007г. № АФ-159/03), в которых обращалось внимание на то, что причиной искаженных записей в паспорте и других документах ("е" вместо "ё" и наоборот) может являться несоблюдение установленного Правилами требования обязательного использования "ё" в случаях, когда возможно неправильное прочтение слова. Имена собственные (в том числе фамилии, имена, отчества) относятся к этому случаю, поэтому применение буквы "ё" в них должно быть обязательным.

Судебная практика по данному случаю исходит из того, что на основании Правил написание букв "е" и "ё" приравнивается. Написание буквы "е" вместо "ё" и наоборот в фамилии, имени и отчестве не искажает данных владельца документов, при условии, что данные, на основании которых можно идентифицировать лицо в таких документах, соответствуют.

Кроме того, судебный прецедент при рассмотрении дел о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния разрешается в пользу заявителя (истца).

И.М.Реморенко

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Постановление
от 23 ноября 2006г. №714

О порядке утверждения норм
современного русского литературного языка
при его использовании в качестве
государственного языка Российской Федерации,
правил русской орфографии и пунктуации

(ред. на 08.08.2020)

В соответствии с частью 3 статьи 1 Федерального закона "О государственном языке Российской Федерации" Правительство Российской Федерации постановляет:

Установить, что Правительство Российской Федерации на основании рекомендаций Правительственной комиссии по русскому языку:

- утверждает список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации (по результатам экспертизы), а также правила русской орфографии и пунктуации;

- утверждает требования к составлению словарей, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации;

- утверждает концепцию государственной языковой политики Российской Федерации;

- определяет порядок проведения экспертизы грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации.

При этом под нормами современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации понимается совокупность языковых средств и правил их употребления в сферах использования русского языка как государственного языка Российской Федерации.

Председатель Правительства Российской Федерации
М.Фрадков

 

Зарегистрировано в Минюсте РФ 6 августа 2009г. №14483

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИКАЗ
от 8 июня 2009г. №195

Об утверждении списка
грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы
современного русского литературного языка при его
использовании в качестве государственного языка
Российской Федерации

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006г. №714 "О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, №48, ст. 5042) и на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку (по результатам экспертизы) (протокол от 29 апреля 2009г. №10) приказываю:

1. Утвердить прилагаемый список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации.

2. Контроль за исполнением настоящего Приказа возложить на заместителя Министра Калину И.И.

Министр
А.Фурсенко

Приложение

Список
грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы
современного русского литературного языка при его
использовании в качестве государственного языка
Российской Федерации

1. Орфографический словарь русского языка. Букчина Б.З., Сазонова И.К., Чельцова Л.К. - М.: "АСТ-ПРЕСС", 2008. - 1288с.

2. Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. Зализняк А.А. - М.: "АСТ-ПРЕСС", 2008. - 794с.

3. Словарь ударений русского языка. Резниченко И.Л. - М.: "АСТ-ПРЕСС", 2008. - 943с.

4. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий. Телия В.Н. - М.: "АСТ-ПРЕСС", 2008. - 782с.