Agnigor, 2022

Ономастика

Селищев А.М.

Труды по русскому языку.
Т.1. Язык и общество
/ Сост. Б.А.Успенский, О.В.Никитин.
- М: Языки славянской культуры, 2003. - 632с, ил.
- (Классики отечественной филологии)

Содержание

Происхождение русских фамилий, личных имен и прозвищ

Смена фамилий и личных имен

Из старой и новой топонимии

Текст

Происхождение русских фамилий,
личных имен и прозвищ

Публикуется по изданию: Селищев А.М. Избранные труды. М., 1968, с.97-198.

1. Формирование русских фамилий происходило преимущественно в XVI-XVIII веках. Но некоторые фамилии были и более раннего происхождения, другие возникли только в XIX веке. Происхождение фамилий различно. Ранние фамильно-словесные знаки вызваны были феодально-владельческой тенденцией к определению принадлежности того или иного феодала к своему роду. Среди этих фамилий было много таких, которые определяли территориально область, принадлежавшую феодалу. Окончанием формы таких фамилий был суффикс -ский (-ской) - Елецкий (Елецкой), Звенигородский (Звенигородской), Масальский и др. Ряд фамилий владельческих лиц на -ский указывал не на область их владений, а на местность, откуда вышли они: Мещерский, Сибирский, Тюменский, Ширинский и некоторые другие. Фамильные знаки, указывавшие на область владений, на вотчину, не соответствовали идеям централизации московских князей и царей. Так, Алексей Михайлович запретил князьям Ромодановским писаться общим родовым прозванием Стародубские: "не пристойно" для них так называть себя. Один из Ромодановских, Григорий, обратился с горячим челобитьем к царю: "Умилосердись, не вели у меня старой нашей честишки отнимать"1. В этом челобитье отразилось ярко настроение другой стороны, цеплявшейся за свою родовитость, за словесные знаки, которые должны были выражать ее. Такое значение придавалось родовитости в этой среде в разное время - и в раннее время феодализма, и гораздо позднее, при утверждении централизации абсолютистической монархии. В давнее время эта фамильная тенденция выражалась в именовании владельческого лица, князя, не только по отчеству, но и по именам его предков. Например, "князь Владимер Святославичь, внук Всеволожь (внук Всеволодов), правнук Ол(ь)гов, праправнук Святославль, праправнук Ярославль (1176г.)2. И в позднейшее время генеалогия, нередко вымышленная, представляет для феодалов и дворян большую ценность, как опора и документ их родовитости и спеси - документ, на который они ссылаются, утверждая свои сословные привилегии.

___
1 Карнович Е.П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. СПб., 1866, с.51.
2 Полное собрание русских летописей, т.IX. Летописный сборник, именуемый патриаршею или никоновскою летописью. СПб., 1862, с.254.

Этой генеалогической тенденции обязаны сложные, двойные фамилии, определявшие отношение к одному родоначальнику разных ветвей его потомства. Например: Тучко-Морозовы, Брюхо-Морозовы (потомки боярина Мороза), Бобрищев-Пушкин, Мусин-Пушкин, Сухово-Кобылин и многие другие. Яркий пример сословной кичливости представляет заявление Дмитриевых (1697г.). Ссылаясь на то, что фамилия Дмитриевы широко распространена, просители считают для себя бесчестьем носить фамилию, одинаковую со многими другими разных чинов лицами "малородными". "Пожалуйте нас, холопей своих, для отличия от иных прозванием Дмитреевых, - велите, государи, к прозванию наших Дмитреевых прибавить старое наше прозвание по родословцу Мамоновых, чтобы нам, холопем вашим, от других Дмитреевых бесчестными не быть"3.

___
3 Акты Московского государства, т.II, с.324, 660.

В позднейшее время, в конце XVIII и в XIX веке, русские фамилии на -ский возникают преимущественно в среде церковной, как подражание фамилиям украинским и белорусским: в это время лица из Украины и Белоруссии давали тон в церковной среде: много представителей церковной администрации, а также учителей в семинариях и духовных академиях были выходцами из этих областей: Ивановский (русское бытовое - Иванов), Ильинский (русское бытовое - Ильин), Дмитриевский, Писаревский, Сокольский, Сухопрутский, Ливанский, Кедро-Ливанский, Альбинский, Афинский, Сперанский, Бенеманский и многие другие. В связи с этой тенденцией к формам фамилий на -ский появилась ироническая фамилия Через-забор-на-девок-глядященский.

Среди русских фамилий имеются и такие, которые указывают на местность, на город, к которому имел отношение родоначальник фамилии. Но это не было отношение владельческо-поместное, а было указание на территориальное происхождение этого лица. Языковые средства в образовании таких прозвищ, ставших фамилиями, у русских были иные по сравнению с названиями феодалов по их владениям, - не с суффиксом -ский (-ской), а с суффиксами -ьц (-ец), -ин, -як, в фамильной форме осложненными суффиксами принадлежности -ов, -ев, -ин: Казанец - Казанцев (-ов), Муромец - Муромцев, Ростовец - Ростовцев, Мезенец - Мезенцев, Болховитин (г.Волхов) - Болховитинов, Веневитин (г.Венев) - Веневитинов, Тверитянин - Тверитянинов, Вотяк - Вотяков, Пермяк - Пермяков, Туляк - Туляков и др. Носители этих прозвищ были лица разных общественных групп, преимущественно служилые, торговые и промышленные люди. Но были и крестьяне, осевшие в новых местах жительства: Микитка Казанец, туринский стрелец (1622г.); Дмитрок Тверитин, крестьянин в Новгородской области (1495г.); Павел Зиновьев сын Каргополец, послух (1568г.); Посничко Москвитин, астраханский стрелец (1614г.); Кузьма Алексеев сын Москвитин, торговый человек в Новгороде (1614г.); Ивашка Новгородец, Перфиренко Вынежанин - гулящие люди в Иркутске в XVII веке.

Социальная значимость феодальной формы фамилии на -ской ясно обнаружится, если сопоставить такие, например, фамилии, образованные от одного и того же имени, для представителей разных классов: Мещерской - князь, Мещерининов, Мещеринов - стрелецкие головы; Масальской - князь, Ивашка Мосалитинов - торговый человек, Одоевской - князь, Космыня Одоевцев - осадный голова; Ростовской - князь, Иван Ростовцев - подьячий (примеры XVII века, "Акты Московского государства", т.II,III). Только в редких случаях возникали фамилии на -ский для лиц, не принадлежавших к княжеско-дворянской среде. Значение суффикса -ский в этих фамилиях то же, что и суффиксов -ец, -ин, -як в прозвищах, - указание на место происхождения. Например: Стенька Берюховский, торговый человек в Путивле; по-видимому, он родом из Берюха, из села в том же уезде. Такие образования бывали не только на южной окраине Московского государства, пограничной с Украинской областью, где такие прозвища (на -ский) обычны, но и в других местах его.

2. Имя лица определяется отчеством или прозвищем отца. В этих случаях применяется форма прилагательного от имени или прозвища отца или сочетание "сын" с таким прилагательным. Если имя или прозвище отца было в форме прилагательного (Дурной, Первой, Сухой), то сочетание "сын" находилось с формой родительного падежа прилагательного (Дурного, Первого, Сухого): Андрей Боголюбский Юрьев сын, Долгоруково, 1157г.

Суффиксы, входившие в образование прилагательного от имени или прозвища отца: -'ь (вместо давнего -jь), -ичь (вместо давнего -itjь, имевшего уменьшительное значение), -овичь (-ovitjь), -евичь, -ов, -ев, -ин, -'ь. Посадник Костянтин сын Добрынь (т.е. Добрынин сын) (1018г.); Брячислав сын Изяславль (1021г.); Вячеслав сын Ярославль (1057г.); Вышата сын Остромирь (т.е. сын Остромира) (1064г.); Юрий Володимеричь Мономашь (1138г.).

Суффикс -'ь (-jь) стал непродуктивным уже в феодальную эпоху. В XIII-XIV веках образований с таким суффиксом уже не происходило. Так обстояло дело в отношении этого суффикса и в именах топонимических. Лица книжные могли, в подражание старым формам Ярославль (в значении "Ярославов"), Изяславль, образовать и новую форму с таким суффиксальным элементом.

Суффиксы же -ич, -ович, -евич оставались продуктивными. Такими они остались до сих пор. В раннее время отчества, образованные с этими суффиксами, не были ограничены принадлежностью к определенной общественной группе: так зовут по отчеству не только лиц господствующих верхов, но и лиц из низов.

Съновид Изечевичь, конюх Святопълчь (1097г.); В лъто 6614 [1106г.]. Воеваша Половьци около Зарѣчьска, и посъла по них Святопълк Яня и Иванъка Захариича Козарина и Яня Вышатича и брата его Путягу (Повесть временных лет)4.

Та же форма, наряду с формами уменьшительного значения, применялась в названии лиц, к которым называющий относился отрицательно: убийцами кн. Бориса были "Путьша, Тальцъ Еловичь, Ляшько - отьць же их сотона" (Повесть временных лет)5.

Сравните суффиксы -ьць (-ец), -ко, -ичь. С тем же суффиксом (-овичь) названо и имя врага - имя сына половецкого князя Итларя, - князя, убитого в Переяславле. "6603 (1095). И посъла Святопълк и Володимер к Ольгови, глаголюща сице: "се ты не шьл еси съ нама не поганыя, иже погубили суть землю русьскую, а се у тебе есть Итларевичь любо оубии и [или убей его], любо дай нама, тъ [он] есть ворог нама и русьстѣи земли" (Повесть временных лет)6.

___
4 Шахматов А. А. Повесть временных лет. Пг., 1916, с.327.
5 Там же, с.171.
6 Там же, с.287.

Позднее, в XVI-XVIII веках, с утверждением абсолютизма московских князей и царей, отчествам на -ич, -ович в официальном применении придано было узкосословное значение. Так полагалось именовать князей и царей и близких к ним лиц. Как проявление верховной милости рассматривалось дарованное немногим лицам право именоваться отчеством с окончанием -ич, -ович, -евич. Прежние фамилии, получившиеся из отчества на -ич, изменялись по распоряжению Москвы. Так, во Пскове, под воздействием Москвы, прежние фамилии Строиловичей, Люшковичей, Ледовичей и др. изменились в Строиловых, Люшковых, Ледовых и др. Украинские фамилии на -ович, -евич приравнивались в Москве к обычным московским формам на -ов, -ев. Так, в конце XVII века гетмана Самойловича писали в Москве Самойловым, украинца Михневича - Михневым и т.п. Это не была только языково-формальная ассимиляция: с нею было связано определенное классово-сословное значение. Так, гетману Богдану Хмельницкому не раз московские приказные лица замечали, что он "непристойно величается" отчеством на -ович7. При Екатерине II был составлен список тех лиц, которых в официальных документах следовало писать с отчеством на -ич. В "чиновной росписи", по распоряжению Екатерины, указано, чтобы отчество особ первых пяти классов писать "полно", с окончанием -ич (-ович), отчества лиц 6-8 классов - с окончанием -ов или -ин, а для всех прочих чиновных не указывать отчества.

___
7 Карнович Е.П. Указ. соч., с.33.

Параллельно с ограничением применения отчеств на -ович, -евич, приобретших весьма привилегированное значение, в тех же условиях социальной жизни проходил процесс уничижительного словесного выражения личности перед великим князем и царем: и крестьяне, и бояре, и духовенство всякого ранга - не люди, а "людишки"; у них не честь, а "честишка"; они защищают иногда не животы свои, а "животишка" (имущество, скот), себя и своих близких называют именами с суффиксами уменьшительного и уничижительного значения.

3. Обычною формой отчества было сочетание "сын" с притяжательным прилагательным от имени отца. Притяжательные имена имели суффиксы (вместо давнего -), -ов, -ев, -ин. Порядок слов в сочетаниях "сын" с притяжательным прилагательным был не одинаков. В сочетаниях с прилагательным на -'ь имя "сын" находилось перед прилагательным. Издавна имя "сын" могло и не быть тут; сама форма прилагательного определяла отношение называемого лица к лицу, от личного имени которого образовано прилагательное с суффиксом -jь. Отсутствовало существительное "сын" и с отчеством на -овичь: см. примеры, указанные выше. Посадник Костянтин сын Добрынь (1018г.); Брячислав сын Изяславль (1021г.); Вышата сын Остромирь (1064г.); Изослав Ярославль (1055г.)8, Иванко Вячеславль (1127г.).

___
8 Этот пример в рукописи до половины зачеркнут. На дополнительном листке, идущем после этой страницы, он снова имеется. На этом же листке имеются еще два примера: Володимер сын Вьсеволожь и Ольг сын Святославль (1076г.).

В сочетаниях существительного "сын" с прилагательным на -ов, -ин порядок слов был вначале такой же: "сын" находился перед прилагательным с суффиксом -ов (-ев). Алекса сын Лазорев прозвутора (1125г.). В отчествах для двух-трех сыновей употреблялось существительное "дети". В XV веке и в последующее время имя "сын" ("дети") обычно находилось позади прилагательного9. Нередко, кроме прилагательного от имени отца, употребляли и другое имя, относившееся к отцу, - его прозвище, название должности. Это другое отцовское имя приставлялось10 в XV-XVII веках, как и раньше, в родительном падеже. Сравните форму в отмеченном выше примере: "прозвитора". Другие примеры: Злоба Васильев сын Львова (1484г.); Васюк Кудашев сын Крекшина (1539г.); Верига Иванов сын Есипова (1523г.); Микифорец Истома Ивашков сын Баскакина (1498г.); Булгак да Иван Олексеевы дети Комыкина (1571г.); Несмеян да Олексей да Иван Матвеевы дети Гольцова (1616г.); Данило да Нехорошей да Григорей да Сергей Смирнова - дети Ракова (1613г.).

___
9 На особом листке здесь вложен пример такого именования для более раннего времени: Варлам Михалев сын (Вкладная Варлаама Xутынск. м-рю).
10 В рукописи: "представлялось". - Примеч. сост.

Второе имя11 отца употреблялось и по-другому: оно согласовывалось с именем сына или сыновей, т.е. представлено было в той же падежной форме, в какой находилось личное имя сына: Богдан Есипов сын Панов (1498г.); Дружина Олексеев сын Караулов (1571г.); Первой Григорьев сын Глазов (1627г.); Посник Петров сын Кологривов (1616г.); Верига да Семен Панины дети Сабуровы (1571г.), Дмитрей и Дементей Семѣновы Погожие (1616г.).

___
11 После слова "имя" в рукописи вставлены карандашом слова: "прозвище (и фамилия)". - Примеч. сост.

Имя "сын" или "дети" могло отсутствовать: Семен Сокол Григорьев Чертова (1512г.); Важен Иванов (1598г.); Воин Ушаков (1589г.); Ждан Погожего (1611г.); Истома Ивашкин (1624г.); Мороз Ширяев (1612г.); Левко да Ивашко Васильевы Овцына (XVI-XVII века) (их отец Васько Кононов Овца); Семен да Поздей Пирожниковы (1577г.).

Иногда лицо определялось именем матери (суффиксы -ичь и обычно -ин). При этом собственно отчество (такого-то сын) указывалось или отсутствовало. Олег Настасьич (1187г.) (сын Ярослава Галицкого и его любовницы Анастасии); Сенька Гридин сын Натальин (1495г.); Ивашко Коровай Андреев сын Оринин (1498г.); Григорий Ильин сын Домнин (1617г.); Сенька Оринин (1495г.); Лука Марфин (1499г.); Первой Опраксин Вердеревской (ок. 1610г.).

Передача отчества посредством сочетания "сын" с прилагательным от имени отца приобрела при посредстве московских приказных канцелярий официальное значение. В канцелярской практике такая передача отчества держится долго и в XIX веке. При этом "сын" относился уже не к предшествующему прилагательному, образованному от имени отца, а к следующей фамильной форме, получившейся из отчества или из прозвища. Так, например, в XV-XVII веках сочетание Гаврило Петров сын Ушаков произносили таким образом: Гаврило Петров сын Ушаков. В XIX веке: Гаврило Петров сын Ушаков. Отчества на -ов, -ев в XIX и в начале XX века сохраняли официальный, приказный тон. Иван Петров - это совсем не то, что Иван Петрович или только Петрович.

В народной среде отчества не представляли собою обычного элемента в названии лица: оно называлось именем, которое ближе пояснялось прозвищем (Кирюха Косой) или формой прилагательного с притяжательным суффиксом или фамилией: Кирюха Ваякин, Лучка Петрухин, Петруха Гавриков, Иван Сырых и т.д. Здесь форма Гавриков и др. не имеет значения отчества, а является прилагательным со значением принадлежности. Если же в некоторых случаях приходится употреблять отчество, то оно имеет форму -ович (Микитович), -ич, -ыч (Кузьмич, Пахомыч, Павлыч) или полуофициальную форму на -ов, -ев (Пахомов, Павлов).

Отчества представляли собою также сочетания "сын" с формой родительного падежа прилагательного, которым назывался или прозывался отец: Дурной - Дурново, Долгой - Долгово, Мясной - Мясново и другие. "Сын" и в этих сочетаниях может отсутствовать. Ширшик Первово сын Кишкин, помещик (1495г.); Михайло Меньшего сын Дурной, московский стряпчий (1626г.); Богдан Светлово сын Скрыплев, поручитель по боярам (1571г.).

Если в отчество входило имя отца или его прозвище, то форма родительного падежа прилагательного, т.е. форма от прозвища отца, ставилась после "сын" или после той части отчества, которая образована от имени отца. - Первой Семенов сын Задворнова, крестьянин (1621г.); князь Михайло Всеволодович Чермново сын (1241г.); Федор Семенов сын Васильевича Великово, послух (1509г.); князь Иван Семейка княж Юрьев сын Смелово, дворянин (1564г.); князь Василий князь Федоров сын Голубово, Ростовских князей (1537г.); князь Петр княж Волхов сын Бритово, Ростовский сын, помещик; Жук Левшин сын Брюхатово, помещик (1500г.); Васюк Стефанов сын Высоково (1544г.); Иван Федоров сын Голодново, помещик (1539г.); Гаврило Федоров сын Дурного (1577г.); Петр Федоров сын Зубатово, дьяк (1547г.); Микита Васильев сын Мясново, послух (1528г.); Селянин Михайлов сын Плохово (1491г.); Дрозд Михалков сын Пьяново (1556г.); Федор Булгаков сын Толстово, станичный голова (1577г.). "Сын" может опускаться и в этих отчествах. Так обычно при названиях лиц из среды крестьянской и низшей служилой. Во 2-й половине XVI века и в XVII веке названия без имени "сын" употребляются и для лиц господствующих классов и служилых людей высшего ранга. При этом форма на -во была во многих случаях уже не отчеством, а фамильным прозвищем.

Федор Беседново, бояр. сын (1613г.); Иван Благово, служ. человек (XVII век); Василий Бледново, Воронеж, казак (1655г.); Олексей Второво, слуга Суздальского монастыря (1601г.); Иван Высоково, таможен. голова (1635г.); Рахман Житково, дьяк (1566г.); Елисей Косово, кр-н (1684г.); Гридя Круглово, кр-н (1534г.); Малыга Лысово, кр-н (XV век); Савошко, прозвище Лысово, кр-н (1620г.); Куземко Матерого (1614г.); Прокофий Семенович Мертвого, воевода в Юрьеве Польском (1669г.) [но в XVI веке: Булгак Дмитриев сын Мертвого, поручитель по боярам (1571г.)]; с Олексинцом с Осипом Недоброго (1660г.); Минка Ненашего, стрелец (1623г.); Офонасий Плохово, дьяк москов. (1605г.); Богдан Степанович Плохово, воевода белозер. (1658г.); Фотей Пьяново, бояр. сын (1677г.); Алмаз Чистово, москов. дьяк (XVII век).

В ряде прозвищ-фамилий на -во ударение находилось на окончании: Хитрово́, Сухово́, Благово́, Дурново́. Но были и формы с безударным окончанием. На это указывает их передача с гласным : Алексей Михайлов сын Румянова, послух (1524г.); Первой Семенов сын Задворнова, кр-н (1621г.). В этих случаях окончание приставлено то же, что и в отчествах-фамилиях с притяжательным суффиксом -ов, -ев: Иван Григорьев сын Мамонова (1516г.); Роман Володимеров сын Копилова (1577г.); Иван Юрин сын Репехова (1526г.); Куземко Костянтинов сын Деева (1581г.). Здесь форма на -ва является отчеством. Так, отец Ивана Репехова назывался Юра Репехов (1478г.) (имя же деда или прадеда было Репех; того же корня Репа, Репня, Репуй).

Окончание прозвища-фамилии иногда представлено было в письменной передаче в виде -ого, -аго. Некоторые из фамилий с такой орфографической передачей перешли и в устное произношение - Мертваго...

Во второй половине XV века, в XVI-XVII веках при отчествах и фамилиях на -во употребляются формы с обычным суффиксом притяжательного значения -ов, -ев. В дальнейшей жизни формы на -ов, -ев вытесняют собою фамильные имена в форме родительного падежа единственного числа на -во. Так было в широкой среде русского населения. Только в среде лиц классовой ограниченности, оберегавших свои традиционно-сословные, родовые знаки, удержалась эта фамильная форма на -во (-ов) или на орфографическое -аго: Дурново, Хитрово, Мертваго. Документы XVI-XVII веков представляют много примеров с суффиксом -ов. Носители таких фамильных форм - лица по большей части из среды крестьян, служилых людей. Гораздо реже применялась эта форма вместо родительного падежа прилагательного в среде верхушечного класса: Якуш Рябов, кр-н (1495г.) - от имени Рябой; Сенька Якушов сын Сухов, холоп (1498г.); но ср.: Иван Кобыла Олександров сын Сухово, помещик (1500г.); князь Иван княж Иванов сын Кашин Сухово, москов. воевода (1552г.); ср. тенденцию нагромождать родовые признаки. Эта фамилия образована от имени Сухой. Например: Ивашко Сухой (1495г.) и др. Афонасей Емельянов сын Первов, бобыль (1684г.); но: Ширшик Первово сын Кишкин, помещик (1495г.); Яков Савин Первово, бояр. сын (1539г.) - от имени Первой. Спиридонко Второв, ямщик (1685г.) - от имени Второй. Савелий Дурнов, бояр. сын (1515г.); Микифор Дурнов, келарь (1660г.); но: Михайло Захарьев сын Дурново, москов. дворянин (1562г.); Гаврило Федоров сын Дурного, дворянин (1577г.); Михаил Савинов сын Дурново, серпухов. воевода (1659г.) - от имени Дурной. Например: Кузьма Остафьев Дурной, своеземец (1495г.); Ондрей Дурной, помещик (1611г.) и много других. Иван Михайлов сын Зубатов, сотенный (1697г.). Но раньше: Петр Федоров сын Зубатого, москов. дьяк (1547г.) - от имени Зубатой. Например: Уварова сын Иван Зубатой (1483г.). Титка Кислов, москов. подьячий (1646г.). Но раньше: Ивашко Кузьмин сын Кислово, новоторжский таможенник (1539г.) - от имени Кислой. Григорий Семенов сын Хитров, стрелецкий голова (1632г.). Но: Богдан Матвеевич Хитрово, москов. окольничий (1661г.); Александр Савостьянович Хитрово, москов. думный дворянин (1675г.) и др. - от имени Хитрой. Например: Василей Семенов сын Хитрой, стрелецкий голова (1611г.).

В среде, в которой цеплялись за формы фамилий на -во, на последних отражаются элементы книжного языка, которым пользовались носители этих фамилий. Например, окончание -аго: Мертваго; сочетание церковнославянского -ла- вместо русского -оло- - Благово: Иван Стефанович Благово, в приказе Большого дворца (1633г.). Сравните в крестьянской среде: Еска Бологаев, кр-н (1495г.).

При прозвищно-фамильной форме в родительном падеже единственного числа (-во) употреблялась форма родительного падежа множественного числа на -ых, -их для лиц - членов одной большой семьи: Иван Глухих, вятский целовальник (1697г.); Марко Филипов сын Седых, бояр. сын (1663г.); Фирско Яковлев сын прозванием Совяных (1684г.). Сухорукой: Ларион Федоров Сухорукой, донской казак (1688г.) - Сухоруких. Сырой - Сырых, Сизой - Сизых, Хромых [но и в других случаях, для одиночных членов семьи -во: Захар Яковлев сын Хромово (1495г.)], Черных, Широких. Фамилии на -ых, -их, относившиеся некогда к членам большой семьи, известны и на русском юге (например, в б. Орловской губ.) и на севере - в Пермском, Вятском краях, а с севера они перешли в Сибирь. Образование прозвищных форм на -ых происходило и в позднее время. Мне известен такой пример. В б. Ливенском уезде Орловской губ. есть большое село Волово. Одна из частей его - Мокрец. Там имеется несколько домов родственников, носящих фамилию Сырых. Там же в 1890-х годах была семья, отец которой был немой. Поэтому его сыновья известны под обыденным прозвищем Немых: Иван Немых, Сашка Немых и др. Из старых примеров с формой единственного числа: князь Дмитрий Иванович Немово (1558г.); Федот Савельев сын Немово, валуйский станичный атаман (1681г.). Родоначальник этого прозвища - Немой: князь Федор Иванович Немой; Есипко Немой, кр-н (1495г.).

Отчество, образованное от личного имени или прозвища отца, могло переходить от сына к следующему поколению, т.е. оно становилось фамилией. При этом в основе имени и прозвища сохранялись все те суффиксальные элементы, с которыми оно употреблялось вначале. Отчество представляло собою:

1) форму в именительном падеже прилагательного или существительного, как она применялась в качестве прозвища по отношению к отцу или к более отдаленному предку: Долгорукий, Плохой, Погорелой, Зубака, Кисель, Нелюб;

2) форму родительного падежа прилагательного единственного или множественного числа: Нагово, Хитрово, Сырых, Сизых;

и обычно

3) форму на -ов, -ев, -ин от имени или прозвища12.

___
12 На трех листках в конце рукописи имеется следующее дополнение:
"Среди русских фамилий имеются такие, которые представляют русифицированную передачу именного прозвища или фамилии иноязычного происхождения. С трудом передавались в московской Руси иноязычные имена: не только в звуках, но и в формах они приравнивались к своим, к русским. Культурно-языковая косность того времени русифицировала прозвища и фамилии лиц, оказавшихся в русской среде. Так было и в XVI-XVII веках, и позднее. Несколько примеров.
Англичанин Burness (XVII век), писавшийся по русской буквенной передаче Бурнес, имел сына, получившего прозвище Бурнесов или Бурнашов. Английская фамилия Гамильтон была передана в виде Гамантов, Гаматов и, наконец, Хомутов. Немецкая фамилия Левенштейн изменилась в Левштин и далее в Левшин. Прозвище служилого иноземца при Петре I Гаррах получило вид Горох, Горохов, а улица в Петербурге, на которой он жил, стала называться Гороховая. Представители фамилии Кос-фон-Дален обратились в Козодавлевых. (У русских фамилия Козодавлевы, пошедшая от Козодава, была в XV-XVI веках среди крестьян, холопов, служилых людей.) В начале XVIII века в Москве жила жена доктора Пагенкампфа. По смерти мужа она стала артисткой Поганковой. В таком виде фамилию усвоили и дети ее.
В капиталистических условиях дети, рожденные вне оформленного брака, не получали фамилии отца. Лица господствующей среды своим "побочным" сыновьям давали иногда только часть своей фамилии. Так, "побочный" сын Румянцева назывался Умянцевым. Один из "побочных" сыновей гр. Репнина получил фамилию Пнин. Был гр. Орлов-Чесменский. Он передал своему "побочному" сыну вторую часть своей фамилии, полученную им в качестве почетной награды: Чесменский (Карнович Е.П. Указ. соч., с.42-44, 63-65, 119-120). (Примеч. В.Г.Чичагова.).

Для представления о значении русских фамилий и тех процессов, которые переживаются [ими] в послереволюционное время, необходимо сделать обозрение происхождения русских личных имен и прозвищ, отметить значение корней и суффиксов этих имен и прозвищ.

В X-XI веках и в последующее время восточные славяне употребляли для личных названий имена церковные и имена мирские, бытовые. Нередко одно и то же лицо носило два имени: церковное и бытовое. Например: "в крьщении Иосиф, а мирьскы Остромир", посадник Новгородский (1056г.); "преставися князь Михайло, зовомый Святополк" (1113г.); "се аз князь великий Гаврил, нареченный Всеволод" (1135г.); "имя ему крестьное Яков, а мирьскы Творимир", пономарь, писец стихираря (XII век). Для X-XI веков можно полагать, что в быту обычно применялось мирское имя. В княжеской среде оно имело специфический оттенок княжеской принадлежности, в противоположность общецерковным именам. "Родися у Игоря сын, и нарекоша имя ему в крещеньи Андреян, а княжее Святослав" (1177г.); "нарекоша имя во святем крещении Полагья, а княже Сбыслава" (1179г.). Состав "княжих" имен в X-XI веках был ограничен. Это были чаще всего имена сложные, со второй частью на -слав, -полк, -волод: Брячислав, Всеслав, Вячеслав, Изяслав, Мьстислав, Ростислав, Святослав, Ярослав, Святополк, Ярополк, Всеволод, а также имена Володимер, Олег, Игорь. Простые имена в форме бытовой речи, с суффиксами ласкательного или уменьшительного значения не применялись тут. Только к концу XI века и в удельно-княжеских семьях дают имена Володарь, Василько, Святоша - сын Давыда Ростиславича (Святоша - сокращенное имя вместо полного Святослав или Святополк). Такими бытовыми именами, как Добрило, Станило, Волк, Первуша, Путята, Нежата, Сновид, и им подобными не пользовались здесь. Такие имена были в применении в прочих группах населения. "Святопълк же посла Путягу, воеводу своего" (конец XIв.)13; "Нежатина нива" (1078г.); "Сновид Изечевичь, конюх Святопълчь"14 (конец XI века); "Костянтин, а мирьскы Добрило", писец (1164г.); "Микифор, прироком Станило", митрополит (1223г.).

___
13 Шахматов А. А. Указ. соч., с.317.
14 Там же, с.304.

Позднее обычай давать лицу два имени, церковное и мирское, не применяется в княжеской среде. В XIV-XV веках этот обычай держится в прочих группах населения, преимущественно привилегированного. В XVII веке он и тут совсем редко применяется. Обычно пользуются одним именем. Это имя бывает церковное или мирское: Есепников сын Баран; Безпута Сабуров; Нехорошей Степанов; Никиты Васильева сына Трегубова дети Иван да Безчастной; Смирной Васильев сын Угримов; Нечай Петров сын Княжнина; Пятой Зубов и др. Имена бытового языка носят лица всех классов. Многие из этих имен служили и в качестве прозвищ. Например: Тороп Михайлов сын Безпятого, бояр. сын (1585г.); Аз Савин, а прозвищем Тороп Семенов сын Муханова, землевлад. (1565г.); Меншик Нечаев, кр-н (1542г.); Иван Микитин сын, а прозвище Меншик (1568г.); Ждан Федоров сын (1541г.); Онтон Микифоров сын, а прозвище Ждан (1590г.). Некоторые из этих "прозвищ" были собственно не прозвищами, а вторыми, мирскими именами.

Разнообразные слова бытового языка применялись в качестве личных имен. Еще свободнее было такое применение для прозвищ. Для них брали и такие слова, которые употреблялись для личных имен (Всячинка).

Издавна служили для прозвищ и сочетания слов. Так, у кн. Владимира был воевода Волчий Хвост. В быту иногда острили в связи с такими названиями. Владимир отправился в поход против радимичей в 984г. "И бѣ у него воевода Вълчии Хвост; и посъла пред собою Володимер Вълчия Хвоста; и сърѣте Радимичѣ на рѣцѣ Пѣсъчанѣ; и побѣди Вълчии Хвост Радимичѣ. Тѣмь и Русь коряться Радимичем глаголюще: "Пѣсъчаньци въльчия хвоста бѣгають"" [= Русь насмехается над радимичами, говоря: "песчанци от волчьего хвоста бегают"] (Повесть временных лет)15.

___
15 Шахматов А.А., с.102.

В качестве примеров отметим несколько групп личных имен и прозвищ, от которых образованы затем фамилии. В первом отделе представим группировку по значению основы, а во втором - по суффиксальным элементам.

1.

1) Обстоятельства появления нового члена семьи (найден, подкинут, взят у других). Выражение ожидания и неожиданности появления нового члена. Чувство родителей: Найден, Найденко. Ненаш [Ненаш Федоров сын Шетилов (1616г.)]. Краденой. Проданец. Прибыток. Жданка. Неждан. Нечай (Нечай Ряб). Бажен. Любим. Перемил. Перенег. Нежата, Милюта, Милюк, Миляй.

2) Профилактика: Бессон, Бессоной, Бессмертной, Бесчастной, Бесчастко. Горе. Грязной [Грязной Офонасьев, попов сын Тимофеев (1557г.)]. Живой. Животко. Завид (XII век). Захворай. Злоба [Злоба Васильев сын Львова (1484г.)]. Кручина, -нка. Мертвой, Невзор. Негодяй, Негодяйко. Нелюб [Нелюб Оксенов (XVII век)]. Неудача. Нехорошей [Нехорошей Степанов сын (XVII век)]. Пепелыш. Смола [Смолко Микифоров, кр-н (1495г.)].

3) Семейные отношения. Порядок и время рождения: Первой [Первой Мефодья сын Ерш, кр-н (1585г.)], Первуня, Первуша, Первыш. Второй, Вторунка, Вторушка, -ышка, Вторка. Третьяк, Третьячко. Четвертой, Четвертка, Четвертуня. Пятой, Пятко, Пятка, Пятунька, Пятуня, Пятух, Пятушка, Пятюшка. Шестой (Шостой), Шестак, Шестачко, Шесток, Шостан, Шестунька, Шестуня. Семой, Семик. Осьмой (Осьмой Жаков). Девятой [подьячий, Девятый Алексеев (1628г.)], Девятко, -ка. Десятой, Десятка. Одинец. Малец. Малик, Малыга, Малюта. Меншик (Меньшик), Меншак, Меньшой. Годовик. Субота. Неделя. Вешняк. Поздняк, Поздей, Позник, Позняк. Внук. Дед, Дедко, Дедило, Дедилец, Дедун. Дядя, Дядько. Зять. Пасынок. Домашней [Микита да Домашней Елагины (1555г.)], Домачневой, Домашня, Домаш, Домаха, Домой, Домец.

4) Внешний вид. Физические недостатки: Безбородой. Беззуб. Бескостой. Безносой, Безнос (Оська Карпов Безносой). Беспалой, Бесперстой. Беспятой. Безрукой. Белой, Беляй, Беляк, Беляна, Белянко, Беляница, Беляш, Белуха. Белогруд. Белозор. Белоног, Белоножка. Белотелец. Белоус. Блеклой. Волдырь (выродок, ублюдок). Большой. Борода, Бородатой. Бородавка. Брила (губа; Пятко Сивков Брила). Брюхан, Брюхатой, Брюхо, Брюшко. Бугай. Великан, Великой. Ветхой. Волосатой, Волос. Вороной, Воронец. Высокой, Высочан, Высочка, Вышата. Гладкой, Гладко, Гладун, Гладыш (ровный, жирный). Глазатой, Глаз, Глазко, Глазун. Глухой, Глух, Глухан, Глушко, Гнилозуб. Гнуса, Гнуска. Голобокой. Головач, Голова, Головнина, Головня. Гологуз. Голозуб [Ивашка Голозуб]. Голохребетник. Голочел. Горбатой, Горб, Горбач, Горбун, Горбыль. Горло. Грива. Губастой, Губан, Губаня, Губарь, Губа. Гугня. Деревяной. Долбленой. Долгой, Долгиня. Долгие руки. Дубонос. Дутая нога [Максим Дутая нога]. Желтоногой. Жиловатой, Жила, Жилка. Жирное [помещик Радонеж, у. (1504г.)]. Жировой, Жирой (князья). Жирослав. Жироха, Жируха, Жирята. Зеленой. Зеленой - возгря. Зоб. Зубастой, Зубатой, Зубака, Зубаха, Зуб, Зубец, Зубко, Зубок. Износок [Износок Губастого, дьяк (1679г.)]. Истома. Кисло [Ивашко Кисло], Кислень, Кисель, Кислица, Кисляк, Кислоквас. Клык [Митя Клык, кр-н (1558г.)]. Кляпа, Кляпик [Кляпик Яропкин (ок. 1500г.)], Кляпонос (кляп - короткая палка). Кологривой. Корноух. Коростовой. Короткой, Коротай, -тайко, Коротыга. Кортавой, Корташ. Коряка (кто корячится). Косматой. Косой. Кособрюх. Кощей. Красной. Кривой. Кривоног, Кривонос, Криворот, Кривошея, Кривощок, Кривые щеки [Губа Микифоров сын Кривые щеки, землевлад. (1495г.)]. Крупной. Кудрявой, Кудрявец, Кудряш. Кулак. Курбат (малорослый толстячок). Лебяжья шея [Тимофей Лебяжья шея, атаман донских казаков (XVII век)]. Леваш, Левша. Лобан, Лобаш, Лоб, Лобоненок. Лода (особая кость), Лодыга. Лысой. Лытка (часть ноги). Мигун. Мокроус. Моргослепой [Андрейко Моргослепой, кр-н (1495г.)]. Мясная голова. Невзор. Недомолва. Недорез. Недород. Недосека. Неклюд (неуклюжий). Некрас, Некраш. Нелегкой. Немой, Немта. Несоленой. Низкой. Новошерстной. Ноготь. Ноздря. Ноздреватой. Нос, Носка, Носко, Носок. Опухлой. Пест [Якуш Пест, кр-н (1495г.)]. Пестрой, Пестрик, Пестрец, Пестриня, Пеструха. Песья старость [Карпик Песья старость, кр-н (1495г.)]. Плехан, Плешивой, Плешатой, Плешак, Плешка, -ко. Плоской. Пискун, Пищуня. Пресной. Пузатой [Михайло Астафьев сын Пузатой (1638г.)]. Пузан [Тимошка Пузан], Пузанец, Пузо. Пуп, Пупок. Пшенисной (из Казан. края, XVII век). Рогатой, Рогуля. Росляк. Рубец [дьякон Рубец Воскресенской (ок. 1459г.); Ивашко Рубец, кр-н (1495г.)]. Румяной [Никита Румяной, дьяк (1589г.)], Румянец. Рыжей. Рыло. Рябой, Ряб, Рябуха. Сажа, Самочерной. Сапун. Серой, Сера, Серко, -ка. Сивой, Сивец, Сивко. Сизой, Сиз. Слабой. Слепой. Смага (жар, копоть). Сморкало. Соломяные кудри. Сопля [Данила Сопля, кр-н (1557г.)]. Старой. Старопуп [Бориско Старопупов - торговый человек (1639г.)]. Стремоус. Сухой, Сухан, Сухонос. Сухие Кулаки [вятчанин Слободского города Онтонка Кузмин сын Сухих Кулаков (1611г.)]. Сухорукой, Сухорук. Сухощек. Толстой, Толстик. Толстоглазой. Толстопят. Толстоух. Тонкой [Тонкой Скоморох, кр-н (1539г.)]. Тупочел. Туча, Тучко (тучный, пухлый). Тяжелой. Узкой. Усатой, Ус. Ушатой, Ушак. Хворой. Хохол. Худой, Худяк, Худячко, Худяшко, Худоша. Худоног (Худоногов). Храп. Хрипун. Хромой. Хруль (бабка, казан, коротыга). Чахлой. Чело. Чермной, Черной, Чернава, Чернат, Черныш, Черняй, Чернь ["имя ему Чернь" (1074г.).]. Чернобровой. Черная Головка. Черногуб(ов). Черногуз(ов). Чубарой, Чубар. Шадра [шадра - рябой; Нестерик Шадра, кр-н (1495г.); Шадра Башмаков, помещик (1495г.)]. Шея, Шейка. Широкой, Ширяй, Ширя. Широконос, Широкое. Шишка. Шульга. Щека (Щока). Щербатой, Щербак, Щербач, Щербина. Щерб. Язык.

5) Свойства: Белуй. Баламут (земский человек в Новгород. обл., XIV-XV век). Безлепица. Безукладица. Беспута [Безпута Сабуров, дворянин в Ростове; Роспута да Безпута, кр-не]. Бесстужей, Бесстуж, Бесстужко. Бес, Беско, Бесок, Бесомыха, Бешеной. Бирюк. Блуд, Блудило. Борзой. Брага, Бражной, Бражник (гуляка, пьяница). Брех (так названы холоп и воевода). Брыкун. Буй, Буйко. Булгак (беспокойный, суматошный человек). Буня (спесивый, чванный человек). Бурнаш (задира, беспокойный человек, холостяк разгульной жизни). Быстрой. Валуй, Валуйка, Волуй (человек вялый, разиня, ленивый). Варакса (дурно работающий, болтун). Вареной, Ведун. Вера, Вереда. Верещага (вздорный человек). Вертоголов (Пашько Вертоголов). Вертячей. Веселой [Скоморох Жданко Веселой]. Ветреной. Волокита. Вольной [Федька Вольной - москов. стрелец]. Воропай, Воропан, Ворыпай (вороп - налет, набег, грабеж, разбой). Вострой. Всполох. Вязга (придирчивый, вздорный человек). Вялой. Вялец. Глот (прожорливый). Глупой, Глупыш. Гневаш, Гневош. Говор, Говоруха. Гордой, Гордыня. Горемыка, Горчак. Горячий, Горячка. Грешной. Гуляй, Гуляйко. Дешевой. Дикой, Дик, Дичок, Дичко. Доброй, Добрило, Добрыня, Добря. Докука, Докучай, Докучайко. Домолега. Дорогой [Дорогой Одинцов], Дорожай, Дорож. Дулебко (бестолковый, остолоп). Дурной, Дурак, Дурень, Дурыня. Жаден, Жадко. Жадоба (жажда, страсть). Жала. Жегало. Живой, Животко. Завьял, Завьялов (заспанный человек). Загреба. Замарай, Замарайко. Замешайко [Замешайко Митрофанов (1643г.)]. Замятия, Звяга [брюзга, клянча; Звяга Сафонов]. Злоба. Зык (горлодер). Зяблой. Крикун. Колтыря (говорун, болтун). Колюпан (от глагола колоть). Колупай (вялый человек). Корепан (корепать - делать неуклюже, ломать зря). Кривда. Кроткой. Лабута (неуклюжий, бестолковый человек). Ленивой. Лихач, Лихой. Ломака, Ломаш. Любовник. Ляд [Ивашко Ляд, кр-н]. Ляпа, Ляпун, Ляпушка (от глагола ляпать - шлепать, делать грубо, как ни попало, говорить что-либо некстати, грубо; Микитка да Ляпун Тимошкины дети). Мичура (угрюмый, брюзгливый). Мокрой, Мокруша. Молчан. Мягкой, Мяка, Мякиш, Мякота, Мякиш. Надежда, Надей, Надеинко. Невежа [Невежа Нечаев сын Лопатин]. Невем [Невем Елизаров, кр-н (1586г.)]. Невера, Невер, Неверка. Недоброй. Недорез. Недород. Недосека. Незамайко. Незнай. Неломай [Неломай Остафьев сын Олферьева Дурново (1565г.)]. Нелюб. Немир. Немятой [Немятой Андреев сын Тишков]. Ненадобной. Непея. Непитущей. Непогодко. Непролей. Непряха. Несговорка. Несмеян. Неугод [Неугод Федоров сын Юрьева (1565г.)]. Неудача, Неудачка. Неупокой, Неупокойко. Неустрой, -йко. Неусыпа. Неуча [Неуча Молчанов, бояр. сын (1633г.)]. Нехорошей, Нехорошко, Нецветай. Огложеня. Ощеря (сердитый, показывающий зубы). Озяблой. Охлеста (озорник, наглец). Пареной. Плакса. Плохой. Плут. Плясун. Полетай. Полох [Полох Микулин], Полошко. Помогай. Порывай. Поспел, -лко. Потеха, Потешка. Пошляк. Прокуда (шалость). Простой. Прыгало. Прыткой. Пустота, Пустоха, Пустошка. Пьяной, Пьянко, -ка. Разгильдяй. Рассказ. Рахманин [Рахманин Тюленин, бояр. сын (1501г.); рахманин - на северо-востоке - веселый, разгульный щеголь; к югу и юго-западу от Москвы - вялый, хилый, глуповатый]. Резвой. Ростейгайко. Рыкун. Рыкован. Рычко. Рюма (плакса). Ряха (нарядный, аккуратный). Севрюк (угрюмый). Скугор. Скугора [Скугор Боков (1610г.); скугорить - хныкать, плакать]. Смирной, Смирко, Смиряй, -яйко. Соленой. Соня, Спячей. Сувор, -рко, -рик (нелюдим). Суета, Суятка. Суморок [Суморок Леонтьев сын Хихилев, подьячий (1479г.), суморок - мрачный]. Суторьма (суета, беспорядок). Сутырга (вздорный человек). Тарара. Таскай. Тать [Ивашко Тать, кр-н (1495г.)]. Татище [Александр Татище, помещ. (1495г.)]. Терпило. Тишина, Тиш. Торовой. Тороп. Торпище. Торуса (вздор, пустяки). Томило, -лко, -лка. Тупик [Васько Тупик]. Угрим. Упрямко. Утеш. Хабар (барыш, удача). Хвастливой. Хваст. Хитрой. Хлын. Хлыст. Хлюста (обманщик). Холуй. Хорошей. Хорош, -шко, -шка. Хруна (плакса, нытик). Черт. Шарап (грабеж). Шибан (драчун, буян). Шпынь (колкий насмешник). Шумливой, Шумляй, Шумята, Шум [Шум Семенов], Шуман, Шумило, Шумейка, Шумиха. Щаплыга (щеголь). Яровой, Ярой, Ярило, Ярец, Яруй, Ярун.

6) Социальное и экономическое положение: Селянин [Селянин, боярин (1472г.); Селянин Максимов, подьячий (1545г.)], Селя [Селя Иванов, стрелец (1605г.)]. Холоп [Холоп Митин сын Лодыгина, кр-н (XV век)]. Боярин [Мишко Боярин, кр-н (1495г.)]. Мещанин. Посадник [кр-н (1524г.)]. Бобыль [Куземка Бобыль, кр-н (1495г.) и другие кр-не]. Мироед (ов) [кр-н (1524г.)]. Пустодом [служилый человек в Сибири (1658г.)]. Богатой, -тко. Скоробогат. Бездворной [Ивашко Бездворной, москов. солдат (конец XVII века)]. Гольтепа [Ивашко Гольтепа, якутский казачий десятник (1684г.)].

7) Профессия. Занятия. Должность: Бороноволок [Дивей Бороноволоков, капитан в Путивле (1659г.)]. Быкодер. Волосомоя [Гридя Волосомоя, кр-н (XV век)]. Гончар. Дегтярь. Деготь. Дьяк [Фролка Дьяк, холоп (1491г.); Фролка или его отец имел отношение к какому-то дьяку или к делу дьяка]. Дудолад. Жемчужник. Жерновник. Звездочет. Зубоволок [Васюк Зубоволок]. Ищея [Ивашка Ищея]. Кожевник. Кожемяка. Козодав (лев). Колокольник. Колпачник. Коновал. Кошкодав. Кровопуск. Кузнец. Масленник. Мошенник, Мошон (изготовляющий мошны - кожаные кошели). Мукосев. Мыльник. Нишивошник. Овчинник. Ратай [Ратай Муратов сын, землевлад. (1555г.)]. Рогозник. Росторгуй. Рудомет (кровопускатель). Рыболов, Рыбник. Свинолуп [Степанко Свинолуп, кр-н (1628г.)]. Свинопас. Серебренник. Скоморох. Скорняк. Трубник. Холщевник. Черепан (горшечник). Шваль (швец), Швец. Ярыга.

8) Пришельцы. Место происхождения: Несвой, Ненаш. Чужой, Чужаня. Новожил. Приезжей. Новоприходец [Томилко Новоприходец (1612г.)]. Зарубежанин, Зарубежник. Инозем. Белевец [Лукьян Белевцев, боярск. сын в Путивле (1639г.)]. Казанец. Каргополец. Курчанин. Москвитин. Муромец [Петрушка Григорьев, прозвище Муромец, кр-н (XVII век)]. Ржевитин [Максимко Ржевитин, стрелец (1605г.)]. Ростовец [Тренька Ростовец, стрелец (1605г.)]. Салмозерец [Ондронко Салмозерец, казак (1614г.)]. Селенга [Ивашко Селенга, казак в Сибири, с р.Селенги (1681г.)]. Серпуховитин [Ивашко Серпуховитин, казак (1605г.)]. Черкаско.

9) Церковные отношения и элементы: Аминь [Федор Шубачеев Аминь, москов. посол в Орде (1348г.)]. Богомаз. Богомил. Богомол. Богуслав, Бугухвал (последние два имени традиционные, весьма давнего происхождения; имена с основой бого - позднего происхождения). Владычка [дьяк Алексейка, нарицательный Владычька (1377г.)]. Высокой глаголь [Семен Высокой глаголь, псковск. иконописец (1554г.)]. Грешной, Грех. Двоекрещен. Игумен [Игумен Дмитриев сын Кацташов (1565г.)]. Келарь. Кадигроб [торг, человек (1549г.)]. Неупокой [дьяк Неупокой Кокошкин]. Новокрещен, Новокщен (последнее образование из бытового языка - причастие прошедшего времени страдательного залога от кстить; крещен - от глагола книжно-церковного происхождения крестить). Поп. Попко [Попко Труфанов, кр-н (1495г.)]. Попадья [Василий Попадья]. Роздьякон. Роспопа [Роспопа Данилов, боярин (1472г.), Роспопа Симонов, кр-н (1541г.)].

Церковнославянские языковые элементы: Благой и русск. Бологой; Преподобов, Спаситель.

10) Насмешливые клички: Беспортошник(ов) [кр-н (1623г.)]. Бздуньин, Бздячий (1498г.). Болван. Булыга (дубина, неотесанный человек). Великие лапти [Игнатко Великие лапти, кр-н (1495г.)]. Выродко. Высокие щи. Выскребенец. Вострой обух. Говно (1495г.). Гузномаз [Ондрюшко Гузномаз, кр-н (1669г.)]. Долгие поньки (понька - понява). Дурак, Дурень, Дурыня. Дылда [Васька Иванов сын, прозвище Дылда, кр-н (1629г.)]. Кривой колпак. Лубяная сабля. Набезденежье. Негодяй. Олух, Олушко. Ончутка. Пердло [Данилко Перъдло, кр-н (1495г.)]. Пердун. Поганой поп [Федька Васильев, прозвище Поганой поп, кр-н (1669г.)]. Самоделка. Семихвост. Умойся грязью [Федор Умойся грязью, псковитин (1606г.)].

Сложения: глагольная часть на и имя в именительном падеже: Варивода [Василей Андреев сын Вариводин, в Костром. у. (1614г.)]. Взвернигуба [Садко повар Взвернигуба, холоп, сев.-вост. (1477г.)]. Горихвост [на сев.-вост. (1591, 1700г.)]. Дериглаз. Обернибес (-ов). Ожигибес (-ов). Падинога [с Ывашком с Олешковым с Падиногою, новгор. (1498г.)]. Подсекикорова [сев.-вост. (XVII век.)]. Прожгибок [кр-н, новгор. (1498г.)]. Пролейбрага (1550г.), Раздуйхвост. Трясисолома [Геласея Трясисолома, монах Кир.-Белозер. монастыря (1582г.)]. Урвихвост.

Из украинских фамилий: Варивода [винницкий мещанин (1552г.)]. Омочихвост [белоцерков. казак (1654г.)]. Перебейнос [запорож. полковник (1669г.).] Положихвост [кременчуг. мещанин (1563г.)]. Убейкобыла [кременец. мещанин (1563г.)] и др.

11) Животные: Баран [Боран, Баран Филипов]. Барсук [Борсук]. Бобр. Боров. Бык. Векша. Вол. Волк [Волк Курицын (1492г.)]. Волчий зуб [кр-н (1650г.)]. Волчий Хвост [воевода Владимира (984г.)]. Горностай (бояр. кр-н). Жеребило. Зай, Заяц, Зайка [Заяц Захарьин]. Кобель. Кобыла, Кобылица. Коза, Козел [Минька да Козел Денисовы дети (1555г.)]. Конь, Коняк. Корова, Рыжая корова. Кот, Котенок, Кошка. Куна, -нка, Куница. Лиса, Лиско, Лисица. Лось. Медведь, Медведка. Овца [Овца Владимиров]. Пес, Песик, Песко. Подтелок. Свинья [Лучко Свинья, кр-н (1495г.)]. Собака [Исак Собака, архимандрит Кир.-Белозер. монастыря; Собака Скобельцын, помещ. (1550г.)]. Соболь. Сука. Телица. Хомяк. Щеня, Щенко.

12) Птицы: Беркут [Беркут Блудов]. Воробей [Ефимко Воробей, кр-н (1495г.); Воробей Ортемов, кр-н (1539г.)]. Ворона [Ивашко Ворона, кр-н (1495г.); старец Ворона (XVI век)]. Гагара. Галица, Галка, Галченок. Голубь, Голубчик. Грач, Грачко, Граченок. Гусь, Гусенок. Дрозд. Дятел. Жаворонок. Журавль, Журав. Зуй. Кобец. Кречет. Кулик. Кур, Курец, Курица, Курочка. Куропат. Курятина. Лебедь. Наседка. Орел, Орлик. Потка [Левоник Потка, кр-н (1495г.)]. Ремез. Сарыч [Сарыч Шестаков, в Перми (1598г.)]. Селезень [Селезень Васюков, кр-н (1531г.)]. Синица. Снегирь. Сова. Сокол. Соловей. Сорока. Сыч [Сыч Омельянов, кр-н (1539г.)]. Тетеря. Тетера. Утенок. Цапля. Чапыра (цапля). Ястреб.

13) Насекомые. Пресмыкающиеся: Блоха. Гадинка. Гнида. Жук. Змейка. Комар, -ко. Муравей, Мураш. Муха. Паук [Паук Петров сын Заболоцкой, москов. пристав (1555г.)].

14) Рыбы: Ерш. Лещ. Окунь. Линев [помещ. (1495г.)]. Осетр. Рыба [Ивашко Рыба, Аверкиев]. Сом. Судак. Щука.

15) Растения: Арбуз. Береза. Вереско. Горох. Дуб, Дубяга. Дуброва. Калина. Капуста. Качан. Кочень. Колос. Корень, Коренко. Караган [Микитка Иванов Караган, астрахан. стрелец (1614г.); степное растение Caragon frutex - Киргизия, Казахстан]. Огурец [пономарь, Огуцом зовут (1591г.)]. Орех. Проскуряк. Рагоза [Ивашко Рогоза; Рагоза Булгаков]. Репа, Репня, Репех, Репуй16. Рокита. Стрюк, Хрен, Чеснок. Ячмень.

___
16 Личные имена от этого корня были и у других славян: Репная, в Македонии XIII-XIV веков, Репош - один из сыновей в албанской семье Ивана Кастриота (XV век), Репех - в Вост. Сибири (в XIV-XV веках), Репица - жена Пяста, в старое время у поляков.

16) Пища: Бардук (саламата или кисель из муки). Блин. Борщ [Борщ Кондратьев сын Клементьева (XVI век)]. Говядина. Гуща. Каша. Коврига. Кокура. Колоб. Коровой. Кроха. Лепеха. Оладья. Опара. Пирог. Простокиша. Сахар [Сахар Меньшево, бояр. сын (1612г.); Ивашко Сахар, кр-н (1495г.)]. "На имя Сусло" (1643г.). Тюря. Горячие щи.

17) Имена и прозвища по разным предметам: Алмаз [Алмаз Иванов, москов. дьяк (1646г.)]. Атлас. Базар. Балакирь. Бардак [стакан, кувшин; Бардак Попов, костромск. кр-н (XV век)]. Бархат [Бархат Олферьев сын Плещеев, дворян. (1566г.)]. Башмак. Болото. Борозда. Веревка. Верига. Ветошка. Волынка. Вотря (мякина). Голица (рукавица без варежки). Гвоздь. Голенище. Горшок. Гроб. "На имя Грош" (1522г.). Дерьмо. Дорога. Доска. Иголка. Кабак [Пахомко Кабак, кр-н (1495г.)]. Калита. Калуга (Колуга). Камень. Кнут. Кожух. Корман (Карман). Кошель. Лапоть. Лопата. Лужа. Мешок. Морохотье (лохмотья). Мотовило. Мочала. Мутовка. Мязря. Огарок. Онуча. Ощепок. Палка. Пика. Плетень. Полено. Путило, Путьша (XI век), Путята. Реут (большой колокол). Роспута. Ступа. Чулок. Топорище. Тулуп. Шабала (рвань, ветошь). Шило. Шуба.

18) Татарские имена: Алай [Алай Михалков, писец (1608г.)]. Ахмат [Ахмат Михайлов сын Козлов, бояр. сын (1558г.)]. Балабан, Болобан. Казыл [Треня Казыл, кр-н Сольвычегод. (1629г.)]. Касим [Яким Касим в Ростов. у. (1657г.)]. Кизилбай Самойлов сын Маринин [Ростово, дворян. (1676г.)]. Кипчак [Ивашко Кипчак, кр-н Новгор. обл. (1495г.)]. Мамай. Мансур. Мурат [Мурат Онисимов Коротков (XVIIв.)]. Ромозан [Булгак Григорьевич Ромозан, москвич (1525г.)]. Станко Саадак. Урус Коренев (1609г.). Шеремет [Шеремет Ондреев сын Вяткина, бояр. сын (1565г.)]17.

___
17 В рукописи после каждого имени, перечисляемого в этой группе, стоит сокращенное слово "Тат" и пропущено свободное место: автор имел в виду привести соответствующие татарские слова. - Примеч. сост.

19) Имя народа: Варяжко. Гречанин. Казарин. Мещерин. Мурин (арап). Немчин. Русин да Мещерин Федоровы дети Черемисиновы [послухи (XV век)]. Казарин Перфирьев сын Руской (1612г.). Татаринко. Халдей. Черемисин Караулов [рыболов (1461г.)]. Фрязин [Иван Фрязин, бояр. сын (1481г.); Фрязин Яковль, кр-н (1541г.)].

Обозревая личные имена и прозвища, наблюдаем, что наибольшая часть их относится к внешнему виду, к свойствам человека. При этом прозвище чаще всего дается по физическим недостаткам и по отрицательным свойствам. В старое время не стеснялись в отношении прозвищ никакими значениями слов. Применялись и obscoena {obscenus - непристойные, неприличные выражения; обсценный - от лат. obscoena - половые органы, задняя часть тела, извержения - моё пояснение - Agnigor}. Так было повсюду. В Далмации, например, члены одной семьи в XI веке носили прозвище Cacaunti (лат. caco; unti - множественное число от unctus - натертый, обмазанный маслом)18. Внимание было устремлено на отрицательные явления объективного и субъективного значения по отношению к человеку. Кличка ему давалась чаще всего по этим явлениям. Об отношении называемого лица к даваемому имени не возникало вопроса: называемое лицо получало кличку как нормальный словесный знак своего времени.

___
18 Другие примеры см. в статье П.Скока. Зеленин Д.К. Табу слов у народов Восточной Европы и Северной Азии // Сборник Музея антропологии и этнографии, т.IX, с.128.

Имена personalia (не прозвища) отрицательного значения могли быть такого происхождения:

1) По физическому недостатку новорожденного.

2) Применялось слово не по этимологическому его значению, а потому, что оно часто служило в качестве персонального имени. Оно не ассоциировалось со словами обыденной речи, и отрицательное значение его в применении в качестве личного имени не воспринималось: так зовут людей. Таково, по-видимому, было применение имен Бестуж (первоначально "бесстыдный"), Беспута, Роспута, Путята, Блуд, Воропай, Замешай, Ляпун, Молчан, Невежа, Невзор, Невера, Нелюб, Смиряй, Тать, Томило, Истома, Ярило-Ярун и др. Не все, носившие имя Беляй, были белыми, а Черняи или Черныши - черными.

Отрыв от семантики обыденной речи бывал и в словах топонимических; некоторые из них не переживают тех изменений, которым подвергаются слова обыденной речи, как отмечено было в предшествующей главе (о топонимии).

3) Иногда родители давали новорожденному имя с отрицательным значением в корне ради цели профилактической - чтобы предохранить ребенка от действия злых сил, уроков, недоброго глаза. Этот мотив при выборе имени для новорожденного действовал и у других народов. Такого происхождения могли быть личные имена, например, у сербов: Гнуса, Грдня (гадость), Мркша (сумрачный), Злоба, Завид; у качинцев: Арк (помет), Кöтен (половые органы), Ябал-ол (худой мальчик). Эти имена должны предохранить от зависти посторонних лиц, устрашить злые силы, отогнать их: ребенок зол, паршив, гадок, грязен, невзрачен и т.п.

Верой в магическую силу слова, представлением, что имя может воздействовать на природу человека, вызваны у разных народов и такие имена, которые должны сообщить новорожденному желательное свойство: здоровье, силу. Так, распространенными именами в этих случаях служат имена волка, медведя: русск. Волк, серб. Вук, румын. Lupul (волк), Ursul (медведь). Этот мотив действовал в выборе имени для Вука Стефановича Караджича, как реформатор сербской письменности сам сообщал об этом. У его родителей все дети умирали. Когда родился он, то ему дали имя "волк" (Вук), желая сохранить его в живых: волка вещица не может съесть. У других народов применяются собачьи имена19. Имя Собака служило не только прозвищем, но и именем также у русских: Собака Скобельцын [помещ. (1500г.)].

___
19 Зеленин Д.К. Указ. соч., с.127.
20 Там же, с.125-126.

Такого же значения имя Жив: Живко (русск., серб.), турецк. Турсун (пусть он уцелеет), туркм. Дурды (остался) и др.

О таком значении имен свидетельствует смена их. Иногда обнаруживалось, что ребенку дано неладное имя: ребенок болеет, плачет. Поэтому прибегают к перемене данного имени: нарекают иное, которое должно принести здоровье и счастье человеку. Так у вотяков, калмыков, гольдов и др.20 Русские имена Найден, Продан, Краден, Куплен, Ненаш в своем происхождении связаны были, по-видимому, как и у других народов, с магическим обрядом мнимой находки, продажи, кражи, купли ребенка. Если дети не выживают в семье, то для защиты новорожденного от злой силы, истребляющей детей, происходит обряд подмены новорожденного. Новорожденного выносят из избы вместе с сором. Посторонний человек, принявший ребенка, как бы уже совсем другого, приносит его в избу. У чувашей в этом случае ребенок получает имя Sjüppi (сор). То же бывает и у удмуртов. Поднявший ребенка с кучи сора и внесший его в избу поздравляет родителей с новорожденным. Может быть, такого происхождения было вначале и русское имя Найден (а также серб., болгар.). Чтобы показать злой силе, что в доме нет уже прежнего ребенка, а есть новый, производится мнимая купля или продажа ребенка. "Купленый" или "проданный" ребенок получает имя Продан (русск., укр., серб.). Возможно полагать, что такого значения были когда-то и имена Ненаш, Прибыток. Может быть, с тою же целью некогда давались имена птиц, так как птицы считались оберегами от болезней.

Характерной чертой в образовании личных имен феодального времени является разнообразие словообразовательных средств - суффиксов, сообщавших именам ласкательное, уменьшительное и уничижительное значение. Одно и то же имя употреблялось с разными суффиксами без особой дифференциации в значении. Например: Первуша, Первуня; Шумиха, Шумляй, Шуман; Ярец, Ярило, Яруй, Ярун и др. На разнообразии суффиксов одинакового значения отражалось затемнение значения некоторых из них, утрачивавших свою эмоциональную значимость, а затем изолированность областей феодального времени: в разных местностях для имен лиц употреблялись в некоторых именах неодинаковые суффиксы. Так, в Новгородской обл. часто применялся для мужских имен суффикс -хно: Бохно, Вахно, Грихно, Ивахно, Олехно и др.21 В местностях Среднего Поволжья продуктивен был суффикс -'ага (-ага): Васяга, Пашага... К югу от Москвы ему соответствовал суффикс -'ака (-ака): Вас'ака, Мишака.

___
21 См. примеры в статье Н.М.Петровского "О новгородских словенах" ("Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук", т.XXV, с.386-387).

В своем образовании личные имена представляли с глубокой древности две группы: 1) имена сложные и 2) имена одноосновные.

Сложные имена лиц относятся к разным временам. Одни из них были весьма древнего происхождения. Это имена со второй частью -бог, -бор, -волод, -гнѣв, -гость; -жир, -мер или -мир, -мил, -мысл, -ѣг, -полк (-пълк), -свѣт, -слав (жен. слава). В первую же часть входила основа глагольная, именная и местоименная. Глагольной основой чаще других была основа на -i: брячи- [Брячислав (1903г.)], вороти- [Воротислав (985г.)], гори- [Горислав (IX век, 1229г.)], городи- [Городислав (XII век)], дьржи- [Держикрай (1223г.)], звьни- [Звинислава (1142г.)], моли- [Молибог (1228г.)], мьсти- [Мьстибог (1202г.), Мьстислав], мути- (с носовым о) [Мутижир, в названии села в Киевской обл. 1160-1162гг. Мутижир], роди- [Родислав (1164г.)], рати- [Ратибор (1079, 1269г.), Ратислав (1256г.)], рости- (Ростислав), суди- (с носовым о) [Судимир (1147г.), Судислав (1155г.)], твьрди- [Твердислав (1208г.)], твори- [Твоример, Творимир (1043г.)], толи- [толити - утолити, Толигнѣв (1281-1282гг.)].

Под воздействием таких слов появились основы с i - вместо других тематических гласных: Станимир (1217г.), Станислав (1136г.), Будимир, Жидимир (1314г.), Жидислав (1317г.) (жидати, настоящее время жьде-ши), Желислав (1262г.) (желѣ-ти), Володимер, Володимир, Володислав (володѣ-ти). С тематическим -i также в именных и местоименных основах: Воислав (1169г.), Воибор (1162г.), Воигость (1105г.) (ср. "воевода"), Моислав (1194, 1347г.).

Другие глагольные основы: бы- (бы-ти): Събыславъ, Събыслава (1102г.); я- (я-ти - брать): Изяслав (из-я-слав), Переяслав (пере-я-слав). На значение основы указывает летописное толкование: "6501 (993). Печенѣзи придоша по онои странѣ от Сулы; Володимер же поиде противу им, и сърѣте я на Трубеши, на бродѣ, къде нынѣ Переяславль... И выпустиша печенѣзи мужь свои, и бѣ превелик зѣло и страшьн. И выступи мужь Володимерь (отрок), и узьрѣ и печенѣжин и посмъяся, бѣ бо средьнии тѣлъмь. И ястася (и схватились) и почаста (и начали) ся крѣпъко дьржати, и удави печенѣжина в руку до съмьрти и удари имь о землю. И кликнуша, и печенѣзи побѣгоша, и русь погънаша по них. Володимер же, рад быв, заложи город на бродѣ томь, и нарече и Переяславль, зане перея славу отрокъ тъ" (Повесть временных лет). Толкование обнаруживает, что личное имя Переяслав, от которого образовано было название города (Переяслав - - Переяславль) во время летописца, в начале XII века, было неизвестно составителю Повести.

Как показывают имена с глагольной основой бы-, я-, все глагольные основы в этих именах первоначально имели значение только как часть сложного имени. Основа на -i (мьсти-, суди-) приобрела значение, тождественное с созвучной формой 2 лица единственного числа повелительного наклонения позднее, но уже в доисторическое время. Под влиянием такого понимания основы на -i в сложных именах появилось имя Дажьбог - русск.; Dadzbog - польск., где русск. дажь, польск. dadz представляют форму повелительного наклонения. Образования сложных имен для названия или прозвища лиц или для названия местного пункта с повелительным наклонением в первой части приобрели затем в славянских языках широкое применение. Примеры русские и украинские указаны были выше. Сравните серб.: Газивода, Курикучя, Ломигора, Млатишума (шума - лес), Мутибара (бара - болото), Мутивода, Пушибрк (пушити - курить, брк - ус), Пециреп (пеци - пеки, реп - хвост), Пожрикобила, Прдикобила, Чешибаба и др.

В первую часть сложных имен входило также существительное, прилагательное, местоимение, с тематическим гласным , , наречие. Такое образование было продуктивным не только в эпоху доисторическую и феодальную, но и в позднейшее время. К давним образованиям относятся, например, такие:

1) С существительным в первой основе: Верхослава (1137г.), Витомир (1202г.), Витослав [в названии села в Новгородской обл. (XI век) Витославичи; вит - господин, имеющий власть], Гостомысл, Дедослав [в названии города вятичей Дедославль, (1146г.)], Жирослав (1078г.), Житомир (в названии города Житомир), Мирослав (1134г.), Пирогость (в прилагательном - названии части Киева Пирогощь), Сновид (1097г.), Тупочел.

2) С прилагательными: Беловод (1185г.), Болеслав (1167г.), Вышеслав (980г.), Вячеслав (1127, 1268г.), Добеслав (1228г.) (добь, добль, добии - лучший, славный), Доброгость (1204г.), Доброслав (1294г.), Домослав (1266г.), Дорогомил (1268г.), Милонег (1177г.), Новосил [в названии города Новосиль (1155г.)], Остромир (1057г.), Пакослав (1211г.) (корень пак, сравнительная степень паче - больше, скорей), Радогость [в названии города в Черниговской обл. Радогощь (1155г.)], Радослав (1164г.), Радонег (в названии местности в Московской обл. Радонежь, село Радонежское), Святослав, Святополк, Серослав (1157г.), Тихомир, Ярополк, Ярослав.

3) С местоимением: Вседобр [в названии села в Московской обл. Вседобричь (1328г.)], Всеслав (1187г.).

Изредка употреблялась первая основа в виде падежной формы. Так, в разных славянских языках были представлены имена: Богуслав, Богухвал, в том числе и у восточных. Ср. польск. Boguslaw, Boguchwal, Bogumil, серб. Богужив и др.

Первая часть могла быть представлена с результатом редукции, с утратой конечного гласного. Например: Богдан, Вятслав, Даньслав (1117г.), Данслав (1378г.), Людгость (в названии улицы в Новгороде Людгощичи), Ратьмир (1128, 1240 гг. [и в названии урочища в Переяславской обл. Ратьмиря Дуброва (1127г.)], Радьслав (1164г.), Радслав (1331г.), Роговолод (980, 1127 гг.).

4) С наречием - род. п. имени: Домагость [в названии города в области вятичей Домагощь (1147г.)], Домажир, Домамер (1233г.), Доманег (1176г.).

В состав личного имени или прозвища мог входить предлог (за, пере) или отрицание не: Завид (1122г.), Перевит [в названии пункта в Рязанской обл. Перевитеск], Перемил [в названии города в Волынской обл. Перемиль (1195г.)], Перемысл [в названии города Перемышль в Галицкой обл. (981, 1097 гг.); в Московской обл. (1328г.)], Перенег (1016, 1218 гг.), Пересвет (1380г.), Переслав (1162г.), Передслава (945г.), Нерадьць (1086г.). С отрицанием не в особенности многочисленны имена более позднего времени.

Такие же образования, те же языковые элементы представляют личные имена и у других славянских народов. Некоторым из этих образований имеются близкие соответствия и в языках неславянских.

Принцип образования сложных имен получил широкое применение в более позднее время, главным образом в отношении прозвищ.

Под влиянием давних образований с глагольной основой на -i (Мстислав, Держикрай.), в которых первая часть стала восприниматься как форма повелительного наклонения, появились многочисленные прозвища, образованные из повелительного наклонения и имени (в именительном падеже, а позднее в винительном): Варивода, Взвернигуба, Горихвост и др.

Еще чаще применялось образование прозвища с гласным о в первой части: Белогруд, Белозер, Белоног, Белоус, Вертоголов, Водорез, Гузномаз, Густомес, Домолега, Дубонос, Кислоквас, Кляпонос, Кривоног, Криворот, Кривошея, Кривощок, Мокроус, Моргослепой, Самоделка, Стремоус, Сухонос, Толстопят, Толстоух, Худоног, Черногуб, Черногус, Широконос и др. (XV-XVII века).

Сложные имена давнего происхождения (Святослав, Ратибор.) уже в X-XII веках не имели широкого распространения у восточных славян. Чаще всего некоторые из них применялись в княжеской среде (см. выше). После XIV века такие имена применяются редко. Некоторые из них совсем вышли из употребления: Святослав, Рогволод, Изяслав и др. По-видимому, уже в начале XII века не было личного имени Переяслав.

У сербов, в противоположность другим славянским народам, сложные имена были более устойчивы: общественно-бытовые пережитки задружно-родовой организации укрепляли в числе общественных архаизмов и некоторые архаизмы языковые, и прежде всего формы названия лиц.

Уже с давнего времени в более широком применении были сокращения сложных имен. Сокращению подвергалась чаще всего вторая часть имени. Результаты сокращения были представлены в таком виде: 1) От второй части оставался только начальный согласный - Бори-с вместо Борислав. О связи того и другого имени свидетельствует такая передача этого имени. В Ипатьевском списке летописи под 1152г. говорится: "Изяслав посла Петра Борисовича", а несколько ниже то же лицо названо по отчеству Бориславичем: "Изяслав посла Петра Бориславича".

Твори-м вместо Творимир, Ради-м вместо Радимир, Вади-м вместо Вадимир или Вадимысл, Хвали-м вместо Хвалимир, Пути-в (в названии города Путивль) вместо Путивой и др. Чаще употребляется только первая часть сложного имени, обычно в сочетании с суффиксом. Суффиксы имеют уменьшительное или ласкательное значение: Борко (1287г.), Борыня (1175г.), Борюта (1536г.), Боря (соврем.) вместо Борислав, Вышата (1043г.), Вышка (1162г.) вместо Вышеслав, Добрята [в названии села в Смоленской обл. Добрятино (1150г.)], Добрило (1164г.), Добрыня, Добрыш, Добрянко (1004г.) вместо Доброгость или Доброслав, Домаша (1176г.), Домаш (1229г.), Домата вместо Домажир, Домамир, Доманег, Домослав, Дед, Дедило, Дедилец (1177г.) вместо Дедогость, Дедослав, Жид, Жидко, Жидяга (1036г.), Жидило, Жихно вместо Жидимир, Жидислав, Жирох (1257г.), Жирошка (1197г.), Жирата (1137г.) вместо Жирослав, Люб (1204г.), Любко (1341г.), Любан (1613г.), Любен, Любим вместо Любомир, Любомысл, Путьша (1015г.), Путята (1097г.), Путило (1217г.) вместо Путивой или Путислав (сравните у поляков Pecislaw), Радко (1087г.), Радята (1268г.), Радьша (1263г.), Нерадьць (1087г.), Радило (1147г.) вместо Радогость, Радомысл, Радонег, Радослав, Ратьша (1146г.), Ратишко - Ратешка (1255г.), Ратько вместо Ратибор, Рати(ь)мир, Род (1170г.), Родка (1183г.), Родило (1169г.), Родята, Родун, Родуниско (1385г.), Святко, Святоша (1097г.), Святохна (1224г.) вместо Святослав, Святополк, Твердко, Твердило (1263г.), Твердята (1144г.) вместо Твердислав, Ярун (1170, 1246 гг.), Ярон (1213г.), Ярей (1410г.), Ярошь (1616г.), Ярыш (1224г.) вместо Ярослав, Ярополк.

В значении персонального имени с давнего времени у славян и у других народов могла употребляться форма причастия прошедшего времени страдательного залога. В применении к названию лиц эти формы утратили значение причастия, а представляли только одну из форм личного имени Ждан, Желан, Молчан, Стоян, Несмеян, Горен, Хотен, Жаден (жадѣти), Найден. В раннее время такие формы образовывались только при именах сложных. Желислав - Желан, Горислав - Горен, Хотьмысл - Хотен и др. Позднее такие формы производились и для других имен: Ждан (ждати), Молчан (молчати) и др.

Для прозвищ служили имена нарицательные, существительные и прилагательные, сочетания слов, образование превосходной степени. В качестве примера последней формы отметим одно из прозвищ XVII века Самочерной (1505г., XVII век, сев.-вост.).

Кроме нарицательных имен, из обиходного языка для прозвищ и для личных имен служили формы, образованные посредством определенных суффиксов. Как отмечено выше, в качестве характерного явления для феодального времени эти суффиксы были весьма разнообразны. Сделаем обозрение их.

: Беспута [Беспута Сабуров]. Домолега. Загреба. Ляпа [Ляпун]. Мяка [Мягкой]. Невера. Недомолва. Недосека. Незаснепа. Немира [Немир]. Неусыпа. Неуча Молчанов (1633г.). Осмыга. Охлеста, Охлюста. Перепеча. Роспута да Беспута [кр-не (1560г.)]. Ряба. Скугора. Стрига [Стрига Онтонов сын].

-'а (): Коверя. Коня [Конь, Коняй]. Миля [Милой]. Опаля. Петеля. Селя [Селянин]. Ширя [Ширяй]. Щеня.

:

1) От глагольных основ:

а) Докучай, -айко. Гуляй, -яйко. Замарай, -айко. Захворай. Колупай [Колупай Михайлов сын Приклонской (1528г.)]. Незнай. Неломай [Неломай Остафьев сын Олферьева Дурново (1565г.)]. Несвитай. Нецветай. Нечай. Опекай. Погадай. Покатай. Полетай. Помогай. Порывай. Путай, -айко. Растегай. Сугоняй. Таскай.

б) Неумой. Неустрой, Строй.

в) Непролей. Поспей [Поспей Углечении (1566г.)].

г) Балуй, Расторгуй.

2) От прочих основ: Воропай (вороп - грабеж, набег). Домой [Домец, Домаха].

-'ай (-яй), -'ай-ко, -ей, -ей-ко, -ей-ка. Здесь суффикс был тоже при глагольной основе на -'а и (ѣ). От таких форм отвлечен был позднее суффикс -'ай, -ей и стал входить в образование формы с другой основой.

С глагольной основой: Наделяйко. Смышляй. Глядей (Гляд). Шумейка.

С прочими основами: Беляй (Белой). Коняй (Коня, Конь). Миляй. Смиряй (Смирной). Черняй, Ширяй (Широкой, Ширя). Шумляй (Шумливой, Шумило, Шум). Малей (Малой, Малец). Надей (Надежа). Поздней (Поздняк).

-ан, -ован, -'ана: Брюхан (Брюхо). Воропан [вороп: "едини (из половцев) сташа у града, ратию борюще, а друзии поидоша Кыеву и пустиша на вороп межю Киев и Вышегород" (Пов. врем. лет, 1093г.)]. Высочан (Высочко, Высокой). Губан (Губа, Губарь, Губастой). Глухан (Глухой). Друган (Друг). Лобан (Лоб). Носан. Плехан. Пузан (Пузо). Ратман (Ратимир). Русан, Русой, Русанец. Сухан (Сухой). Черепан (Гридя Череп). Шостан (Шостой, Шостак). Шуман (Шумило, Шум). Милован (Милой, Миляй). Рыкован (Рыкун). Беляна.

Как видно, значение этого суффикса (-ан) - указать на обладание чем-либо выдающимся: имеющий большое брюхо, большой нос, глухоту, белый цвет, склонный к дружбе. В немногих случаях -ан не представляет ясно выраженного значения: Шостан - Шостак, Ратман - Ратмир.

-ман: Батман (1504г.) (Батура, Батута, Батус). Рахман, Рахманин. Прилагательное рахманной или рохманной: на юге - вялый, хилый, на северо-востоке - веселый, щеголь. Ср. также рахля или рохля - разиня, вялый человек. В качестве имени употреблялся корень и без суффикса -ман: Рах [сын боярский во Владимиро-Волынской обл. (1281г.)], Рох - на западе (1529г.). Суффиксом мог быть гласный , -ь-ко: Рашко - украин. (1596г.). Рошко - на западе (1651г.). Ср. серб. имя Рашман и другие имена на -ман: Душман, Шишман, Видман...22

___
22 Нет основания производить имя Рахман от восточных браминов, врахманов, как полагал А.И.Соболевский ("Сборник русского языка и словесности Академии наук", т.88, с.245).

-н'а (-ня): Головня (Голова). Гугня (Гугнивой). Домашня (Домашней). Павел да Замятня Нечаевы дети Варнавина (1566г.). Охотня (Охота). Пучня (Пучко, Пучок). Репня (Репа, Репех). Слабня. Челядня. Четвертня (Четвертой, Четвертка, Четвертуня).

-ан', -он'а', -ин'а, -ун'а, -ын'а: Вашаня. Губаня (Губа, Губарь, Губастой). Останя (Остан, Осташ). Ушаня (Ушак, Ушатой). Чеканя (Чехоня). Чужаня (Чужой).

Жидченя (Жидко, Жид вместо Жидимир). Новоженя. Огложеня. Козел. Петреня. Раченя [Рак, Михайло Рак, бояр. (1481г.)]. Треня (Третьяк).

Долгиня (Долгой). Пестриня (Пестрой). Плоскиня [Ивашка Плоской (1500г.)].

Первуня (Первой, Первуша). Пятуня (Пятой, Пятушка). Торшуня (Торх). Четвертуня (Четвертой). Шебуня (Шибай, Шибан). Шестуня (Шестой, Шестак).

Чистюня (Чистой). Гордыня (Гордой). Добрыня (Доброй). Дурыня (Дурень, Дурной, Дурак). Космыня. Попыня (Поп, Попко, Попок).

-ен': Гулень (Гуляй). Дурень. Кислены (Кислой).

-та: Немта (Немой).

-ава: Чернава (Черной).

-ат: Чернат (Черной).

-ар', -ор', -ор: Лихарь (Лихач, Лихой). Жихарь, Жихорь, Жихор (Жиха).

-ка (-ко): Бессонка (Бессон). Брилка (Брила). Валуйка (Валуй). Всячинка. Вторка (Второй). Вятка (Вят). Гнуска (Гнуса). Горячка - Горяшка (Горячей). Девятка (Девятой). Дутка (Дутой). Злобка (Злоба). Козка (Коза). Кунка (Куна, Куница). Мокрушка. Невежка (Невежа). Несговорка. Носка (Нос, Носан). Нырка (Ныра). Плешка (Плехан). Плошка (Плохой). Потешка (Потеха). Пятка (Пятой). Серка (Сера). Сулятка. Хорошка (Хорошей). Шейка (Шея) и др.

-ко (-ка): Беляйко, Белянко. Беско (Бес, Бесомыка). Бестужко. Бесчастко. Брюшко (Брюхо, Брюхан). Выродко. Гладко (Гладкой). Горяинко (Горяин). Дулебко. Жадко. Животко. Жуйко. Жучко (Жук). Завьялко. Зубко. Кинжалко. Комарко. Коняшко. Котко. Лиско (Лиса). Лихачко. Медведко. Меньшичко (Меньшой). Негодяйко. Незамайко. Немко (Немой). Непогодко. Нехорошко. Нечайко (Нечай). Новинко (Новик). Носко. Песко (Пес). Пешко (Пешей). Плешко. Посничко. Полошко (Полох). Пьянко. Пятко. Ростегайко. Серко (Сера). Сивко, Смирко (Смирной). Смолко (Смола). Суворко. Тучко (Туча). Ушачко. Хорошко. Шестачко (Шестак, Шестой ...).

-ак, -'ак, -ачко (-ашко), -'ака: Беляк (Беляй). Голяк (Голой). Душак (Душан, Душа). Коняк, Коняшко (Конь, Коня). Лысак (Лысой). Меньшак (Меньшой, -ик). Миляка. Новак. Паршак (Парша). Плешак (Плешивой, Плешко). Поздяк, Позняк, Познячко (Поздей, Позной). Пошляк. Росляк. Рудак Стефанов (Руда, Рудко). Смиряка. Третьяк, Третьячко (Третей). Худяк (Худой). Шостак, Шостачко (Шестой). Щербак (Щербатой, Щерб).

-ок, -енок: Бесок (Бес, Беско). Волчок, Волченок. Галченок (Галка). Голдобенок. Граченок (Грач, Грачка). Гусенок (Гусь). Жучок, Жученок (Жук, Жучка). Зубок (Зубатой, Зуб, Зубец, Зубко). Кисленок (Кислой). Лобоненок (Лоб). Носок (Носко, Нос). Останок. Репенок (Репа, Репех, Репня).

-ик: Карпик. Кляпик Яропкин (Кляпа). Малик (Малой, Малец). Меньшик (Меньшой). Нестерик (Нестер). Новик (Новой, Новак). Орлик (Орел). Песик (Пес. Песко). Пестрик (Пестрой), Позник (Позной, Позняк). Русаник (Русан, Русой). Семик (Семой). Суворик (Сувор, Суворко). Сычик (Сыч). Толстик (Толстой). Тупик (Тупой).

-ица: Безлепица. Беляница (Беляй). Козица (Коза, Козка). Омашница (Омачко). Тупица (Тупик). Черница (Чернь, Чернец).

-ец: Белотелец. Воронец (Вороной). Вялец (Вялой). Дедилец, (Дедило, Дед). Домец (Домашней, Домой). Зубец (Зуб, Зубко). Коренец (Корень, Коренко). Кудрявец (Кудрявой). Курец (Кур). Малец (Малой). Нелюбец. Одинец. Пестрец (Пестрой). Пузанец (Пузан). Румянец (Румяной). Сивец (Сивой, Сивко). Ширяец (Ширяй). Ярец (Ярило, Ярой).

Суффикс -ец с давнего времени имел в этих именах уменьшительно-уничижительное значение. С таким суффиксом в "Повести временных лет" даны имена лиц, к которым составитель свода относился враждебно, отрицательно. В числе убийц Бориса "окаянных" и "законопреступных" был Талец (Тальць) (1015г.). Убийцей кн. Ярополка был Нерадец (Нерадьць) трьклятый (1086г.).

В такой же форме назван позднее ростовский епископ Федор, сделавший много плохого: Федорьць (1169г.). На значение суффикса -ьць (-ец) определенно указано в Прологе (1174г.) под 28 апр.: "добре подвизався ко цьркви божий и Феодорьца (епископа), за укоризну тако называема, сего блаж. Кирилл обличи и проклят".

: глагольная основа с суффиксом -лъ-: Поспел, Поспелко (часто, реже Поспелой).

-ло: Пердло [Данилко Пердло, кр-н (1495г.)]. Прыгало. Свирло [фам. Сверлов; Свирид]. Сморкало. Харло [фам. Харлов; Харлампий]. Юрло [фам. Юрлов; Юрьи].

-ило: Блудило [Блуд]. Гнездило (Гнездо). Дедило (Дед). Добрило (1164г.). Дрочило (Дрок). Жеребило [Жеребец, боярин костромской (1306г.); Нестерик Жеребец, кр-н (1500г.)]. Жидило (Жидислав, Жидята). Нежило [Нежата, Нежатина нива (1078г.)]. Нездило. Петрило (Петр). Путило (Путьша, Путята, Путивой). Пушило Михайлов, дьяк [(1566г.), Пух]. Радило [(1147г.) Радко, Радослав]. Седило (Седой). Селило. Судило Нежатич, новгородец [(1140г.), Судимир или Судислав]. Твердило (Твердислав). Терпило (Терпил.). Томило (Томислав). Торшило [Торх, Торх Ондреев сын Плещеева (1495г.)]. Шумило, -лка [Шумило Минин сын Безносой (XVII век)]. Явило (1232, 1327 гг.), [Яволод (1209г.)]. Ярило (Ярой, Ярун, Ярополк, Ярослав).

После гласного -йло: Губайло [в названии села Московской обл. Губайлово], Шувайло [в названии села Московской обл. Шувайлово].

Имена на -ило имели уменьшительное значение.

-им: Бутрим (Бутримов). Лаврим (Лавримов; Лавр.). Шалим.

Значение этого суффикса - уменьшительное.

Ср. с тем же суффиксом нарицательные имена: отчим (отъчим), нелюдим, подхалим, проходим -ец; женский род - женима (церк.-сл., древнечешск.) - наложница, собственно - женишка.

-да: Баланда, Боланда (баланда - шатун, болтун). Булда (ср. забулдыга), Дурда, Дыдылда.

Суффикс -да имеет презрительное значение: дурында - дурак, баланда, шленда - шатун и др.

-'ата: Вышата (1043г.). Жидята [Жидислав (1252г.)]. Жирята (Жирослав, Жирой). Милята (Милой). Нежата (1078г.). Острята (Остромир). Путята [(XI век, 1284, 1577 гг.), Путевой, Путеслав]. Славята (1095г.). Твердята [Твердислав (1206г.), Твердило (1240г.)]. Шумята (Шумило, Шум).

-ота: Вахота. Лугота. Мякота (Мягкой, Мякуш). Пустота (Пустоха).

-ута, -'ута: Батута (см. Батман). Лазута [1076, 1359 гг., бояр. 1536г., кр-н.] Лесута, Макута. Малюта (Малой, Малец). Мирута (Мирослав). Могута (1008г.). Слобута [Ондрей Слобута, кр-н (XV век), сев.-вост.; Василий Слобода, каргополец (XVI век)]. Сманута [Сманута Микифоров, кр-н (1539г.), сев.-вост.].

-ас: Кубас, Кукас (Кукан). Мордас. Рыкас (Рыкун, Рыкован). Булгас (-ов, Булгаков). Быкас (-ов, Быков). Варгас [-ов, Варган Григорьев москов. дьяк (1537г.)]. Дурас (-ов, Дураков). Лобас (-ов, Лобанов). Шалдас (-ов, шаболда - болтун, врун).

-ис: Бабис. Веденис. Иванис. Значение этого суффикса уменьшительное.

-ус: Батус (Батура, Батман). Бобрус (Бобр). : Олех (Олексей).

-аха: Зубаха (Зубатой). Домаха (Домой, Домец, Домашней, Домажир). Тепляха (Теплой).

-са: Букса. Бурса. Неболса - в фамилии Неболсин. Кулюкса - в фамилии Кулюксин (ср. глагол куликать - кутить, гулять). Чукса - в фамилии Чуксин.

-ех, -еха: Репех. Демеха Гвоздев (1605г.).

-иха: Звониха. Окориха. Чешиха. Шумиха.

-оха, -уха: Жироха. Жируха (Жирой, Жирослав). Пустоха (Пустой).

-хно: Ахно (А-хно; А - от какого-нибудь личного имени, начинавшегося этим гласным: Агапий, Акакий...). Белехно, Белохно. Болтухно. Бохно (Борис?23). Братухно. Вахно. Вохно. Жирохно (Жирослав). Ивахно. Олехно, Остахно (Евстафий). Перъдухно (Пердло). Прохно (Прокофий или Прохор). Смехно (Семен, Смен). Трохно (Трофим?24). Юхно (Юрий). Яхно (Яков) и многие другие из Новгородской обл.

___
23,24 Так в рукописи. - Примеч. сост.

-ух, -уха: Белуха (Белой). Глядуха (Гляд, Глядко). Говоруха (Говор). Дедух (Дед). Жируха (Жироха, Жирята, Жирослав). Конюх, Конюха (Конь, Коня, Коняй). Пеструха (Пестрой). Пятух (Пятой, Пятун). Рябуха (Рябой).

-ша: Кирша. Конша (Конуша). Левша. Мельша. Мокша (Мокруша). Парша. Путьша [один из убийц Бориса (1015г.)]. Ратша (Ратай, Ратко, Ратибор, Ратьмир).

-ша или -иша, в именах: Любишка (Любим). Мотиша (945г.) (Мстислав). Мурзишка (Мурза). Новиша (Новик). Радиша (Радим, Радко). Ратишка (Ратай, Ратибор). Ступиша (Ступа).

-шка, -шко: Богдашко, Глушко (Глухой, Глухарь). Юшка (Юрий) и др.

-аш, -аша, -ашка, -ашко: Балаш. Беляш. Гневаш. Гнедаш. Горяш, Горяша, Горяшка. Домаш. Корташ (Кортавой). Коняшко. Кудряш. Леваш (Лобан). Ломаш (Ломок, Ломака). Любаш (Любан, Любомир). Некраш (Некрас). Новаш. Новаша (Новак, Новик). Осташ.

-ош, -оша: Гневош (Гневаш). Торгоша. Худиша (Худой, Худяк). Ярмош.

-уш, -уша, - уша, -ушка, -ушко: Вторушка. Конуша (Конша). Конюша (Конь, Коня, Конюх). Ляпушка (Ляпун). Мокруша (Мокрой). Мякуш (Мягкой, Мякота). Найдюшка (Найден). Онтуш (Онтон). Первуша (Первой). Пятушка, Пятюшка (Пятой). Хрипуша (Хрипун).

-ыш, -ышка, -ышко: Вторышка. Гладыш (Гладкой). Голышка (Голой). Коныш (Конуша, Конша). Первыш (Первуша, Первой). Худышко (Худой, Худяк). Черныш (Черной, Чернь, Чернец).

- ук: Васюк. Корюк. Малюк (Малой, Малец). Милюк (Милой). Митюк. Паршук.

-ище: Бобрище(в). Братище. Вельтище(в). Павлище. Петрище. Псище. Ртище [Рот; Алешка Рот (1672г.)]. Татище [Тать; Ивашко Тать (1495г.)]. Торпище (Тороп). Турище - Турыще (Тур).

Значение - уменьшительное. Сравните запись в спике Лествицы 1412г. (собр. Ундольского): "послѣднѣго в грѣшницѣх чрнщ (= черничища). Аврмща (Аврамища)". В такой же уничижительной форме записал свое имя и другой переписчик Лествицы того же года: "чрнщ Грмнща" (= черничища Германища - родительный падеж, т.е. чернец Герман25). Такой формой называет себя и известный игумен Белозерского монастыря Кирилл в своих наставительных посланиях князьям. Например, в посланиях к кн. Василию Дмитриевичу, звенигородскому кн. Георгию Дмитриевичу (в начале XV века): "Господину благоверному князю Георгию Дмитриевичу, Кирилище черньчище. с своею братицею. много челом бьем."26

___
25 Соболевский А.И. Славяно-русская палеография, изд.2. СПб., 1908, с.33.
26 Буслаев Ф. Историческая хрестоматия церковнославянского и древнерусского языков. М., 1861, с.927-931.

-'ага, -'ака: Дубяга (Дуб). Летяга. Мосяга. Виляка. Васяка.

-ыга, -'ыка: Коныга (Коныш, Конша, Конуша). Коротыга (Коротыш, Короткой). Котыга (Кот). Малыга (Малой, Малец). Ярыга (Ярой, Ярец). Лобыка (Лоб, Лобан). Худыка (Худой, Худяк).

-уй: Милуй. Репуй (Репа, Репех, Репня). Яропуй (Ярополк). Яруй (Ярой, Яровой, Ярило, Ярун).

-ул'а: Рыкуля (Рыкун, Рык, Рычко). -улко: Панулко (Пан, Панушко, Павел).

-ун, -унка: Вторунка (Второй). Гладун (Гладкой, Гладыш). Глазун (Глаз, Глазатой). Голунка (Голой, Голыш). Дедун (Дед). Найдун (Найден). Пердун (Пердло). Пятунка (Пятой). Рыкун (Рыкован). Седун (Седой). Хрипун. Шестунка (Шестой, Шестак). Ярун (Ярой).

Суффиксы, входившие в состав личных имен и прозвищ, были давнего происхождения. Древние памятники русского письма XI-XIV веков свидетельствуют о многих из этих суффиксов. В период московского абсолютизма, в XV-XVII веках, в особенности в частом применении был суффикс уменьшительного значения -ка в связи с абсолютистическими тенденциями великих князей и уничижением личности не только в политических, но и в классовых отношениях того времени. Бояре и прочие лица верхов были перед лицом великого князя Юрками, Васьками, Денисками, а по отношению к низшим классам "государями"; крестьяне же и низшего ранга служилые люди были "людишками", Ивашками, Якимками, Первуньками и т.д.

Тот же общественно-политического содержания стиль отражался и на именах нерусских лиц: их имена русифицируются и, сопровождаемые суффиксом -ка, получают уменьшительное значение, а отчество представляется в русской форме приказного стиля, на -ов. В некоторых личных именах находятся суффиксы, одинаковые с суффиксами имен нарицательных. Но значение их не совпадает. Форма личного имени представляет более позднее образование, чем соответствующее нарицательное имя, и суффикс в личном имени имеет специфически ономастическое значение, отличное от значения соответствующего суффикса в имени нарицательном. Например, имена нарицательные с суффиксом -ыня- имеют значение отвлеченное: гордыня - гордость, добрыня - доброта. Имена же личные не представляют этой отвлеченности: это названия конкретных лиц, указывающие на качество носителя имени: Гордыня или Гордой, Добрыня или Доброй, Дурыня или Дурной. По образцу этих имен образованы и такие, в которых значение качества суффикса -ыня уже ослаблено: Попыня (Поп), Космыня.

Различны значения и суффиксов -ина, -ня, -ица, -ыш: Тишина и тишина, Дружина (Друг, Друган) и дружина, Тупица (Тупик, Тупой) и тупица; Голыши и голыш; Челядня и челядня (помещение для челяди). Головня (Голова, Голован) и головня (головешка; ржавчина в колосе; название растения). Отличается и окончание в именах личных и нарицательных: в таких именах, как Невера, Недомолва, Недосека, Ряба и др., значение совсем не то, что в именах вера, молва,ряба...: в первых указывает на форму имени конкретного лица, во вторых - окончание имен женского рода.

Отсутствие суффикса. Для имен и прозвищ часто служила форма бессуффиксальная. Такие формы были двоякого образования.

1) Одни из них представляют собою сложные формы, второю частью которых было имя существительное, без особого суффикса, оканчивавшееся на согласный (по утрате конечного гласного ъ, о): Белокопыт, Тупочел, Гнилозуб, Голозуб, Кособрюх, Корноух, Кривоног, Салогруз, Семихвост, Сухощек, Сухорук.

Реже, употреблялись формы с окончанием прилагательных: Долгорукой, Сухорукой.

Образования прилагательных со второй именной частью, оканчивавшейся на (муж. р.), (жен. р.), (ср. р.) и образованной от имени существительного, употреблялись с давнего времени. Памятники старой славянской письменности XI-XIII веков свидетельствуют об этом: Сухорукъ, Четвѣроногъ,милосьрдъ...

2) В давнее время с окончанием , , в значении прилагательных без особых суффиксов были также формы, образованные от существительных, с префиксом: безокъ, безрукъ. Такие образования для применения в качестве прозвищ были продуктивны в русском языке и в давнее и в позднее время - Ивашко Безмен (1668г.). В этом применении, в качестве прозвища определенного лица, прилагательные по своему значению переходили в категорию существительных, а употребляясь в значении последних, они приближались к существительным и по звуковому оформлению.

У русских прозвища на согласный были и в сочетании с отрицанием не: Невер (но Вера), Нелюб (но Любим), Недорез (но Резан).

Такое же образование имели и прозвища от прилагательных с предлогом, а также и без предлога: Беззуб (ср. и прозвище Беззубой), Безнос (и - Безносой), Бессон (и - Бессонной).

Без префикса: Глаз (ср. и прозвище Глазатой), Голод (и - Голодной), Горб (и - Горбатой), Неугод (но Угодной), Ус (и - Усатой).

Вторичного происхождения и прилагательные в форме кратких, именных прилагательных: Бесстуж (ср. и прозвище Бесстужей), Глух (и - Глухой, Глухарь), Ряб (и - Рябой), Сиз (и - Сизой), Чубар (и - Чубарой), Щерб (и - Щербатой).

Иногда в таких случаях форма прозвища имела окончание на гласный, как соответствующее имя существительное. Это ясно указывает на значение прозвищ, производных от имен прилагательных, как на значение имен существительных: Губа (ср. прозвище Губастой, Губан) и др.

Таково было образование имен и прозвищ. Способы образования их не были ограничены только русскою областью: те же языковые элементы ономастики представляют и другие славянские языки. Одинаковые условия родового быта в давнее время у славянских народов, взаимоотношения между ними, одинаковые общественно-бытовые переживания в эпоху феодализма обусловили собою общие черты в славянской ономастике.

Одинаково было и этимологическое значение многих личных [имен] и прозвищ, как одинаковы были и обстоятельства их появления.

Для восточных славян отмечено было, что давние сложные имена (Воротислав, Доманег, Передяслав...) стали неактуальными. Но там, где в жизни более значительны были пережитки родовой формации, там сохранилась в большей степени и архаичность в ономастических образованиях. Так, у сербов и хорватов не только в феодальное время, но и в более новое сложные образования личных имен сохранили свою актуальность.

 

Смена фамилий и личных имен

Публикуется по изданию: Селищев А.М. Смена фамилий и личных имен // Учен. зап. Тартуского ун-та. Вып. 284. Тарту, 1971. (Труды по знаковым системам. V), с.493-500.

Революционные процессы в классовых отношениях и в общественно-бытовой жизни отразились соответствующим образом и в языке. Главнейшие из языковых явлений революционного времени отмечены, хотя и в сжатом виде, в статье "О языке современной деревни" ("Земля Советская", №9, 1932). В предлагаемой теперь статье я хочу остановить внимание читателей на процессе, происходящем в последние годы в фамилиях и в личных именах; много лиц, недовольных своими фамилиями и именами, заменяют их другими. Эта замена обусловлена разными обстоятельствами бытового обихода, идеологическим содержанием жизни в Советском Союзе, общественной и культурной ориентацией лица. Меняют фамилии и имена жители города и села. Важно изучить процесс этой перемены: он обнаруживает много явлений общественного, культурного, бытового и лингвистического значения.

1) Заявляют протесты против фамильных названий, данных в прошлом, как насмешек, оскорбительных прозвищ. Теперь, в противоположность дореволюционному времени, имеется возможность без труда освободиться от кличек прошлого.

2) Различные тенденции современной эпохи отражаются как на отказе от старых фамилий, так и на выборе новых.

3) В некоторых новых фамилиях ясно выражается культурная и обиходно-бытовая ориентация лица.

4) Для лингвиста и для языковой практики не лишним будет учесть следующие явления в процессе перемены фамилий и личных имен:

а) изменения бытового значения некоторых фамильных названий и личных имен;

б) актуальность и неактуальность тех или иных форм для фамилий;

в) суффиксы, продуктивные в образовании фамилий, и значение этих суффиксов;

г) образование новой основы для фамильных названий.

Все это побуждает меня сообщить результаты своих наблюдений над переменами фамилий и личных имен. Данные относятся к 1930-1933 годам и извлечены из публикаций, печатающихся в "Известиях" ЦИК СССР1.

___
1 Статистическую группировку данных относительно перемены фамилий и имен за 1925-1927гг. см. в статье И.Н.Шпильрейна: "О перемене имен и фамилий" (журн. "Психотехника и психофизиология труда", 1929, № 4, с.285-286).

I

Чаще всего раздаются голоса протеста против фамилий, этимологическое значение которых неприятно для носителей их - неприятно в бытовом отношении. Протестуют против фамилий, данных некогда по имени некоторых животных, в особенности по имени в назывной форме (в именительном падеже, - Бык, Козел) или в уменьшительной форме (Гадючка, Гадючкин, Курочка). Не желают больше носить фамилии, производные от таких имен: собака, собачка, сука, кобель, жеребец, мерин, кляча, кобыла, кобылка, бык, корова, коровка, баран, овечка, хряк, свинья, чушка, козел, коза, заяц, кошка, кот, крыса, суслик, курица, королек, гусь, ворона, галка, попугай, тетеря (тетерев), пичужка, зуй (кулик), таракан, козявка, блоха, гнида, вошь, гадюка, лягушка, рак. Меняют фамилии: Собакин (несколько), Собачкин, Кобелев (несколько), Кобельковы, Сукин (несколько), Жеребцов (несколько), Меринов, Кобылин (3), Рябокобыла, Клячин, Бык (2), Коровин, Коровкин, Хряков (2), Баранов (2), Овечкин, Свиньин (3), Свинкин, Чушкин (2), Козел, Козловы, Козий, Чернокоз, Зайцев, Кошкин, Кот, Котик, Крыса, Кривокрыса, Крысов (2), Крысины, Крыскин, Крысенков, Сусликов, Курицын (2), Курочка (2), Курочкин, Куркин, Корольков, Гусев (2), Гусакова, Тетерин, Пичугин, Пичужкин (2), Ворона (2), Попугаев, Зуй, Тараканов, Козявкин, Гадюкин, Гадючка, Гадючко, Гадючкин, Лягушкин, Гнида, Гнидин, Вшивых, Блоха, Блохин (несколько), Рак, Ракин.

Отвергаются также фамильные прозвища, данные по каким-нибудь отношениям к собакам, к свиньям, к козам, к жеребцам: Псарев, Свинарев, Свинобоев, Поросятников, Козадуев (3), Перникоза, Убейсобака, Убейкобыла, Коновалов.

От прошлого унаследовали многие семьи свои фамилии, основанные на отрицательных прозвищах, полученных когда-то их предками. Теперь носители таких фамилий отбрасывают нехорошую репутацию своих предков: Негодяев (много), Нехорошев (2), Лентяев, Разгильдяев (несколько), Трусов, Брехунов, Кляузниковы, Нахаловы, Дряневы, Блудовы, Шлюхина, Подхалимовы (2), Кривда, Плакса, Чванкин, Хайло, Дикарев, Шелопаев, Обманщиков, Живодеров, Задиралов, Подковыркин. Последняя фамилия, Подковыркин, теперь связывается с глаголом "подковыривать" в значении "придираться", "поддевать кого-нибудь". Раньше же, в иной общественно-бытовой среде значение этой фамилии было иное: носитель ее имел какое-то отношение к "подковырке", - к кривому шилу ("подковырка"), которым подковыривают, плетут лапти.

В особенности много лиц, меняющих свой фамильный знак, производный от имени "дурак": Дураков. Отказываются от своих фамилий и Дурневы, Дурновы, Дурноляпов, Дурилов, Дурняков. По той же причине меняются фамилии: Самодуров (несколько), Самодуркин, Балда, Балдаков, Балдуев, Балдашкин (2), Дубина, Шалавин.

Иронией теперь звучит и фамилия Благонадежных, образованная от прилагательного "благонадежный". Это прилагательное в дореволюционное время часто применялось в административной сфере в значении политической благонадежности лица. Теперь эта прежняя "благонадежность" одиозна. От фамилии, связанной с этим словом, отказываются.

Отказываются потомки и от таких фамилий, которые пошли от клички, вызванной невзрачным видом и физическим недостатком родоначальников этих фамилий. Та же судьба и фамилий-кличек по какой-нибудь части тела: Уродовы, Растреплин, Безобразовы, Жирный, Слюньков, Плешков, Лысый, Сопляков (несколько), Соплины, Саплев, Рылов (2), Волосатых, Ноздрачев, Курносов (несколько), Безносиковы (несколько), Трегубов, Пузанов, Пузыня, Брюшинина, Голопузов, Кособрюхов (2), Пупков (2), Пупковы, Белопупенко, Пупкин, Синепупов, Пупченко, Гузик, Гузенко, Вислобоков, Семиколенный (2), Затылкин, Кривошеев, Кривошеин, Безруков, Сухаруков, Сухоручкин, Косолапов (несколько), Худоногов, Пяткин, Кривов, Глухотко, Глухонемой, Безушко, Картавых, Скопец, Пискун, Пискунов, Чирьев, Бородавкин.

Отвергаются фамилии, производные от глаголов, обозначающих действия и явления отрицательного свойства: Вырвихвост, Вырвихвостов, Жуйборода, Заплюйсвечка, Засыпкин, Дристушкин, Поносов, Бздулев, Бздюлев, Грабежов, Перебейнос, Тягнибеда (2), Тащилина, Теряев, Прохватилов, Подкопаев.

Отбрасываются фамилии, образованные из иронических, грубых и оскорбительных кличек. Например: Бардаков (несколько) - Бардаченко, Котяхов, Шевяков, Дырин, Дыров, Дырочкин, Белохвостиков, Шкода, Нетреба, Ковардаков, Закаблук, Шутов, Кулибаба, Лихобаба, Лихобабин, Сорокобабкин, Семидевкин, Шлюхин(а), Кощеев, Безштанько, Бесштанов, Холоша (украин. "штанина"), Подкорытов, Портянкин, Кукурекин, Легкий, Мелкий, Безфамильный, Бессмертный, Серый, Кислый, Кисляков, Квашина, Скороспелова, Варенов, Водопьянов, Лепетун, Купленный, Неизвестный, Непомнящий (2), Тряпочкин, Рюмочкин.

Некоторые фамильные имена стали восприниматься с иным значением сравнительно с значением, которое было свойственно им в более раннее время. Так, отказываются от фамилий "Буза", "Бузинник". Теперь эти имена ассоциируются с "бузой", - со склокой, явлением отрицательным в общественной жизни. Но фамилия "Буза" имела некогда отношение к напитку "буза", а "Бузинник" - фамилия по названию растения "бузинник" ("бузина"). Приобрели в общежитии нехороший оттенок в значении фамилии, производные от имени зверька "куна" - Кункин (несколько), Кунников, Кунский, Кунщиков (несколько), Куницын. Эти фамилии стали ассоциироваться у многих лиц с именем "кунка" иного значения ("vulva"). Не со значением растения "хрен", а со словом ругани ("Эх, ты, старый хрен!") стали связываться у многих фамилии с этим корнем. Поэтому немало Хреновых меняет свои фамилии. Хренкин из Вольска также решил бросить свою фамилию и взять новую: Невский. Выше было отмечено изменение значения фамилии "Подковыркин".

Многие отказываются от фамилий, образованных от личных имен в уменьшительной форме или от таких личных имен, которые в дореволюционное время приобрели "простонародный" колорит: - Алексашкин, Машкин, Галашкин, Гаврилов, Захаров, Иванушкин, Корнеев, Малафеев, Маврин, Мирошников, Михеев, Парфенов, Сидоров, Титков, Трефилов, Федотов, Феклин, Фомин и др. Об этом мотиве отказа от таких фамилий свидетельствуют перемены "простонародных" личных имен: Мавра, Малафей, Фома, Фекла и др. Свидетельствуют о том же и новые фамилии: Корнеев Николай стал называть себя так: Берг Анатолий, Парфенов - Толстой, Захаров - Чудовский, Трефилов Федот - Седов Александр, Федотов Ефим - Алексеев Владимир, Феклин - Февральский, Малафеев - Градов и др.

Во многих случаях перемена фамилии вызвана тем, что прежняя фамилия созвучна в той или иной мере (хотя и не родственна этимологически) со словом, значение которого не прилично для фамильного имени. Сюда относятся и русские слова, основное значение которых стало неясно, и еще больше слов нерусских, но созвучных с русскими словами - Бардаш, Бзникин, Бляшкин, Бомбрюхов, Воропаев, Восс, Дергобузов, Дурман, Епова, Епин, Зерук, Куйкин, Кук, Куква, Куць, Лапузо, Матюкова, Пиндюрин, Пипкин (2), Пшик, Серина, Серухин, Серюков, Посерюгина, Самданова, Сисин (2), Сиков, Сисяева, Срулихис, Тютюнов, Хамкин, Херов, Шиш и др.

Неприятными являются фамилии в форме именительного падежа, в особенности от имен прозаического значения, а также фамилии сложные, состоящие из глагола в повелительном наклонении и из имени существительного - Байдак (украин. "байдак" - "барка"), Блоха, Бухгалтер, Бык, Гарбуз, Глухонемой, Голод, Голуб, Гребень, Детина, Дехтяр, Дубина, Закройщик, Зуб, Картофель (2), Кисель, Козий, Колоша, Кот, Купленный, Лапа, Лев, Лепетун, Лысый, Метла, Могила, Могильный, Муховоз, Надточий, Нетреба, Новик, Половой, Портянко, Пузыня, Резник, Свистун, Середа (2), Сковорода (2), Шкода и др. На то, что эту перемену вызывает форма имени, указывают некоторые новые фамилии этих лиц: Бык - Быков, Голуб - Голубев, Кисель - Киселев, Лев - Левин, Новик - Новиков, Резник - Резников. Некоторые из этих имен отбрасываются в качестве фамильных названий и за их значение: Глухонемой, Голод, Дубина, Кот, Козий, Купленный, Лысый, Нетреба, Половой, Свистун и некоторые другие (см. предшествующие пункты).

Своей формой и своим значением вызывает отказ фамилия, образованная от глагола в повелительном наклонении и из имени: Вырвихвост, Жуйборода, Заплюйсвечка, Подыминогин (более ранняя форма - Подыминога), Перникоза, Тягнибеда (2), Убейкобыла, Убейсобака. В этом сочетании имя существительное имело значение дополнения: Убейкобыла = Убей-кобылу. Такие образования прозвищ представляют издавна также поляки, сербы, болгары.

Как указано выше, протестуют против фамилий от имен и форм уменьшительного значения, - протестуют Трубочкины, Рюмочкин, Цевочкин, Гадючка, Гадючкин, Мурашко, Карасик, Котик, Курочка, Каравашкин (новая фамилия: Караванский), Крошкин, Петеренок, Пирожков, Сметанкин, Сухарьков, Тишкин, Шубенкин (новая фамилия: Шубин), Ярославкин. - Как видно, Шубенкин ничего не имеет против корня своего фамильного названия. Ему неприятно только уменьшительное значение формы этого названия: принадлежащий шубенке (шубенкин). Не отказываясь от корня своей фамилии, он выбросил только суффикс уменьшительного значения: -ёнк (-ёнка): Шубенкин - Шубин. Также ясно обнаруживает свое недовольство уменьшительным значением своей фамильной основы и Каравашкин. Чтобы освободиться от такой формы фамильного названия, он положил в основу новой фамилии созвучное слово "караван" и присоединил к нему суффикс -ский - суффикс, придающий фамильному названию: Караванский.

В дореволюционное время в мелкобуржуазной среде считались похожими на "аристократические" фамилии те, которые состояли из двух имен. Например: Ключарь-Ключарев и т.п. Это были два варианта одной и той же фамилии: Ключарь, позднее Ключарев. Паспортное объединение их дало сложную фамилию: Ключарь-Ключарев. Теперь такая тенденция не действует. Наоборот, такие формы, получившие в дореволюционное время, теперь упрощаются: Вихрова-Панюшкина - Вихрова, Езерец-Изерец - Глухарева, Громан-Духанина - Духанина, Иванов-Веткин - Веткин, Смирнов-Доброходов - Смирнов, Кучер-Кучеренко - Кучеренко, Черновы-Зельман - Черновы.

Ряд лиц, живущих в среде неукраинской, заменил свои украинские фамилии фимилиями в иной форме: Власенко - Куватов, Голобля - Кремлевский, Гропашко - Викторов, Гринченко - Добров, Дергаченко - Гриф, Деркач - Волин, Дмитриенко Василий - Руэ Жорж, Кожемяченко - Бойков, Нюнько - Победин, Холявко - Прибой и др.

Сменяют и иноязычные (нерусские и неукраинские) фамилии. Какие-то житейские неудобства и языковое значение некоторых из этих фамилий вызывают такую перемену. Эти фамилии заменяются фамилиями нерусскими или русскими. О русских заменах сказано будет ниже.

В революционные годы, при подъеме национального сознания и национальных культур среди национальностей СССР, прежние фамилии, которые были связаны с русификаторской политикой правительства, заменяются фамилиями с элементами национальными: Васильев - Парнэ (мари), Космин - Касымов.

Мы охарактеризовали фамильные перемены, вызванные тем, что значение прежних фамилий унижает, обижает, оскорбляет, обезличивает носителей их. Отказы от прежних фамилий вызываются также обстоятельствами революционной эпохи, ее тенденциями общественными, культурными, бытовыми. Под воздействием тех же обстоятельств некоторые фамилии стали восприниматься с иным значением по сравнению с тем, какое они имели в дореволюционное время. Две из таких фамилий отмечены выше: Буза, Бузинник. Фамилия "Кулаков", пошедшая в ряде случаев от имени "кулак" в значении "сжатая кисть руки", теперь воспринимается в значении классовом. Ведется борьба с классом кулаков, с кулачеством; принимаются меры для ликвидации его. Поэтому носители такой фамилии (Кулаковы) отказываются от нее. Еще неудобнее стала подобная фамилия в форме именительного падежа существительного: Кулак. Один из носителей этой фамилии просит называть его Горным (Горный), другой Первомайским (Первомайский). К "Кулаку" близка стала по своему классовому значению и фамилия, производная от "богач". Поэтому "Багачук" бросил свое фамильное название и стал "Пушкиным". Совсем нехороша стала теперь и фамилия "Рвач". Теперь, когда идет усиленная борьба с рвачами, стремящимися к личной выгоде в ущерб производству, носить фамилию "Рвач" очень неприятно. Рвач Иван Ф. переменил свою фамилию на "Днепровский". Но фамилия "Рвач" может быть и не связана в прошлом с каким-то рвачом, требовавшим излишне высокую плату за свою работу, а имела иное значение: рвущий что-нибудь, напр., рабочий, взрывающий камни ("рвач").

Враждебно революционной эпохе основное значение фамилии "Жандармов". Один из носителей ее стал Эрским, другой - Стекловым.

Бросают фамилию "Салдатов", основное значение которой ассоциируется с прежним военным режимом солдатчины. С тем же режимом далекого прошлого связано было и значение фамилии "Сержантов". Но лицо, носящее такую фамилию, удерживает ее как неясный этимологически словесный знак. Сержантова Матрена Вас. переменила только свое имя: "Матрена" на "Мария".

С помещичье-буржуазной средой было связано имя существительное "кучер". Соответствующий оттенок в значении представляет это имя и в качестве фамилии. Носители такой фамилии (Кучер) отвергают ее. Один из них переменил ее на фамилию "Камский", другой на фамилию "Невский".

Пренебрежительный оттенок в социальном значении, с каким воспринимались в помещичьей и мещанской среде имена "половой" и "дворник", побудили отказаться от фамилий, образованных от этих имен, - от фамилий "Половой", "Дворников".

Происходит смена фамилий, ассоциирующихся с торговлей, с торговыми предприятиями, с барышом: Лавочников, Купцов, Барышев, Разживин, Маслов, Мясников, Хлебников, Пивоваренко, Безменов, Фунтиков.

Переменяют такие фамилии, одиозные для современной эпохи: Гапон, Гапонов, Распутин (2), Романовы, Царев.

Современностью обусловлена перемена фамилий, основное значение которых относится к церковной сфере, к церковным праздникам, к церковным лицам, к церковному быту, к вере: Архангельский (несколько), Архиреев, Благовещенский (несколько), Богов (несколько), Боголепов, Богомаз (2), Богомолов (несколько), Богорода, Богоявленский (много), Божедай, Богуш, Введенский, Воскресенский, Грехов, Грешников, Демонов, Дьяков, Дьяконов, Дьяченко, Иконописцев, Крестовоздвиженский, Кутейников, Молибога (2), Молитвословов, Монастырский, Монахов, Новокрещенных, Одигитриевский (несколько), Панафидов, Поповичевы, Поповские, Попадьины, Православнов, Просвирмов, Рождественский, Святин, Тресвятский, Церковный и др.

Того же значения и смена фамилии "Енгель".

Следует отметить фамилию "Попов". Носители этой фамилии весьма многочисленны. Но только 2 или 3 Попова за 4 года заявили о перемене своей фамилии. По-видимому, фамилия "Попов" не ярко ассоциируется с именем "поп". Более выразительна фамилия с суффиксом -овский ("Поповский"), а также с основой "попович" ("Поповичев").

Не мало перемен фамилий вызвано какими-либо обстоятельствами в личных отношениях. Например, если Егоров переменил свою фамилию на "Яковлев", то эта перемена вызвана какими-нибудь обстоятельствами личного значения.

Мы обозрели группы переменных фамилий и причины, вызвавшие эту перемену. Теперь обратим внимание на те фамилии, которыми заменялись прежние.

Часто меняют фамилии на готовые, которые берут или случайно или - по каким-нибудь личным отношениям к носителям новой фамилии: Убейсобака - Емельянов, Балда - Богданов, Архангельский - Соловьев, Богомолов - Симонов, Дубина - Антонов и др.

Но во многих случаях выбор новой фамилии свидетельствует о политической, общественной и культурной ориентации лица, о его стремлении придать новой фамилии повышенный стиль.

Много новых фамилий имеет революционную окраску: они образованы от имен "бой", "борец", "штурм", "победа", "май", "воля", "свобода", "искра", "октябрь", "кремль". - Боев, Бойцов (2), Борцов, Штурман, Победин, Майский (много). Первомайский, Волин (несколько), Вольный (3), Вольнов, Вольский (несколько), Свободов, Искрецкий, Октябрьский, Кремлевский. К этой же группе фамилий относятся Ким, Кимский, Спартак.

В ряде случаев взяты фамилии представителей советского пролетариата и вождей его: Бубнов, Ворошилов (2), Довгалевский, Карахан, Ульянов. От фамилий Ленин, Сталин, Буденный - образованы новые: Ленинский, Сталь, Буденовец.

Революционный колорит представляет и фамилия Разин (2).

В немногих случаях новые фамилии образованы от имен, имеющих отношение к производству, к профессии: Бригадиров, Машининский, Шоферов, Комбайнов.

Ряд фамилий по своему значению имеет отношение к литературе: взяты фамилии писателей. - Белинский, Гейне, Есенин, Крылов (3), Некрасов, Островский, Пушкин (3), Толстой, Шевченко (3). Воспользовались также "Евгением Онегиным" и "Дубровским": есть заявления о новых фамилиях "Онегин" и "Дубровский" (3). Литературного происхождения и "Печорин", эту фамилию выбрал себе С. Бордаков из Астрахани.

Артистическими тенденциями обусловлены новые фамилии "Станиславский" и некоторые из "Ленских".

Какое-то отношение к нынешней высшей школе вызвало фамилию "Вузов".

Отказ от старой фамилии и выбор новой очень часто бывает обусловлен стремлением придать повышенный стиль, поэтический колорит новой фамилии. Эта тенденция отражается в образовании фамилий от рек, гор, долины и в ряде других случаев. Ясна эта тенденция и в замене русских фамилий иноязычными, "иностранными". В этих случаях часто меняют и личное имя: Баранов Лаврентий - Гальстер Генрих (см. ниже).

Несколько фамилий образовано от имен "Нева" (с суффиксом -ский), "Волга" (с суффиксами -ин, -ский), "Днепр", "Кама": Невский, Волгин, Волжский, Днепровский, Днепров, Камский. В особенности же много фамилий от названия далеких рек Лена и Амур: Ленский, Амурский. - Из этой группы надо исключить тех Ленских, которые образовали свою новую фамилию из старой: это часть их прежней фамилии "Богоявленский". Кроме того, некоторые лица взяли новую фамилию "Ленский" в связи со своими артистическими симпатиями (фамилия артиста Ленского).

В основу ряда фамилий положены "Урал" (Уральский - несколько, Уралов, Уралец), "Кубань" (Кубанский; один из Кубанских происходит с Кубани, другой - с Дальнего Востока). Отметим еще фамилии Донской, Азовский, Свирский.

Значение новых фамилий часто окутано поэтическим колоритом гор. Много лиц взяло фамилии Горский (много), Горный (несколько). Несколько фамилий связано с далью: Даль, Дальский, Далин. Фактором эстетическим обусловлен выбор и таких фамилий: Славский (вместо Куркин), Раевский (вместо Куньщиков, Сиротинин), Полянский (вместо Поносов), Малиновский, Вишневский, Гаевский, Вронский.

Повышенное стилевое значение имеют также фамилии в форме именительного падежа 1) - имени прилагательного и 2) - реже имени сушествительного.

1) Боровая Галина (вместо Хлюпина Анисья), Береговая, Вольный (вместо Дурноляпов), Заречный, Мятежный (вместо Пипкин), Нагорный (вместо Гершкович), Панцерная (вместо Петеренок), Полярный (вместо Носов, Самодуров), Степная (вместо Рождественская), Южный (вместо Тресвятский; родом он из Оренбургского края; живет в Ленинграде).

2) Зоря (вместо Безменов), Журба (вместо Свинарев), Дунай (вместо Дубин).

Прозаические же обиходно-бытовые имена в именительном падеже, как отмечено было выше, считаются негодными для фамильного применения: Бык, Картофель, Закройщик, Деркач, Кислый, Жирный и др.

Стремление к повышенному стилю отражается часто и на выборе готовых фамилий. Например, С.Курочка сменил фамилию на "Орлов": хотя эта последняя является и обычной, но все-таки она ассоциируется с "орлом", а не с "курочкой", или вот еще громкая фамилия "Громов": ею стали пользоваться Грешников и Тороденко.

Много русских, а также украинских фамилий, заменяется иноязычными. Почти во всех этих случаях отражается стремление заменить невыразительную или с нежелательным значением русскую или украинскую фамилию "громкой", "иностранной". Переменяется при этом нередко и личное имя: Фрам Генри (вместо Иванушкин Георгий), Мир Джон (вместо Амельченко Захар), Герц Юрий (вместо Митин Иван), Геркнер Альберт (вместо - Маслов Иван), Броуд Серж (вместо Бродский Самуил), Стэн Артур (вместо Юферов Георгий), Штерн Роберт (вместо Митрофанов Василий), Грен Гарри (вместо Холодков Андрей), Эго (вместо Топтыгин), Эгарт (вместо Богуславский), Бард (вместо Хлебников), Ольгерт (вместо Могильный), Томлинг (вместо Никитенко), Браверман (вместо Карпизенко*), Штольц (вместо Тишин), Вольт (вместо Кобылин), Юриенштраус (вместо Васильев, из Цивильского района) и многие другие.

___
* Так в оригинале; может быть, "Капризенко"? - Б.У.

Ни общественно-политические, ни культурно-бытовые, ни эстетические (поэтические) тенденции не отражаются обычно на русских фамилиях, которые взяты в замену иноязычных ("иностранных"). - Самойлов (вместо Тапп), Потемкин (вместо Шпонгольц), Давыдов (вместо Фильченбаум), Петров (вместо Штейн), Большаков (вместо Штельмах) и многие другие. Только в весьма немногих случаях можно было заметить общественные, культурные и эстетические тенденции в выборе русской фамилии в замену иноязычной: Майская (вместо Меерсон), Белинский (вместо Штейн), Островой (вместо Фукс), Тополь (вместо Каплан), Подгорный (вместо Ицек). Один из Штейнов заменил свою фамилию так: Кристаллов. Близких переводов не обнаружено. Отметим пример такого перевода, относящийся к 20-м гг.: Златоцветов вместо Гольдфарб.

Наконец, сделаем замечание о форме новых фамилий. Большинство их взято из запаса существующих фамилий: Большаков, Яковлев и др. Но во многих случаях взяты не готовые фамилии, а образованы новые, - образованы от какого-нибудь корня с присоединением того или иного суффикса. О значении корня (основы) в новых фамилиях говорилось выше. Теперь отметим те суффиксы, которые являются продуктивными в отношении образования фамильных имен. Для этого служат обычно суффиксы -ов, -ев, -ин, -ский, -овский. Суффиксы -ов (-ев), -ин не вносят оттенка особой значимости: Бык - Быков, Резник - Резников, Ворона - Воронов, Дехтяр - Дехтярев, Козел - Козлов, Кислый - Кислов, Свободов (вместо Сопляков), Днепров (вместо Негодяев, Богомолов), Ландышев (вместо Чеснов), Уралов, Вузов, Роялин (вместо Блохин), Далин (вместо Сытых). Но суффиксы -ский, -овский применяются, если не во всех случаях, то в большинстве, для повышенной стилевой значимости новой фамилии. Напр.: Орионский (вместо Кабанов), Полярский, Берегинский, Машининский, Днепровский (сравните фамилию попроще: Днепров) и др.

В одном случае употреблен суффикс -ец: Уралец (вместо Пузанков).

В образовании новых фамилий применены также следующие принципы:

1) Объединение сокращенных слов - фамилии и личного имени: "Васбор" вместо "Васильев Борис", "Гис" вместо "Гнусин Степан Иванович".

2) Оставляют часть фамилии, если эта часть имеет некоторое значение: "Подымин" вместо "Подыминогин", "Гельский" вместо "Архангельский", "Ленский" вместо "Богоявленский" (несколько лиц из разных мест так изменило свою фамилию).

Удерживают часть фамилии и придают этой части фамильный суффикс. - "Познов" вместо "Познофиркин", "Веденцов" вместо "Веденский".

3) Объединяют начальную и последнюю часть фамилии: "Арский" вместо "Архангельский", "Венский" вместо "Благовещенский".

4) Изменяют один или несколько звуков в прежней фамилии: "Балтин" вместо "Балдин", "Воронов" вместо "Варенов", "Гнедин" вместо "Гнидин", "Майский" вместо "Майсюк", "Миличков" вместо "Мальчиков", "Негодов" вместо "Негодяев", "Караванский" вместо "Каравашкин", "Светлов" вместо "Святин".

II

В последние годы сделаны многочисленные заявления не только о перемене фамилий, но и личных имен. Мотивы перемены личных имен вызваны общественной группировкой в дореволюционной России. Именно, отказываются по большей части от таких имен, которые в недалеком прошлом применялись обычно в среде низших классов. Отпечаток этой среды на таких именах чувствуется многими и вызывает отказ от них:

1) Анисим, Антип, Гавриил, Ефим, Ефрем, Захар, Кузьма, Лука, Макар, Малафей, Никита, Степан или Стефан, Тит, Фома и др.

2) Агафья, Акилина или Акулина, Анисья, Аграфена, Дарья, Матрена, Меланья, Прасковья, Степанида, Феврония, Фекла и др.

Иногда отказываются от таких имен, которые являются необычными для личных названий: Агафангел, Кукша, Лупандий, Мамонт, Феопемт, Январий, Аполлинария, Келина и др.

Меняют свои имена и лица не из русской среды. Так Альфонс (Тетржевский) стал Владимиром, Мухамед-Шерифа - Михаилом, Чи-Шао-Хуан-Ши Алмазовым Михаилом. Меняют свои имена многие лица также из еврейской среды. Многочисленны перемены имени Абрам (на Александр, Борис и др.). Сделаны заявления о перемене и других имен: Израиль, Мордух, Цодик, Хаим, Хая и др.

Новые личные имена взяты чаще всего из имен традиционных, не "опрощенных" и лишенных того значения, которое побуждает к перемене прежнего имени: Александр, Анатолий, Борис, Виктор, Владимир, Игорь, Леонид, Михаил, Елена, Галина, Людмила, Маргарита, Тамара и др.

Берут и такие имена, которыми раньше не пользовались в русской среде с ее традиционно-календарными именами: Джон (вместо Лаврентий), Альберт (вместо Фотей), Генрих Гальстер (вместо Лаврентий Баранов), Роберт Янковской (вместо Петр Петров), Эмилия (вместо Евдокия), Эльвира (Прасковья), Марта (Фекла), Томилла (Устинья), Матильда (Матрена), Лия (Матрена) и др.

Воспользовались и классической древностью: Евдокия (в быту Авдотья) стала Дианой (Никулиной). Наконец, отметим имя Крекинг: Конбайнов Крекинг. Так переименовал себя Назаров Константин ("Крекинг" взято из технической практики нефтяного производства; напр., "крекинг-процесс" - перегонка нефти при высоком нагревании; англ. creek, creeking).

В революционные годы новорожденным дают иногда имена не традиционные, а такие, которые образованы от имен вождей и идеологов пролетариата, от названий революционных явлений и разных сторон жизни революционного общества. Из таких имен отметим широко распространенные имена Владилен, Вилен, Владлен, Нинель (значение чит. с конца), образованные от имен "Владимир Ильич Ленин". Отметим еще такие имена: Энгельсина (от "Энгельс"), Майя. Последнее имя для названия лиц применялось и раньше. Но теперь оно получило революционную окраску, ассоциируясь с весенним днем рабочей солидарности, с 1 Мая. Среди заявлений о перемене имен находятся в числе новых имен также Владилен, Владлен, Майя.

 

Из старой и новой топонимии1

Публикуется по изданию: Селищев А.М. Избранные труды. М., 1968, с.45-96.
1 Статьи "Из старой и новой топонимии" и "О языке современной деревни" представляют собой 2 главы из приготовленных к печати "Очерков по русскому языку современной эпохи". (Примеч. автора).

Топонимия представляет собою один из ценнейших источников наших сведений по исторической этнографии и для истории общественной и экономической жизни страны. Она может пролить яркий свет на историю этнических отношений в далеком прошлом, на миграцию народов и отдельных групп населения, на экономические и общественные отношения2. Что касается Восточной Европы, то изучение ее топонимии находится в зачаточном состоянии. Не собраны и не разобраны давние местные названия, идущие от населения, предшествовавшего водворению славян в разных местностях северо-востока. Не произведено полной собирательной и аналитической работы и с названиями славянскими.

___
2 См., например, 4-ю главу в моей книге "Славянское население в Албании", с.201-271.

Отметим здесь главнейшие черты топонимии русской.

Материал извлекаем главным образом из Московской области в составе прежних уездов Московской губ. В некоторых пунктах московский материал дополняем данными из других областей3.

___
3 "Списки населенных мест Российской империи", XXIV. Московская губерния, Пб., 1862: Бог. - Богородский уезд, Брон., Бр. - Бронницкий, Вер. - Верейский, Вол. - Волоколамский, Дм., Дмитр. - Дмитровский, Зв., Звен. - Звенигородский, Кл., Клин. - Клинский, Кол., Колом. - Коломенский, М., Моск. - Московский, Мож. - Можайский, Под. - Подольский, Руз. - Рузский, Серп. - Серпуховский.
"Списки населенных мест", XXXV. Рязанская губерния, Пб., 1862. "Географическо-статистический словарь", под ред. П. Семенова, т.I-III, 1863.
"Россия", под ред. В.П.Семенова, т.II, Пб., 1902.
М.И.Смирнов, Историко-географическая номенклатура Переяславль-Залесского края, Переясл.-Зал., 1929.
"Список населенных мест Новгородской губернии", новый выпуск, X, 1912.
Н.Ф.Сумцов, Малорусская географическая номенклатура, K., 1886 (изд. ред. "Киевской старины").

Кроме современных названий, пользуемся указаниями историческими, извлеченными из писцовых книг и из других источников4.

___
4 "Писцовые книги XVI века", 1. Местности губернии Московской, Владимирской и Костромской, Пб., 1872.
"Чтения в Обществе истории и древностей российских", 1846, кн.V. Источники.
"Акты Московского государства", изд. Академии наук, I-III, Пб., 1890, 1894.
В. и Г. Холмогоровы, Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII столетий, IV ("Чтения в Обществе истории и древностей российских", 1885, кн.III); VII (там же, 1889, кн.I); VIII (там же, 1892, кн.I); X (там же, 1901, кн.I, II); Дмитровская десятина (там же, 1911, кн.III).
Я.Копьев, О селах Рождествине, что на р.Истре... (там же, 1887, кн.III).
B.Дебольский, Духовные и договорные грамоты как исторический и географический материал, 1901, 1902.
Ю.В.Готье, Замосковный край в XVII веке, М., 1906, изд. 2, М., 1937.
C.Б.Веселовский, Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVвв., М.-Л., 1936.

В огромном большинстве случаев пункты поселений названы по имени лица - по личному имени или по прозвищу, по фамилии. Чаще всего это имя принадлежало владельцу деревни, или села, или пункта, на месте которого находилась деревня (пустошь, починок, враг). На владельческое значение таких названий указывают и самая форма имен (см. ниже) и исторические свидетельства. Несколько примеров исторических указаний.

С. Аксакове (М.) - раньше было "в вотчине за Леонтьем Оксакова" (XVI век, писцовые книги). "А прежде того было за Олександром Верзиловым сельцо Верзилово" (Колом. у., XVI век, писцовые книги). "За Нежданом да за Меншиком за Даниловыми детьми Ворыпаева село Ворыпаево" (Колом. у., XVI век). "За Игнатьем за Федоровым сыном Желтухина погост в Желтухине" (Моск. у., XVI век). "За Иваном за Ондреевым сыном Брехова пустошь, что была деревня Иванова" (Моск. у., XVI век). "За Иваном за Дмитриевым сыном Калитина старая его вотчина: дер., что было село Гаврилово, пустошь Калитина" (Моск. у., XVI век). "За Богданом за Пересветовым село Пересветово" (Колом. у., XVI век). "За Иваном Львовичем Салтыковым старая их вотчина село Салтыково" (Колом. у., XVI век). "А преже того в вотчине было за Семеном за Шерефединовым дер. Семеновская" (Колом. у., XVI век). "А преж того в поместье было за Михайлом Григорьевым сыном Чаплина дер. Чаплина" (Колом. у., XVI век). "За Иваном за Веригиным сыном Ярцова старая их вотчина сельцо Ярцово" (Колом. у., XVI век) и др.

Личные имена и прозвища, от которых образованы топонимические названия, снабжены весьма часто (обычно) суффиксом притяжательного значения -ов, -ин. Бывают и другие суффиксы, замечания о которых будут сделаны ниже. Личное имя и прозвище входят в название местного пункта с теми суффиксами, с которыми употреблялось это имя или прозвище в обиходе. Например: Иваново (Серп.), Ивакино (М., Руз.), Иванкино (Бог.), Ивахово (Колом. у., XVI век), Ивашина (Кл.), Ивашкина (Дм.), Ивашково (М., - Вол., Зв.), Иванцова (Вол., Дм.), Иванисово (Бог.), Иванищево (Бог.), Иванчищево (Колом. у., XVI век). Это - образования от личного имени: Иван, Ивака, Иванко, Ивахо, Иваша, Ивашка, Ивашко, Иванец, Иванис, Иванище, Иванчище. Или еще пример: Юрьево (Вол.), Юрово, (Под., Бр.), Юренево (Бр.), Юренино (Александр. у., Владим.), Юрятино (Бог.), Юрлово или Юрково (М., Мож.), Юркино, (Вол., М.), Юрцыно (Моск. у., XVI век), Юрцы (Моск. у., XVI век), Юшино, Юрово тоже (Моск. у., XVI век), Юшково (Вер.), Юрасова (Бр.), Юрягино (Переясл.-Зал., XVII век), Юрыгино (Переясл.-Зал., XVI век), Юрищево (Переясл.-Зал., XVII век). Это - образования от личного имени: Юрий, Юро, Юреня, Юрята, Юрло, Юрка, Юрец, Юша, Юшко, Юрас, Юряга, Юрыга, Юрище.

Иногда по отношению к одному и тому же пункту употреблялось название, образованное от личного имени с разными суффиксами: д.Гридина, Гридюшкина тож (Моск. у., XVI век), пустошь Родионцова и Родионова (Моск. у., XVI век), сельцо Рахманцово, а Рахманово тож (Моск. у., XVI век), д.Степаново, а Степково тож (Моск. у., XVI век), д.Филипцово, Филипково тож (Дмитр. у., XVI век), д.Юшино, Юрово тож (Моск. у., XVI век), пустошь Юрина, Юрьево тож (Моск. у., XVI век).

Топонимические суффиксы и некоторые формальные черты иногда затемняли значение основы, от которой образовано местное название. Например: Скородайка (Дм.), Скородумки (Кл.), Замарайка (Ливен. у., Орлов.), Непейщина (Кол.), Чепчиха (Кл.), Дубоносы и многие другие: в основах их лежат имена и прозвища лиц, имевших особое отношение к этим пунктам: Скородай, Скородум, Замарай, Непей или Непея, Чепец, Дубонос и др. (Русским личным именам и прозвищам феодального времени посвящена отдельная моя работа. См. также "Словарь древнерусских личных собственных имен" Н.М.Тупикова, 1903.)

Представим ряд примеров топонимических названий, образованных от личных имен и прозвищ.

Богатищево (Бог.). - Личное имя Богатой, с суффиксом уменьшительного значения -ище: Богатище.

Борзецово (Кол.). - Личное имя Борзой, с суффиксом уменьшительного значения -ец: Борзец.

Бордаково (Спас. у., Ряз.), Бардуки (Егорьев. у., Ряз.), Бардуха (Кирил. у., Новг.). - Личные имена Бордак, Бардук, Бардуха. Например: Бардак Попов, костромской крестьянин, XV век.

Борятино (Данк. у., Ряз.), Борятивщина (Раненб. у., Ряз.). - Личное имя Борята; суффикс -ята уменьшительного значения для имени Борис, а это вместо давнего Борислав.

Брехово (Зв.). - Личное имя Брех; например: Иван Велиаминов Брех, воевода московский, 1506г.; Брех Семичев, московский пристав, 1539г.

Брюхово (Моск. у., XVI век), деревня Брюхатовская (Колом. у., XVI век). - Личное имя и прозвище Брюхо, Брюхатой: Иван Брюхо, Кузьмин, сын Коробьина, 1500г.; Брюшко Павлов, московский толмач, 1551г.; Яков Афанасьевич Брюхатой, псковский посадник, 1495г.

Будовское, село (XVI-XVIIIвв., в Переясл.-Зал. крае), Будьково, Будятино (там же). - Личное имя Буд, Будай, Будько, Будята, давнее имя Будислав, Будимир.

Бузяты (Егорьев. у., Ряз.). - Личное имя Бузита, Буза, Бузуй.

Буславль (Дм., Александр. у., Переясл.-Зал.). - Личное имя Буслав; например, Буслав - один из московских вотчинников XVI века.

Быкасова (Под.). - Имя Быкас, уменьшительное для Бык.

Валуево (М., Мож., Под.), Валуйки (Вол.). -Имя Валуй, Валуйка. Валуйка кузнец, 1500г. От нарицательного имени валуй - "вялый, неповоротливый, разиня".

"Село Вешняковское, а Кушневское тож" (Моск. у., XVII век). - Личные имена Вешняк, Кушен или Кушня (Кучня).

Видятино (Переясл.-Зал.). - Имя Видята, уменьшительная форма для Видим или Видан. Например: Видимко Михеев, в Новгороде, 1614г.

Волославль (пустошь в Переясл.-Зал. крае, XVII век). - Имя Волослав.

Волосово (Серп.). - Имя Волос. Например: Волос Блудкинич, новгородец, 1230г. С таким именем упоминаются лица и позднее. По-видимому, это имя представляет собою сокращение имени Волослав, как Борис вместо Борислав. (Подробнее об этом говорится в отдельной работе о личных именах.)

Воропаева, -во, Ворыпаево, Вырыпаево (Брон., Колом. и Моск. уу., XVI век, Прон. у., Ряз., Касим. у., Рязан., Петров. у., Сарат.), Воропайка (Переясл.-Зал.), Вырыпаевка (Кол.), Воропаново (Переясл.-Зал.), Воропино (Егорьев. у., Ряз.). - Имя Воропай, Воропан, Воропа. Такие имена давались с давнего времени. Воропайко Есин, 1539г., Астафей Ворыпай. Гласный ы здесь вместо безударного о. Имя же это происходит от нарицательного существительного вороп - "разбой, грабеж, насилие". (Половци) "поидоша Кыеву и пустиша на вороп межю Киев и Вышегород" ("Повесть временных лет", под 1093г.). На такое значение этого имени указывают дублеты XVI века по отношению к одному и тому же пункту: пустошь Ворыпаевская Розбойникова (Моск. у., XVI век, писцовые книги).

Воротимехова (Колом. у., XVI век). - Имя Воротимех. Такие имена и прозвища, с первой частью на и с именем существительным в именительном падеже, употреблялись у всех славян издавна. Сравните русские: Мсти-слав, Жиди-мир, Суди-слав, Держи-край.

Всеславль (Владим. у., XV век). - Имя Всеслав.

Глазечня (Серп.). - Имя Глазец, уменьшительное от Глаз, Глазатой.

Гнилозубова (Моск. у., XVI век). - Имя (прозвище) Гнилозуб.

Гологузово (Кл.), Гололобово (Кол.), Голопупова (Зв. у., XVI век), Голочелово (Кол.). - От имен (прозвищ) Гологуз, Гололоб, Голопуп, Голочел.

Гостилово (Моск. у., XVI век). - Имя Гостило, уменьшительное от Гость.

Губайлово (М.), Губастово (Кол.). - Имя Губайло, уменьши тельное от Губа; Губастой.

Гулятин стан (Переясл.-Зал., XVII век). - Имя Гулята, уменьшительное от Гуляй.

Дерибрюхова (Моск. у., XVII век, Под.). - Имя Дерибрюхо.

Добрейцево (Костр. у., XV век), Добрилово (Переясл.-Зал. у., XV век), Доброе (Влад. у., XV век), Добрянка или Добрятина (Спас. у., Ряз.), Добрятино (Под., Прон. у., Ряз.), Добрячево (Юрьев. у., XV век). - Имя Доброй, Добрило, Добреец, Добрята, Добряк. Эти имена восходят к более давнему имени Доброслав.

Домагощь - город в области вятичей (1147г.). - Имя Домагость.

Доможирово (Бог.). - Имя Доможир (Домажир).

Доманово (Кол., Кашин. у.). - Имя Доман. Это имя, как и имена Домах, Дамашней, Домашня, Домаш, Домец, Домой, восходят к полным именам Домослав или Домажир. Например: Домажир Тырлинич, новгородец, 1224г. Домослав Вѣкошкын, послух во Пскове, 1266г.

Дулепово (Вол., Кл.). - Имя Дулеп; нарицательное существительное в значении "глупый", "остолоп".

Дураково, Дурасово, Дурнево. Мест поселений с такими названиями много. - Имя Дурак, Дурас, Дурень. Такие имена, в качестве прозвищ, применялись в прежнее время часто.

Ерютино (Моск. у., XVI век). - Имя Ерюта, уменьшительное к Еремей или Ерофей. Но если Ерютино представляет начальное е (йе) вместо более раннего йа (Ярютино), то это имя - уменьшительное к Ярой, Ярослав.

Жаворонки вместо более раннего Жаворонкова (М.). - Имя Жаворонок.

Жданское (Бр.), Жданово (Вол.). - Имя Ждан.

Ждимер вместо более раннего Жьдимерь или Жидимерь (Болх. у., Орлов.). - Имя Жидимер или Жьдимер. Жидиловка (Козлов. у., Тамб.). - Имя Жидило, уменьшительное от Жидимер или Жидимир.

Жирятино (Трубч. у., Орлов.). - Имя Жирята, уменьшительное к Жирой, Жирослав. Например: князь Иван Жирой, 1493г.; Жирослав, посадник новгородский, 1170г.

Жучаты (Егорьев. у., Ряз.). - Имя Жук, часто употреблявшееся в прежнее время.

Завидовка (Мих. у., Ряз.). - Имя Завид.

Истомина (Вол.), Истомиха (Бр.). - Имя Истома.

Киево (Моск., Мож.), Киясовка (Серп.). - Имя Кий, Кияс.

Кляпово (Зв.), Коротыгино (Под.). - Имена Кляп, Коротыга.

Конев-Бор (Кол.), Конищево (Зв., Под.), Коняево (Моск. у., XVI век), Канятино (Кол. у., XVI век), Коняшина (Бр.). - Имя Конь, Конище (с суффиксом уменьшительного значения -ище), Конята, Коняй, Коняша.

Топографическое название Конищево могло заменить собою более раннее название Конище. Это последнее имеет иное значение: место стоянки коней. Такого происхождения название Конище(во) в Рязанском районе: в прежнем центре села находится место, известное под именем Городок, где находились государевы конюшни.

Левчищево (Серп.). - Имя Левчище, уменьшительное к Лев, Левонтей, Левко.

Лихорадова (Моск. у., XVI век). - Имя Лихорад.

Любаново (Вер.), Любановка (Кол.), Любятино (Кл.), Любохна (Брян. у., Орлов.). - Имена Любан, Любята, Любомир.

Ляпунова (Моск. у., XVI век). - Имя Ляпун.

Могутово (Моск. у., XVI век, Бог.). - Имя Могут, Могута.

Мягкомелино (Моск. у., XVI век). - ИмяМягкомеля.

Насилово (Прон. у., Ряз.). - Имя Насил.

Негодяево (Кл.). - Имя Негодяй, нередко применявшееся в прежнее время.

Новосилово (Моск. у., XVI век), Новосиль (гор.). - Имя Новосил.

Оголигузово (Переясл.-Зал., XVI век). - Имя Оголигуз.

Одинцово (Дм.). - Имя Одинец.

Останкино или Останково (М., Дм., Серп.). - Имя Останок.

Остахова (Донск. обл.), Осташева (Брон., Мож.), Осташков (гор.) - Имя Остах, Осташ.

Палиносово (Александр. у.). - Имя Палинос.

Пашигорева (Дмитр. у., XVI век). - Имя Пашигоре.

Перевитеск (Ряз.), Перевицкий Торжок (Зарайск. у., Ряз.). - Имя Перевит.

Перемышль (в Моск. обл., 1328г., гор. в Калуж. крае). - Имя Перемысл.

Перепечено (Мих. у., Ряз.). - Имя Перепеча. Пермилово (Дм.). - Имя Пер[е]мил.

Переславль вместо Переяславль (Залесский). - Имя Переяслав. Перехваль (Данк. у., Ряз.). - Имя Перехвал.

Перхурова (Бог., Серп.), Першутино (Кл.). - Имя Перхур (Порфирий,) уменьшительное Першута.

Пестрецы (Казан. у.), Пестриково (Кашин. у.). - Имя Пестрец, Пестрик, уменьшительное к Пестрой.

Пищигузово (Моск. у., XVI век). - Имя Пищигуз.

Полежайка, Полежайки (Зв.). - Имя Полежай.

Полетуево (Моск. у., XVI век). - Имя Полетуй.

Похлебайка, Похлебайкова, Похлебайки (Моск. у., XVI век, Зв.). - Имя Похлебай.

Путилово (Дм., М.), Путилково (М.), Путятиново (Моск. у., XVI век). - Имя Путило, Путилко, Путята.

Радилово (Мож. у., XVII век), Радково (Колом. у., XVI век), Радутино (Серп.). - Имя Радило, Радко, Рудута.

Радонеж на берегу речки Пажи, ныне Городок (Дм., Моск. обл.). - Имя Радонег.

Ратибор (Кирил. у., Новг.), Ратманово (Бог.), Ратмирь (Кол.) - раньше Ратьмирь (XVI век, писц. кн.), Ратово (Мож.), Ратуево или Ратово (Руз.), Ратчино (Кол., Раненб. у., Ряз.). - Имена Рат, Ратуй, Ратко, восходящие к более давним Ратибор или Ратьмир (Ратьмер).

Рахманово (Дм., М., Вол., Бог.), Рахмановка (Никол. у., Самар.), Рахманка (Керен. у., Пенз.). - Имя Рахман, Рахманин.

Резанова (Под., Дм., XVI век; Моск. у., XVI век), Резанцово (Звен. у., XVI век, Моск. у., XVI век), Резютино, Резаново тож (Звен. у., XVI век), Рязанов брод (Болашов. у., Сарат.), Резань (пишется и Рязань, Звен.). Вероятно, только графическое значение представляют написания с я в передаче названий Рязанцы (Бог., Дм.), Рязанцова (М.). - Имя Резан, уменьшительное Резанец.

Репехово (Дм.), Репотино (Мож.). - Имя Репех, Репота. Того же корня имена Репа, Репня, Репуй.

Рославлево (Бр.), Рославль (Переясл.-Зал., гор. в Смолен. обл.). - Имя Рослав.

Ртищево (Дм.). - Имя Ртище, уменьшительно-презрительное к имени Рот. Например: Исайко Рот, 1670г.

Русаково (Руз.), Русаново (Серп., Кирил. у., Новг.), Русаниха (Кирил. у., Новг.), Русилово (Егорьев. у., Ряз.), Русина (Бог., Кл.), Русиново (Кл., Мож., Под.). - Имя Русак, Русан, Русило, Русин.

Светлозоры вместо Светлозорово (М.). - Имя Светлозор.

Селино (Дм.), Селятина (Вер.). - Имя Селя, Селята.

Синебрюхова (Моск. у., XVI век), Синеусово (Моск. у., XVI век). - Имена Синебрюх, Синеус.

Станиславль (Под., Переясл.-Зал., XVI век). - Имя Станислав.

Судиславль (Костром. у.) - Имя Судислав. Того же происхождения и название Судислово (Вол.).

Сычевки (Дм., Зв.), Сычи (Мож.), Сычево (Кол., Руз.). - Имя Сыч. Например: Ивашко Сыч, 1495г.; Сыч Омельянов, 1538г.

Тешилово (Дм.). - Имя Тешило, уменьшительное, как и Тешата, к имени Техомир.

Халдеево (Мож.). - Имя Халдей (пример см. ниже).

Хороброво (Мож. у., XVI-XVII вв.), позднее Храброво (Дм.). - Имя Хороброй.

Хотелово (Моск. у., XVI век), Хотеново (Переясл.-Зал., XVII век), Хотилово (Мож.). - Имя Хотел, Хотен, Хотило. От имен Хот, Хотяй, Хотько названия пунктов Хотово (Бог.), Хотяинова (Кол.), Хотьково (Дм.). Ср. примеры с личными именами: Хот Станимирович, новгородский боярин, 1228г.; Хотен Болобанов, дворянин, в Твери, 1585г.

Хотимль (Кинеш. у.), Хотимерка - речка в Переясл.-Зал. крае, XVII век. - Личное имя Хотим и полная форма Хотимер.

Чернево (М., Мож., Под., Руз.), Чернеево (Дм.), Чернищево (Зв.), Чернышево (Бол., Кол., Серп.), Чернятино (Кл.). - Имена Чернь, Черняй, Чернище, Черныш, Чернята.

Ярово (Дм.), Яропольч (Вол., Переясл.-Зал.), Ярославль (гор. и село во Владим. у., XV век), Ярцово (Брон., Дмитр., Под.), Ярюхино (Кл.). - Имена Ярой, Ярец, Ярюха - сокращения к именам Ярополк, Ярослав, которые также отражаются в топонимии.

Владельцами сел и деревень были князья, цари, бояре, дворяне, владыки, монастыри, воеводы, дьяки, баскаки, сотники, ордынцы.

Княжево (Мож.), Княжьи Горы (Вол.), Князь-Петрова (Вол.), Князева (Вер.), Князево Займище - село (Скопин. у., Ряз.), Князщина (Моск. у., XVI век).

Топонимические образования от "царь" происходили в период московский и петербургский: Царево (Дм.), Царевщина (Мокшан. у., Пенз.), Царевичов-Дмитриев Город или Царев-Дмитриев Город, Царев-Борисов (Мож., - село, основанное Борисом Годуновым; Изюм. у., Харьк., того же времени), Царицыно, до 1755г. Черная Грязь (М.). К XIX веку относятся названия рудников, и на них простерлись имена Николая и Александра Романовых: Царево-Александровский (золотопромышленный рудник в Оренб. крае, в Перм. губ., в Томской губ.); Царево-Николаевский (золотопромышленный рудник в Оренб. крае, в Томской губ.).

Другие названия по владельцам:

Осподаревская (Кирил. у., Новг.), Боярская (Кл.), Барская (Вол.), Дворянское (Мих. у., Ряз.), Патриаршее или Нижний Студенец (Задон. у., Ворон., принадлежавшее патриарху Филарету), Вельяминово до 1653г., в этом году оно поступило в число сел патриарха Никона и стало называться Владыкино (Моск.), Владычино (Вол.), Владычка - "земля патриархова" в Борисоглебском стане Переясл.-Зал. края (конца XVI века), Монастырщина (Данк. у., Ряз.), Монастырь-Рубицкое (Касим. у., Ряз.).

Воеводино (Под.).

Баскаково (Данк. у., Ряз.), Баскаки (Моск., Данк. у., Ряз.).

"За дьяком за Михайлом за Семеновым сыном Бледново пустошь Дьеково" (Моск. у., XVI век), Дьяково (М., Дм., Зв., Мож., Руз.), Подьяково (Моск. у., XVII век), Подьячево (Моск. у., XVII век), Писцово (Раненб. у., Ряз., Нерехт. у., Костром.), "Деревня Скорописова Рудокова" (Колом. у., XVI век).

Деревня Сотникова (Вер. у., XVI век, Колом. у., XVI век), пустошь Сотники (Моск. у., XVI век).

Ордынцы (Под.), до конца XVII века - Ордынцыно. ("Ордынцы и делюки, а те знают своя служба по старине, а земель их не купити", 1453г.)

При чрезвычайно разнообразном происхождении древнерусских личных имен и прозвищ не всегда возможно на основании одного только названия, без исторической справки, определить, указывает ли оно на должность или функции владельца или только на личное имя его. Например: село Тиунцево (М.). "Тиуном" называли не только лиц определенной должности, но это слово служило и в качестве собственного имени лица. Например: Алексейко Тиун, крестьянин в Новгородской обл. (1500г.); Тимошко Тиун - там же (1590г.). Имея в виду суффикс -ец, полагаем, что в данном случае владелец села носил личное имя Тиун, уменьшительное Тиунец.

Среди владельцев были выходцы (или их потомки) из других городов, областей: Муромцова (Брон., Вол., Дм.; владельцы этих деревень были по прозвищу Муромцы, из Мурома), Суздальцева (Зв.), Тверитинова, -во (Руз., Серп.), Ростовцево (Зв.). Относительно последнего названия следует сделать ограничение: было и личное имя Ростовец - с уменьшительным суффиксом -ец. Например: Ростовец Никитин сын Колзаков, московский пушкарь (1560г.). Другая форма уменьшительного значения для этого имени - Ростовко, Ростовка. Например: Третьяк Борисов сын Ростовка, в Белозерске (1552г.).

Не обязательно на литовца, а вообще на прибывшего из областей Литовского княжества указывает личное прозвище Литвин и находящееся в связи с ним название местного пункта: село Литвиново (Вол., М.), дер. Литвинова (Кол.).

Имеются села Немчиново (М.), Немчиниха (Под.), Фрязино (Бог.). Но на основании этих названий невозможно полагать, что владельцы их были выходцами из других стран: один - "немчин", а другой - "фрязин". Эти имена, как и имена других народов, служили у русских и для личных имен и прозвищ. Например: Ивашко Немчин, крестьянин на северо-востоке (XVI век); Иван Фрязин, боярин (1481г.); Фрязин Яковль, т.е. Фрязин Яковлев, крестьянин на северо-востоке (1541г.); Татаринко Халдей Черемисин Караулов, рыболов (1461г.) и др.5

___
5 Об этом подробнее в статье о личных именах. См. также статью А.И.Соболевского "Названия населенных мест и их значение для русской исторической этнографии" ("Сборник Отделения русского языка и словесности Академии наук", т.88, 1910, с.226-227).

Пустошь, деревня, село, слобода носили имена не только владельцев - лиц господствовавших классов того времени, но и имена лиц из крестьянской среды. Это были лица, имевшие особое значение для данного пункта поселения (первоначальный поселенец, выдающееся положение), или первоначальные владельцы участка земли с угодьями (деревня) или какого-нибудь пункта (селище, враг, ржавец). Так, например, в районе Переяславского села Зеленщина в начале XV века, незадолго до разорения Переяславщины Эдигеем, поселился Иван Лапоть. После нашествия Эдигея (1409г.) Лаптево поместье запустело; осталось "селище Лаптева". На этом селище водворился Феденя с сыновьями Юреней и Перхуром и поставили деревню Феденину6. В Белозерском крае в конце XV века Есип Пикин, владелец деревни Колкач, "ту деревню Колкач велел разставити надвое, да посадил деда моего Ваську Телибанова, и дед мой на Есипа половничал". Так возникла деревня "Другой Колкач, Васьки Телибанова тож"7. А вот другие обстоятельства появления названия, которое может укрепиться за пунктом: "починок Федька Мануилова стал после письма, во дворе Федько Мануилов"; "починок Неклюдов стал ново на лесу на Диковской же земле (села Дикого) Пашковского селица, во дворе Неклюдко Иванов", и многие другие (писцовые книги XVI века).

___
6 Федотов - Чеховский, Акты гражданской расправы, т. I, № 30.
7 С.Б.Веселовский, Село и деревня, с.68.
8 Там же, с.67.

Иногда самая форма названия указывает на крестьянскую среду. Например: Девкино (Вол.), Ивашкина (Дм.), Матеренки (Дм.), Петряхина (Руз.), Петрухина (Серп.), с. Рождествено, Семенчино тож, на Сенкине мытище, на реке Пахре (XVII век).

Не только личные имена крестьян, основателей и первых поселенцев деревни, и владельцев-вотчинников отражались в топонимии, но и имена холопов и других невладельческих лиц. Так, в начале XV века у белозерского боярина Григория Ив. Монастырева была д. Щелково, которая называлась также Яковлей, так как "на ней живал Григорьев холоп Яков"8.

Пункты могли получить имя по названию той работы, которая выполнялась владельцем пункта или жителями его.

Так, немало пунктов с названием Псарево (Псарева) (Кол., Мож., Моск. у., XVI век), Псарьки - Псарки (Бог., Мож.), Псарня (Звен., XVI век), пустошь Псаровская (Моск. у., XVI век). В Серпухове в XVI веке был Псарев переулок. Эти названия пошли не только от того, что тут жили псари, но и от того, что некоторые из этих пунктов принадлежали псарям. О владениях псарей имеется много указаний в писцовых книгах. Например: "за псарем за Григорьем за Ивановым сыном Удальцова полдеревни Долгинина" (Моск. у., XVI век); "деревня Ябедино с пустошми была за псарем за Федором за Белиницыным" (Моск. у., XVI век).

Сокольники и Сокольникова (Моск., Зв., Колом. у., XVI век, Переясл.-Зал.).

Стрельцы (Данк. у., Ряз.), Стрелецкое (Колом.), Стрелецкая слобода (Мож. и в районе других городов). Стремянникова (Бог.).

Бортникова, -во (Дм., Кл., Кол.), Бортницы (Кл.), село Бортное (Моск. у., XVI век), пустошь Бортная или Бортнича (Моск. у., XVI век).

Княжеские слободы в Серпухове в XVIв.: Сокольничья у Нечистого Врага, Зелейная, Пищальникова, Ключничья.

Слободка Затинщикова (в Коломне, XVI век; затинщик - стрелок у затинной пищали), Затинная слобода уг. Пронска (Ряз.).

Рыбаки (М.), Рыбаки или Рыбная слобода, Рыбацкая слобода (в Переясл.-Зал.; жители занимаются ловлей сельдей в Плещеевом озере), Рыбачки (Брон., при р.Москве), Рыбацкая или Рыбная слобода (при впадении речки Славянки в Неву), Рыбная слобода (у Москвы-реки, Коломны, Лаишев. у., Казан.; жители - рыбаки, доставлявшие рыбу в Москву; Ярослав, губ., позднее, с 1777г., город Рыбинск), Рыболово (Зв., Брон.), Рыболовли (на Москве-реке, XVI век), д.Рыболовская (на Москве-реке у Коломны).

"Сельцо Ловь на речке на Коширке" (Колом. у., XVI век), Ловцы (при р.Оке, Зарайск. у., Ряз.; в XVII веке - дворцовое село, обязанное доставлять ко двору рыбу; того же значения село Ловцы на р.Саре в Переясл.-Зал.).

Ям (Под., Егорьев. у., Ряз.), Старый Ям - дворцовое село на Каширской дороге (Подол. у., XVII век), Ямщина (Инсар. у., Пенз.), Ямская Слобода (Мож. и в других местностях).

Малочисленны названия сел по производственным ремеслам. Замкнутость феодальной деревни с ее укладом натурального хозяйства, домашнее производство, обслуживавшее нужды крестьянского обихода, не давали возможности развитию и обособлению ремесел в деревне. Занятия промыслами и торговлей были к тому же стесняемы правительственными мероприятиями. Но все же в некоторых местностях население, при недостатке удобной земли для обработки, занималось частично промыслами и торговлей9.

___
9 Ю.В.Готье, Замосковный край в XVI веке, М., 1906, с.526-537; изд. 2, М., 1937, с.353-360; Б.Н.Тихомиров, Ремесло в Московском государстве в XVI веке ("Известия Академии наук СССР, Отделение Общественных наук", 1933, № 2).
10 С.Б.Веселовский, Село и деревня, с.67.

Слабые следы в топонимии:

Кузнецы (Бог., Моск.), Кузнецкая (Серп.), Кузнецкий мост (в Москве). О принадлежности "деревеньки" в виде земельного участка (пахотная земля и угодья) и двора кузнецам свидетельствует, например, такое указание начала XV века: кузнец Михаил Пахомов и какой-то Епимах продали Белозерскому монастырю свою деревеньку10. Примеры других названий: Котельники (М. Бог., Зв.), Гончары (М.), Красильники (Спас. у., Ряз.), Дехтяри (Мож.), Бочарники (местность в Перемышльской десятине Подол. у., XVI век), Бронницы (в Новг. обл.; упоминается в летописи под 1268г.), село Бронничье (1453г.), позднеег. Бронницы (Моск.), Плотничья слобода (в Можайске, XVI век); в Москве:

Плотники, Столечники ("в Белом городе на Петровке в приходе у церкви Рожества Пр. Богородицы, что в Столечниках, учинился пожар", XVII век), Мыльники ("двор Исака Иванова на Кулишках в приходе у Николы чудотворца в Мыльниках", XVII век), Сыромятники (раньше Сыромятная Слобода: "наемные подводы наемщиков Сыромятные слободы", XVII век)11, Кожевники, Хамовники (где жили мастера, изготовлявшие "белую казну" - полотна, скатерти и т.п.).

Пуков Базар (местечко, Брон.), Перевицкий Торжок (Зарайск. у., Ряз.).

___
11 "Акты Московского государства", т. III, с.441, 486, 114.

По социально-имущественному и сословному признаку: Бобыльская (Дм.), Мещанская слобода (Бог.).

Названия в связи со служителями культа. Примеры названий от имени "владыка" указаны выше. Протопопово (Кол.), Попова (Руз., Серп.), дер. Попово селище (Моск. обл., XVI век), Поповская (Дм.), пустошь Поповская (Моск. у., XVI век), Поповка - Поповки (Брон., Вер., Дм., Зв., Клин., Серп.), Попиха (Дм.). Относительно многочисленные местные пункты (деревни, селища, пустоши) с такими названиями указывают не на то, что эти пункты были во владении попов, а на то, что они, эти пункты, возникли на месте, где было поместье попа: оно не всегда находилось в пределах села, а нередко было в стороне от него. Ср. название: д.Попово селище, т.е. деревня, возникшая на селище (на бывшем когда-то местопоселении) попа. Ср. также указание на местонахождение одной из Поповок: "деревня Поповка на Поповском враге" (Дмитр. у., XVI век). Дяконова (Зв.): "пустошь, что была деревня Дияконова, Дияково тож" (Моск. у., XVI век), Пономарево или Брехово (Зв.).

Названия, находившиеся в связи с значением пункта поселения: 1) сторожевой пункт, 2) острог (укрепление), 3) город, 4) погост, 5) стан (место остановок князей, а позже их наместников, волостелей, тиунов и других приказных людей), 6) посад, 7) слобода, 8) место таможенного сбора (мыто).

1) Сторожевая (подгородная слобода уг. Дианкова, Ряз.).

2) Острожки (село при речке Северке, Серп.); Кельич Острог (село, Вол.).

3) Борис-городок или Борисов Городок (село, Мож.), Городок (дер., - Бог., Вер., Дм., Под.), Городец (в разных местностях), Городня (Моск., Кол.), Городище или Городищи (Моск., Бог., Брон., Кл., Кол., Под., Серп, и во многих других местностях).

4) Погост, т.е. пункт, где с давнего времени собирался народ, доставляя дань представителям княжеской власти. Такие погосты существовали с первых веков русского государства. В 947г. кн. Ольга ходила в Новгородскую землю и "устави по Мсте погосты и дани". В таких пунктах происходила и торговля, отсюда и название их: погост. С принятием христианства на погостах строят церкви, отводят место для кладбища. С течением времени погосты утрачивают значение административно-податных и церковных центров. Погост становится местом, где находятся церковь и причт. Так было в одних местностях. В других - около погоста возникает поселок: погост становится селом, деревней. В средней и южной полосе страны погост стал только кладбищем. Много погостов совсем запустело. Название погоста чаще всего было по находящейся там церкви: Ивановский погост (село, Вол.), Ильинский (погост, Клин), Козмодемьянский (погост, Кол.), Никитский Погост (местонахождение церковного причта, - Бог.). Другие названия: Старый погост (пустошь, Моск. у.; XVI век), Погост Дощатый - название, находящееся опять-таки в связи с тамошней церковью, с внешним видом ее: другое название этого пункта - Спас-Дощатый (Зарайск. у., Ряз.). По месту прежнего погоста: Погостище (Кирил. у., Новг.).

5) Становая (Брон., Клин.), Становищи (Брон., Кл., Руз.), Старый Стан (Кл.), Теплый Стан (М.), Красный Стан (Руз.), Ростуновский Стан (Боров. у., XVII век), Гулятин Стан (Переясл. у., XVII век) и др.

6) Сергиев-Посад (ныне Загорск), Посад - часть старой Москвы, вне Кремля, Посадники (Вол.).

7) Слобода, население которой располагало разными льготами: Слобода (деревня, - Бог., Дм., Клин., Под.), Слободка (деревня, - Брон., Зв., Кл.), "пустошь Слободка, что была сельцо Слободка" (Моск. у., XVI век). Село на месте прежней слободы: Слободищи (Бог.).

Названия самых слобод происходили: а) по большей части от обязанности, лежавшей на владельцах или на жителях ее, а также б) по общему характеру льготы, которой располагали жители слободы, в) по находившейся там церкви, г) по принадлежности владельцу, д) по топографическому положению, е) по личному имени.

а) "Да в Можайску ж за посадом, за Смоленскою большою дорогою по Боровской по большой дороге слобода Ямская... а в слободе двор ямской, да в слободе ж двор ямского приказщика да охотничих (вариант: ямских охотников) 41 двор" (писцовые книги, XVI век). Ямские слободы существовали во всех городах и в разных других пунктах: Служная слободка (деревня, - Егорьев. у., Ряз.), Сторожевая Слобода (Данк., Ряз.), Стрелецкая Слобода (в разных городах), Пушкарская Слобода (в разных городах), Кожевничья Слобода (в Можайске, XVI век), Рыбная Слобода (см. выше), Сыромятная Слобода, позднее Сыромятники (в Москве) и др.

б) Беломестная Слобода (Тамб. у. и в районах других городов).

в) Спасская Слобода (село, - Зв.), Ильинская Слобода (село, - Мож.).

г) Монастырская Слободка (село, принадлежавшее некогда монастырю, - Вер.).

д) Красная Слобода (село, - Ряж. у., Ряз.), Зеленая Слобода (Брон.). Пункт на месте бывшей слободы: Слободище, -щи (Бог., Дмитр. у., XVI век).

е) Теряева Слобода (село, - Клин.); "за Елизарьем за Юреневым деревня Слободка Юренева" (Колом. у., XVI век).

8) Мытищи (Моск.).

Село. Сельцо. Деревня. Селище. Усадище. Пункт поселения получал иногда название Село. Например: Село - деревня в Кирил. у., Новг. губ. Значение села как пункта поселения в феодальное время было следующее. Это был административно-хозяйственный центр княжего или боярского владения; в селе находились владельческий двор и жилища господских холопов; позднее в этом центре стали появляться дворы сирот и крестьян. Но и в XV-XVIвв. были такие села, в которых находился только двор владельца и его слуг, а крестьяне жили по деревням в районе владений села. В то же время село было церковноприходским центром12.

___
12 См. С.Б.Веселовский, Село и деревня, с.12.

То село, которое не было церковноприходским центром, называлось сельцом. Это название осталось за некоторыми селами и деревнями в качестве их собственного имени: Сельцо (XVI век) - позднее Сельцы (село, - Моск.), Сельцы (деревня, - Брон., 3 пункта, Руз.).

Иногда за населенным пунктом в качестве его собственного имени осталось название Деревни. Давняя деревня - это пункт поселения вместе с комплексом сельскохозяйственных угодий (с полем, с сенокосом, с лесом), тянувший в податном отношении к селу или к сельцу. Обозначало слово деревня и просто земельные угодья, безотносительно к жилищу. Из топонимии: в районе Бронницкого у. в XVII веке было село Деревни, смежное с деревней, называвшейся также по значению прежнего пункта поселения (сельцо): Сельцы вместо Сельцо: "церковь Рождества Богородицы, что в Деревнях... а смежна та церковная земля с его (кн. Щербатова) землями деревни Сельцы" (XVII век), Деревни или Деревници (Егорьев. у., Ряз.), Деревнище (деревня, - Колом. у., XVII век), Деревнищи (деревня, - Муром. у.), Деревенька (деревня, - Кирил. у., Новг.).

Деревня иногда пустела. Запущенное место, со следами поселения, называлось селищем. "Село Ознобишино, а Мирославское тож, по обе стороны реки Мочи. а селище старое того села Ознобишина Мирославского по другую сторону реки Мочи, на враге и на пруде. а на селище три места дворовых, а по сказке окольных людей, жил де на том селище прежний вотчинники, с того де он селища переселился на другую сторону реки Мочи, что ныне село Ознобишино. а старожильцы сказали, что они тому селищу имени не упомнят" (XVI век; ныне село Ознобишино в Под. районе). На запущенном месте поселения возникало новое поселение. Оно получало иногда название Селище. Укреплению такого названия могло способствовать то обстоятельство, что имя прежнего поселка забылось. "Пустошь, что была деревня Селище" (Моск. у., XVI век); Селище (Костр., Твер. уу. и др.), Селищева (деревня, - Клин.).

Усадище - свободное место среди деревни, усадьба вотчинника со всеми находящимися там угодьями. Например: "а на усадищи подле вотчинникова двора два пруда" (XVI век, в с. Ознобишине, в Перемышл. десятине, Моск. края). Это название изредка переходило на все село: Усадищи (Брон., Под.).

Название получилось по находившимся в данном пункте постройкам (двор, сруб, избы, овины): Большой Двор (деревня, - Бог.), Большедворье (деревня, - Кирил. у., Новг.), Великий Двор (деревня, - Кирил. у., Новг.), Задний Двор (деревня, - Клин.), Семидворье (Вер.). На месте двора: Дворище (Моск. у., XVI век), Струбище (пустошь в Моск. у., XVI век), Избищи (Зв.), Овинищи (Руз.).

Название указывает на вновь возникший пункт поселения, в противоположность старому поселку. В этих случаях применялись такие названия:

1) Выселок или Выселки (Брон., Кол., Серп.; Кирил. у., Новг.).

2) Новоселок (Серп.), сельцо Новоселка (Моск. у., XVI век), Новоселки (Брон., Вол., Дм., Кол.; Моск. у., XVI век), Новоселы (Вер.).

3) Новая Деревня (Вер., Клин, и др.); Новоселки или Новая Деревня (Брон.).

4) Новая, Новое (Бог., Дм.).

5) Новинки (Бог., Под.).

6) Малое: Малое Голубино (М.), Малое Кишнево (Бог.), МалоИвановское (Руз.), Грибово Малое (Мож.), Малые Семенычи (Вер.); Меньшое: Тарасово Меньшое (Моск. у., XVI век).

Прежнее поселение, в противоположность новому, называлось Старым или Большим: Старое, Старая (Дм., Кл., Мож. и др.), Староселье (Под.), Старая Деревня (Стара-Деревня). Большое Голубино (М.), Грибово Большое (Мож.) и др.

7) Старое и новое места поселений различаются также определениями Ближний, Дальний: Ближний (Вол.), Ближнее-Беляево (М.), Дальний (Вол.), Дальнее (Брон.), Дальняя или Дальнее-Беляево (Мож.).

Названия изредка произошли от общественно-бытовых явлений: Братовщина (Дм.; у села был некогда странноприимный дом, находившийся у Московско-Ярославской дороги), Судбищи (Тульск.), Семибратское (Кол.).

В немногих случаях деревня получала название по имени этнической группы, имевшей значение для данного пункта (жившей здесь). В определении этнического значения топонимического названия следует учитывать то обстоятельство, что имя народа служило в Московской Руси одним из источников для персональных имен. Примеры этого указаны выше. В таких случаях при анализе топонимических названий необходимы исторические справки. Иногда самая форма названия своими формальными элементами может дать ответ на вопрос, относится ли данное топонимическое образование к этнической группе или оно связано с именем лица. Полагаем, этническое значение представлено было названием Меря в Богородском у. По документам XVI века 2 деревни с названием Меря были и в Звенигородском у.13 В связи с Мещерой находится название Мещерской волости в Коломенском у. XVI века, деревня Мещера в Богородском у., а также в Нижегородском и Владимирском краях. Но без исторической справки не ясно, с мещерой или с фамилией Мещерский связано название села в Моск. Мещерское. Есть еще село Мещерское в Подольск. Но относительно его мы располагаем историческим указанием на связь имени этого села с кн. Мещерским (XVII век)14. Возможно полагать связь с мещерой села Мещерино Коломенского у. В духовной грамоте Дм. Донского это село упоминается под именем Мещерки (Мещерка). Таким образом, суффикс -ино, суффикс посессивного значения в общем его применении, в этом имени, как и в некоторых других топографических названиях (см. ниже), вторичного применения: он появился тут по образцу других топографических имен с таким суффиксом.

___
13 "Собрание государственных грамот и договоров", т.I, с.359, 365, 369.
14 "Чтения в Обществе истории и древностей российских", 1778, I, 73. А.И.Соболевский полагал, что имена с суффиксами -ский, -ское, образованные от имени народа, представляют этническое значение ("Сборник Отделения русского языка и словесности Академии наук", т.88, 1, 1910, с.226, в статье "Название населенных мест"). Но и в этих случаях без исторической справки форма на -ский не показательна.
15 Н.Барсов, Очерки русской исторической географии, изд. 2, Варшава, 1885, с.44.
А.И.Соболевский, Где жила Литва? ("Известия Академии наук", 1911, с.1051-1054).
А.А.Шахматов, Древнейшие судьбы русского племени, Пг., 1919, с.42.

Указание на находившуюся некогда голядь может представлять название деревни Голяди в Дмитровском и Клинском уу. Указаны также другие имена, образованные от голядь, в Московской, Калужской, Орловской обл.15 Летопись (по Ипатьевскому списку, под 1146г.) указывает на голядь, находившуюся "верх Поротве", т.е. на юго-западе нынешнего Московского края и соседнего района - Калужского. Возможно, что отдельные группы этого населения были и в северной части Московского края. По отношению к другим именам, производимым от имени голядь, в его этническом значении необходимы исторические указания. Без таких указаний возможно полагать, что значение этих имен могло быть и иное: голядь служило не названием населения, а представляло собою корень гол- (голый) с суффиксом -ядь: голядь - голь; ср. русск. чернядь (черный цвет), рухлядь, челядь, ср. имя голяда в значении "голытьба" (например, в Новг., Ряз. обл.); ср. русское прозвище Голядко: Юрко Голядко (1651г.); в том же значении употреблялись прозвища Голье, Гольтепа: Ивашка Голье (1498г.), Ивашко Гольтепа (1684г.).

В Московском крае имеется несколько сел и деревень с названием Татариново (Мож., Серп.), Татарка (Зв.), Татаринки (Вол.), Татарово (М.), Татарское (Под.). В XVI веке д.Татарская показана в Коломенском у. Некоторые из таких названий были связаны с каким-нибудь татарином, получившим землю в Московском крае. О владениях тут татар землею и разными угодьями свидетельствуют писцовые книги XVI века (например, с.337-339). В частности, их было немало в Коломенском у. Личные имена некоторых из этих татар остались за их деревнями; деревня Шигалеева, деревня Кизыклеево (Кол.). В Московском у. село Гиреево, вероятно, тоже было во владении татарина Гирея. Но следует ограничить показательность названий "Татариново": некоторые из них были вызваны не тем, что их поселенцем или владельцем был татарин, а тем, что они имели отношение к русскому лицу, носившему собственное имя Татарин. Например: Ондрейко Татарин, Пестриков брат, помещик в Новгородской обл. (1495г.). Такого происхождения было название села Татаринова в Бронницком у.: на то, что в данном случае название было связано с личным именем, указывает вариант названия этого села: Татаринцево. Суффикс -ец был обычным в собственных именах лиц - суффикс уменьшительного значения, характерный для названия лиц в московский период: Василец, Назарец, Юрец, Татаринец и т.п. Другим суффиксом уменьшительного значения был -ко или -ка: Васька, Юрко, Татаринко... Пример последнего имени был указан выше.

Примеры названий этнического происхождения, относящиеся к другим областям: Весь (Ленингр. обл.), Весьегонская, позднее город Весьегонск, Корелка (Калинин. обл.), Корельская (Ленингр. обл.), Корельское (Костр.), Лопари (Вят. край), Черемисское (Костр.), Югорская (Волог.).

Лишены определенного указания следующие названия.

Чудинки (Бог.). Это название может находиться в связи с личным именем Чудин, часто употреблявшимся в прежнее время. На связь этого названия с именем лица могут указывать названия тождественного значения, но с более показательными языковыми элементами, с суффиксом -ан, часто входящим в личное имя (Любан, Долган и др.), и с суффиксом -ское, часто употреблявшимся в топографических названиях, образованных от личных имен (Ивановское, Микитинское): Чуданово (Серп.), Чудинское (Бог.). В некоторых местностях к северу от Московского края такие названия, как Чудь (Владим., Костр.), Чудское (Костр.), Чудско (Ленингр. обл., Новг.), указывали на население "чудь".

По-видимому, от личного имени пошло название Мордвинова (Мож.).

Халдеево (Мож.). Разумеется, тут не сидел и не владел какой-нибудь халдей. Эта деревня получила свое название от лица с именем Халдей. Такое имя давали в прежнее время. Пример указан выше.

В Новгородском крае имеются следы пребывания там скандинавских пришельцев - дружинников и купцов - названия от имен rus (швед. rōths, у финнов Rōtsi - Швеция), vāēringer - варяг, kylfing(f) - кълбяг > колбяг, byringer (buringer) - буряг. Колбяги - одна из варяжских групп. Буряги - "потомки Бури" (Бури - личное имя одного из скандинавов). Из топонимии: Русская дорога, Русские Новики, Русское Огорово (Новг. район), Варяжская часть в старом Новгороде, Варяжский ям недалеко от Новгорода (упоминается в XVI веке), Колбеги, в 170км от Новгорода, Буреги, село на южном берегу озера Ильмень, погост Буряги, погост Буряжской (в Новгородских писцовых книгах, XV век)16.

___
16 R.Ekdlоm, Rus- et Vareg - dans les noms des lieux de la region de Novgorod ("Archives d'etudes orientales", II, №1, Upsala, 1915); Его же, Buregi - Byringe ("Studier i modern sprakvetenskap", VI, Upsala, 1914, с.135-156).
17 О видах ландшафта в топографических названиях севера и юга см. в статье В.Семенова-Тян-Шанского "Как отражается географический пейзаж в народных названиях населенных мест" ("Землеведение". 1924, т.XXVI, вып.I-II, с.135-156).

Давнего происхождения названия, образованные от имени словене в Новгородском крае: Словенский конец в старом Новгороде, Волочок Словенский в Белозерском районе в XV веке; Словенский Погост в Кирилловском у., деревня Словянка и речка Словянка, там же.

Кроме имен лиц, значительными источниками топонимии старого времени были имена местной церкви и ландшафт.

Церковные имена: Архангельское (М.), Благовещенское (Бог., Дм.), Воскресенское (Бог., М.), Воскресенки (Руз.), Святые отцы - позднее Всесвятское (М.), Егорий на озере (Кл.), Знаменское (М.), Знаменка (Брон.), Николо-Сверчки (Кл.), Спас-Заулки (Кл.) и многие другие.

Ландшафт17. Гора, холм, курган, могила: Красная Гора (Вол.), Солнечная Гора (Кл.), Лудина Гора (Вол.), Жилые Горы (Вол.), Горки (М.), Пустые Горки (Моск. у., XVI век); Холм (Моск. у., XVI век, Зв., Руз.), Красный холм (Подм.), Холмы (М., Кол.); Курганье или Курганы (Под.); Могилки (Моск. у., XVI век).

Овраг, ржавец, рытвины (язвы), ямы: Великий Враг - деревня (Под.), Малый Вражек (М.), Сивцев Вражек (в Москве), Коровий Враг (М.), Оринин Враг - деревня (Звен. у., XVI век), Каменный Враг (Бог.), Двувражки (Мож. у., XVI век), "у деревни Семиврагов" (Под. у., XVII век) - Семивраги (Под.), Завражье или Завраг (М., Руз., Кирил. у., Новг.); Ржавки (М. ; ржавка - ключ, ручей в овраге), Березовый Ржавец (Раненб. у., Ряз.); "Деревня Ендовище, а Павлово тоже, на реке на Нерли" (Дмитр. у., XVI век; яндова, ендова - яма большого размера), Яндовище (Переясл.-Зал., XVII век), Ендовищи (Нижегород.), Ендовище (слобода в Землян. у. Воронеж.).

Ровное место, поляна, поле, суходол: Поляна или Поляны (М., Под.), Полянки (Звен. у., XVI век), Красная Поляна, Ясная Поляна, Кривополянье (Раненб. у., Ряз.), Чистое Поле - село на левом берегу Камы, на ровной возвышенности. В 1781г. с переименованием этого пункта в город он стал называться Чистополь (в населении до последнего времени употреблялось прежнее название: Чистое Поле, близ Чистова Поля, к Чистому Полю). Суходол (М.), Погорелая - деревня на суходоле (Колом. у., XVI век), Погорелка (на суходоле; Моск.).

По долу - Подол - нижняя часть Большого Посада в старой Москве, по левую сторону р.Москвы. К Подолу примыкали Кулижки (XV-XVI века; кулига). Подол - село, позднее город Подольск. Подолы (Руз.), Подолец (Звен. у., XVI век), Подольная - деревня на речке Руте (Вер.), Подольниха - деревня при р.Черной (Моск.).

По берегу, по реке, по озеру, по лугу: Берег или Набережная (Вер.), Бережки (Зв., Кл., Под., Руз.), Бережное или Берег (Кирил. у., Новг.), Поречье (Руз., - при р.Москве), Речицы (Брон., Кол.), Речки (Кол.), Верховье (Под.), Верховляно (Кол.), Озера или Озерки (Кол.), Лужки (Брон., Кол., Под., Руз., Серп.), Лужники (М., Серп.), Залуги (Серп.).

Волок, излучина: село Старо-Волоцкое на р.Ламе (1613г.), Луки (М.), Прилук (Углиц. у.), Прилуки (Серп.), Свинолучье (Кл., - при р.Ламе).

По названию рек или речек, озер: Северское (Кол., - по р. Северке), Запонорье (Бог., - по речке Поноре), Черницына (М., - при речке Черной), Белозериха (Брон., - при оз. Белом), Святозерск (Спас. у., Ряз., - при оз. Святозеро).

Болото, грязь, лужа: Козье Болото - в XVII веке патриаршее село в районе Москвы, теперь Козихинский переулок в Москве, Заболоты (М.), Зоболотье (М., Кл.), Подболотная (Моск. у., XVI век), Черная Грязь (М., Вер.), Верхняя Грязь или Верхогрязье (Зв.), Кобылья Лужа (М.), Сутопи (Вол., - при р.Рузе).

Пруд: Запрудинье (Бог.), Запрудня (Брон., Дм.), Прудищи (Под.).

Песочное, глинистое, каменистое место: Песочня (Руз.), Глинищи (Под. у., XVI век), Глиница (Кл.), Каменищи (Серп.).

Много пунктов имеет в своем названии определение "красный": Красная Гора, Красная Горка, Красный Стан, Красный Холм, Красный Яр, Красное Село и др. Значение "красный" указывает, что пункт расположен на красной, солнечной стороне. Ср. названия Красная Гора и Солнечная Гора. Указывает оно и на красивое положение, а также на привилегии населения: Красная Слобода. Но бывало и иное значение "красный" в этих названиях: оно вызвано красным видом почвы, где расположен пункт. Таково значение названия Красный Яр, позднее Красноярск (Сибирь): окрестности города состоят из красного мергеля. То же в названии Красный Яр в Астраханском крае: названный пункт находится на красноватом песчаном бугре недалеко от берега Каспийского моря.

Растительность и положение пункта в отношении ее: Раменье (Вол.; раменье - лес, граничащий с полем), Раменки (М.; в XIV веке в этом месте "лес многобапол бе"). По-видимому, не с "гвоздем", а с "гвоздом" в значении "лес" связано было название волости Гвоздна между реками Москвой и Нерской (упоминается в духовной Калиты). Дубровка или Дубровки (М., Бог., Дм., Зв., Кл., Руз., Серп.), Дубровы (Бог.), Задубровье (Спас. у., Ряз.).

Дубня (Колом. у., XVI век), Дубешня (Колом. у., XVI век, Серп.), Девять Дубов (Карачев. у., Орлов.), Дубцы (Зв.), Дубовец (Ливен. у., Орлов.), Дубищи (Ефрем. у., Тульск.), Поддубы (Брон.), Поддубки (Дм.), Роскидной Дубняк (Переясл.-Зал.).

Липовец (Моск. у., XVI век), Липяги (Скопин. у., Ряз.), Липник (Руз. у., XVI век), Подлипичье (Дм.), Подлипки (Брон.).

Березня (Серп.), Березки (Вер.), Березники (Дм.), Березняги (Скопин. у., Ряз.), Березовец (Фатеж. у., Курск.), Подберезная (Моск. у., XVI век), Заберезники (Кирил. у., Новг.).

Вязовка (М.), Вязовое (Ростов. у.), Подвязная (Бог., Дм.), Подвязье (Моск. у., XVI век).

Ольховец (Вол.), Ольховик (Дм.), Толсты Ольхи (Ряж. у., Ряз.).

Сосняг (Моск. у., XVI век), Сосняжок (Моск. у., XVI век), Подсосенье (Дм., Кл., Мож.), Борок (Егорьев. у., Ряз., Кирил. у., Новг.), Борки (Клин. у.), Заборье (Серп.), Подборная (Моск. у., XVI век), Подъелки (Вол.).

Листвянки (Дм.), Листвяны (М.).

Осинник (Моск. у., XVI век), Подосинки (Дм.). Ивник (Моск. у., XVI век). Ракитинка (речка в Мож.). Орешник (Моск. у., XVI век).

Черемошье - по обе стороны Черемошского врага (Моск. у., 1633г.) - Черемха (1678г.) - ныне село Черемошки или Черемушки (М.).

Надмошье (Дм.), Подмошье (Дм.), Моховая улица в Москве (раньше у берега р.Неглимны, позднее Неглинной).

Весьма редки названия по травянистым растениям: Папорот (Звен. у., XVI век), Белый Раст (Моск.; раст - название растений: 1) Tulipa Gessneriana, 2) Aristolochia rotunda, 3) Primula veris или Primula officinalis).

Местоположение пункта. На высоком или крутом, обрывистом месте: Высокое (часто), "Высокое, а Высокуша тоже" (Моск. у., XVI век), Крутое (Вол.), "Деревня Крутая на Крутом же врагу" (Колом. у., XVI век), Крутицы (М., Бог., Вер.), Крутцы (Кл.), Крутышки (Серп.), Остромынь или Стромыни (Бог.).

Вид поселка: Бутырки (Бог., Клин., Под., в Москве и в других местах, например в Кирил. у., Новг., в Александр. у., Владим., Липецк., Тамб.; бутырки - дома на отшибе, особняком), Углынь (Ряз.), Наугольная (Моск. у., XVI век), Кривое Село (Вол.), Кривец (Дм.), Притыки (Варнав. у., Нижегор.), Притыкино (Дм., Руз.), Семидворье (Вер.).

Вид и способы получения земельного участка: Веретье (Спас. у., Ряз.) - Веретия (Кирил. у., Новг.; веретья - возвышенная непоемная гряда), Подрелье - местность на р.Лососи в Можайском у., XVI век (рель - сухая, возвышенная полоса земли среди болота), Репищи (Вер.), Дор или Доры (Брон., Вол., Мож.; дор - роспашь, росчисть, починок), Дорок (Моск. у., XVI век), Дороки (Моск. у., XVI век), Дорки (Брон., Кол., Серп.), Подор (Моск. у., XVI век).

Поле-Корочевка (вотчина Троице-Сергиева монастыря в Переясл.-Зал. крае).

"Пустошь Хохлова, а Пенье тоже" (Моск. у., XVI век), Пенья (в районе р.Истры, XVI век).

Проруб (слобода Сумского у., Харьк., основанная в XVII веке среди леса, который приходилось расчищать).

Гари (Дм.), Жары (Колом. у., XVI век).

Ляды (Кл.; ляда - запущенная земля при подсечной системе земледелия), Залядье (Моск. у., XVI век), Долголядье (Мож.).

Долгая Пожня (Кл.), Клин (Вер., Егор. у., Ряз. и др.). Починок, Починки (Бог., Брон. и др.; починок - поселок на лесной росчисти).

Названия по колодцу, студенцу, по мосту, гати, по месту для мытья (мытище): Колодезь (Колом. у., XVI век), Белый Колодезь (Колом., XVI век), Колодези (Вер.), Колодещище (Колом. у., XVI век). Студенец - деревня при роднике Студенце (Под.). Мостовая (Свердлов. обл.), деревня Немерзлое Мостище (Колом. у., XVI век). Гати (Венев. у., Тул.), Гатище (Ливен. у., Орлов.). Сенкино Мытище (Моск. у., XVI век), Мытище - при ручье и пруде (Вол.). "Село Борисоглебское на речке на Мытищах" (Моск. у., XVI век), Мытник (Кирилл. у., Новг.; деревня вдали от города и от станового пункта). Мытище может быть и по сбору мыта: Мытищи (М.).

Животный мир. Названия по животным весьма малочисленны: Белая Колпь (Вол.). Колп или Гусь (!) - озеро в Касимовском у., Ряз. (колпь - птица из разряда цапель - Platalea. Окраска перьев белая). Граворны (Кол.). В сложных именах в качестве определения: Кобылья Грязь, Кобылья Лужа, Коровий Вал и др.

Такие названия, как Воробьево, Воронино, Волково и др., находились в связи с личными именами и прозвищами: Воробей, Ворона, Волк.

Разные признаки. Названия давались по какому-нибудь признаку. Несколько примеров. Пункты на месте пожара (Пожарище, Колом. у., XVI век), на печище, т.е. на месте развалин печи и на месте небольшой деревушки (Печище, Казан, края), там, где поставлены столбы (Столбище, Столбища, Колом. у., XVI век, Под., Казан. край), где стоят кресты (Пять Крестов, Кол., Кстье, Моск. у., XVI век), где яма, в которой гонят смолу, - копоть (Копотня, Моск.).

Таковы в общих чертах главные группы названий для местных пунктов - названий, данных русским населением.

В названиях городов отражаются те же черты. Например: по названию реки (Можайск, Москва, Коломна, Руза); по топографическому характеру и значению местности (Подольск вместо более раннего села Подол, Клин - клин, у границы другой области: "и воеваша до клина Тверского рубежа", 1408г.); по положению у волока у р.Ламы, "на Волоке на Ламском" (1637г., Волоколамск18); по церковному имени (Богородск); по личному имени (Дмитров, названный кн. Юрием Владимировичем в 1154г. по имени своего сына Дмитрия19); по укреплению (Звенигород) и др.

___
18 Волоколамск находится при р.Городенке, притоке Ламы. Раньше поселение было у р.Ламы, откуда товары отправлялись волоком к Новгороду.
19 Новгородская летопись, II, 1915, с.153.

Указанные выше местные названия принадлежат временам феодально-крепостническим. Общественно-экономические и культурно-бытовые условия тех времен вызвали такие и им подобные названия.

Среди этих названий нет имен с отвлеченным значением. Такие названия появились в позднейшее время, и вышли они из среды помещичьей. Например: Благодать (Дм., Моршан. у., Тамб.), Благодатная (Кол., Касим. у., Ряз.), Отрада (Кл., Моск., Серп., Ряж. у., Ряз. и др.), Прихотино (в б. Петерб. губ.), Приютово (Ряж. у., Ряз.), Радость (Раненб. у., Ряз.), Радостное (Бог.), Утеха (Ряж. у., Ряз.).

Все эти пункты представляли собою помещичьи деревни. Нет ни одной "казенной" деревни с таким названием. Даны эти названия владельцами-помещиками, имевшими там свои усадьбы - "благодатные" и "отрадные" для них. Так, Моршанская Благодать представляла собою огромное имение помещика. "Благодатными" были для господствующих классов того времени и рудники с богатством их запасов: Благодать - рудная гора в Верхотурском у., Перм., Благодатный - рудник в Нерчинском округе в Забайкалье, открытый в 1745г. (Другие имена, дававшиеся рудникам в конце XVIII и в первой половине XIX века, были церковные и царские: Трехсвятительский в Сибири, Златоустовский на Урале, Александровский, Николаевский - см. выше.) Петербургское Приютино, основанное статс-секретарем Олениным, имело роскошную владельческую усадьбу с садом, парком, прудами. Серпуховская Отрада, принадлежавшая гр. Орлову-Денисову, славилась прекрасным обширным садом с прудами. Другое название (помещичье) этого пункта - Рай. Этот помещичий "рай" бывал "убежищем" (помещ. деревня Убежище, Вер.), где помещики предавались иногда сентиментальным "воздыханиям" (Воздыхаловка, Крапивен. у., Тульск). Свой "рай" владельцы считали "благословенным", "богохранимым": Благословенно-Михайловское (помещ. деревня в Ряж. у., Ряз.), Богохранимая, -ое (Ряж. у., Раненб. у., Ряз.).

Некоторые из бар не удовольствовались сентиментально-идиллическими именами для своих "затиший" (д. Затишье), спокойных "убежищ" (д. Кинь-Горе), "приятных долин" (д. Приятная Долина), но именовали их по-французски. Так, в б. Роменском у. (Полтавщина) одно из сел носило около 100 лет след помещичьего вкуса: оно было названо владельцем Монплезир.

Другим из бар нравилось называть свои деревни именем отдаленной страны, отдаленного города, мыса: Мыс Доброй Надежды (деревня при речке Паре, Ряж. у., Ряз., также в б. Екатериносл. г.), Добрая Надежда (деревня при речке Ольховке Раненб. у., Ряз.), Персия (село в б. Екатериносл. г.), Дамаск (в б. Полтавск. г.).

Некоторые из помещиков не ограничивались ролью бар, но хотели быть "герцогами". Один из них назвал свою деревню, имевшую в 1859г. только два двора, так: Герцогство (Ряж. у., Ряз.).

Позднего происхождения и такие помещичьи имена, которые даны деревне в связи со способом получения ее: Милость князя, Милость Куракина, Братьин Дар, Судьбодаровка, Царедар (на Украине).

Характерными чертами топонимии феодально-помещичьих времен представляются такие.

1) Прежде всего характерна для времени основная группа названий, к которой относится огромное большинство имен сел и деревень: это - названия по именам лиц, обычно владельцев сел и деревень. Образование названия ясно указывает на принадлежность называемого пункта определенному лицу или на отношение к нему. Таково указание суффиксов -во, -ва, -ино, -ина, -ья (Княжьи Горы).

2) Ограниченность населения пункта в хозяйственно-производственном отношении самообслуживанием обусловила ничтожное количество названий на основе производственной терминологии.

3) В связи с тою же ограниченностью находилась узость кругозора у населения. Жизнь сосредоточилась где-нибудь у сосенок, липок, у дубков да осинок, у лужка, при холме, на горе, за болотом, у озерка, у колодца, ручья или пруда. Дальше раменья, болота, горки, недалекой ляды да Егорья на озере ничего не видать. "Ченцы, Лыченцы, деревня Студенец, а там и свету конец", - говорят о дальних поселениях в Переяславль-Залесском крае. Окружающий ландшафт представляет особо важное значение для насельника того времени и служит одним из источников для наименования пункта поселения. Наименование дано обычно в форме именительного падежа, без осложнения другими суффиксами (Дуброва, Березки.. ), или имеется приставка, указывающая на положение места поселения в отношении к основному предмету: Заборье, Заболотье, Подосинки, Поддубье, Подсосенье...

Топонимия ландшафтного содержания ясно обнаруживает основную цель при назывании пункта: ориентирующее значение той приметы, которая указана в имени, данном пункту: Дуброва, т.е. там, где дуброва; Березки, т.е. там, где березки; Девять Дубов, т.е. там, где стоят 9 дубов; Заборье - за бором; Заболотье - за болотом; Подсосенье - под соснами и т.п. Это - та самая цель, которую представляют в распространенной форме межевые книги. Например: "да через Филинский враг на розвиловатую березу да на два дуба, а на дубье грани, а промеж дубьев яма, а в яме уголье, а от того дубья и от ямы прямо межою на колено...", "да по речке Чепелихе вниз по речку по Черную, да через речку Черную от старой портомои старою межою на запад по кустарю, через дорожку лугом, а за дорожкою яма..." 20.

___
20 "Межевая книга 1628-1630гг." ("Чтение в Обществе истории и древностей российских", 1887, т.III, с.25, 26).

Другой важной приметой в то время считалось указание на владельца, на принадлежность кому-нибудь (указание на личное имя, на прозвище).

4) Церковность феодального времени наложила сильный отпечаток на топографическую номенклатуру. Для названия села официальная среда пользовалась именем церкви, находившейся тут (Знаменье, Спас.). В среде населения церковные имена сел и слобод претерпевают изменения, показательные для того времени. Эти названия получают суффикс -ка: Знаменка, Воскресенка... Употребляются в форме множественного числа: Воскресенки, Кузьминки. Подвергаются они и другим опрощениям: Спас Темный > Темня; Иоаким и Анна Якиман: Якиманское (Клин), Якиманка (улица в Москве).

Население предпочитает пользоваться не церковными именами по отношению к селу, а другими, существовавшими раньше. На это ясно указывает такое пояснение дублета: "село Никольское, а по крестьянскому званию Собакино" (в Моск. у., по писцовой книге 1686г.). Без пояснения это село названо так: "Собакино, Никольское тоже". Этот пункт поселения был назван по связи с лицом, носившим имя или прозвище Собака. "Собачьи имена" применялись в качестве личных имен (personalia) у русских и у многих других народов. Например: Собака Михайлов сын Неронова (1498г.); Собака Скобельцын, помещик (1500г.). На неупотребительность церковных имен в народной среде указывает и следующее замечание отказных книг 1690г.: "село Никольское, что словет Пустой Вторник" (в Можайской десятине). Нередко встречаются дублеты в названиях одного и того же села: Покровское или Городня (М.), Никольское или Коровий Враг (М.), Спасское или Котово (М.), Троицкое или Черемошки (М.), Знаменское или Садки (М.), Воскресенское или Грибки (М.) и много других. В тех селах, где церковное название относится к позднему времени, оно совсем не вошло в обиход. Так, например, обстояло дело в 1890-х годах на юге Орловской губ., в бывшем Ливенском уезде: Языково - официальное название Никольское, Хитрово-Борисоглебское и др.

Происходило затемнение церковного элемента. Оно выражалось в изменении имени посредством суффикса -ка и посредством окончания множественного числа (Воскресенка, Воскресенки), а также посредством сочетаний с другим словом: Николо-Сверчки, Никола Тители, Никола Сошники и др.

Соответствующие главные черты топонимии феодального времени можно наблюдать и в областях других народов. Отметим несколько примеров из области казахского населения (Казахстан). Здесь главнейшими источниками топонимии были два: имя владельца местности или пункта и ландшафт. На имя владельца указывают весьма многочисленные названия, в состав которых входит "бай" и собственное имя этого бая: Байчигир, Баймагомет, Шалбай-Нура (район речки Нуры, принадлежавший Шалбаю), Иса-Аксу (район речки Аксу, принадлежавший баю Исе). Эти примеры относятся к Карагандинской области. Байболат, Байтап, Баймырза, Байсейт, Бейсемыз и др. - из Семипалатинской области. Показательны в ряде случаев и личные имена этих баев: Тап - сила, блеск, Сейт - господин, Семыз - жирный.

Из казахской топонимии в связи с ландшафтом: Актюба (белая сопка - в Актюбинске и во многих других местах Казахстана), Караганда (место произрастания карагана - Caragana frutex), Эгенжал (урожайная сопка), Жартас (крутокаменная стена - там находятся теперь каменоломни), Жайма (пологое место, заливаемое водой), Бидаек (один из видов степного злака), Коктункуль (синее озеро), Апан (пещера) и др. Примеры, кроме Актюба, относятся к Карагандинской области. Все отмеченные здесь названия точно соответствуют ландшафту, как это я знаю по своим непосредственным наблюдениям.

Как окаменевшие реликты прошлых формаций продолжают существовать, утратив свою прежнюю значимость содержания, давние топографические названия. На смену прежней номенклатуре идет новая, несущая элементы новой эпохи - эпохи социалистического строительства, мощной техники и индустрии.

Прежде чем перейти к обзору изменений в топонимии, происшедших со времени революции, остановимся на словообразовательных элементах топонимии феодального времени: некоторые из них характерны для этого периода. Это ясно обнаруживается при сравнении их с современными средствами топонимических образований. Вместе с тем при таком сравнении обнаружится актуальное значение некоторых из этих языковых средств.

1) Для названия служит форма имени другого предмета - форма без изменения. Сюда же относятся сочетания имени с определяющим словом (прилагательное, существительное с предлогом). Такие образования применялись часто: Городок, Слобода, Стан, Острожки, Гончары, Рыбаки, Холмы, Гора, Горы, Ляды, Поляны и др.

По этому образцу в среде населения применялись и официальные церковные имена сел: Благовещенье вместо Благовещенское, Успенье вместо Успенское.

Сочетания: Красный Стан, Лудина Гора.

Вместо сочетаний прилагательного с именем находится одно прилагательное, если именем существительным должно быть "село", "деревня": Высокое, Крутое, Луговая (деревня), Белая, Черное.

Некоторые церковные имена (Спас, Никола) и некоторые бытовые повторялись в названиях разных пунктов. Для более точного определения называемого пункта пользовались сочетанием этого церковного имени со словом, указывающим на местонахождение церкви, пункта поселения: Спас-Верхотурье, Спас-Залуки, Спас что на Нудале, Николо-Березня, Николо-Сверчки.

Иногда такие сочетания в народной среде претерпевали редукцию: Спас Темный > Темня.

2) Одним из характерных явлений топонимии феодального периода является применение формы именительного падежа множественного числа: Горбуны, Матренки, Аксенки, Парфенки, Воскресенки и др. Такие названия не обозначали, что в называемом пункте живут горбуны или девки (бабы) Матренки; эти формы заменяли собою обычные топонимические образования с суффиксом -ово- (-ова-), -ино-(-ина-), -ка- или формы без топонимического суффикса. Форма множественного числа вызвана значением населенного пункта как коллектива. Ср., например, название пункта Новоселы. На то, что для употребления множественного числа имел значение коллектив населения, указывает еще следующее. Название речки сохраняется в единственном числе, а одноименный пункт поселения представляет форму множественного числа: речка Химка, а поселок Химки (М.); речка Котел, а поселок Котлы (Подм.) и др.

На то, что форма именительного падежа множественного числа не является первичной топонимической формой, а заменяет другую форму, указывает наличие этой последней нередко в отношении одного и того же пункта.

а) Аксеново и Аксенки (Бог.), Белозеро и Белозеры (М.), Боброво и Бобры (Касим. у., Ряз.), Бортенево и Бортенки (Дм.), Горбуново (Вол., Дм.) - Горбуны (Бог.), Егорова (Руз.) - Егоры (Рязан.), Хомутово (Бог., Кол.) - Хомуты (Мож.), Хомяково (Руз.) - Хомяки (Вер.), Сандырево (Подм.) - Сандыри (Кол.), Медведково (М., Вер., Дм., Зв., Руз.) - Медведки (М., Дм., Мож.), Старково (Бог., Брон., Кол.) - Старки (Бог.), Михалево (М., Бог., Вол., Кл., Под.) - Михали (Брон.); ср. и другое народное новообразование с суффиксом -иха: Михалиха (Брон.), Савелково (Под.) - Савелки (М.).

Кузминка и Кузминки (М., Бог., Вер., Руз., Серп.), Матренкино (Вол.) - Матренки (Дм.).

б) Чудинское и Чудинки (Бог.), Воскресенское (ряд пунктов) - Воскресенки (Вер., Под., Руз., Серп.), Покровское (ряд пунктов) - Покровки (Кол.).

в) Образования с суффиксом -ище, указывавшим на место нахождения или действия, переходят во множественное число: Микулино Городище (село в Калинин. обл.) - Городищи; их много, например: Числовские Городищи (Юрьев. у.), Городищи Старые (Колом. у.). Определение во множественном числе ясно указывает, что существительное представляет окончание в качестве признака множественного числа: Мытищи (М.), но ед.: Сенькино Мытище (VI век), Селищи, в Селищах (Костром., Пенз.).

г) Дубровка и Дубровы (Бог.) - Дубровки (Моск.), Каменка и Каменки (Бог.), Новоселок (Серп. у.) - Новоселки (Вол.), Химка и Химки (М.), Заполица и Заполицы (Бог.), Сельцо (Брон.) - Сельцы (М.), Никиты-Великое или Никиты-Великие (Вол.), Ильмень и Ильмяни (Егорьев. у., Ряз.).

На основании таких форм надо полагать, что некоторые другие формы множественного числа появились вместо форм с суффиксом -ово (-ево), -ино, -ское, хотя бы более ранняя форма до нас и не дошла. Таково происхождение названий: Жеребцы (Бог.) вместо Жеребцово, Марфутки (М.) вместо Марфуткино, Сидоренки (Серп.) вместо Сидоренково, Парфенки вместо Парфенково, Светлозоры (М.) вместо Светлозорово, Скородумки (Кл.) вместо Скородумка, а это вместо Скородумова.

Нередко самая форма указывает на вторичность образования ее. Например: Никиты-Великое (Вол.): вторая часть названия, служащая определением, представлена в единственном числе; Семивраги (Под.) - вместо Семьврагов или Семиврагова (XVII век), Залуги и др.

Форма множественного числа для названия стран и местных пунктов применялась издавна не только у русских, но и у других славян. Так, именем народа - именем во множественном числе - называются страны: древнерусские Ляхы (Польша), Чехы (Чехия); "ко всим странам дальним, рекуще к Греком, и Угром, и Ляхом, и Чехом, доньдеже и до Рима проиде [слава]" (Ипатьевский список летописи); "Половици же възвратившася опять в Половць" (Лаврентьевский список летописи). Польск. Prusy (Пруссия), Niemcy (Германия); чеш. čechy (Чехия), Bavory (Бавария) и др. Также во множественном числе передавались имена "восток" и "запад" в значении стран: "ко востоком" (Лаврентьевский список летописи); "и станом сташа на запады Иерихону" (Четьи-минеи, I)21.

___
21 А.А.Потебня, Значения множественного числа в русском языке ("Филологические записки", Воронеж, 1888, глава IV).

В XVII-XVIII веках процесс замены более ранней топонимической формы формою множественного числа еще действовал. В XVI-XVII веках формы единственного и множественного числа в этих случаях были тождественны по своему значению. Например: Сотникова и Сотники (Моск. у., писцовые книги XVI века); Губарево и Губари: "Польские люди от нас пошли отходом к селу Губарям; и как пришли мы в село Губарево, и был у нас бой с гетманом"22. В ряде имен в XVI-XVII веках сохранялась форма единственного числа, позднйе замененная формою множественного числа. Например: Валуйка. "[В 1660г.] бьют челом бедные и до конца разоренные Валуйского города станичные атаманы и ездоки и конные и пешие стрельцы и полковые казаки. Ездили по проезжим станицам с Валуйки до Царева-Борисова города и до Белагорода. Да у нас же на Валуйке хлебной недород, помираем голодною смертью"23; позднее - Валуйки. Сельцо в XVI веке - Сельцы в XVII веке (Моск. у.). Сыромятная Слобода в XVII веке - Сыромятники в XIX веке. Подол в XVI веке - Подолы в XIX веке (Руз.). Ясное в XVII веке - Ясенки в XIX веке (Под.). Ватутина в XVII веке - Ватутинки в XIX веке (Под.). Несколько примеров из украинских областей: Прилук - мужского рода: к Прилуку; или Прилука - женского рода - в XI-XII веках и позднее; в XIX веке - Прилуки. Так и в Московском крае: Прилуки (Серп.). Лубьно, к Лубьну - в XII веке; в XIX веке - Лубны. "Ко Ромну идох" - в поучении Владимира Мономаха; в XIX веке - Ромны.

___
22 "Акты Московского государства", III, с.164.
23 Там же, с.158.

3) Весьма давние образования от личных имен с суффиксом -jь, указывавшим на принадлежность называемого пункта тому или иному лицу: Стан Боянь (Мож.; Боян-jь, личное имя Боянъ), Буславль (Дм., Буслав-jь, личное имя Буславъ), Жеславль (Михаил. у., Ряз.; личное имя Жеславъ), Володимерь (город Володимер-jь, в XIX веке - Владимир; но в народной среде сохранялось до недавнего времени название в прежнем виде: Володимерь - с мягким р), Волославль (пустошь в Переясл.-Зал., XVII век; Волослав-jь, личное имя Волославъ), Всеславль (Владим. у., XV век; личное имя Всеславь), Домагощь (город в области вятичей, 1147г.; Домагост-jь, личное имя Домагость), Стан Исконь (Мож. у.; Искон-jь, личное имя Исконъ), Милославль (Переясл.-Зал., XVII век; личное имя Милославъ), Мирославль (Юрьев. у., Владим.), Новосиль (Новосил-jь, личное имя Новосилъ), Перемышль (в Серпуховском уделе, XIV век, в Калуж. крае, в Галиции; Перемысл-jь, личное имя Перемыслъ), Перехваль (Данк. у., Ряз.; Перехвал-jь, личное имя Перехвалъ), Путивль (Кур., Путив-jь, личное имя Путивъ вместо полной формы Путивой), Радгощь (Севск. у., Орлов., Одоев. у., Тульск.; Радгост-jь, личное имя Радгость), Радонеж (Радонѣг-jь, личное имя Радонѣгъ), Ратмир, или более старое звуковое сочетание Ратьмирь (Кол.; Ратьмир-jь, личное имя Ратьмиръ), Романь (Брон.; Роман-jь), Ростиславль (Зарайск. у., Ряз.; личное имя Ростиславъ), Станиславль (Под., Переясл.-Зал., XVI век; личное имя Станиславъ), волость Судиславль (Костр.; Судислав-jь, личное имя Судиславъ), Черноголовль (Моск. край, XVII век; личное имя Черноголовъ), Ярополчь (Вол.; Яропълк-jь, личное имя Яропълкъ), Ярославль (Ярослав-jь).

Образования с таким суффиксом уже в феодальную эпоху стали непродуктивными. В связи с этим некоторые из прежних форм заменились другими. Например: Милославка вместо Милославль (Переясл.-Зал.), Станиславка вместо Станиславль (Переясл.-Зал.), Ращиславо вместо Ростиславль (Зарайск. у., Ряз.), Рославлево (Брон.) вместо Рославль; ср. Рославль в Смоленском крае.

4) Суффиксы принадлежности -ов, -ин - самые продуктивные в это время суффиксы для образования местных имен: Берсенево, Любимово, Львово, Юрятино, Ивашкино...

Эти суффиксы указывали на отношение называемого пункта к тому или иному лицу, чаще всего на владельца. Но в течение времени посессивное значение этих суффиксов в топонимии было ослаблено: они применяются и в таких названиях, которые не имели значения принадлежности.

а) Валищево (Под.) вместо Валище (т.е. место вала), "Сельцо Мытищево" (Колом. у., XVI век) вместо Мытище, Ординово (Дм.) вместо Ордино (Руз.), Путятиново (Моск. у., XVI век) вместо Путятино, Селищева (Кл.) вместо Селище, Слободищево (Дм.) вместо Слободище, Ямищево (Зв.) вместо Ямище.

б) Высокое или Высоково - со вторичным -во (М.).

в) Загорьево (Зв.) вместо Загорье.

г) Льняниково (Моск. у., XVI век) вместо Льняник.

д) Подолино (М., Кл.) вместо Подол (Руз.) или Подольная (Вер.), Подольская (Дм.).

На ослабление значения принадлежности суффиксов -во, -нно в топонимических образованиях указывают также названия с другими суффиксами вместо более ранних -во, -нно. Например: Милованье (Руз.) вместо Милованово (ср. Милованово в Спас. у., Ряз.), Репниково и Репки (Моск. у., XVI век), Соколино и Соколье (Кирилл. у., Новг.).

5) -овск-, -ннск-, -ск-. То же посессивное значение, подобно суффиксам -во, -нно, было свойственно суффиксам -вск- (-овской, -овская, -овское), -ннск- (-ннской, -ннская, -ннское). О тождестве значения этих суффиксов свидетельствует употребление их вместо образований на -ов, -нн или вместо формы родительного принадлежности. Например: "вдова Анна Богданова" и "вдова Анна Богдановская жена"; "немка Олена Христофоровская жена"; "за Марфою за Семеновскою женою Васильевича Шереметева" (из писцовых книг Моск. у., XVI век). Также в значении родительного принадлежности: поместье Тимофея Бородавкина; поместье Ивана Ратманова; вотчина Ивана Алексеева сына Мансурова; поместье князя Андрея Ивановича Татева и т.п. передавались таким образом: Тимофеевское поместье Бородавкина; Ивановское поместье Ратмонова; Ивановская вотчина Олексеева сына Мансурова; княж Ондреевское поместье Ивановича Татева (из писцовых книг Моск. у., XVI век).

Название одного и того же пункта передается иногда с суффиксом -ово или -овской, -ино или -инской: пустошь Захаркова на речке Рожне названа сельцом "Захарковским, Захарково тож" (Моск. у., XVII век), Прозорово и Прозоровская (М.), Алексеево - Алексеевское (Дм.), "деревня Савельевское, а Савельево тож" (Моск. у., XVI век), Шуляково и Шуляковская (Кирилл. у., Нов.), Мушкино и Мушкинской (Моск. у., XVI век). Несколько других примеров: Авдотьинская (Бог.), Барановская (Брон.), Бреховская (Моск. у., XVI век), Микитинская (Колом. у., XVI век), Семеновское (М.). "Деревня вверх Сямены словет Максимовская", "деревня на Сямине ж речке словет Офонинская" и др.24

___
24 "Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563гг.", Л., 1930, с.190-191.

-ск (-ьск). Этот суффикс некогда служил главным образом для указания на отношение к месту: земьскый, морьское.

В русской топонимии он применялся нередко для имен городов. Древнерусские названия на -еск вместо -ьскъ: Куреск, Боровеск, Луческ, Севеск, Воротынеск, Оболенеск, Можаеск и др. С окончанием на -еск (-иск, -яск: Куриск или Куряск) произносятся также названия в народной среде некоторых местностей (в Орловском, Курском краях). Но обычно - Курск, Боровск, Воротынск. - с суффиксом -ск, как в формах Курска, Курску.

Образование названий для городов на -ск было продуктивным и в новое время, в XVIII-XIX веках: Подольск вместо Подол, Егорьевск вместо Егорье-Высокое (XVIII век), Змеиногорск вместо Змеево и др.

Изредка -ск находится в названиях негородских поселений. Например: "сельцо Оболенск - пусто" (Моск. у., XVI век), Северск (село при р.Северке, Кол.), Усмерск (погост, Брон.), Лучинск (село, Прон. у., Ряз.), Семенск (село, Прон. у., Ряз.), Воротынск (село, Ливен. у., Орлов.). Названия на -ск были обусловлены тем, что в более раннее время эти пункты имели значение города, городца, погоста.

По отношению к селу и деревне употреблялось название на -ское, -ская. Обычно такое образование имеют названия от имен церковных: Микульское - позднее Никольское, Воскресенское, Знаменское, Козьмо-Демьянское. В обиходе они часто заменялись формами Воскресенка или Воскресенки, Кузьминки. Названия, в форме прилагательных, от "бояре", "баре", "бобыль", "брат" и некоторых других, имеющих прилагательные на -скнй: Боярское (М.), Барская (М.), Бобыльская (Дм.), Братское (Калинин. обл.), Семибратское (Кол.).

Названия слобод образованы часто с этим суффиксом: Пушкарская Слобода, Стрелецкая Слобода, Ямская Слобода.

Названия негородских пунктов на -ск- получают в течение времени обычную форму прилагательных на -скнй (-ской), -ское: Усмерск - позднее Усмерский (погост, Брон.), Северск - позднее Северское (Кол.). С таким окончанием получил название и город XVII века Слободской вместо более раннего названия Слобода (XVI - начало XVII века).

6) Весьма широко распространено в обиходе применение суффикса -ка. По отношению ко многим пунктам употребляются две формы: с суффиксом -ов (-ин), -ск и с суффиксом -ка (-вка, -нка). Часто форма на -ка является единственной формой имени пункта: Берсенево - Берсеневка (М.), Обухово - Обуховка, Львово - Львовка, Поповка, Воскресенка.

Во многих названиях этот суффикс применен в позднее время. Ср. указанные выше примеры Станиславка, Милославка. Несомненно, вторичное образование представляют такие названия, как Скородайка (Дм.) вместо более раннего Скородаева, Полетайка, Полежайка вместо Полетаево, Полежаево, Цареборисовка при более раннем Царев-Борисов (Изюм. у., Харьк.) и многие другие. Пережито и дальнейшее изменение: давние и вторичные образования на -ка заменялись формами множественного числа: Воскресенское (Воскресенка), Воскресенки; Бартенево и Бартенки (Дм.); но была и форма Бартеневка.

-ок (-ъкъ): Бережок в XVI веке, позднее Бережки (Зв., Кл., Под.), Выселок, позднее Выселки (Серп.), Городок - Городки (Бог.), Борисов-Городок (Мож.), Клинок (Ряж. у., Ряз.; ср. Клин - город и село, Вер.), Новоселок (Раненб. у., Ряз.), Сосняжок (Моск. у., XVI век; ср. деревня Сосняг, там же, XVI век), Осинок (Моск. у., XVI век), Ясенок (Ряж. у., Ряз.). Последние два примера ясно указывают на топонимическое значение суффикса -ок.

7) -ец (-ьць), -овец (-овьць): Березовец (Моск. у., XVI век, Фатеж. у., Курск.), Борец (Ряж. у., Ряз.), Городец, при вариантах: Городень, Городня (Калинин. обл.), Дворец (Калуж. у.; ср. название Двор), Добровец (Динк. у., Ряз.), Дубовец (Ливен. у., Орл)., Избылец (Горбат. у., Нижегор.), Ильинец (Руз.), Каменец (Ряз. у.), Козерец (Клин.), Коренец (Егорьев. у., Ряз.), Кривец (Дм.; ср. Кривое Село, Вол.), Липовец (Моск. у., XVI век; Прон. у., Ряз.; Ливен. у., Орл.), Ольховец (Вол.; Михайл. у., Ряз.), Осовец (Михайл. у., Ряз.), Островец и Островцы (Брон.), Подолец (Моск. у., XVI век), Равнец (Ливен. у., Орл.), Рославец и Рославцы (Моск. у., XVI век), Студенец (Моск. у., XVI век), Юрьевец (Кол.), Якимец (Раненб. у., Ряз.), Ярополец (Вол.).

8) -овик, имеющее то же значение, что и -овец: Вязовик, Дубовик (Ливен. у., Орл.), Ольховик (Дм.).

9) -ник (-ьникъ), -ники. К названиям на -ник относятся имена, называющие место с произрастающими деревьями. Образцом послужили имена нарицательные с таким суффиксом. На топонимическое значение таких названий указывают параллельные образования с суффиксом -овец, -овик: Березовец, Дубовец, Дубовик; Березник, позднее Березники (Моск. у., XVI век); Ельник (Моск. у., XVI век), Орешник (Моск. у., XVI век).

Иное значение имеют названия на -ннкн, представляющие форму множественного числа. Форма эта, по-видимому, вторичного образования и заменила собою то или иное более раннее название. Вызвана же она была тенденцией выражать коллективное значение населенного пункта, в связи с чем находится появление формы множественного числа для разных топонимических образований: Бобровники (Ряж. у., Ряз.) - вероятно, вместо более раннего названия Боброво; Заболотники (Ряж. у.; ср. Заболотье - Брон., Кл., Под.; Заболоты - М.), Летники (Ряж. у., Ряз.; ср. Летово - Скопин. у., Ряз.), Луковники (Скопин. у., Ряз.; ср. там же - Луковня).

10) -ица. Этот суффикс был продуктивным в течение долгого времени: некоторые топонимические названия указывают на вторичное образование с таким суффиксом: Брынница (Прон. у., Ряз.), Добровица, позднее Добровицы (Под.), Каменица (Егорьев. у., Ряз.), село Заполитское в XV веке, ныне Заполица и Заполицы (Бог.), Мощаница (Кол.), Погорелица или Горелое (Моск. у., XVI век), Радовица, позднее Радовицы (Егорьев. у., Ряз.), Раменица (Моск. у., XVII век).

11) -ье. Это - весьма продуктивный топонимический суффикс. При таком образовании имеются и формы на ино (-ина), -во (-ва) и др.: Большедворье (Кирилл. у., Новг.; ср. Большой Двор), Великодворье (Егорьев. у., Ряз.), Доброводье (Севск. у., Орл.), Долгоглядье (Мож.; ср. Долгая Пожня), Заболотье (Кл.; сравните Заболоты, М.), Завалье (Брон.), Загорье (Моск. у., XVI век), Задубровье (Спас. у., Ряз.), Залесье (Брон., Кл.), Залядье (Моск. у., XVI век), Заозерье (Брон., Бог. при оз. Данищево), Запрудье (Моск. у., XVI век), Зимогорье (Дм.), Копорье (Моск. у., XVI век), Милованье (Руз.; ср. Милованово, Спас. у., Ряз.), Озерье (Ряз. у., при оз. Белом), Оселье (Руз.), Подберезье (Моск. у., XVI век; ср. Подберезники, Кол.), Подберезная или Подберезино (Под.), Подвязье (Моск. у., XVI век; ср. Подвязная, -ое, Бог., Дм., Под.), Подлипичье (Дм.; ср. Подлипки, Брон., Вер., Кол.), Подмошье (Дм.), Раменье (Вол., Дм.), Свинолучье (Кл.), Свинорье (Зв.), но в XVI веке - Свинорои, Соколье (Кирилл. у., Новг.; ср. Соколино, Кирилл. у., Новг.). Старогорье (М.) и др.

С таким суффиксом образовано и название Егорье: Егорье-Высокое (Кол.) вместо Егорьевское. Егорьев, а официальное название Георгиевский погост (Вол.).

12) Характерным для топонимических образований феодального времени - образований, возникших в народной среде, - является форма с суффиксом -иха. Этот суффикс входил в образования имен для замужней женщины, называвшейся по своему мужу или по отцу: Иваниха (жена Ивана в одних местностях, дочь Ивана - в других, на юге, например, в б. Орловской губ.), Павлиха, Василиха. Этот суффикс в бытовой народной среде был продуктивен до самого последнего времени: дукториха (жена доктора), Бйкманиха (жена Бйкмана, в одной местности б. Орловской губ.), заве́дующиха (жена заведующего: 1930г., в районе Городца Горьков. обл.). Этот суффикс применялся в феодальное время - применялся в народной среде - и для названия деревень вместо имен на -ова, -ина, -ая, -ка или вместо формы без топонимического суффикса (Белоозеро). По-видимому, категория рода, женского, в значении пункта (деревня) вызывала такое образование с суффиксом -иха. Примеры многочисленны. Отметим немногие. Апариха (Брон.) - Апарина или Апаринка (Мож.), Бабаиха (М.) - Бабаева (Мож.) - Бабайки (Кол.), Багаиха и Багаева (Руз.), Белозериха (Брон., при озере Белом), Буньчиха (Под.) - Буньково (Бог., Зв.), Долгиниха (М.) - Долгина (Вер.), Дуплиха или Дуплевская (Кирилл. у., Новг.), Истомиха (Брон.) - Истомина (Вол. - личное имя Истома), Киселиха (Под.) - Киселево (М., Бог., Зв., Под.) - Киселевка (Под.), Кузнечиха и Кузнецово (Кирилл. у., Новг.), Лобаниха или Лобановская (Кирилл. у., Новг.), Маслиха (Дм.) - Маслова (Зв., Кл., Мож.), Михалиха (Брон.) - Михалево (М., Бог., Вол., Кл., Под.) - Михали (Брон.), Подольниха (М.) - Подольная (Вер.), Попиха (Дм.) - Попова (Руз., Серп.), Рубчиха (Зв., Мож., Руз.), Чепчиха (Кл.) - Чепцова (Мож.) - Чепцы (Вол.).

На основании этих форм объясняются и такие, которые известны только с суффиксом -иха. Например, Гнусиха (Моск. у., XVI век) вместо Гнусова, Жеребчиха (Бог.) вместо Жеребцова (ср. указанную выше форму Жеребцы), Холуяниха (Руз.) вместо Холуянова и некоторые другие.

13) -уха, -уша. Применялись эти суффиксы редко: Теплуха (Вол.; ср. Теплое, Руз.), Бологуша (пригород в М. ; ср. Бологое), "Высокое, а Высокуша тоже" (Моск. у., XVI век), Гнилуша (М.).

14) Суффикс -ьня (-ня). С этим суффиксом было образовано много слов разного значения, в том числе слов, имевших значение мест: "хлебня да поварня" (XVI век), пекарня, опочивальня, челядня, оплетня, городня, кузня (кузница) и др. От этих имен отвлечен суффикс -ня и для топонимических образований. Воздействию этих образований на топонимию содействовало и нарицательное название пункта поселения - название с суффиксом -ня: деревня. Кроме того, некоторые из нарицательных имен на -ня служат и для топонимии: Городня (М., Зарайск. у., Ряз.), Ельня (Бог.). Эти топонимические образования вышли из народной среды. Некоторые из них были вариантами официальных и полуофициальных названий, как указывает на это наличие двух форм по отношению к одному и тому же пункту. В течение времени одна из форм выходила из употребления, и о ней мы можем судить по нахождению ее в другом месте: Алешня (Дм.) - Алешино (Брон., Дм., Кол., Руз.), Безводня (Данк. у., Ряз.), Березня (Серп.), Владычня и Владычно (Вол., Переясл.-Зал.), Всходня (XVI век) - позднее Сходня (речка, М.), Вязовня (Данк. у., Ряз.; ср. Вязовое, Курск.), Вязовик (Ливен. у., Орлов.), Дубечня (Серп.), Дубня (река в Колом. у., XVI век) - Дубцы (Зв.), Запрудня и Запрудная (Дм.) - Запрудня (Брон.), Корытня (Под.), Локотня (Зв.) - Локтевая (Брон.), Луковня (Под.), в VII веке - Луком (ср. Лукова, Кол.), Мутня (речка в Кашир. районе), Озерня (речка в Звен. у., XVI век), Ореховня (Можайск. у., XVII век), Враг Осечня и Осеченской враг у Коломны (XVII век), Осоковитня (покос у д.Нелидово, Переясл.-Зал.), Островня (Зв. у., XVI век), Переволочня (речка в Звен. у., XVI век), Песочная (Кол., Руз.; ср. Пески, Дм., Кол., Мож.), Прудня (Мож., Серп.) - Пруды (М., Кл.), Ракитня (Кром. у., Орлов.), Рудня или Рудневский погост при р.Рудинке (Бог.), Селечня (Севск. у., Орлов.) - Сельцо, Сельцы (в разных местах), Стрельня (Колом. у., XVI век), Судильня (Серп.), Сушня (Кл.), Темня и Спас Темный (Серп.), Уклешня (Под.), Часовня (М., Бог., Дм., Зв., Руз., XVI век).

15) -на. Образования с суффиксом -на применялись редко: Дубна или Дубны (Кол., Серп.), Николо-Березна (Серп.), Городна (Зарайск. у., Ряз.), Алешна (Зарайск. у., Ряз.), Крапивна при р.Крапивне, Лубьно (XII век) - нынешние Лубны.

Форма эта первоначально имела значение прилагательного с суффиксом -ьи, указывавшим на отношение пункта к предмету, названному в основе: Дубьна, т.е. Дубьна деревня, и т.п.

16) ; -нь. Нередко пользовались образованиями на , -нь женского рода.

А) "Селище Черная Быстрь на реке на Истре" (Моск. у., XVI век), Заболоть (Михайл. у., Ряз.), Хлыбь (Моск. у., XVI век). Чащь (Кл.), Якоть (село при речке Якоте, именительный Якота; Дм.), Усторонь (Спас. у., Ряз.).

В таких названиях, как Быстрь, Чащь (от чаща), Якоть (от Якота), Заболоть (ср. Заболотье), ясно топонимическое значение (мягкости согласного).

Б) То же значение и -нь.

а) -ань: Верховлянь (Кол.); ср. название Верховляна (часть села Мостовая в Свердлов. обл.), Выкопань (Прон. у., Ряз.), Копань (Моск. у., XVI век), Лебедянь (Тамб.), Резань - Рязань (деревня, - Зв.), гор. Рязань. В раннее время, в XI-XII веках, в названии этого пункта главным образом выражалось значение города; поэтому и значение рода представлено как имени мужского рода: город Рязань. Например, Олег Ярославич "иде к Рязаню" (1096г.). Серебрянь (Мих. у., Ряз.), Страдань (Под.), Струмань (Ряз. у.), Терехань или Терехунь (Серп.), Хрипань (Брон.), Черепянь (Тамб.).

б) -ьнь: Белынь (Нижнеломов. у., Пенз.), Курынь (Руз.), Смердынь, позднее Смердыни (Весьегон. у., Твер.).

в) -ень: Листень (Моск. у., XVI век), Плашень (Зарайск. у., Ряз.), Городень или Городня, Городец (Твер. у.).

17) -ище, -ища, -ищи (множественное число). Образования с этим суффиксом указывали на местонахождение чего-нибудь: развалин города, на место прежнего погоста, деревни, на местонахождение жерновов, столбов и др. О замене формы на -ище формою множественного числа замечания сделаны выше. Вереище (Влад. у., XVI век); ср. Верея - гор. Моск. обл. Деревници (Муром. у., Влад.), Деревнищи или Деревни (Егорьев. у., Ряз.), Жерновище (Спас. у., Ряз.; так и в XIV веке), Избища (Моск. у., XVI век), Избищи (Зв.), Каменищи (на речке Сушке, Серп.; так и в XVII веке), Мостищи (Серп., Переясл.-Зал.), Мялище (Колом. у., XVI век), Овинище, -ищи (Кол. у., XVI век, Руз., Горохов. у., Ряз.), Побоищи (Ряз.), Погостище (Кирилл. у., Новг)., Погостищи (Егорьев. у., Ряз.), Погребище (Моск. у., XVI век), Прудища, -ище, -ищи (Моск. у., XVI-XVII века, Под.), Слободищи, -ище (Бог., Дм.), Столбище и Столбища (Колом. у., XVI век), Столбищево (Под.), Столбище (Руз.), Шатрищи (Спас. у., Ряз.), Шатрища (Медын. у., Калуж.).

На топонимическое значение суффикса -ище, -ищи указывает и такое явление: с этим суффиксом образуется местное название без значения местонахождения, а только как имя пункта: Малинищи (село, Прон. у., Ряз.). Это название произошло не от "малинища", т.е. местонахождения малины: оно появилось вместо более раннего названия Малино; ср. Малинки (Мих. у., Ряз.), Малино (Кол., Пошехон. у., Яросл.).

Топонимического значения не было в суффиксе -ище в тех названиях, которые образованы от собственных имен лиц: Петрищи (Бог.) вместо более раннего Петрищево; ср. Иванчищево. Этот суффикс находился в личном имени и имел значение уничижительное.

Так называли себя, самоуничижая, при обращении к князьям. Так, известный игумен Белозерского монастыря Кирилл в своих посланиях князьям писал (в начале XV века): "Кирилище черньчище с своею братицею... много челом бьем". Ср. имена того времени: Бобрище, Павлище, Петрище, Татище (ср. Тать, фамилию Татев) и др.

18) -щина. Образования с этим суффиксом производились от имен, прозвищ, фамилий и от названия социального положения владельцев данного пункта и обозначали не только пункт, но и всю местность, принадлежавшую владельцу. Например, в Звенигородском уезде имеется село Полевщина. Называется оно и Полево. С XVI века и до конца XVII века оно было местожительством бояр Полевых25. Владельцем бывал нередко и монастырь. В таких случаях название пункта и местности могло быть образовано от имени "монастырь" или собственного имени его. Например: Монастырьщина (Бог. у., Тульск., Данк. у., Ряз., Богучар. у., Воронеж. и др.), Богословщина - название восточной части Михайловского у., Ряз. - около 25 сел, некогда принадлежавших Богословскому монастырю. Другие примеры: Апальщина (Руз.; ср. название Апалиха, Зв.), Барятовщина (Раненб. у., Ряз.), Васильевщина (Моршан. у., Тамб., Раненб. у., Тульск.), Волхонщина (Раненб. у., Ряз., Нижнелом. у., Пенз.), Дворянщина (Кирсан. у., Тамб.), Дмитровщина (Переясл.-Зал.), Дубовщина (Острож. у., Вор.), Дубовщина (Ряж. у., Ряз.), Дуровщина (Раненб. у., Ряз.), Ивановщина или Ивановское (Данк. у., Ряз.), Пустошь Княжщина (Колом. у., XVI век), Коробовщина (Покров. у., Владим.), Коровщина (Бог.), Куровщина (Кирсан. у., Тамб.), Лаговщина или Лаговичи (Данк. у., Ряз.), Непейщина (Кл.; ср. Непеино, Дм., от личного имени Непея), Масальщина, Милославщина, Мирославщина (Скопин. у., Ряз.), Одоевщина (Данк. у., Ряз.), Ромодановщина (Тульск.), Хитровщина (Епиф. у., Тульск.), Царевщина или Царево-Курганская Слобода (Самар.).

___
25 "Чтения в Обществе истории и древностей российских", 1872, т.IV, отд.5, с.2.

Указание на более раннее значение названия с суффиксом -щина, как на значение местности, представляют такие примеры: Богословщина - часть Михайловского у., Климовщина - село в Устюж. у., Новг.; в XVI веке оно называлось Никольским в Климовщине, т.е. в местности Климова.

Иное значение таких названий, как Ямщина (Инсар. у., Пенз.): от имени ямщина, указывавшего на повинность населения этого пункта "стоять на яму", выполнять поездки, гоньбу.

Особое значение названия Братовщина (Дм.). Следует принять во внимание, что в прежнее время около этого села, у дороги из Москвы в Ярославль, находился странноприимный дом. Поэтому можно полагать, что название села пошло от имени "братство", "братский". Но такое объяснение не исключительно достоверное: возможно, что и этот пункт был во владении лица, носившего имя или прозвище Брат. Такие личные имена были в прежнее время. Уменьшительная форма для них была Братец, Братей. Ср. села: Братцево (М.), Братеево (М.).

19) -аны вместо более раннего -ана, -ане. Образования с этим суффиксом указывали на коллектив обитателей называемого пункта. Верхоляна - часть села Мостовая в Егоршинском районе Свердловской области. "В селе Верховланех", "полсела Верховлян" (Колом. у., XVI век). Любочаны (Под.), Листьяны (М.), Новляны (Касим. у., Ряз.).

20) -овцы, -инцы, -цы. По происхождению - это форма именительного падежа множественного числа мужского рода для имен лиц на -овец, -инец, -ец в единственном числе. В этих названиях также подчеркивалось коллективное значение. Аксенцы (Бог. у., Тульск.), Волославцы (Переясл.-Зал., XVI век), Дмитриевцы (Егорьев. у., Ряз.), Киевцы (Александров. у., Тульск.), Ниловцы (Кирил. у., Новг.), Нюховцы (Михайл. у., Ряз.), Романцы (урочище около села Перехваль, Данк. у., Ряз.).

При названии на -цы некоторые пункты имеют название на -чи: Жилкинцы и Жилковичи, Лучкинцы и Лучковичи (Зарайск. у., Ряз.).

21) -ичи. По происхождению - это форма множественного числа, указывавшая на потомков лица, названного в основе этого имени, или вообще на людей, принадлежавших этому лицу. Давний суффикс здесь -itj-ь (старослав. -ишть, западнослав. -ic). Такое образование для названия местных пунктов применялось на севере и в центре не часто, как и образование на -овцы. Чаще было применение таких имен на юго-западе и на западе: в Калужском, в западной части Орловского края. Примеры из Московской, Владимирской, Новгородской, Рязанской и Тульской областей: Белыничи (Зарайск. у., Ряз.), Боровичи (Новг.), Витославичи (село, Новг. обл., XI век), Войничи (волость, Руз. у., XVI век), Воловичи (село, Колом. у.), Всегодичи (Ковров. у., Влад.), Галичичи (в Боровском у., XVI век), Городковичи (Спас. у., Ряз.), Городошевичи и Гремичи (в районе р.Протвы, XIV век), Гусиничи (Влад. у., XVI век), Дроздовичи (в Суздальск. крае, XIV век), Дубровичи (Ряз. у.), Киверничи (Моск. у., XVI век). "Пустошь, что была деревня Луковичи, Волковичи тож" (Моск. у., XVI век), Луховичи (Зарайск. у., Ряз.), Лучконичи (Зарайск. у., Ряз.), Любичи (в обл. Лужи, XV век, Зарайск. у., Ряз., Кирсан. у., Тамб.), Людгощичи (улица в Новгороде в XI-XII веках), Петровичи (Спас. у., Ряз.), Пневичи (Моск. у., Переясл. у., XIV век), пустошь Поповичи (Моск. у., XVI век, село в Прон. у., Ряз., в Ряз. у.), Свитничи (Влад. у., XVI век), Семенычи (Вер.), Тервиничи (Тихвин. у., Новг., Погост Михайловский в Тервиничах, XVI век), Угодичи (Ростов. у., Яросл.), Филиповичи (Зарайск. у., Ряз.), Шереховичи (Боровицк. у., Новг.), Скушевичи (Егорьев. у., Ряз.), Ярославичи (погост в Лодейнопольск. у., Олонецк.).

Не все эти названия образованы от личного имени с значением, указанным выше. Некоторые из них появились как топонимические имена, с подчеркнутым значением коллектива, - появились позднее, по образцу других названий на -ичи, которые уже не выражали указания на личную принадлежность владельцу. Возможно, таково происхождение названия погоста Ярославичи вместо Ярославец. Также позднего образования названия не от личного имени, например Городковичи.

Имеются примеры в форме единственного числа на -ичь (из -itj): "Село Вседобричь" (Моск. обл., начало XIV века), от личного имени Вседобр; Микуличь и Никуличи (Ряз. у.); Люторич (Епиф. у., Тульск.).

Названия на -ичи были близки по значению к названиям на -овцы (-цы) и -щина - к названиям тоже личного происхождения, с коллективным оттенком: Жилковичи или Жилкинцы (Зарайск. у., Ряз.), Лучковичи или Лучкинцы (Зарайск. у., Ряз.), Лаговичи или Лаговщина (Данк. у., Ряз.).

22) -яты вместо более раннего -ята. Образование, тоже в форме множественного числа, указывало на потомков лица, имя которого лежало в основе названия. Давнее значение этого суффикса - указание на молодое существо: теля - ед. ч., телята - мн. ч. Такие названия в русской топонимии редки: Бузяты (Егорьев. у., Ряз.), Жучаты (Егорьев. у., Ряз.), Коробяты (Егорьев. у., Ряз.), Чиряты (Ряз. у.).

Префиксы. Для образования местных названий пользовались иногда префиксами. Префиксы за-, над-, на-, по-, под- служат для определения положения называемого пункта по отношению к реке, болоту, озеру, горе, к деревьям: Забережье (Моск. у., XVI век), Заберезник (Кирилл. у., Новг.), Заболоты (М.), Заболотье (Брон., Кл.), Заборье (Серп.), Заволинья (Бог., за р.Вольной), Завражье (Руз.), Заозерье, Зарамушки (М.), Заречная слобода (М.), Запонорье (Бог., за р. Понорой), Надмошье (Дм.), Наречино (Мож., при р.Иноче), Поречье (Зв., Руз., при р.Москве; Мож., при речках Иноче и Перебежке; Кл., при р.Сестре), Подберезная (Брон.), Подберезники (Кол.), Подвязная (Бог., Дм., Под.), Подзавалье (Под.), Подлипки (Брон.), Подмошье (Дм.), Подосинки (М., Вер., Дм., Под.), Подсосенье (Дм., Кл., Мож.), Подъелки (Вол.).

Многие из таких названий не представляют давних образований. Им предшествовала сложная передача местного названия. Например: деревня Новое под березами (Владим. у., XVI век), Под девятью дубы (Владим. у., XVI век).

В некоторых названиях с под-, как и в именах нарицательных, этот префикс имеет значение префикса по-. Таково значение под- в названии деревень: Подлужная, расположенная по лугу р.Москвы (Кол.), Подмошье (Дм.). Префикс под- вместо по- или в значении его давно уже входит в некоторые слова в русских говорах. Например: подсолнух, подсвекольник - Amaranthus retroflexus - сорное растение на огороде, по свекле, а не под свеклой; подорожник - Polygonum aviculare - "птичья гречка" - трава у дороги, подпоясываться, подпояска, подсобить - "потцобить" вместо "пособить".

Прилагательное. Для топонимического названия служит иногда форма прилагательного в женском или среднем роде. Значение рода было связано с тем, к какому пункту относилось название: если оно относилось к деревне, то форма была женского рода, если к селу - среднего рода. Но формою среднего рода называлась и деревня и пустошь и разные другие пункты: эта форма прилагательного имела специфически топонимическое значение (см. ниже): "пустошь Высокое, а Высокуша тож" (Моск. у., XVI век), Вязовое (деревня, - Ростов. у., Яросл.), Дальняя или Дальна (деревня, - Бог.), Завражное или Завраг (Кирил. у., Новг.), Замошное или Замох (Кирил. у., Новг.), "Деревня Крутая на Крутом же врагу" (Колом. у., XVI век), сельцо Новое (Моск. у., XVI век), пустошь Подберезная (Моск. у., XVI век), Подвязная (деревня, - Бог.), пустошь Подлесная (Моск. у., XVI век), Черное и Черная (деревня, - Бог.), пустошь Ямное (Моск. у., XVI век).

Сложные названия. Сложные названия, употреблявшиеся с топонимической целью, были различны.

1) Сочетания прилагательного с существительным: Черная Грязь (Вер., М.), Малые Вражки или Шибий Колпачок (М.), Красный Холм (Под.), Гуляева Гора (Вер.), Лудина Гора (Вол.), Сивцев Вражек (в Москве) и др.

2) Сочетания двух имен существительных: Бор-лес (Подол. у., XVI век), Поле-гусли (вотчина Сергиева монастыря в Переясл.-Зал.).

3) Сочетание с "город", во 2-й части. В первой части находится существительное, прилагательное, наречие: Китай-город в Москве; Белый-город, или Царев-город, или Иван-город, построенный в Москве в 1586г.; он облегал Кремль и Китай-город с западной и северо-восточной сторон. Славгород (Харьков; основан в конце XVII века), Белгород, Буйгород (Вол.), Вышгород (1. Вер., упоминается в XIV веке. 2. В Ряз. крае на Оке). С -город называли и Константинополь, по-южнославянски Цесарьград или Царьград. "Лета 7027 (1519) марта - послал князь велики во Царь-город к салтану Бориса Голохвастова"26. "Пришли де с моря из Царя-города в Гирло 45 каторг турских людей", 1660г.27

___
26 "Чтения в Обществе истории и древностей российских", 1846г., т.V, с.80.
27 "Акты", изд. Академии наук, т.III, с.121.

4) Сочетание числительного с именем существительным: Семивраги (Под.). Раньше называлась иною формою: деревня Семиврагов, у деревни Семиврагов (XVII век).

5) Сочетания основы на с существительным в именительном падеже: речка Вздеринога (Моск. у., XVI век). Такие образования применялись гораздо чаще в личных именах и прозвищах. Например: имена Воротислав, Мьстислав, Держикрай, Судимир; прозвища: Варивода, Горихвост, Дериглаз, Подсекикорова, Трясисолома и др. Подобные формы в именах личных и в топонимии представлены и в других славянских областях, например в украинских, болгарских.

6) Сложения с гласным о, е в первой части: Белопесоцкая (Серп.), Большедворье (Кирил. у., Новг.), Верхогрязье или Верхняя Грязь (Зв.), Долгоглядье (Мож.), Долгомостье (Зарайск. у., Ряз.), Лихоборье (М.), Новоглебово (Дм.), Новгородово (Серп.), Старогорье (М.), Свинолучье (Кол.), Староселье (Подол. у., XVII век), "пустошь Черногрязная" или Черная Грязь (Моск. у., XVI век), речка Черногрязка (там же, XVII век).

7) Сочетания описательные с местоимением что и далее с предлогом на, в или только с предлогом на, в (без что). Чаще всего такая передача применялась в отношении названий по именам церквей: наличие нескольких одноименных пунктов вызывало такую передачу: Воздвиженское, что в Игрищах (Роман. у., Яросл.), Воскресенское, что на Мусоре (Пошехон. у., Яросл.), Воскресенское, что на Шоше (Кл.), Михалево, что в Рогулях (Пошех. у., Яросл.), Никольское, что на Бою (Яросл. у.), Никольское, что на Тропе (Рыбин. у., Яросл.), Новое, что на Барках или Желебовые Барки (Ряж. у., Ряз.), Троицкий, что в Чижах (Бог., погост).

Михайловское на Пупках (Моск. у., XVI век), Никола на Дерюзине (XVв.; теперь Дерюзино, Переясл.-Зал.), Ильинское на Муравлищах (Бог.), Спас на Кезе (Нижегор. край) и др.

В результате дальнейшей редукции получилось сочетание двух имен в именительном падеже: Спас-Нередица (Новг. у.), Спас-Сетунь (М.), Спас-Кукса (Суздал. у., Влад.), Никольское-Свечки (Кл.), Никола-Гостунь (Лихвин. у., Калуж.), Никола Мокрый (в Москве,

XV век).

Варианты. В официальном употреблении названия пунктов часто передавались двумя или тремя именами, соединенными посредством "тоже" или "тож" позади второго или третьего имени или без этого соединительного словечка. Варианты в названии обусловлены были разными обстоятельствами.

1) Сменой владельцев: Козодавлево-Траханово (М.): в XV веке тут была вотчина Якова Козодавля; в средине XVI века это село перешло во владение боярина Вас. Траханиотова. Деревни Гавриловская-Малышево (Моск. у., XVI век), Зубакина-Соколовка (Кол.), "Конюхово, а Чюбарово тож" (Моск. у., XVI век), "Деревня Ондреево, Лосево, а Остров тож" (Моск. у., XVI век), "Хвостово, Карпунино тож" (Моск. у., XVI век).

2) Одно из названий было дано по топографическому положению пункта или по какому-нибудь другому признаку, а второе - по имени владельца или лица, имевшего особое значение в отношении этого пункта: "деревня Филино, а Запольское тож" (Моск. у., XVI век), Щетишно-Запрудная (Моск. у., XVI век), "деревня Митова, Поляна тож" (Моск. у., XVI век), "Овчинкина, Липня тоже" (Моск. у., XVI век).

3) Из двух названий пункта одно было церковное, а другое бытовое: "село Дрозницы, а Покровское тож" (Моск. у., 1704г.), Троицкое-Ратмоново (Бог.), Никольское-Ржавки (М.), Богоявленское-Навесное (Ливен. у., Орлов.), "Рожествено, Песье тож" (Под.).

4) На разных названиях отражается неодинаковость значения пункта как места поселения: "деревня Борсукова, а Барсуков Починок тож" (Моск. у., XVI век), "Пустошь Бутурлина, что было село Бутурлино Новое" (Моск.. у., XVI век).

5) Разное образование личного имени, от которого произведено название пункта: "Резютино, Резанова тож" (Звен. у., XVI век), "Пустошь Гридино, а по мирскому названию Гришино" (Переясл.-Зал., XVI век), "Гридина, Гридюшкина тож" (Моск. у., XVI век), "деревня Степанова, а Степково тож" (Моск. у., XVI век), "сельцо Рахманцово, а Рахманово тож" (Моск. у., XVI век), "деревня Филипцово, Филипково тож" (Дмитр. у., XVI век), "деревня Юшино, Юрово тож" (Моск. у., XVI век), "Юрина, Юрьево тож" (Моск. у., XVI век).

6) Варианты были обусловлены разными морфологическими и фонетическими чертами: Медведково и Медведки (Дм.) и др. "Село Никульское, оно же и Микульское" (М.), Дальняя и Дальна (Бог.), Короткая и Коротка (Бог.).

Окончание. В отношении окончания топонимических форм отметим следующее. Топонимическое название в форме прилагательного имеет окончание или . С окончанием название относится к деревне, к пустоши, т.е. в данном случае представлено согласование в роде с нарицательным именем пункта: деревни Ивашева, Дурова, Сабурова, Гридина, Ковригина, Черная и т.д. "Пустошь Марфицына да пустошь Кликошина" (Моск. у., XVII век).

Но часто деревня и пустошь имеют названия с окончанием на (-ово, -ино), -ое (Высокое.). В писцовых книгах XVI века нередко отражается колебание в употреблении окончания. Например: "дер. Хвостово, дер. другая Хвостова" (Моск. у.); "дер. Купреянова, . дер. Купреяново, Василево тоже" (Моск. у.). Так и в настоящее время. В письменной передаче это колебание может объясняться аканьем писавшего или произносившего, со слов которого производилась запись. Но с гласным , а также с употребляются топонимические образования и на севере, в областях окающих. Например, деревни в Кирил. у., Новг.: Мигачева, Остолопова; но и: Кузнецово, Старцево, Попково, Ладугино, Макутино и др.

Форма на имела специфически топонимическое значение места, не зависящее от того, называется ли село, сельцо, деревня, пустошь, лес. Примеры по отношению к названию леса, т.е. места, занятого лесом: Воронино, Мутилово, Чередово; ср. и прилагательное на -ое: Плоское (Вологод. у.), Спиридово, Плоскореково, Еговитино (Ковров. у., Влад.)28. Пустоши: Аннино, Присетнино, Погиблое (Кадник. у., Вологод.)29.

___
28 "Труды Комиссии по диалектологии русского языка", вып.11, с.85, с.79, с.40.
29 "Труды Комиссии по диалектологии русского языка", вып.11, с.85.

Мы сделали обозрение способов топонимических образований феодального времени. Это обозрение обнаруживает, как разнообразны были эти способы. Один и тот же пункт нередко назывался по-разному. Исторические условия вызвали это разнообразие: отсутствовали в то время нивелирующие общественно-языковые тенденции. Но главные средства оформления названий были направлены к достижению одной из двух основных целей: выразить принадлежность пункта тому или иному лицу и определить местоположение пункта.

Важное указание словообразовательных элементов феодальной топонимии заключается также в следующем. Они указывают на два основных источника топонимических образований: на среду официально-владельческую и церковную, с одной стороны, и на среду народную - с другой. Происходила борьба языковых элементов той и другой среды. Много топонимических форм из источника церковного и официально-владельческого претерпевало изменения в народной среде. Окончательный результат борьбы был неодинаков для всех форм и во всех местах: для исхода борьбы имели значение разные факторы, одним из которых была феодальная раздробленность населения. В одних случаях входила в общий обиход форма официальная, в особенности в тех случаях, когда она не представляла ясно выраженного владельческого значения (имена на -ова, -ово, -ина, -ая, ландшафтные и некоторые другие). В других - победа была на стороне народной формы. Таковы формы на -иха, -ня, -на, -ка (в церковных именах), формы именительного множественного числа типа: Матренки, Жеребцы. В некоторых случаях весьма долго, до второй половины XIX века, держались двоякие формы по отношению к одному и тому же пункту.

Во второй половине XVIII века в связи с применением в речи о "важных материях" архаического "высокого штиля", соответствовавшего националистическим тенденциям дворянского класса, усиливаются церковнославянские элементы в топонимии. К прежним церковным именам присоединяется теперь и позднее много других в названиях сел и некоторых городов: Знаменское, Воскресенское, Никольское, Богородск, Воскресенск и др.

Теперь не применяются личные имена в русском звуковом виде, как это было в феодальное время (Юрьев, Микулин), а в церковнославянском: Георгиевская - крепость на Кавказе, основанная Потемкиным в 1777г., название, позднее замененное именем Георгиевск.

Название феодального имени Володимерь, заменившееся именем лица Володимер (но на Клязьме сохранялось и Володимерь), теперь, во второй половине XVIII века, на этом имени отражается церковнославянский стиль: Владимир (Владимир-на-Клязьме, Владимир-Волынский). Та же архаизующе-стилистическая черта вместе с империалистической идеологией представлена в новых именах городов: Владикавказ (1784г.), Владивосток (1861г.).

В первой половине XIX века произошли изменения в таком же направлении и в ряде других местных названий. Например, документы XVI-XVIII веков указывают село Хороброво - ныне Храброво (Дмитр. у.). Названия с ж (вместо давнего dj) (Рожествено) заменились посредством Рождествено, Рождественское. Так, например, село Брон. у. Рожествино - в XVII веке, Рождество - во второй половине XIX века.

То же стилистическое значение отражается в именах городов со второй частью -град, а также -слав, -дар. Елизаветград (основан в 1754г., по повелению имп. Елизаветы), Екатериноград, Павлоград (название в честь Павла Петровича), Константиноград (название в честь Константина Павловича), Екатеринослав (1786г.), Екатеринодар (при Екатерине II)30. Сравните образования XVII века: Царев-Борисов город, Царевичев-Дмитриев город. Как видно, второй части имен XVIII века на -град соответствует по своему значению для топонимического образования -слав, -дар - соответствия, характерные по своему содержанию, вместе с основою первой части выражающие тенденции царского абсолютизма, с одной стороны, и раболепства - с другой.

___
30 Другие данные см. в статье B.Unbegaun'a "Les noms des villes russes: la mode slavonne" ("Revue des études slaves", XV, №1-2, 1936, с.65 и след.).
31 Другие данные см. в статье B.Unbegaun'a "Les noms des villes russes: la mode slavonne" ("Revue des études slaves", XVI, № 3-4, 1936, с.214 и след.).

В XVIII веке повышенное стилевое значение в топонимических образованиях выражалось и другими средствами: элементами иноязычными. К таким образованиям принадлежат имена на -бург (нем. Burg), -гоф (нем. Hof), -штадт (нем. Stadt): Санкт-Петербург, Екатеринбург (1723г., название в честь Екатерины I), Оренбург (1735г., на р.Ори), Ораниенбург, позднее Раненбург (на месте построенной Меншиковым небольшой крепости у села Слободское, Ряз.), Шлиссельбург, раньше Орешек (по распоряжению Петра I ключи от этой крепости Орешек, отвоеванной у шведов, были повешены на шпице главной башни и крепость переименована в Шлиссельбург), Ямбург (в 1703г. переименован вместо Яма), Екатерингоф (загородный парк и дворец, подаренный Петром I Екатерине), Петергоф (в 1711г., одна из резиденций Петра I), Венец-город или Кронштадт (1720г.).

В XVIII веке и в первой половине XIX века пользовались также греческими элементами. Так возник ряд имен во второй части с -поль (греч. polis): Ставрополь (Staurdpolis), Елизаветполь (название в честь Елизаветы Алексеевны, жены Александра I), Ольгополь (в честь Ольги Павловны), Екатеринполь (в честь Екатерины Павловны), Александрополь (в честь Александры Федоровны, жены Николая I), Григориополь (Херсон, в 1792г. назван в память Григория Ал. Потемкина) и др.31 Такие образования вызваны были не только воспоминаниями об античном культурном элементе греческих колоний на юге страны - элементе, который сочетают с царями, княжнами и князьями, но и империалистическими тенденциями распространить абсолютистскую власть на восток, где главный пункт носил заманчивое имя Константинополь.

В конце XVIII и в XIX веке появляются помещичьи названия Отрада, Утеха, Рай, Воздыхаловка, Богохранимая, Монплезир, Мыс Доброй Надежды, Банкетный Бугор (в Сызран. у.) и т.п.

После Великой Октябрьской революции топонимия прошлого должна была обновиться и отразить основные черты содержания современной эпохи, диктатуры рабочего класса, социалистического строительства, новой техники.

Отбрасываются топографические названия, носящие отпечаток царизма: Гатчина, Царское Село, Царицын, Царево (село), Екатеринбург, Екатеринославль, Екатеринодар, Елизаветполь, Новониколаевск, Александрополь, Константиноград...

Сбрасываются с городов и рабочих поселков названия, находившиеся в связи с господством привилегированных и эксплуататорских классов владельцев фабрик, заводов, копей: Баронск, Понизовкина, Юзовка и др.

Снимаются церковные имена некоторых городов: Богородск, Воскресенск, Вознесенск, Сергиев-Посад, Покровск, Святой Крест (Прикумск), Ак-Мечеть (т.е. Белая Мечеть в Казахстане) и др.

Отвергаются имена, находившиеся в связи с русификаторской политикой дореволюционного времени в нерусских областях. Вместо этих имен восстанавливаются местные или даются новые: Верный (> Алма-Ата), Скобелев (> Фергана), Петровск (> Ак-Мечеть > Кзыл-Орда), Пржевальск (> Каракол), Петровск-Порт (> Махачкала), Петроалександровск (> Турткуль), Царевококшайск (> Йошкар-Ола) и др.

Эпоха вызывает новые имена мест. Чем глубже происходящие процессы в общественно-экономической и политической жизни страны, тем сильнее сдвиги в топонимии, как и в других областях языковой деятельности. Многочисленные новые наименования местных пунктов, появившиеся после Октября, ярко отражают содержание своей эпохи. Октябрьская революция, Советы, свобода, Коммунистическая партия, Красная Армия, пролетариат, производство, значение вождей и идеологов пролетариата, борцы за освобождение трудящихся, значение выдающихся мыслителей, ученых и писателей, интернациональное единение трудящихся, их солидарность, равноправие всех народов великого Союза, значение коммунистической молодежи, идущей на смену старшему поколению, значение советской печати ("Правда"), социалистическая стройка, гигантский размах ее, смычка города и деревни, освоение далекой Арктики - на все это откликается современная топонимия. Не менее значительна и самая форма новых названий: во многих случаях ясно обнаруживается стремление придать форме повышенное значение, что находится в связи с общим повышенным настроением и энтузиазмом эпохи. Сообщаем несколько примеров.

1) Октябрьский р.п.32 (Д. В. К., Сахал., Моск.), Октябрьское с.

___
32 Р.п. - рабочий поселок, г. - город, м. - местечко, п.г.т. - поселок городского типа, руд.п. - рудничный поселок, с.- сельская местность, ф.з. - фабрично-заводской поселок. Списки местных названий см. в изд.: "Административно-территориальное деление Союза ССР на 15 июня 1934г.", М., 1934; "СССР. Административно-территориальное деление Союзных республик на 1 октября 1938г.", М., 1938; "Алфавитный список почтовых предприятий Союза ССР", 1, 2, М., 1935.

Красный. Сложные имена с основой Красно-: Красноармейск, Красногвардейск, Красногорск, Красноград, Краснодар, Краснознаменское, Краснокорельское, Красномаякское, Краснооктябрь, Краснооктябрьское, Краснопартизанское, Красноуральск, Краснофлотск и др.

Сочетания с определением Красный. Такие названия весьма многочисленны: Красный Боевик, Красная Заря, Красная Звезда, Красная Зорька, Красная Каменка, Красная Нива, Красная Похра, Красный Похра,Красный Текстильщик...

2) Советск, г. вместо слободы Кукарки б. Вят. губ., Советский р.п. (Д. В. К.), Советская Гавань (Д. В. К.), Совет-Квадже (Аз.-Черном. к.), Канаш (т.е. Совет, чуваш., вместо Шахраны).

3) Свобода, р.п. (Воронеж. обл.), Свободный, г. (Д. В. К.), Фрайдорф, с. (Крым. АССР).

4) Большевик (в разных местах), Большевистское.

5) Красноармейск, Красногвардейск, Краснофлотск.

6) Пролетарий, р.п. (Ленингр. обл.), Пролетарский, р.п. (Моск.), Пролетарский Завод, ф.-з. (УССР, Донецк), Красные Ткачи, р.п. (Яросл. обл.), Красный Текстильщик, р.п. (Сарат.), Текстильщик, р.п. (Моск.), Угольный, р.п. (Свердл.), Рабочеостровск, р.п. (Карельск. АССР), Шахты, г. (УССР).

7) Марксштадт, Карла Маркса, руд.п. (УССР), Энгельс, Ленинград (вместо Петроград), Ленинск, Ленинское (несколько), Ленинская Шахта, руд.п. (УССР), Ленинакан, г. (вместо Александрополь), Ильич, р.п. (Южно-Казахст. обл.), Ильялы, п.г.т. (Туркм. ССР), Ульяновск (вместо Симбирск), Свердловск (вместо Екатеринбург), Калинин (вместо Тверь), Калининдорф (в районе Одессы), Калининабад (вместо Калаимирзабай), Киров (вместо Вятка), Кировск (вместо Хибиногорск), Кирово, Кировка, Кировабад (вместо Ганджа - Елизаветполь), Куйбышев, г. (вместо Самара), Каинск, Спасск (в Татар. АССР), Орджоникидзе, Дзержинск, г. (Горьков. обл., БССР), п.г.т. (УССР), Пошехонье-Володарск, г., Володарск, г., Володарское, с. (Караганд. обл.), Ногинск (Моск.), Урицк, г. (Ленингр.), с. (Курск. обл.), Урицкий, р.п. (Западн. обл.), Фрунзе, г. (Киргиз. АССР), Фрунзовка, м.

8) Парижская Коммуна, руд.п. (УССР), Память Парижской Коммуны (Горьков. обл.).

9) Памяти 13 борцов, р.п. (Вост. Сиб.), Артемовск, г. (вместо Бахмут - имени тов. Артема), Артемовский, р.п. (Аз.-Черном., Коми-Перм. нац. окр., Вост. Сиб.), Артем, р.п. (Д. В. К.), Чапаевск, г. (Ср.-Волж.), Халтурин, г. (Горьков. обл.).

10) Пугачев, г. (вместо Николаевск), Пугачевск, г. (Саратов.).

11) Кропоткин, г. (Аз.-Черном. к.), Пушкин, г. (вместо Детское Село - Царское Село), Некрасово, с. (Яросл. обл.), Лев Толстой (Воронеж. обл.), Горький (вместо Нижний Новгород), Беднодемьяновск, г. (вместо Спасск - имени Демьяна Бедного), Мичуринск, г. (вместо Козлов), Серафимович (вместо Усть-Медведицкая станица).

12) Коминтерн, руд.п. (УССР), Коминтерновское, с. (вместо Антоно-Кодинцево), Первомайск, г. (вместо Ольвиополь), Первомайка, руд.п. (УССР), Первомайский Рудник, р.п. (Зап. Сиб.).

13) Комсомольск-на-Амуре, г., Комсомольск, р.п. (Иван. обл.), Комсомолабад (вместо Помбачи).

14) Правдинск, р.п. (Горьков.), Правда, пункт по Северн. ж. д.

15) Волховстрой, Свирьстрой, Днепрострой, Хибиногорск, Магнитогорск, Гидроторф (Горьков.), Гигант (Аз.-Черном. к.), Бокситогорск (в 30км от Тихвина), Лесозаводск (Д. В. К.).

16) Смычка, р.п. (Моск. обл.), Колхозный, район (Челяб. обл.), Колхозное, с. (Казахст.), Колхозбад (Тадж. ССР).

17) Полярное, с. (вместо с.Александровское). В мае 1937г. на Северном полюсе, на дрейфующей льдине, основана "Полярная станция", которая произвела ценнейшие наблюдения, бюллетени которых печатались в советских и заграничных изданиях.

18) Октябрьская революция, советский строй эпохи диктатуры рабочего класса обеспечили свободу развития национальностей Союза и усиленное строительство в области культуры, национальной по форме [и] социалистической в своем содержании. Это пробуждение к политической, общественной и культурной жизни народов СССР отражается на разных сторонах их языков, в том числе и на топонимии. Отбрасываются имена местных пунктов, связанные в прошлом с русификаторской политикой царского правительства. Примеры были указаны выше. В областях отдельных народностей Союза топонимия подвергается изменениям в том же направлении, какое отмечено на русских примерах. Отбрасываются имена, противоречащие идеологическому содержанию эпохи. Например: Ак-Мечеть (Белая мечеть) заменяется Кзыл-Орда (Красная Орда, Казахст.), Бай-Магомет откинут; вместо него - Беренчи Аул (Первый Аул) и многие другие. Та идеологическая направленность, которой проникнуты новые названия мест в русских и украинских областях, характеризует собою новую топонимию в областях и других национальностей Союза.

Нерусские и неукраинские названия городов, раньше передававшиеся в русской среде неточно в звуковом отношении, теперь получают более близкий к подлиннику звуковой вид: Ашхабад (раньше Асхабад), Батуми (раньше Батум), Сухуми (раньше Сухум), Ереван (раньше Еривань), Тбилиси (раньше Тифлис).

Итак, процессы в отношении топонимии в нерусских областях Союза отражают собою общее содержание современной эпохи, в частности процесс национального возрождения в потоке социалистического строительства. Этот процесс противоположен тому, что переживает топонимия после империалистической войны33 за границей. Там господствующие классы буржуазии изгоняют из инонациональных областей топографические имена на местном языке, заменяя их именами на языке господствующей национальности; не признается равноправие других народов в областях, захваченных после войны. Так в многострадальной Македонии, так во Фракии, так в Албании. Сербские империалисты и шовинисты отняли у болгар Македонии их имя, требуя от них, чтобы они называли себя сербами. Отняли и самое имя страны "Македония", заменяя это название, идущее из глубокой древности, именем "Южна Сербия" или "Вардарска Бановина". В болгарско-македонские топографические имена, близкие по корню и суффиксам к сербским, они вносят типические черты сербского языка. Так, суффикс -ец передается ими посредством -ац (Лисац вместо подлинного Лисец, Буковац вместо Буковец.), суффикс -ен посредством -ан (Ресан вместо Ресен.): в сербском языке находится гласный а вместо давнего ь, а в Македонии, как и в Болгарии, гласный е в таких случаях. Греки грецизируют болгарские и турецкие топографические имена в южной Македонии и во Фракии. Огречиванию подвергались все негреческие имена в этих областях. Так, в небольшой южной полосе Македонии, отошедшей к Греции, переиначено 840 названий. Например: Ашиклар > Leventochöri, Баш-кьой > Kefalochöri, Буковик > Oxya, Вещица > Anghelochöri, Дъмбени > Dhendhrochoriö и др.

___
33 Имеется в виду первая империалистическая война 1914-1918гг. - Примеч. сост.

Теперь отметим словообразовательные элементы новой топонимии. Она пользуется следующими средствами.

1) Посредством сочетания двух слов: Пошехонье-Володарск, Петровск-Забайкальский, Советская Гавань; сочетания с эпитетом Красный: Красный Октябрь, Красные Ткачи.

2) Посредством сложения двух основ.

а) Первая основа оканчивается на , : Магнитогорск, Хибиногорск, Красноград, Первомайск, Днепропетровск, Рабочеостровск, Нефтегорск.

б) Вторая основа -град присоединяется к имени (фамилии) лица: Ленинград.

в) Вторая часть -строй присоединяется к названию места строительства: Волховстрой, Свирьстрой, Балхашстрой.

При скоплении согласных первая основа оканчивается на : Днепрострой.

г) Вторая часть -гор- (-гора-), -завод- с суффиксом -ск: Хибиногорск, Магнитогорск, Бокситогорск, Лесозаводск.

3) Имя собственное лица (фамилия, имя) или (реже) имя места без осложнения суффиксами:

а) Артем, Горький, Ильич, Калинин, Киров, Кропоткин, Орджоникидзе, Серго, Фрунзе, Энгельс.

б) Прежние имена мест, рек: Запорожье (вместо Александровск), Истра (вместо Воскресенск).

4) Без осложнения топонимическими суффиксами.

а) Нарицательные имена: Большевик, Коминтерн, Пролетарий, Свобода, Ткачи, Шахты.

б) Форма прилагательного: Свободный, Угольный.

5) Образования посредством суффиксов.

а) Суффикс -ск наиболее теперь продуктивный: Боровск, Дзержинск, Кировск, Ключевск, Копейск, Красногорск, Новосибирск, Прикумск, Свердловск, Советск, Ульяновск.

б) -инск: Правдинск, р.п. (Горьков.), Новоуткинск, р.п., Староуткинск, р.п.

Образования с суффиксом -ск, -инск заменили собой в ряде случаев прежние названия на -ский или другие имена прилагательные. Такая замена находится в связи с изменением называемого пункта в город, в рабочий поселок: Нара Фоминская > Наро-Фоминск, г. (Моск.); Первоуральский, р.п. > Первоуральск, г.; Боровое, с.> Боровск, р.п.; Теплый Ключ, с.> Ключевск; Новая Утка, с.> Новоуткинск, р.п.; Старая Утка > Староуткинск, р.п.; Копи, р.п. > Копейск, г.

Вместе с тем суффикс -ск сообщает этим образованиям повышенное значение по сравнению с прежними названиями. Например: прежний рабочий поселок Терновский остался тем же в административном отношении, но название его изменено: Терновск. Нужно было сообщить названию этого пункта повышенное значение в связи с возросшим значением рабочего населения. Сравните еще Петровск-Забайкальский вместо Петровский Завод, Советск, г., вместо Кукарка.

В зависимости от административного значения пункта поселения находится образование формы мужского рода, вместо прежнего названия в форме женского рода, в таком случае: Чусовой вместо Чусовая. Теперь это - город, а не рабочий поселок, как раньше. Теперь основное значение имеют элементы города, а не река Чусовая, именем которой был назван поселок.

в) Суффикс -ский (-ская, -ское), -енский: Октябрьский, р.п.; Пролетарское, с.; Ленинское, с.; Свободненский (район, центр - г.Свободный).

г) Окончание : с.Куйбышево, г.Кирово.

д) -ка: Кировка, Фрунзевка (вместо Захаровка), Магнитка - рабочее название Магнитогорска.

е) -ия: полуофициальные названия для областей, республик: Башкирия, Киргизия, Мордовия, Татария, Чувашия, Якутия.

Сопоставляя современные топонимические формы с феодально-крепостническими, наблюдаем глубокое их различие, утрату старого, появление нового. О различиях в значении основ в названиях давнего времени и современной эпохи - в значении, отражающем идеологическое содержание своего времени, говорилось выше. Здесь отметим различие в отношении пользования языковыми средствами для образования топонимической формы.

Сложные образования. Типичны для давнего времени были официально-церковные названия и немногие бытовые, которые пояснялись сочетанием слов, куда входило "что на...", "что в...", или с пропуском "что": "Спас, что на Острову"; "Ильинское на Муравлищах" (см. выше). Характерны были также для официального языка двойные названия с "тож" позади второго названия. Такие описательные передачи названий пунктов давно устарели и отжили свой век. Современные сложные названия состоят из сочетания с прилагательным, по большей части являющимся эпитетом революционности, современности: Красный. Были сочетания с прилагательным красный и в старое время: Красный Стан, Красная Горка. Но они имели значение топографическое или бытовое: "чистый", "красивый", "обращенный к югу", "на солнечную сторону".

Другой эпитет современности, применяемый в названиях заводов, фабрик, колхозов, - новый, в его революционном содержании. Этот эпитет употребляется и в названиях населенных пунктов.

В начале 20-х годов в Городецком районе Горьковской обл. (б. Нижегор. край), между деревнями Новое Салогузово и Юг, образовался поселок из переселенцев с Юга. Название для этого поселка взято не традиционное Нова деревня, как, например, называется в обиходе Новое Салогузово, в противоположность Старому Салогузову - Старой деревне (Стара деревня), а иное, новое и по содержанию и по форме: Новая Жизнь (а не Нова жизнь, как было бы в связи с традиционными формами); этим названием указывается не столько вновь образовавшийся поселок, сколько новая жизнь его; а для передачи этого содержания требуется и новая форма. С окончанием -ая (Новая) это название произносится всеми.

Немногими годами раньше выселенцы из Старого Салогузова образовали поселок, соприкасающийся с Новым Салогузовым. Название этому поселку дано в обиходе такое: Притыкина - в связи с глаголом "притыкать", "приткнуться". Такое название появилось тогда, когда эта деревня в своей жизни не была еще глубоко охвачена революционным содержанием. (Замечания об этой местности сделаны в работе "О языке современной деревни".) Притыкина - это последнее применение прежней топонимики (из более давних примеров ср. Притыкино в Дм., Руз.).

Топонимические образования феодального времени не вызывались стремлением сообщить названиям повышенный тон, сделать его наиболее выразительным и экспрессивным. Ландшафтные, преимущественно народные названия, картинны только в нашем восприятии. В населении же того времени такими именами стремились не к картинности, а к собственной ориентации относительно ближайшего ландшафта.

Образность в прежней топонимии обнаруживалась весьма редко. Редкие случаи ее были характерны для того времени: вражек Волчий Хвост (Колом. у., XVI век), урочище Козий Горб (около Можайска, XVI век), деревня Песьи Кости (Колом. у., XVI век), деревня Шибий Колпачок или Малые Вражки (Моск.), Ивановы Портки - перелесок между двумя оврагами вроде штанов, в Переясл.-Зал. крае, Ивановы Штаны - луг близ Сольбы в Переясл.-Зал. крае.

Стремление сообщить топонимическому названию особую выразительность, сделать его эмоциональным обнаруживается поздно, в XVIII-XIX веках - обнаруживается в среде придворной и помещичье-буржуазной. В XVIII и XIX веках в среде господствующих классов и правительственной верхушки это стремление выражается в элементах "высокого стиля" того времени - в применении церковнославянизмов и иноязычных элементов. В помещичьей среде проявляется в отношении топонимии сентиментальное творчество на крепостнической основе. Свои усадьбы они называют Отрада, Рай, Воздыхаловка, Кинь-Горе, Мыс Доброй Надежды, Монплезир и т.п. Эти названия с помещичьих усадеб переходили и на убогие, черные избенки крестьян.

Содержание и формы послеоктябрьской топонимии продиктованы современной эпохой. Основная черта топонимии, как и других языковых явлений советской эпохи, - экспрессивность ее, стилевая повышенность. Она отражается не только в значении слов, но и в других языковых элементах. Так, весьма продуктивен суффикс -ск, -ский. О повышающем стиль значении этого суффикса в наше время замечания уже были сделаны. То же значение имеет -град, -горск: Ленинград, Магнитогорск...34

___
34 Вторая часть названия -град не имеет здесь полновесного значения основы: это - формальная часть в топонимическом названии, часть, повышающая значение имени. Этой части соответствует в других назначениях суффикс -ск, а не -слав, -дар XVIII века.

В феодальное время наиболее продуктивными были суффиксы -ов, -ин, указывавшие чаще всего на принадлежность пункта владельцу или определявшие связь с одним из жителей этого пункта. Эти суффиксы утратили свое значение для топонимии. Теперь на иную связь указывает топонимия - на связь идеологическую с революционными явлениями, с производством, с вождями и идеологами пролетариата, с борцами за освобождение трудящихся, с мыслителями и писателями. И связь эта выражается другими средствами. Весьма часто для этого служит форма имени (имя, фамилия лица, название явления), без осложнения топонимическим суффиксом: Ильич, Артем, Киров, Куйбышев, Кропоткин.

В феодальное время употреблялась также форма именительного падежа, без осложнения топонимическим суффиксом. Это были не имена собственные лиц, а имена церковные и чаще всего имена ландшафтного значения: близкими липками, осинками, дубцами, горкой, болотом определялось положение феодального села и деревни. Вместо феодальной ограниченности теперь выступает широта кругозора, сознание широких и глубоких общественных и международных связей. Об этом свидетельствует современная топонимия.

Прежний суффикс -ка . в немногих случаях представлен и в современной топонимии, иногда как рабочий вариант общеупотребительной формы: Магнитогорск - Магнитка.

Уже в феодальную эпоху утратил свою актуальность суффикс -jь (Ярославль).

Уже тогда не часто пользовались в топонимии именами со значением "потомки", а затем - "близкие люди, принадлежавшие какому-нибудь лицу" (суффиксы -овцы, -инцы, -цы, -ичи, -ята).

Утратили свое значение в топонимии и суффиксы -ана (-аны), (мягкость согласного), -нь (Чащь, Вехровлянь), -на (Дубна), -ец, -ица в отношении места (Дубовец, Каменица), специфически топонимические суффиксы -ье (Староселье, Милованье), -во (Селищево, Валищево), окончания (-иво, -ино), -ое (лес Мутилово, Воронино, пустошь Аннино, деревня Высокое).

Не нужны указания топонимии, ориентирующие в местоположении пункта, не нужны и языковые средства, служившие для этой цели: а) суффиксы -овик, -ник (Дубовик, Березник); б) префиксы (Заболотье, Подлипки).

Не соответствуют идеологическому содержанию современной эпохи названия с уменьшительным суффиксом -ок (Бережок).

Утратили свое значение топонимические феодально-деревенские суффиксы -иха, -ня, -уха, -уша (Бабаиха, Жеребчиха, Чепчиха, Алешня, Дубечня, Теплуха, Высокуша) и формы множественного числа типа Матренки, Михали, Жеребцы. Такие прозаически-бытовые языковые элементы не соответствуют по своему тону содержанию современной колхозной деревни, смыкающейся с городом.

Невозможны стали топонимические образования на -щина (Полевщина, Куровщина): теперь этот суффикс сообщает имени отрицательное значение: собесовщина, кустарщина, уравниловщина и т.п.

Утратил свою актуальность и прежний продуктивный топонимический суффикс -ище. На развалинах прошлого (образования с суффиксом -ище: Городище) теперь строят мощные фабрики, заводы и производственные комбинаты. Для современной эпохи актуален не -ище, а -строй: Волховстрой, Балхашстрой...

Примечание

В журнале "Zeitschrift fur slavische Philologie", XI, указано несколько местных имен из Новгородской области - имен с отражением мифологических элементов: Волосово, Ярилово, Упирево и др. (с.35). Но эти примеры не показательны: они образованы от личных имен: Волос, Ярило, Упирь...